Условие прерывания прямой видимости (УППВ) при переносе движения с предмета на предмет (продолжение)

В предыдущей статье показано, как был обнаружен эффект УППВ при переносе движения с предмета на предмет, выявленный при анализе видео, размещенного на канале Mellowb1rd. Наличие эффекта подтверждено на примере одиннадцати пар предметов. Смысл УППВ пока не ясен, но факт его существования, с точки зрения автора, неоспорим. После выхода первой статьи автор продолжил разбор видеоматериалов Mellowb1rd на предмет дальнейшего и более тщательного поиска пар предметов с УППВ. Таких пар нашлось еще шесть и все они, как и прежде, оказались связаны с навесными бросками, то есть, с бросками, имеющими вертикальную составляющую скорости. Найденные пары не столь очевидны, как предыдущие одиннадцать, и, вероятно поэтому, не попали на глаза автору раньше. Тем не менее, автор счел неверным игнорировать эти эпизоды и предоставляет их на суд заинтересованного читателя, напоминая, что для лучшего понимания данного материала желательно знакомство с содержанием предыдущей статьи.

Эпизод 12. «Дверца духовки – крышка» (седьмая секунда видео)

Дверца духовки газовой плиты откидывается. В момент полного ее раскрытия (центр ручки дверцы в этом положении отмечен желтым пятном) из держателя справа у стены практически вертикально вверх стартует кухонный нож (обозначен вторым желтым пятном). Направление полета ножа показано голубой стрелкой. Зеленая линия со стрелкой показывает направление переноса предполагаемого сигнала о начале движения с дверцы на нож. Из рис. 1 видно, что зеленая линия ложится на край столешницы, выделенной синей чертой. Можно предположить, что в этот момент край столешницы перекрывает взаимную видимость между ножом и, предположим, центром ручки дверцы, вследствие чего и возникает эффект УППВ. Утверждать это наверняка невозможно, поскольку неясно точное положение «движущего фактора» на дверце, но то, что ситуация близка к УППВ, очевидно.

Рис. 1. Траектория полета ножа.
Рис. 1. Траектория полета ножа.
 

Эпизод 13. «Дверца духовки – крышка» (восьмая секунда видео)

Этот эпизод является продолжением эпизода 12. Нож вылетает из держателя у правой стены и летит по странно наклоненной траектории, обозначенной на рис. 2 красной линией. Нож падает вдоль правой стены и влетает точно в щель между стеной и подносом, прислоненным к стене сразу за держателем, с которого стартовал нож. От удара ножа поднос отваливается от стены и в дальнейшем падает плашмя на столешницу. А в момент, когда нож скрывается за краем подноса (на рис. 2 выделен синей чертой), начинает открываться дверца духовки. Направление движения дверцы показано голубой стрелкой, а зеленой линией со стрелкой обозначено направление переноса сигнала о начале движения с ножа на дверцу. Эффект УППВ в этом эпизоде более очевиден, чем в предыдущем.

Рис. 2. Траектория полета ножа (продолжение).
Рис. 2. Траектория полета ножа (продолжение).
 

Эпизод №14. «Черный предмет – белый предмет» (тридцать вторая секунда видео)

Черный вытянутый предмет неизвестного назначения (рис. 3) выезжает справа налево из ниши кухонного шкафа. Когда он оказывается в зоне прямой видимости от мойки (левый, дальний угол кухни), с нее под углом 45 градусов к горизонту стартует некий белый предмет, возможно – салфетка. Зеленой линией со стрелкой показано направление переноса сигнала о начале движения с черного предмета на белый. Синий линией выделен угол шкафа, который ограничивал прямую видимость между этой парой предметов до момента, когда черный предмет не попал в зону прямой взаимной видимости. Опять сработало УППВ.

Рис. 3. Траектории полетов черного и белого предметов.
Рис. 3. Траектории полетов черного и белого предметов.
 

Эпизод №15. «Два белых предмета – настольная лампа» (тридцать третья секунда видео)

Из верхней части ниши кухонного шкафа, что у правой стены, параллельно друг другу вылетают два белых предмета (рис. 4). Их траектории обозначены красными линиями (за точки траектории приняты верхние, передние в направлении движения, точки на изображениях предметов в кадрах). В процессе полета предметы скрываются за краем стола. Предполагаемые траектории предметов вне зоны видимости до столкновения с полом прорисованы розовыми линиями. Белыми линиями обозначены границы шкафа, пола и холодильника в плоскости полета предметов. Через два кадра после исчезновения предметов за краем стола начинает опрокидываться черная настольная лампа, стоящая на холодильнике (направление обозначено голубой стрелкой). Предполагаемое положение белых предметов на траектории в этот момент обозначено желтым кружком. Если соединить эту точку с настольной лампой, то линия (зеленая) ложится на край холодильника (край выделен синей линией). При дальнейшем движении предметов край холодильника заслоняет прямую видимость между белыми предметами и настольной лампой, то есть, проявляется эффект УППВ. Конечно, геометрические построения, выполненные вне зоны видимости, несколько условны и это снижает достоверность данного эпизода.

Рис. 4. Траектория полета двух белых предметов.
Рис. 4. Траектория полета двух белых предметов.
 

Эпизод №16. «Туалетная бумага – салфетка» (вторая секунда видео)

В кадре туалетная комната. В некоторый момент рулон туалетной бумаги у левой стены начинает быстро разматываться. При этом край бумаги движется вниз. Когда край опускается до уровня раковины, с нее стартует висящая на краю справа салфетка. Траектория полета салфетки прорисована голубой кривой со стрелочкой, а направление переноса предполагаемого сигнала с туалетной бумаги на салфетку – зеленой прямой со стрелочкой. Эффект УППВ очевиден.

Рис. 5. Траектории полетов туалетной бумаги и салфетки.
Рис. 5. Траектории полетов туалетной бумаги и салфетки.
 

Эпизод №17. «Салфетка – белый предмет» (третья секунда видео)

Продолжение эпизода №16. Салфетка из предыдущего эпизода, висящая на правом краю раковины, взлетает вверх. Затем она падает вниз на ванну и, когда она оказывается в положении, показанном на рис. 6 (темное расплывчатое пятно на красной траектории справа от раковины), из раковины стартует некий белый предмет (определить назначение предмета трудно из-за размытости, возможно это мыльница).

Рис. 6. Траектории движения салфетки и белого предмета.
Рис. 6. Траектории движения салфетки и белого предмета.
 
Предмет летит на камеру кувыркаясь и быстро увеличиваясь в размерах. В начальный момент на раковине мыльницы не видно, из чего можно заключить, что она лежала на дне раковины. Если это верно, то для того, чтобы мыльнице показаться над краем раковины, требуется 2–3 кадра (в следующих статьях будет показано, что предметы стартуют с плавным разгоном). Если отступить 2–3 кадра от положения салфетки, показанного на рис. 6, то, в момент старта мыльницы, салфетка должна находиться в точке, отмеченной желтым пятном, и, следовательно, имеется и эффект УППВ, поскольку в следующее мгновение прямая видимость между салфеткой и мыльницей перекрывается краем раковины. Разумеется, сделанные допущения, несколько понижают достоверность эффекта УППВ в этом эпизоде.

Оценка достоверности эффекта УППВ

Итак, мы имеем 17 эпизодов (17 пар предметов), в которых, с той или иной точностью, соблюдается условие прерывания (появления) прямой видимости (УППВ). Точность эта сравнительно невысока, что связано с низким качеством изображения, невысокой частотой съемки (25 кадров/сек) и не всегда удачным ракурсом съемки. Несмотря на это, можно утверждать, что достоверность существования эффекта УППВ чрезвычайно высока.

Итого, мы имеем отдельное множество пар, объединенных двумя признаками:

1. В каждой паре присутствует навесной бросок (первым и/или вторым номером).

2. Старт второго предмета в каждой паре синхронизирован с особым положением в пространстве предыдущего, т. е. положением, которое близко к прерыванию или появлению прямой видимости между ними.

Какова вероятность того, что сочетание этих двух признаков в выбранном множестве случайно? Среднюю длину навесных траекторий условно примем равным 2 м (минимальная оценка, поскольку, как правило, предметы взлетают под углом на 0,5–1,5 м над столешницей высотой 0,85 м и падают на пол. Примем также, что, с учетом всех факторов, положение летящего предмета в кадре определяется нами со средней точностью 40 см (максимальная оценка для скептиков), то есть, УППВ наблюдается нами с погрешностью 40 см.

Если эффекта УППВ не существует и старт следующего предмета равновероятен с любым положением предыдущего предмета на траектории, то вероятность случайного попадания предыдущего предмета в сорокасантиметровый отрезок траектории вблизи УППВ равна Р = 40/200 = 1/5. Из теории вероятности следует, что вероятность случайного возникновения УППВ с выбранной точностью в двух эпизодах нашего множества подряд соответственно ровна (1/5) х (1/5) = 1/25, в трех = 1/125, в четырех = 1/625, в пяти = 1/3125, в шести = 1/15625, в одиннадцати = 1/488281125, в семнадцати = 1/7629392578125. Следовательно, случайностью это быть не может ни при каких условиях и существование эффекта УППВ в данном случае не подлежит сомнению. Следует заметить, что изменение исходных данных (длины траектории и точности определения положения предмета) в разумных пределах не поколеблют этого вывода.

Если УППВ – реальность, то может ли оно быть следствием некой неизвестной нам технологии фейковых бросков? Попробуем ответить на этот вопрос.

Суть УППВ состоит в синхронизации времени старта с параметрами предыдущего броска, а именно – в нахождении предыдущего предмета в определенном месте пространства. Чтобы этот предмет оказался в данном месте в данное время необходимо точно рассчитать направление, угол, силу и момент броска. И сделать это надо индивидуально для каждой пары предметов.

Во-первых, точно рассчитать полет предмета сложной формы достаточно трудно, например, кувыркающихся крышек или салфеток, которые раскрываются в полете и непредсказуемо тормозятся сопротивлением воздуха. Во-вторых, это не имеет никакого практического смысла (по крайней мере, у автора не хватило фантазии, чтобы придумать разумную цель имитации УППВ; впрочем, если у читателей на этот счет есть идеи, прошу мне об этом сообщить). Поэтому намеренная имитация УППВ маловероятна. Рассуждаем дальше. Можно представить себе некое гипотетическое устройство, которое автоматически дергает за лески, прикрепленные к предметам. Логично предположить, что, если в него не заложена специальная программа, то устройство дергает за лески или хаотично, или через равные промежутки времени. Специальная программа, если она имитирует УППВ, – это та самая намеренная имитация, которую мы только что исключили. Хаотично – значит равновероятно – это мы тоже исключили. Остаются равные промежутки времени. Но это не так. Временные интервалы между бросками в эпизодах с УППВ различаются более чем в 10 раз, колеблясь от 0,12 до 1,24 сек. На рис. 7 приведен график распределения интервалов между бросками по частоте в интервалах 0,2 сек для 17 пар с УППВ.

Рис. 7. Распределение интервалов между бросками.
Рис. 7. Распределение интервалов между бросками.
 

Что бы это значило?

Если достоверность эффекта УППВ не подлежит сомнению, то необходимо двигаться дальше и попытаться понять, что это может значить. В частности, это может означать, что свойство самодвижения способно передаваться от предмета к предмету в пределах прямой видимости до расстояния порядка трех метров. Предыдущий предмет утрачивает способность ускоряться, передает эту способность следующему предмету, а сам продолжает свободное движение по инерции в заданном направлении. Иными словами, предметы могут «заражаться» полтергейстом друг от друга при близком «визуальном» контакте.

Можно ли найти примеры «заражения» в других полтергейстах? Безусловно. М.С. Новгородов в книге «Исследование полтергейстов в Сибири» даже посвятил этому специальную главу, «Полтергейстная индукция». Под термином Полтергейстная индукция он понимает «…наведение, возбуждение или перенос полтергейстного процесса из очага зафиксированного полтергейста в другие места...». Далее он пишет: «Один из первых, ставших нам известным пример полтергейстной индукции произошел в Минске в 1982 году, когда исследователи полтергейста в Слободе взяли на анализы печеные яблоки и яйца, материализовавшиеся в избе под потолком и падавшие на пол. После этого исследователи подверглись назойливому преследованию невидимки и вынуждены были выбросить «вещественные доказательства», после чего воздействие на них прекратилось» [1]. Далее Новгородов приводит многочисленные примеры переноса полтергейста с мест изучения в его собственную квартиру. Встречаются такие примеры и в самиздатовской брошюре «Кто, как и для чего проводит Полтергейст» (в нашумевшем случае полтергейста Савиных) и других источниках [2].

Приведенные примеры могут косвенно свидетельствовать о возможности распространения полтергейста путем переноса «зараженных» в другом полтергейсте предметов. Разумеется, этот вывод носит сугубо предварительный характер и нуждается в подтверждениях.

Литература

1. Новгородов, Н.С. Исследование полтергейстов в Сибири / Н.С. Новгородов. Томский политехнический университет. – Томск, 1993. – 340 с.

2. Фоменко, В. Кто, как и для чего проводит полтергейсты? Анализ московского полтергейста Савиных 1982–1983 г. – М., 1985 (Рукопись)


Валерий Фоменко 24.10.2019
 
Если у вас есть дополнительная информация по этой публикации, пишите нам на ufocom@tut.by Подписывайтесь на наш телеграмм или вайбер каналы, чтобы всегда быть в курсе событий.
 
 
НЛО – проблема без границ
Проекты 316
НЛО – проблема без границ
29 ноября 2019 года в Музее Русского Искусства прошла очередная "Необъяснимая встреча". На этот раз в роли спикера выступал известный исследователь непознанного из Санкт-Петербурга Михаил Борисович Герштейн – автор множества публикаций о проблематике изучения НЛО и других аномальных явлениях. Он получил известность, работая с 1993 по 2000 год в газете "Аномалия", а потом начал выпускать собственное издание – "UFO Навигатор». Написал больше десятка книг об НЛО. Долгое время возглавлял уфологическую комиссию Русского географического общества.

Вышла новая «Таинственная Беларусь»
Проекты 2
Вышла новая «Таинственная Беларусь»
В конце августа 2019 года в минском издательстве «Регистр» вышел юбилейный сборник нашего проекта – «Таинственная Беларусь V». В книге представлены доклады, прозвучавшие на одноименной конференции, прошедшей зимой этого года в Национальной библиотеке Беларуси. Издание полностью посвящено различным малоисследованным аспектам этнографии, археологии, фольклористики, криптозоологии, мифологии, сакральной географии и т. д.