Исследование истории некоторых «чудесных событий», связанных с народным культом почитания ливанского святого Шарбеля

Статья исследует историю и социальный контекст возникновения нарративов о «чудесных событиях», связанных с ливанским святым Шарбелем

Мироточение в христианстве

В христианстве известно немало примеров, когда мощи святых, их нетленные тела или даже их части начинают выделять различные жидкости. Такие особенности посмертного выделения миро или «пота» (в некоторых случаях «сукровицы») приписываются, в частности, Николаю Чудотворцу (ок. 270 – ок. 345), преподобной Феодоре Солунской (ок. 812 – 892), итальянской монахине-кармелитке Марии Магдалине де Пацци (1566–1607), английскому епископу Хью Авалонскому (ок. 1135–1140 – 1200), итальянской монахине Агнессе из Монтепульчано (1268–1317), испанской монахине-кармелитке Терезе Авильской (1515–1582), основателю ордена камиллианцев Камиллу де Леллису (1550–1614), афонскому отшельнику Нилу Мироточивому (ум. 1651) и др. Хорошо описаны также мироточащие главы Киево-Печерской лавры [1].

Выделение таких жидкостей свойственнно не только для святых. Например, на страницах еженедельной католической газеты «Беларус» в 1914 году была опубликована статья о том, как к новогрудскому мещанину Шапилле из деревни приехал брат, который вскоре заболел и скончался. Его родные разместили гроб с телом в церкви. На следующий день, открыв крышку гроба, на лице умершего обнаружили густой пот, стекающий каплями, а его щеки были густо покрасневшими. Так продолжалось несколько дней, пока на 10 день он не был похоронен [2]. Как отмечает В. Гайдучик, можно предположить, что существуют различные факторы, которые могут привести к эффекту выделения пота у покойников, и которые, возможно, даже еще неизвестны науке [3]. Интересно, что в славянском ареале истечение «пота» из не проявляющего признаков жизни человека могли считать одним из показателей, по которым покойника следовало бы отнести к «неправильным», а, возможно, и опасным мертвецам (хотя небольшая выборка именно по этому мотиву пока не позволяет судить однозначно) [3]. В целом же некоторые исследователи указывают на сходство почитания нетленных тел святых с распространенным в народной культуре представлением о заложных покойниках (т. е. умерших неестественной смертью и не нашедших успокоения) и связанных с ними демонологических персонажах [4].

Стоит оговориться, что такое отношение было характерно в большинстве своем народной среде (и народному христианству, в частности), а выделение миро из останков, как правило, происходило на территории церквей, монастырей в пещерах или иных обителях, практически сразу попадало в поле зрения представителей Церкви и толковалось сообразно различным господствующим в тот момент религиозным вероучениям (факт мог как афишироваться, так и не афишироваться). Миром от останков нетленных святых, наоборот, почти повсеместно лечились или использовали его в различных ритуалах.

Не всегда факты нетленности покойника, его благоухания и присутствия в гробе жидкости связывали с явлениями чудесными. В Новое время, в связи с успехами химии и медицины, получают некоторое распространение практики бальзамирования знатных покойников. При наличии свободного доступа к месту захоронения подобные тела становились объектом паломничества любопытных. Журнал «Вестник Европы» приводит на своих страницах в 1802 году случай, произошедший в Глазго (Шотландия). Во время пребывания там некого господина Гарнета1 один пастор показал ему в фамильном склепе графов Кильситов две «мумии» (так назвали в журнале нетленные тела супруги графа Кильсита и его сына). Граф погиб в 1717 году вместе с женой и маленьким сыном в Голландии во время одного из бунтов (они были задавлены упавшим на них зданием). Забальзамированные тело матери и ребенка прислали в Шотландию. Тела лежали в сосновом гробе, обитом свинцом. Пространство между свинцом и гробом было залито «ароматическим весьма благовонным составом», похожим на «оловянный пепел». Любопытные, которые приходили в склеп, провертели пальцами в слое тонкого свинца, покрывавшего гроб, отверстия. В них показалась «ароматическая материя», за которой различимы были сосновые доски. В 1796 году некие люди сорвали свинец, вскрыли второй, сосновый гроб и нашли в нем тело графини и ее сына, «совершенно как живое». После этого все желающие стали приходить и осматривать тела и поражались их необычайной сохранности. Предполагали, что гроб был заполнен некой «крепкой жидкостью» или «водкой»2, которая со временем уже стала прозрачной, но придала телам красноватый вид. При вскрытии гроба еще несколько месяцев по всей церкви, на территории которой и был расположен склеп, ощущалось благоухание. На момент написания заметки тела все еще сохраняли свой первоначальный вид, хотя были немного повреждены пылью и воском от свечей. Жидкость брали на анализ медики, но результатов в материале не приводится [5].

Известны и другие примеры истечения жидкости из мощей или нетленных тел, но со второй половины XX века они практически сошли на нет. Между тем сам феномен мироточения (в основном икон), бывший единичным в конце XIX века, начинает распространяться с новой силой во время массовых «волн чудес» середины 1920-х годов. В частности, на Украине в это время в невиданных количествах ширятся рассказы о «слезоточивых» иконах, а уже к концу XX века феномен мироточащих икон практически полностью вытесняет на задний план сведения о мироточивых останках (хотя, например, в Киево-Печерской лавре главы продолжают мироточить и в XXI веке).

При этом важно понимать, что в христианстве нетленность мощей сама по себе не является признаком святости. Например, на Афоне, наоборот, считается, что тело праведника не должно быть нетленным [6]. Греческие Церкви в целом довольно аккуратно относятся к нетленности мощей: если тело усопшего не тлеет, однако надувается и чернеет, умерший считается непрощенным кем-то или же находится под отлучением священника [7]. В Русской Православной церкви нетленные мощи были признаком святости человека при условии, что у гроба новообретенного праведника совершались чудеса, а само тело не чернело, благоухало и/или выделяло миро [7]. При этом Церковь всегда настораживала именно полная нетленность тела. Например, священномученик Серафим (Чичагов) писал следующее: «если в земле будет совершенно нетленное тело, ни одной частью не обратившееся в прах, то это не может быть признано за Божие чудо, а лишь за случайное явление, происшедшее под влиянием почвенных и атмосферических причин или человеческого искусства» [8].

В то же время вокруг таких нетленных тел зачастую возникают стихийные неканонические народные культы. Кроме того, до сегодняшнего дня практически ничего не было известно о составе источаемых нетленными святыми жидкостей, как и то, что многие поддерживаемые паломниками «чудесные истории» (например, продолжающееся состояние нетленности, мироточение тела) не соответствуют действительности. Один из наиболее характерных примеров нашего времени, сочетающих почти все вышеперечисленные черты – почитаемые в Ливане мощи святого Шарбеля. Целью этой статьи является рассмотрение социального контекста возникновения рассказов о мироточении этого ливанского подвижника, а также критический анализ некоторых «чудесных событий», которые по сей день приписываются святому Шарбелю. В частности, в статье представлены результаты биохимического анализа образца маслянистого вещества, которые авторам передала пожелавшая остаться анонимной паломница из Львова (Украина), и содержащего, по мнению паломников, фрагменты предполагаемых выделений тела монаха.

История нетленности и мироточения монаха Шарбеля

Иосиф Махлуф родился в северном Ливане, в 1828 году, в бедной христианской семье из селения Бекаа-Кафра. Лишь на 23-й год жизни у Иосифа появилась возможность поступить в монастырь св. Марона ливанских христиан-маронитов. В 1853 году Иосиф приносит вечные обеты (становится монахом) и принимает монашеское имя Шарбель. Монахом Шарбель ведет аскетический образ жизни, в 1859 году его рукополагают в священники, а с 1875 года он проживает в отшельничестве и предельном аскетизме, в скиту святых Петра и Павла. Ходит в веригах и власянице, держит строжайший пост, молится по ночам. В конце 1898 года, после непродолжительной болезни, Шарбель Махлуф скончался и был погребен в день Рождества в монастыре св. Маруна в г. Аннайе [9].

После смерти на могиле отшельника люди неоднократно замечали необычное свечение, в числе очевидцев оказывается и местный мусульманский префект. В итоге власти Османской империи разрешили вскрыть гроб. Тело оказалось нетленным, несмотря на воду и грязь, которые наполовину затопили могилу, а спустя четыре месяца ее вновь открыли в присутствии комиссии из экспертов, подтвердивших, что тело по-прежнему находилось в отличной сохранности. Мышцы тела Шарбеля сохраняли гибкость, волосы не выпали, однако «лицо и руки покрывала грибковая плесень, похожая на вату» [10]. Как свидетельствовал отец Жожеф Иунэ, после того как плесень вытерли, все увидели перед собой лицо и руки спящего человека, «красная кровь, смешанная с водой, текла из его бока». При этом все другие похороненные здесь же монахи не демонстрировали такой же сохранности. Стоит оговориться, что изначально необычные факты, происходящие с телом, старались не афишировать, чтобы не вызвать массовое паломничество [11].

Матрас и подушка, испачканные жидкостью, вытекавшей из нетленного тела святого Шарбеля при эксгумации. Фото: www.saintcharbel.net.au.
Матрас и подушка, испачканные жидкостью, вытекавшей из нетленного тела святого Шарбеля при эксгумации. Фото: www.saintcharbel.net.au.
 

В 1926 году, 5 октября, тело было снова перемещено. Его осматривал отец Жозеф аль Кфоури в присутствии церковной комиссии: «Через три дня после моего прибытия я приказал вынести тело из склепа, поместить его в келью в северной части монастыря. Оттуда ночью я вынес тело при помощи брата Ижидос эт-Таннури и оставил его на террасе, на воздухе, чтобы высохла кровь, которая текла из его спины и боков. Кровь текла так сильно, что мне пришлось завернуть тело в две простыни и менять их каждый день, настолько эта загадочная жидкость их пропитывала. Я видел, что жидкость источается каждой порой! Я следил за этим состоянием тела на протяжении четырех месяцев и не видел никаких перемен в его потении». Тогда же была произведена операция и у трупа извлекли желудок и внутренности, «внешний вид которых был таким же, как у живого человека» [11].

Через 28 лет после его смерти, 24 июля 1927 года, все еще нетленное тело святого Шарбеля было эксгумировано и осмотрено двумя врачами Французского медицинского института в Бейруте. Так, Доктор Элиас эль Онасси отмечал «я заметил, что поры выделяют вещество, похожее на пот; странная и необъяснимая вещь по законам природы для этого тела, которое было мертво столько лет. Я много раз проводил один и тот же опыт в разное время: феномен всегда был одним и тем же» [12]. Другого врача Джорджа Чукрала, обследовавшего тело святого Шарбеля 24 раза в течение 17 лет, также удивляла сохранность самого тела, и особенно волновала загадка красноватой жидкости, вытекающей из него, которая в некоторых источниках также названа кровью или сукровицей [9]. После осмотра тело было помещено в новый деревянный саркофаг и заключено во второй цинковый саркофаг [11]. Орден маронитов обратился в Ватикан с прошением о канонизации монаха Шарбеля Махлуфа. В 1925 году Папа Римский Пий XI разрешил начать процесс беатификации Шарбеля, т. е. причисления его к лику блаженных. Собранные маронитами сведения о святости жизни Шарбеля и чудесах, совершенных по его молитвам, отправили в 1928 году в Рим.

В дальнейшем происходило еще несколько эксгумаций тела. В 1950 верующие заметили, что стена могилы Шарбеля была влажной. Настоятель, отец Пьер Иунэ, констатировал, что эта жидкость была не водой, а неопределенного состава вязким веществом. 25 февраля 1950 года могила в присутствии монахов была вскрыта и обнаружено, что кровянистая жидкость заливала гроб и саму молельню. Было учреждено каноническое обследование и назначены три врача-эксперта: доктор Шикри Беллана, начальник Службы здоровья и социального обеспечения правительства Ливана, Жозеф Хитти, депутат Мон-Ливана и Теофил Маруна, профессор французского факультета медицины из Бейрута. 22 апреля 1950 года они снова вскрыли могилу Шарбеля. Было засвидетельствовано, что кровавый пот, замеченный в 1899 и 1927 годах, не исчез и, выделяемый всем телом, он пропитывает одежду. Одежда была полностью мокрой и в различных местах испачкана кровью. Часть ризы была снова покрыта плесенью, а основа гроба, покрытого цинком, расколота со стороны ног. Эта жидкость, покрывавшая все тело, свернулась и как бы затвердела местами. Именно она, как предполагается, сочилась через толщу стены. Само тело при этом сохраняло гибкость. В монастырь Аннайи начались паломничества, отмечались выздоровления больных [11]. Только в период с 22 апреля по конец августа 1950 года было зарегистрировано 350 случаев излечения [9].

Интересна также история, связанная со знаменитым изображением самого Шарбеля, которое используется повсеместно, в том числе и находится ныне в самом монастыре св. Шарбеля в Ливане. Прижизненных изображений или фотографий монаха не сохранилось. Однако 8 мая 1950 года группа маронитских миссионеров, посещавших монастырь Святого Марона в Аннайе, была запечатлена фотографом около могилы Шарбеля [13]. После того как снимок проявили, на нем обнаружили фигуру монаха, которого, как утверждается, не было среди фотографируемых мужчин. Настоятель монастыря показал эту фотографию людям, знавшим Шарбеля при его жизни, и, в частности, родственникам монаха. Они признали в нем фигуру знаменитого святого. Именно на основе фото «призрака» было воспроизведено знаменитое изображение Шарбеля Махлуфа.

Фото Эллиаса Ногра Эдди с маронитскими паломниками и «призраком», похожим на монаха Шарбеля Махлуфа (слева). Справа – воспроизведенное на основе этой фотографии знаменитое изображение святого Шарбеля.
Фото Эллиаса Ногра Эдди с маронитскими паломниками и «призраком», похожим на монаха Шарбеля Махлуфа (слева). Справа – воспроизведенное на основе этой фотографии знаменитое изображение святого Шарбеля.
 

В 1952 году, 7 августа, могила была открыта снова в присутствии различных должностных лиц, в числе которых были представители медицинской комиссии. На этот раз склеп был сух, за исключением дна гроба, покрытого «студенистой жидкостью». Одежда и нательное белье также были намочены, церковные облачения, главным образом стихарь, испачканы веществом, напоминавшим кровь. Тело было без запаха, новые следы разложения не зарегистрированы. По свидетельству доктора Пиже из Парижа, который осматривал тело, это «потение сукровицей», «не может быть уподоблено удалению опухолей3: тело больного водянкой опорожняется очень быстро после смерти» [11].

В 1956 году Ватикан подтвердил, что жизнь Шарбеля Махлуфа была «истинным подвигом и отличалась христианскими добродетелями». Затем подверглись официальному рассмотрению и чудеса. В декабре 1965 года Шарбель причислен к лику блаженных (беатифицирован). Основанием для причисления послужило признание Ватиканом «не имеющими научно-медицинского объяснения» выздоровлений Александра Обеида, прозревшего после тринадцати лет слепоты, и монахини Марии Абель Камари, четырнадцать лет страдавшей от тяжелой болезни желудка. Интересно отметить, что именно в этот же год было обнаружено, что тело святого Шарбеля окончательно разложилось, остались только кости, что подтверждал отец Джозеф Махфуз, присланный Ватиканом и присутствующий при очередной эксгумации. При этом выделение таинственной жидкости прекратилось [14]. Было даже подсчитано, что за эти 67 лет «нетленности» его тело «произвело» около 20000 литров жидкости. Чукрал писал следующее: «если бы организм ежедневно выделял только три грамма жидкости, то через шестьдесят шесть лет общий вес жидкости составил бы 72 килограмма, что значительно больше, чем вес самого тела. С научной точки зрения это явление не поддается объяснению, так как в организме человека содержится пять литров крови и других жидкостей» [12].

Беатификация святого Шарбеля в 1965 году. Фото Ральфа Крейна (Ralph Crane), архив журнала «Life».
Беатификация святого Шарбеля в 1965 году. Фото Ральфа Крейна (Ralph Crane), архив журнала «Life».
 
23-метровая статуя святого Шарбеля, установленная в 2017 году в ливанском городе Фарайя (слева). Одежда и простыни Шарбеля, где видны следы того, что его тело продолжало мироточить на протяжении многих лет (справа). Оба фото: www.pervoeradio.fm.
23-метровая статуя святого Шарбеля, установленная в 2017 году в ливанском городе Фарайя (слева). Одежда и простыни Шарбеля, где видны следы того, что его тело продолжало мироточить на протяжении многих лет (справа). Оба фото: www.pervoeradio.fm.
 

Для завершения процесса канонизации требовалось предоставить доказательство третьего чуда. Признание чудесным исцеления от рака Мариам Ассаф Ауад позволило подписать Павлу VI Декрет о канонизации. На канонизацию в Ватикан прибыли тысячи ливанцев, включая представителей ливанских властей. 9 октября 1977 года Папа Римский официально причислил ливанского монаха Шарбеля Махлуфа к лику святых. Ныне его гробница – место паломничества недужных [15, 16].

Исследование «выделений святого Шарбеля»

В феврале 2021 года известный минский публицист Вадим Деружинский, который в своих книгах неоднократно затрагивал вопросы нетленности, сообщил нам, что одна из его читательниц обратилась к нему с просьбой исследовать «выделения святого Шарбеля». Пузырек с таким содержимым, привезенный из Ливана, она приобрела во Львове в Архикафедральном соборе св. Юра. При этом продавщица сказала, что сейчас мироточение тела временно прекратилось. К сожалению, мы не обнаружили в литературе, что кто-либо до нас уже проводил подобный анализ этой субстанции. Все источники, которые мы смогли найти, деликатно обходили этот момент стороной. Нам удалось связаться с женщиной, и она выслала нам 1,7 мл вещества с приятным запахом для анализа.

Необходимо отметить, что в декабре 2007 года из Аннайского монастыря в Архикафедральный собор св. Юра была передана «на вечное хранение» частица мощей св. Шарбеля: указательный палец [17], что привело к развертыванию в соборе более широкой деятельности в отношении почитания святого (специальные службы, дни памяти, акафисты). В том числе, вероятно, это касалось и продаж каких-либо освященных масел и прочих реликвий, связанных с ливанским монахом. Можно предположить, что новый виток народного культа почитания св. Шарбеля во Львове в мышлении простых прихожан мог стирать границу между просто освященным церковном маслом и реальными «выделениями» мощей, как это, например, до сих пор происходит в Киево-Печерской Лавре. В связи с присланным образцом из Львова у нас появилась возможность проверить, что могли выдавать за необычное вещество, либо даже установить полный химический состав этих выделений. В свете нашего исследования социального контекста «чудес» Шарбеля в качестве начальной гипотезы мы рассматривали присланное вещество все-таки как церковное масло, возможно, освященное фрагментами мощей святого.

Емкости с «выделениями святого Шарбеля» (баночка слева – жидкость для анализа, баночка справа – внешний вид продаваемого под видом «выделений» пузырька с жидкостью).
Емкости с «выделениями святого Шарбеля» (баночка слева – жидкость для анализа, баночка справа – внешний вид продаваемого под видом «выделений» пузырька с жидкостью).
 

Одна из фармацевтических компаний на условиях анонимности согласилась помочь нам с проведением исследований. В качестве рабочей гипотезы было выдвинуто предположение, что во флаконе содержалось так называемое розовое масло (жидкость пахла розой, хоть и не очень сильно и имела розовый цвет). Подобное масло производится в Ливане водной перегонкой (дистилляцией) из растения под названием Шиповник дамасский (Rosa damascena Mill.) [18]. Вероятнее всего, в экстракте могли содержаться также какие-то следы биологических выделений, добавленных от тела Шарбеля, поэтому для начала нужно было установить количественный состав смеси.

Розовое масло состоит из двух частей: жидкого пахучего элеоптена и твердого без запаха стеароптена, растворенного в элеоптене. На первом этапе исследования была проведена качественная реакция на стеароптен. Исследуемая жидкость (предположительно розовое масло) была смешана с хлороформом с последующим добавлением этилового спирта, что приводило к осаждению белых кристаллов (предположительно стеароптена). Кристаллы были подвергнуты термической обработке при градиенте температуры. Была определена точка плавления кристаллов, соответствующая температуре плавления стеароптена в 33 °С. Обработка кристаллов гидроксидом калия не вызывала их омыления.

Состав розового масла, экстрагируемого из растения Rosa damascena (адаптировано из [17]).
Состав розового масла, экстрагируемого из растения Rosa damascena (адаптировано из [17]).
 

Также была проведена качественная реакция на элеоптен. Остаток исследуемой жидкости, полученной в результате осаждения кристаллов стеароптена, был смешан с цинком и спиртовым раствором соляной кислоты, что приводило к появлению белых кристаллов, по свойствам не отличимым от стеароптена. Температура плавления и отсутствие реакции на омыление подтверждали наличие стеароптена. Исходя из этого был сделан вывод о наличии в жидкости элеоптена. При обыкновенной температуре часть стеароптена выделяется из раствора, и розовое масло приобретает вид твердого жира.

Согласно предварительным выводам, смесь представляет собой розовое масло и состоит главным образом из элеоптена, стеароптена и этилового спирта, содержание которого не превышает 10% от общей массы жидкости. Однако анализы не выявили наличия в исследуемой субстанции белка. Если что-то и было добавлено из «пота» Шарбеля к исследуемой смеси, то это мизерное неопределяемое количество – капля жидкости на бочку спирта с добавлением масла розы. К сожалению, детекция таких малых количеств белковых компонентов (если они вообще имелись в растворе) оказалась нам не доступна на этапе проведения исследования.

Нужно учитывать и вариант, что под видом «выделений Шарбеля» ныне распространяется обычное розовое масло, и на исследование могла быть представлена жидкость, не содержащая даже следов вязкой субстанции, образовывавшейся ранее на теле святого (так как, по сути, ее истечение закончилось в середине 1960-х годов). Тем не менее, полагаем, что аутентичные выделения также могут храниться в музеях и частных коллекциях, а значит, наше исследование может быть развито и продолжено.

Как было показано нами ранее, в процессе, названном мироточением икон, важную роль может играть определенная микрофлора предмета религиозного культа [1, 19]. Скорее всего, и в случае со святым Шарбелем неидентифицированная субстанция была связана с отходами жизнедеятельности редкой колонии микроорганизмов, обитавших на поверхности тела и аккумулировавших влагу из воздуха. Их же присутствием, а также особым режимом питания Шарбеля, скорее всего, можно объяснить и нетленность его останков. В качестве вероятных кандидатов на роль таких микроорганизмов можно назвать колонии цианобактерий, продуцирующих терпены и терпеноиды, обладающие мумифицирующими свойствами. Встречается упоминание о том, что при эксгумациях были обнаружены обширные колонии плесени, что также может свидетельствовать в пользу особой микрофлоры. Однако поставить точку в этом вопросе можно только путем исследования образца аутентичных выделений.

Народные агиографические нарративы

Шарбеля Махлуфа можно назвать полноправным народным святым, по определению А. Б. Мороза [4], то есть тем человеком, который хоть и был канонизирован церковью, но в жизни которого не усматривалось ничего, что могло бы стать основой для последующего его прославления как святого. Большинство событий его жизни были переосмыслены и обросли фольклорными нарративами уже после его смерти, а начало почитания останков основано на необычных обстоятельствах обретения его тела (нетленность, свечение и выделение жидкости). Эти фольклорные нарративы в сакральной биографии Шарбеля имеют явно вторичный характер, созданы во многом под влиянием СМИ и низкопробной литературы, однако дополняются некоторыми классическими фольклорными мотивами и излагаются с использованием клише, типичных для фольклорных нарративов о сверхъестественном. Интересно, что А. Б. Мороз усматривает наиболее тесную связь именно народных святых с так называемыми заложными покойниками [4]. И. Левин выделяет несколько общих моментов у этих категорий, куда входит, в частности, уже упоминаемая нами выше нетленность, а также «способность их останков влиять на здоровье и обстоятельства жизни людей, как к их пользе, так и к вреду» [20].

Обстоятельства обретения тела и последующие чудеса исцеления стали основой целого пласта народнорелигиозных верований, которые после многочисленных пересказов получили новые детали и интерпретации. Наиболее важный элемент сакральной биографии рассматриваемого здесь святого, как и во многих других случаях, – чудеса, принявшие здесь формы легендарных рассказов.

Заключение

Полагаем, что возникшее в конце XIX века мироточение или «отпотевание» останков Махлуфа Шарбеля в целом находилось в религиозном мейнстриме конца XIX – начала XX века и было одним из часто применявшихся «доказательств святости». Это хорошо соотносится с тем, что фигура самого Шарбеля была и остается главной святыней мультирелигиозного Ливана для представителей разных конфессий: марониты, мусульмане, православные. При этом сам культ поклонения ливанскому монаху в ряде моментов не соответствует христианской традиции почитания святых и даже содержит оккультные элементы, что вполне соответствует формату народного культа. Изучение литературы о Махлуфе Шарбеле показало, что здесь присутствует большое количество недостоверной и крайне сомнительной информации, а большинство фотографий с якобы изображениями святого, которые можно встретить в некоторых источниках, оказались современными подделками. Показательна и история с «призраком» на фотографии, которая легла в основу всех дальнейших реконструкций образа Шарбеля. Все эти обстоятельства привели к формированию особой сакральной биографии святого, отличной от реальной, детали которой также весьма слабо известны.

Лабораторный анализ поступившего вещества, выдаваемого за «выделения» из тела Шарбеля, показал, что перед нами обычное розовое масло, которое производится в Ливане водной перегонкой из Шиповника дамасского (Rosa damascena Mill.). Это подтверждает наше изначальное предположение о природе вещества и общие выводы по проведенному исследованию о том, что народная форма почитания святого Шарбеля сформировала свою собственную мифологию. Сам факт прекращения мироточения и утраты состояния нетленности в литературных источниках (особенно на пространстве СНГ) либо замалчивается, либо упоминается вскользь, из-за чего у многих складывается впечатление, что святой все еще нетленен и мироточит до наших дней. Это поддерживает продажу «выделений» многочисленным паломникам, хотя, по сути, эта жидкость уже не имеет никакого отношения к ливанскому святому. Не исключено даже, что масло могут изготавливать на месте, где имеется какая-либо часть мощей Шарбеля, как вероятно это происходит в Архикафедральном соборе св. Юра во Львове. Нетленность останков и изначальные события, похожие на классическое мироточение, с нашей точки зрения, могли быть связаны с выделениями особой группы микроорганизмов, однако точка в этом вопросе все еще не поставлена.

Шарбель Маклуф может быть отнесен к так называемым народным святым, культ которых начинается «снизу» и в большей степени вызван необычными обстоятельствами обретения мощей и рассказами о последующих исцелениях возле этих останков. Сами устные рассказы служат источником для формирования фольклорных агиографических нарративов, а из СМИ, интернета и различной низкокачественной сопутствующей литературы черпаются события и детали, которые в последующем подвергаются переосмыслению и переработке в устной традиции и в соответствии с ее законами.

Примечания

1. Тут, по-видимому, имеется в виду английский филолог Ричард Гарнетт (Richard Garnett) (1789–1850). Однако в журнале его фамилия имеет написание Гарнет.

2. Тела, по всей вероятности, не были просто заспиртованы. Здесь слово «водка» могло использоваться как уменьшительное от слова «вода», таковое значение было основным вплоть до середины XIX века. В химии и алхимии «водками» обычно называли кислоты, по аналогии с латинскими названиями, в которых использовалось слово aqua (вода). Например: aqua fortis – крепкая водка (азотная кислота); aqua regia – царская водка (смесь концентрированных азотной и соляной кислот). Крепкий спиртной напиток называли «хлебным вином», «горячим вином» и т. п. Современное значение слово «водка» приобрело между XIV и XIX веками первоначально как диалектное, и лишь в конце XIX – начале XX века стало обозначать единственно «крепкий спиртной напиток».

3. По-видимому, неверный перевод. Раз речь идет о водянке, здесь подразумеваются не опухоли, а отеки – прим. авт.

Литература и источники

1. Томин, Н. В. Мироточащие иконы: что говорит наука? / Н. В. Томин, И. С. Бутов, В. С. Алексинский, А. В. Московский, П. В. Флоренский, М. А. Дебелый // Природа. – №10. – 2019. – С. 9–18. DOI:10.7868/S0032874X19100028.

2. Nowahrudak, Min. hub. // Biełarus. Tydniowaja katalickaja hazeta. – 1914. – № 4. – S. 5–6.

3. Гайдучик, В. Н. Тема мнимой смерти и погребения заживо в свете фольклорных данных и публикаций XIX – первой половины XX века / В. Гайдучик // Белорусская Магония: странное и загадочное в дореволюционной белорусской печати: материалы конференции (г. Минск, 18 ноября 2017 г.). – Минск: Регистр, 2018. – С. 75–112.

4. Мороз, А.Б. Народная агиография: устные и книжные основы фольклорного культа святых / А. Б. Мороз. – М.: Неолит, 2017. – 448 с.

5. Две Шотландские мумии (Из нового путешествия Господина Гарнета) // Вестник Европы. – 1802. – № 6. – С. 140–146.

6. Паисий Святогорец. Слова. Том IV. Семейная жизнь. Салоники: Монастырь святого апостола и евангелиста Иоанна Богослова; – М.: Издательский дом «Святая Гора», 2005. – С. 279.

7. Серафим (Параманов), иером. О почитании святых мощей / иером. Серафим (Параманов). – М.: Развитие духовности, культуры и науки, 2004. – С. 17–18.

8. Серафим (Чичагов), митр. Ленинградский. О святых мощах / митр. Серафим (Чичагов) // Московские епархиальные ведомости. – 1996. – №1. – С. 32.

9. Hovannisian, R. Religion and culture in medieval Islam / R. Hovannisian, G. Sabagh. – Cambridge: Cambridge University Press, 1999. – P. 113.

10. Ливанова, А. Человек, избранный Богом / А. Ливанова. – СПб: Изд-во «Весь», 2011. – 96 с.

11. Дахэр, Поль. Шарбель. Человек, опьяненный Богом / Поль Дахэр; пер. с арабского. – Минск: Римско-католический приход Святого Симона и Святой Елены, 2019. – 172 с.

12. Daher, P. A miraculous star in the east, Charbel Makhlouf: The Lebanese Maronite monk of Annaya / P. Daher. – Beirut: Ad-Dounia, 1952. – P. 23.

13. Слово Святого Шарбеля: проповеди / Ханна Искандер; пер. Эллиас Сассин. – Киев, 2016. – 96 с.

14. Cruz, J. C. The Incorruptibles: A Study of the Incorruption of the Bodies of Various Catholic Saints and Beati / J. C. Cruz. – Gastonia (North Carolina): TAN Books and Publishers, Inc., 1996. – 310 p.

15. Емельянов, В. Ливан – страна семнадцати религий / В. Емельянов // Россия и мусульманский мир. – 2004. – №8. – С. 104–108.

16. История одной канонизации: Шарбель Махлуф // Vatican News. – URL: https://www.vaticannews.va/ru/church/news/2020-07/istoriya-odnoj-kanonizacii-sharbel-mahluf.html (дата обращения: 24.07.20).

17. Савченко, В. Ливанский святой достал пальцем до Львова / В. Савченко // Коммерсантъ Украина. – 2007. – №230. – С. 4.

18. Dobreva, A. Chemical composition of different genotypes oil-bearing roses / А. Dobreva, А. Velcheva, V. Bardarov, K. Bardarov // Bulg. J. Agr. Sc. – 2013. – Vol.19. – № 6. – P. 1213–1218.

19. Алексинский В. С. Феномен мироточения: новая гипотеза и химико-микробиологический анализ мироточащих объектов / В. С. Алексинский, Т. Н. Соколова, И. С. Бутов, В. Н. Гайдучик, Р. В. Солженицын // Лабораторная диагностика. Восточная Европа. – 2017. – Том. 6. – №1. – С. 121–129.

20. Левин Ив. Двоеверие и народная религия в истории России / Ив. Левин. – М.: Индрик, 2004. – 214 с.

Опубликовано: Бутов И. С. Исследование истории некоторых «чудесных событий», связанных с народным культом почитания ливанского святого Шарбеля / И. С. Бутов, Н. В. Томин, Р. В. Соложеницын, А. В. Кульша // Современная научная мысль. – 2021. – №3. – С. 150–159.

Также по теме
Три года назад на страницах сайта проекта «Уфоком» появилась небольшая статья с обзором нескольких историй о летаргии и мнимых смертях, опубликованных в довоенной периодике. С тех пор этот материал был существенно переработан, дополнен, расширен и представлен на прошлогодней конференции «Белорусская Магония» в виде доклада. Представляем вашему вниманию публикацию, подготовленную на его основе.

Илья Бутов, Никита Томин, Роман Соложеницын, Андрей Кульша 09.07.2021
 
Если у вас есть дополнительная информация по этой публикации, пишите нам на ufocom@tut.by Подписывайтесь на наш телеграмм канал, чтобы всегда быть в курсе событий.
 
 
"Ourang Medan" – корабль мертвецов
НЛО и АЯ 9
"Ourang Medan" – корабль мертвецов
27 июня 1947 года радисты американского корабля "Silver Star", находящегося близ Малайского полуострова, приняли сигнал бедствия. В эфире звучало тревожное сообщение: «Вызывает "Ourang Medan". Капитан и все офицеры лежат мертвые в кубрике и на мостике. Возможно, вся команда мертва».
Огненные призраки океанов
НЛО и АЯ 5
Огненные призраки океанов
Одна из книг Иммануила Великовского называется "Человечество в амнезии". В ней он предположил, что воспоминания о чудовищных катаклизмах прошлого были коллективно забыты, вытеснены на задворки общественного сознания, превращены в мифы, а потом и в сказки. Автор не мог даже предполагать, что в наши дни может произойти нечто подобное, но это так.