Небесные видения и крестовые походы

Сон разума, фанатичная вера и пропаганда – рецепт видений эпохи крестовых походов

Исследователь, изучающий старинные летописи в поисках небесных аномалий, рано или поздно сталкивается с недвусмысленно религиозными видениями. Некоторые авторы их заносят в списки наблюдений НЛО, чтобы сделать последние подлиннее, другие игнорируют «неудобные» истории, делая картину однобокой. Правильное понимание этих видений можно получить только без отрыва от исторического и культурного контекста.

Также по теме
Для людей в эпоху Возрождения небо было экраном, на котором Бог демонстрировал чудеса и знамения. Все, что сколько-нибудь выходило за рамки обычного, тут же толковали в соответствии с Библией, не упуская возможности намекнуть всем на грядущий Судный день. Книгопечатание донесло эти идеи до широких масс, а люди образованные принялись писать трактаты о чудесах. Недавно обнаруженный красочный альбом, названный «Аугсбургской книгой чудес», и нарисованный в 1550–1552 годах, прекрасно вписывается в эту традицию.

Наблюдения крестов в небе со времен Константина Великого получали христианское толкование, хотя многие древние сообщения объясняются природными явлениями вроде гало и световых столбов. Но со временем в репертуаре летописцев возникли записи, требующие иного объяснения. В них говорится, что люди видели не просто крест в воздухе, а распятие с окровавленным телом Иисуса Христа, пронзенным гвоздями. Мы попробуем разобраться, как зарождались подобные истории.

В апреле 1213 года папа Иннокентий III призвал христианский мир к новому походу за освобождение Святой Земли, хотя крестовый поход против альбигойцев на юге Франции, провозглашенный им в 1208 г., еще не закончился. Этот поход готовили более тщательно, чем когда-либо прежде. Население Европы мобилизовали красноречивые проповедники, которых отобрал сам папа.

В книге цистерцианского монаха Цезария Гейстербахского «Диалог о чудесах» (она написана примерно в 1223 году) содержится несколько упоминаний, что в то время монахи и миряне видели в небе как простые кресты, так и распятия. Автор уверял: «Господь свидетель, что я не сочинил ничего в сей книге, и если что-то случайно произошло не так, как я записал, то винить надлежит тех, кто мне это сообщил» [1]. Четыре примера таких видений он привел в книге Х, посвященной разным чудесам.

Глава XXXVII. О крестах, которые появились в воздухе во Фризии во время проповеди крестового похода.
Когда схоласт Оливер Кельнский проповедовал крестовый поход во Фризии в поселке Бедум Мюнстерской епархии в мае месяце, в пятницу перед Пятидесятницей (я использую здесь его слова и, насколько я помню, об этом уже рассказывалось), в воздухе появились три креста, белый на севере, другой такого же цвета и формы на юге, а третий, цветной крест посередине был распятием с фигурой человека, висящего с поникшей головой, поднятыми и вытянутыми руками, которые, как и ноги, были прибиты гвоздями. Распятие было между двумя крестами без изображений людей.

Глава XXXVIII. Также о кресте, который появился над поселком Сурхуизум неподалеку от солнца.
В другое время года и в другом месте, во фризском поселке Сурхуизум, когда проповедовали крестовый поход, рядом с солнцем появился единственный крест синего цвета.

Глава XXXIX. Также о другом кресте, увиденном над поселком Доккум в провинции Фризия.
Третье явление произошло в Доккуме Утрехтской епархии, где стал мучеником св. Бонифаций. В день его памяти, когда многие тысячи людей пришли на назначенное место, появился большой белый крест, похожий на балку, искусственно прикрепленную крест-накрест к другой. Этот знак, по словам вышеупомянутого Оливера, «мы все видели, причем он постепенно двигался с севера на юг». Очевидцами явления были наш епископ аббат Генрих и монах Винанд, оба они видели это своими глазами.

Глава XL. Также о крестах, которые были замечены в то же время неподалеку от Кельна в поселке Хелендорп.
В этом году одна монахиня рассказала мне, что незадолго до проповеди крестового похода в поселке Хелендорп неподалеку от Кельна после захода солнца она увидела в воздухе два креста, один побольше и один поменьше, которые постепенно двигались с запада на восток. Желая иметь свидетелей такого чуда, она позвала несколько человек, которые тоже это видели.
Напомню, что о подобных видениях я говорил ранее в VIII книге в семнадцатой главе, а также в восемнадцатой, – сначала о двух келейниках, которые видели Господа в воздухе висящим на кресте, затем о Рудольфе, келейнике из Лукки, который видел Христа распятым в воздухе с еще пятнадцатью людьми [2].

Для полноты картины приведем и эти истории, которые больше похожи на обычные для тех лет монастырские галлюцинации. Суровый режим цистерцианских монастырей как нельзя лучше способствовал ненормальной работе мозга. Олдос Хаксли, изучая измененные состояния сознания, не прошел мимо религиозных видений: «Когда они [монахи] не голодали для уменьшения в крови сахара и витаминов и не хлестали себя кнутом для интоксикации гистамином, адреналином и продуктами разложения белка, они культивировали бессонницу и сотворение молитв в течение длительных периодов времени в неудобных позах, чтобы создать психофизические симптомы стресса. В промежутках они распевали бесконечные псалмы, увеличивая таким образом количество двуокиси углерода в легких и системе кровообращения» [3]. Цистерцианцы, которые не имели права даже пить воду, когда хочется и умерщвляли плоть, часто видели святых, чертей, умерших. Книга Цезария Гейстербахского буквально ломится от таких рассказов [4, 5]. На этом фоне истории о видениях келейников на небе ничем особенным не выделяются.

Глава XVII. О двух келейниках из Хемменрода, которые видели высоко в воздухе Христа, висящего на кресте.
Два келейника из Хемменрода когда-то жили в одном здании этого монастыря. Однажды оба они стояли рядом и выполняли свою ежедневную задачу служения Богу во время вечерней молитвы. Когда та закончилась, один из них, подняв глаза к небу, увидел в вышине сияющий крест и распятого на нем Господа. Воистину, этот крест был настолько ослепителен, что тот мог легко видеть другого в его свете. Не считая креста, кругом была тьма, потому что стояла зима. Поскольку обет запрещал им говорить, он сделал знак спутнику, как бы спрашивая, видит ли тот что-нибудь. Но другой показал знаками, что ничего не видит. Тогда первый дал ему знак, чтобы он пал на колени и молился. И когда они проделали это вместе, второй через некоторое время поднялся на ноги, также став участником и свидетелем чудесного видения. Я полагаю, что они оба живы и здоровы, но не могу назвать их имен.

Глава XVIII. Также о келейнике из Лукки, который видел Христа распятого в небе с пятнадцатью другими верующими.
В Лукке, в доме нашего Ордена... есть келейник по имени Рудольф, человек прекрасной и дисциплинированной жизни, который, как рассказал мне монах из того же дома Адам, получил много откровений свыше. Однажды ночью он стоял на улице перед рассветом, после заутрени, и читал молитвы, когда увидел в небе висящего на кресте Христа, а вокруг Него пятнадцать человек, каждый на своем кресте. Из них десять были монахами, а пятеро – келейниками, все хорошо известные ему как члены его братии. Небо стало таким ярким благодаря присутствию Христа, что он мог ясно различить каждого из них. И пока он стоял, ошеломленный чудесным видением, Господь воскликнул с креста: «Знаешь ли, Рудольф, кого ты видишь распятыми вокруг Меня?» Когда келейник ответил: «Да, Господи, я знаю, кто они, но не понимаю смысла увиденного», Христос продолжил: «Лишь они из всей братии распяты вместе со Мной, потому что их жизнь соответствует Моим страстям» [6].

Интереснее всего то, как Цезарий узнал о происшедшем с двумя келейниками, раз уж они приняли обет молчания. Если они поведали о случившемся письменно, мы не можем быть уверены, что оба монаха увидели одно и то же. Возможно, второй монах просто решил не подводить товарища или сделал вид, что тоже наблюдает что-либо в небесах, чтобы его не заподозрили в грехах, мешающих увидеть божественное.

Портрет Цезария Гейстербахского (лицевая рукопись «Dialogus miraculorum»).
Портрет Цезария Гейстербахского (лицевая рукопись «Dialogus miraculorum»).
 

К счастью, у нас есть возможность заглянуть за кулисы подобных видений. Дважды упомянутый Цезарием схоласт Оливер Кельнский оставил письменное наследие, в том числе переписку с церковными иерархами, светскими властями и книгу о пятом крестовом походе, в котором он принимал активное участие. Видения крестов в этих бумагах упоминаются три раза. Самое подробное описание видения в Бедуме, где Оливер присутствовал как посланник папы Иннокентия III, содержится в письме, отправленном французскому кардиналу Роберту де Курсону в Сент-Этьен. Из него мы также узнаем точную дату и время наблюдения – 16 мая 1214 г., третий час дня.

В поселке Бедум во Фризии, в пятницу перед Пятидесятницей я торжественно отслужил мессу Святого креста. Церковь была полна людей, и воистину, многие стояли снаружи, в поле, чтобы услышать слово Божье. Месса закончилась, и около третьего часа я начал проповедь на открытом воздухе: «Не желаю хвалиться, разве только крестом Господа нашего Иисуса Христа!» [Галатам 6:14]. И, хотя небо было почти безоблачным, появилось чистое белое облако, а в нем сначала тускло-белый крест на северной стороне, затем второй крест той же формы и цвета на южной стороне, и, в-третьих, выцветший коричневый крест в том же облаке, над ними и между ними и больше, чем первые, на котором можно было различить фигуру человеческого тела с пропорциями такового. Как только взгляд смог различить это, тело предстало ясно: руки и ноги и остальная часть контура тела, голова вверху, ноги внизу, голова, склонившаяся на плечо, гвозди в руках и ногах, вбитые в дерево креста, подставка для ног под ногами, руки не вытянуты прямо, а свисают с перекладины. Фигура была почти обнаженной с такой же одеждой, которую можно увидеть на ней в церкви, воспроизведенной искусным мастером.
Простолюдин среди местных жителей, увидев знамение, с почти пророческой уверенностью представил то, что должно было произойти, как будто это уже произошло, сказал: «Теперь Святая Земля отвоевана!» и немедленно принял обет крестового похода. Солдат, который долгое время следовал за мной, принял обет, увидев крест с фигурой человека. Увидев описанный выше знак, состоятельная девочка одиннадцати лет встала, чтобы поклониться. Она рассказала о том, что видела, своей матери и бабушке – очень богобоязненной женщине – и многим другим. Они смотрели вверх с удивительной преданностью и благоговейным экстазом, продолжая смотреть в небо примерно столько времени, сколько требуется для чтения мессы. Более ста человек на том месте все ясно видели и являются надежными свидетелями [7].

Видение наблюдали не все, остальным о нем стало известно со слов счастливчиков. Это было не связано с верой, потому что распятие не увидели ни богобоязненная бабушка, ни сам проповедник. Оливер Кельнский в книге «История Дамиетты», повествуя о наблюдениях крестов в Сурхуизуме и Доккуме, замечает, что их видело больше народа: «Мы считаем, что два вышеупомянутых явления были показаны для того, чтобы устранить любые сомнения относительно первого видения, точно так же, как апостол говорит о Воскресении Христа, что он «явился Кифе [то есть Петру], потом двенадцати [апостолам]; потом явился более нежели пятистам братий» (1 Кор 15:5-6). [8]. Это сравнение между тремя видениями креста, с одной стороны, и тремя доказательствами Воскресения Христа, с другой, не только остроумно, но и поучительно.

Также по теме
Одно из «небесных знамений», которыми был богат XVII век, сыграло выдающуюся роль в истории. Его использовали, или, точнее, выдумали как один из доводов, чтобы втянуть Россию в войну на Украине. Но чем же оно было на самом деле: обычным заблуждением, обманом или тайной операцией польских спецслужб?

История появления распятия над Бедумом имеет и другие религиозные ассоциации, понятные в то время, но требующие пояснения в наши дни. Три креста стояли на Голгофе, где Иисус Христос был распят между двумя разбойниками (напр., Лк 23:33, Мф 27:33, Мк 15:22). Фигуры разбойников, конечно, были недостойны показа, поэтому кресты по бокам остались пустыми. Оливер Кельнский не зря упоминает день и час видения: Иисуса распяли в пятницу в третьем часу (Мк 15:25).

Массовые видения и галлюцинации тоже не были чем-то необычным для тех времен. Скорее приходится удивляться, что не все присутствующие в Бедуме были охвачены единым видением, хотя и старались что-то разглядеть. Психиатр В. М. Бехтерев утверждал, что толпа очень подвержена внушению и самовнушению.

В некоторых случаях передача психической инфекции представляется крайне облегченной и среди совершенно здоровых лиц. Особенно благоприятными условиями для такой передачи являются господствующие среди многих лиц идеи одного и того же рода и одинаковые по характеру аффекты, развивающиеся в периоды воодушевления народных масс и общего психического возбуждения, связанного с определенной надеждой или ожиданием... Благодаря упомянутым условиям развиваются между прочим иллюзии и галлюцинации тождественного характера у многих лиц одновременно...
Средние века вообще богаты случаями коллективных видений преимущественно религиозного характера, что вполне объясняется тем религиозным воодушевлением, которое легко распространялось в эту эпоху на массу лиц одновременно...
Когда господствует в населении или в группе лиц то или другое настроение и когда мысль работает в известном направлении, тогда у того или другого лица, особенно с психической неуравновешенностью, легко появляются обманы чувств в форме иллюзий, по содержанию отвечающие настроению и направлению его мысли, которые тотчас же путем невольного внушения, словесного или иного, сообщаются и другим лицам, находящимся в одинаковых психических условиях, превращаясь даже в настоящую галлюцинацию [9].

Не исключено, что у некоторых присутствующих были более серьезные причины для галлюцинаций, чем возбуждение от проповеди и внушение или самовнушение. В начале XIII века население Европы страдало от массовых отравлений токсинами грибков, заражающих зерновые культуры. Тяжелые отравления алкалоидами спорыньи приводили к гангрене рук и ног («антонов огонь») или судорожным припадкам («злая корча»), а в небольших дозах хлеб с токсинами вызывал изменения психики вплоть до галлюцинаций. Фризия в те годы являлась частью Германии, где с зерном были очень серьезные проблемы. В 1214 году в Меммингене открыли больницу, где лечили только отравленных [10]. По данным историка медицины д-ра Августа Гирша, в 1214–1215 г. Франция и Испания также были охвачены эпидемией «антонова огня» [11]. Степень поражения мозга зависела от возраста пациента и состава пищи. Бедняки, которые питались в основном хлебом, и дети страдали тяжелее всего, в то время как богатые люди имели меньше всего шансов получить серьезные дозы спорыньи.

Не очень удачная попытка Конрада Ликостенеса изобразить видения крестов в Фризии. Датировка здесь также неверная (Prodigiorum ac ostentorum chronicon, р. 430–431).
Не очень удачная попытка Конрада Ликостенеса изобразить видения крестов в Фризии. Датировка здесь также неверная (Prodigiorum ac ostentorum chronicon, р. 430–431).
 

Явление креста без человеческой фигуры в Сурхуизуме, расположенном примерно в 40 км к юго-западу от Бедума, упоминается в различных источниках очень кратко и не без расхождений. В «Истории Дамиетты» и книге Цезария говорится, что крест был синий, тогда как в письме Оливера графу и графине Намюр его цвет описан как радужный. Возможно, тут нет противоречия – в радужной окраске мог преобладать синий. Эти неточности и отсутствие точной даты объясняются тем, что Оливер Кельнский не был в Сурхуизуме и знал о видении понаслышке. «Этот крест видели аббат Гейстербаха и его монах, а также больше людей, чем в Бедуме», – заметил Оливер в письме супругам Намюр. Цезарий Гейстербахский не пишет, что крест видел аббат его монастыря, хотя в следующем наблюдении он упоминается. Радужный крест близ солнца вполне мог быть разновидностью гало, хотя из слов Оливера складывается впечатление, что его тоже видели не все присутствующие.

Третье наблюдение креста, еще менее примечательное с точки зрения аномальности, произошло в Доккуме, примерно в 40 км к северо-западу от Сурхуизума. Оливер Кельнский выбрал для проповеди крестового похода день, когда местный святой Бонифаций принял мученический венец – 5 июня 1214 г.

Огромный белый крест видели более 10 тысяч человек, на сей раз включая самого Оливера. Он медленно двигался по воздуху, словно показывая дорогу, но не в сторону Святой Земли, а на юг, к Африке. Слово «искусственно» о соединении крестовины и перекладины, которое использует Оливер в «Истории Дамиетты» и, с его слов, Цезарий Гейстербахский, не очень понятно. Возможно, схоласт хотел всем сказать, что две части креста были соединены необычным образом, или же вся его форма была не совсем правильной. В этом случае крест, скорее всего, был необычным облаком или соединением двух облаков. По словам историка Дж. ван Моленброка, «хорошо подготовленная красноречивыми проповедниками пропаганда крестовых походов создала условия, а страстный энтузиазм эмоционально возбужденных людей сделал все остальное» [12].

Как мы помним из текста Цезария, аббат Генрих из Гейстербаха и его спутник брат Винанд наблюдали и это явление. Интересно, что всего в нескольких километрах от Доккума находился монастырь Клааркамп, который должен был посетить аббат Генрих, но тамошние монахи не сочли нужным занести в свою летопись историю о кресте в небе. Возможно, они лучше понимали, что здесь не было ничего необычного, особенно учитывая возбужденное состояние народа из-за нового крестового похода. Проповедники донесли до народа мнение папы, что даже те, кто не смогут пойти в крестовый поход по возрасту, полу или здоровью, должны искупить грех неучастия в богоугодной войне деньгами. Новая война должна была коснуться каждого.

Интересный прецедент событий во Фризии произошел во время пропаганды похода против альбигойцев. В мартовское воскресенье 1212 г. во Франции проповедовал аббат цистерцианского ордена Иоанн из Бонневаля. «Когда достопочтенный аббат начал призывать людей принять обет крестового похода против альбигойцев, внезапно в воздухе появился видимый всем крест, который двигался в сторону Тулузы» [13]. Фризские миряне, конечно, не знали о видении, а цистерцианцы, хотя и могли получить информацию по своим каналам, не пытались использовать его во время агитации за другой крестовый поход.

В отличие от современных пропагандистов, Оливер Кельнский отправился в поход с крестоносцами. Фризский флот отправился из Лауверзее в Святую Землю 31 мая 1217 года и впоследствии принял активное участие в осаде находящегося в устье Нила порта Дамиетта. Оливер сам разработал конструкцию плавучей осадной башни, приблизив конец длившейся полтора года осады. По словам Кельнской королевской хроники, «мастер Оливер, схоласт из Кельна, соорудил на корабле деревянное возвышение, на котором были укрытия и мостки. В день святого Варфоломея [24 августа 1218 г.] это сооружение приставили к башне, при этом сарацины стойко отбивались стрелами, камнями, копьями и особенно огнем. Однако Бог, вняв молитвам и слезам несчастных, ниспослал на них свою милость: огонь на мостке потух, христиане смело взобрались на башню и захватили ее, при этом часть сарацин была убита, а часть утонула в Ниле, только некоторые, кого столкнули в воду, смогли уйти, а больше сотни их попали в плен» [14].

Фризские крестоносцы захватывают одну из башен Дамиетты.
Фризские крестоносцы захватывают одну из башен Дамиетты.
 

Захват Дамиетты стал последней удачей крестоносцев. Попытка атаковать соседний город кончилась разгромом и отступлением крестоносного сброда в Европу [15]. На карьере Оливера Кельнского, который проявил себя достойно, поражение не сказалось. Вернувшись в Германию, он стал епископом Падерборна, а потом и кардиналом.

После наблюдений во Фризии вести о появлении в небе распятий стали регулярно фигурировать в летописных сообщениях о крестоносной пропаганде. Вот типичный рассказ о событиях, предшествующих шестому крестовому походу, из книги Роджера Уэндоверского:

В том же году [1227], в конце июня, крестоносцы по всему миру начали большое движение, чтобы помочь кресту; их было так много, что, как говорили, из одного только королевства Англии вышли сорок тысяч опытных мужчин, не считая женщин и стариков. Об этом заявил мастер Хьюберт, один из проповедников в Англии, утверждавший, что на самом деле записал столько людей в своем списке. Все они, особенно бедняки, на которых обычно лежит божественное благоволение, выступили в крестовый поход с такой преданностью, что, без сомнения, снискали благосклонность Всемогущего, о чем свидетельствовали явные признаки; ибо в ночь рождества Святого Иоанна Крестителя [24 июня] Господь явил себя в небе на распятии: на самом сияющем кресте появилось тело нашего Господа, пронзенное гвоздями, копьем и окропленное кровью. Спаситель мира тем самым показал своим верным последователям по всему свету, что удовлетворен преданностью своего народа. Это видели многие, в том числе торговец, который вез рыбу на продажу недалеко от города Уксбридж; будучи потрясен при виде странного явления и поражен его яркостью, он был, так сказать, потерян в экстазе и стоял в изумлении, не зная что делать. Однако сын, его единственный спутник, утешил отца, попросив остановить повозку и воздать хвалу Богу за то, что он снизошел до них, показав такое знамение. На следующий день, да и каждый последующий день, где бы он ни выставлял свою рыбу на продажу, он публично рассказывал всем о небесном знамении, добавляя свидетельство сына к собственному. Многие верили в их историю, но некоторые не верили, пока их не убедили поверить в нее многочисленные видения, которые явились примерно в одно и то же время многим в разных местах; в них сам Господь соизволил открыть небеса и показать неверующим свою чудесную славу с большим великолепием [16].

Интересно, что английский летописец Матфей Парижский, составляя список чудес первой половины XIII века, упоминает наблюдение в Бедуме, но обходит молчанием такое же видение в Англии, хотя он не раз заимствовал интересные истории у Роджера Уэндоверского. Возможно, скептически настроенный Матфей имел основания в нем усомниться или просто не счел свидетельство торговцев рыбой достаточно серьезным.

Даже если в записях нет упоминаний о крестовом походе, положение или движение крестов в небесах говорило о многом. Как правило, они указывали на восток, где находилась Святая Земля.

Ночью 27 октября 1217 г., во время пятого крестового похода, каноники монастыря Данстейбл в Англии «увидели в воздухе огромный крест, который в великом великолепии проcледовал с запада на восток» [17].
Ночью 27 октября 1217 г., во время пятого крестового похода, каноники монастыря Данстейбл в Англии «увидели в воздухе огромный крест, который в великом великолепии проcледовал с запада на восток» [17].
 

После того, как «черная смерть» (эпидемия чумы) положила конец попыткам отбить Святую Землю у мусульман, наблюдения распятий в небе стали большой редкостью. Если их кто-то и видел, эти видения больше не поддерживались пропагандистской машиной церкви и оставались чудом местного значения. Почти полная корреляция таких видений с временами войн, бедствий и массовых отравлений спорыньей заставляет предполагать, что источники подавляющего большинства наблюдений религиозных образов необходимо искать в глубинах человеческой психики, а не в проявлениях иного разума.

Литература

1. Caesarius of Heisterbach. Dialogue of Miracles. Vol. 1. NY, 1929, p. 2.

2. Caesarius of Heisterbach. Dialogue of Miracles. Vol. 2. NY, 1929, p. 204–205.

3. Хаксли О. Двери восприятия. СПб, 1994, с. 110–114.

4. Ардашев П. Цезарий Гейстербахский // Книга для чтения по истории средних веков. М., 1903, с. 620–630.

5. Шмараков Р. Книжица наших забав. М., 2020, с. 18–24, 29–32, 36–40, 57–59, 69–73, 77–88, 91–98, 102–106, 109–111, 116–122, 125–130, 133–147.

6. Caesarius of Heisterbach. Dialogue of Miracles. Vol. 2. NY, 1929, p. 18–20.

7. Haureau B. Notices et extraits de quelques manuscrits latins de la Bibliotheque Nationale. Paris, 1892, p. 169–170.

8. Christian Society and the Crusades 1198–1229. Edited with an Introduction by Edward Peter. Philadelphia, 1971, p. 61.

9. Бехтерев В. Внушение и его роль в общественной жизни. 3 изд. СПб, 1908, с. 46–47, 50–52, 54.

10. Nemes C. The medical and surgical treatment of the pilgrims of the Jacobean Roads in medieval times // International Congress Series, 2002, p. 31–42.

11. Hirsch A. Handbook of Geographical and Historical pathology. L., 1883, p. 204–211.

12. Moolenbroek J. Signs in the heavens in Groningen and Friesland in 1214: Oliver of Cologne and crusading propaganda // Journal of Medieval History, Vol. 13, 1987, p. 251–272.

13. Pierre des Vaux-de-Cernay. Historia Albigensis. Paris, 1926, p. 292–293.

14. Wijntjes M. Damietta in the Low Countries: the legend and the facts // Egypt and Syria in the Fatimid, Ayyubid, and Mamluk Eras VIII: Proceedings of the 19th, 20th, 21st and 22nd International Colloquium Organized at Ghent University in May 2010, 2011, 2012 and 2013. Leuven, 2016, p. 301–316.

15. Заборов М. Крестовые походы. М., 1956, с. 246–251.

16. Roger of Wendover. Flowers of History. Vol. 2. L., 1849, р. 489–490.

17. Annales Prioratus de Dunstaplia, 1-1297. L., 1866, p. 53.

Также по теме
В статье Д. В. Скворчевского систематизированы данные о знамениях из Витебской летописи. Первая группа записей датируются 1704–1709 годами и были оставлены двумя летописцами. Они описывают гало (три записи) и падение метеорита 20 июля 1704 года, ошибочно принятого летописцами за комету (две записи). Ко второй группе можно причислить две записи о кометах и одну, являющуюся спорной: наблюдаемое явление нельзя достоверно интерпретировать как астрономическое.

Михаил Герштейн 17.06.2022
 
Если у вас есть дополнительная информация по этой публикации, пишите нам на ufocom@tut.by Подписывайтесь на наш телеграмм канал, чтобы всегда быть в курсе событий.
 
 
Белорусский аномальный фольклор
Проекты 3
Белорусский аномальный фольклор
Издательство «Вече» выпустило новую книгу Ильи Бутова «Чудеса земли белорусской. Кладезь современного фольклора». Здесь представлены материалы о так называемом «аномальном фольклоре» или «фольклоре о сверхъестественном»: об «упавших облаках», «ходячих покойниках», «шумных духах», «окаменевшей женщине», явлениях Богородицы и т. д. В основу глав легли многочисленные экспедиции проекта «Уфоком».
Чудеса и наука
Мероприятия 35
Чудеса и наука
25 мая 2022 года, в здании Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета (ПСТГУ) (г. Москва) в рамках Международных Образовательных (перенесенных с января Рождественских) Чтений была проведена конференция «Наука в свете христианского миропонимания». В ПСТГУ подобный научно-апологетический семинар по общим названием «Наука и вера» существует с 1997 года.