Вадим Алексинский
Вадим Алексинский
врач специализированной клиники (Германия), соискатель
E-mail: aleksinski.w.s@gmail.com

Про белочку

Главный герой моей сегодняшней колонки… белка.

Работа исследователя аномальных явлений чаще всего сопряжена с постоянными опросами очевидцев, сбором показаний и поиском разнообразной информации. В силу особенностей изучаемого феномена какие-либо материальные артефакты для изучения, как правило, отсутствуют, либо же всегда оставляют массу вопросов при их трактовке. Можно смело утверждать, что работа с очевидцами и их рассказами является основой основ изучения аномальных явлений. И вот здесь как раз и кроются самые опасные подводные камни: как отличить ложь от правды, где мистификация, а где бред больного сознания, где розыгрыш, а где то самое удивительное явление, над которым предстоит ломать голову не одному поколению исследователей? Вопросов много, а ответов еще меньше.

В 2016 году я выехал в Оршу для сбора материала о наблюдении двумя подростками странного существа в деревне Дворец Чашникского района Витебской области в 1989 году. Отчет об этом был опубликован в 2018 году в виде статьи на сайте Уфокома. Однако, не весь материал, собранный в тот раз, вошёл в этот отчет, а именно, речь идет здесь о рассказах Николая Атрашкевича. Один из них, происшествие на Матрунькиной горе, был все же включен в отчетную статью, но остальные сообщения в связи с их спецификой было решено оставить «до лучших времён». С тех пор прошло уже несколько лет, и теперь, пожалуй, настал подходящий момент, чтобы привести эти сообщения:

Также по теме
В 2016 году в редакцию «Аналитической газеты “Секретные исследования”» пришло письмо читательницы с описанием странного наблюдения в белорусской деревне Дворец Чашникского района, которое произошло в 1989 году. Автор письма рассказала о том, как её сын Роман стал участником контакта с чем-то непонятным, что было интерпретировано в ключе темы о «пришельцах». История эта привлекла внимание «Уфокома» и стала поводом для очередного выезда и опросов.

Рассказ №1.
Значыт, сижу дома, на лавачке. Мама сидзит, дочка сидзит, сабака ва дварэ… Идзёт ёжык ад саседки. Чэраз дзярэўню. А эта утрам, часоў в дзесяць. Сматру, прыткнуўся, пакруциўся, – ёжыки ж абычна не прыходзяць, – павернуўся и пашол. Мы удзиуляемся: “Чо ты прышол? Сам себе?”
А он цераз нескалька минут апяць прыходзит – ёжык. Чо такое? Раз, и за ухам чэшэт, и как встал. Я думаю: “Што-та нечыста”. Я палаценца беру, ево разварачываю, калючки все – аказываецца, там пяць чэрвей-сексотаў стаиць, толька голавы белыя тарчаць. Наверна, муха атлажыла. Ну, ано [ухо] паўрэждзённае, муха [и] атлажыла.
Я яму раз – иголку бяру, выкавырываю аттуда. Ты прэдстаўляеш, жывова ж есць у чалавека! Што ў чэлавека, што ў яво есць. Я выкавырал, гавару: “Мама давай!” Настойка на сьпирту там. Я ваты бяру, намачываю, туда заткнул яму, и ён пашол.
Назаўтра утрам мы сидзим на двары… Апяць прыходзиць ёжык! На перавязку прышоў. Я це ўраць не буду! Я эту вату выцянул яму, апяць залил яму, он устал, мне лапай вот так памахал мне… Да! Памахал! Памахал вот так, мол, «спасиба», ты панимаеш што? Вот есць чуства у зверэй, бляць!
Рассказ №2.
Я в арэшник [хадзил] усе ўрэмя, там арэшник такой в лесу. Можэт знаеш? Вишаньки – там, дзе сажгли дзерэўню, сто семнаццаць чэлавек сабрали. Там спрадвеку я [хадзил ў] яго: и с маминай бабушкай хадзил пацаном, [ана] ўсё ўрэмя вадзила меня туда. И пашол я в арэхи туда. Веласипед узял, заехал (там полкиламетра), веласипед паставил и пайду. Мяшок [узял]. Гарэшник старый, я залез на арэшник. Сматру – белка сабирает арэхи. Ты прэдставляеш? Я сам не паверыл себе. У неё церэз плечо какая-та от маленькая сумачка. Цераз голаву её так, как во мы вот носим. Панимаеш? Бяроць и ложыць арэхи, вот! Дзе яна ўбрала сумачку?! Я удзиуляюсь с неё! Квадратненькая, маленькая, плеценая какая-то вот такая, ну, ўродзе как з зелёных з чэво-та, зелёнае што-та. И трава у неё так – дзержалася на ёй. Восем санциметраў, можэт меньшэ, ну для арэхаў ёй! Яна многа не будзець сабираць там.
И слажывает туда яна ў сумачку, ты прэдставляеш? Слажыла и на меня глядзиць тожа. Ну, я ж яе не буду пугаць, ёлки. Ана [потом] на кусты прыгнула дальшэ. Я удзивился сильна. Да чэго могут быць-та!..
Есьли дома сидзець, никада ничэго не увидзиш.
Рассказ №3.
Там лесник – тожэ вапрос. Ён хадзиў па лесу ўсё ўрэмя (ў яво лес разбиты на зоны).
И вот он идзёт, смотрит – валчица стаит перед дарогаю. Он в плашчэ идзёт, как абычна, думает, чо я буду баяцца. И вот она, валчыца, его цяп за этат плашч и пацянула за сабой. Он думает: “Што-та нечыста”. И пашол за ней.
Аказваецца, выкапана ямка, и упали валчата ў ямку. И он гаварит: “Я спусцился, дастал ей валчат этых, выкинул, и ана павяла их. Патом иду цераз некаторае ўрэмя, ана ждзёт меня и прынесла мне ў прыдачу эту, как её, аўцу маладую. И ждзёт меня”. Ну [аўцу он] забрал – ана ему за эта прынесла. Дзе-та украла и прынесла ему ў падарак. Во што тварыт!
Рассказ №4
Ну слушай! Мы бером экспедзицыю, прабиваем дарогу, вышку перевазиць буравую. Нам нада была перацянуць её на киламетраў пяць. Cевер. Када там замёрзнет усё, прабиваецца лыжнёука, трактара б’ют дарогу. С 100, гусеничные эци. Абычна пяць-сем киламетраў. Там па кустам везде, дзе какие рэчки – ани всё здзвигаюць туда бульдозерами, кусты, там усё замерзаець, сьнег, прям ой!.. Эта я быў на Месаяхе. И там адни зайцы. Да, большэ никаво не видна – тундра эта, леса… И вот я беру руж’ё (у меня ў друга была руж’ё, у меня не была свайго руж’я), нож бяру и люблю пахадзиць. Иду па этай дароге вечэрком, сматру – заяц, бляха! Белый-белый! Я руж’ё ўскинул, думаю дай-ка я… Раз, бляха! Он, сматру, устал, вот так встал [показывает поднятые вверх руки], вверх [лапы] паднял и стаиць! Ципа “руки вверх”! Я цэлюсь, стаю, а он так и стаит. Нет, сер’ёзна! Не пашэвельнулся он! Ни храна не шавелицца. Стаю, стаю – так и стаиць. Нет бы мне паказалася. А сам видзел: бежал, стал. Прэдставляеш? Я стаю, жду, жду, жду, а он всё стаиць. Када я руж’ё апусцил, он брысь – и ў лаз, и ўбежаў. Прэставляеш? Он, навернае, понял, увидзел, наверна, руж’ё чорнае, чует челавека, я ж то не ў халаце был белым, абычная адзежда. Ён смылся, ну а што мне ўжэ стреляць па лазе́. Я ўжэ его б не убил. Во случай!

Рассказы эти приведены в том порядке, в каком их сообщил информант. Между первым и вторым рассказом Николай сообщил о случае на Матрунькиной горе, описанном в вышеупомянутой статье.

Итак, что мы видим? Все четыре истории – это сообщения о случаях разумного поведения животных (разумного с точки зрения человека, то есть поведения, свойственного людям). В общем-то, подобные рассказы часто можно услышать от охотников, и мы все к ним давно привыкли (хотя, конечно же, и здесь есть над чем задуматься). А некоторые писатели, например, Эрнест Сетон-Томпсон, сделали животных главными героями своих произведений, и в них часто можно прочитать нечто подобное. В любом случае, можно смело утверждать, что животные гораздо умнее, чем мы привыкли о них думать. Но… Где же та самая граница, после которой поведение животных становится аномалией? И до какого момента все еще можно считать его нормой?

Среди приведенных сообщений любому сразу же бросается в глаза рассказ про белку с сумкой. В принципе, это и понятно: истории взаимопомощи человека и животных известны всем с детства и мало кого удивляют, поэтому поведение волчицы и ежа кажется вполне типичным. Кажущееся разумным поведение зайца в тайге вполне могло просто показаться таковым незадачливому охотнику, но белка, собирающая орехи в сумку… Это уже не лезет в привычные рамки.

Но почему же? Ведь белка на самом деле очень сообразительный грызун. Примером тому может служить следующий рассказ:

У нас клубника была очень такая крупная, и я пришла как обычно собирать ягоды. Обратила внимание, что самая крупная клубника собрана такими небольшими кучечками, горочки. По пять - по шесть ягод лежало собрано. Думаю, интересно, а кто же это так сделал, кто собирал эту ягоду? Не могу понять. А потом увидела белку на яблоне с клубникой в лапках. Она сидела и ее ела смачно, и даже ее не смутило мое присутствие, она никуда не убегала. Я поняла, что это белочка.
Я кучки две видела. Одна – уже ближе к яблоне она ее потаскала. А вторая на самой клубнике, на грядке. Но самые крупные красивые ягоды.
Когда я увидела, мне казалось, что кто-то ворует, но кто-то если бы залез, наверное, не собирал бы в эти маленькие кучки. А потом я успокоилась – увидела саму белку с этой ягодой и поняла, что это она.

Но одно дело собирать в кучки клубнику, другое – сплести из травы сумку. Чтобы разобраться с этим вопросом, было решено связаться с музеем белки в Большой Берестовице. При первом разговоре по телефону трубку передали хранителю фондов музея. Разговор состоялся короткий, но ключевой была фраза: «Похоже на розыгрыш, первый раз такое слышу».

Казалось бы, все стало понятно. Но поскольку мы договаривались связаться повторно для более детального обсуждения, спустя время состоялся еще один разговор, но на этот не с хранителем фондов, который, как оказалось, уже уволился, а со специалистом музея. Комментарий специалиста оказался неожиданным:

Это вообще возможно. Я не удивляюсь. Белочки – они очень умные, и, если положить куда-то орешек, то она за этот орешек многое может сделать. Я не знаю, сможет ли она сплести сумку, но я думаю, что да. В лиственных лесах они живут в дуплах, в хвойных – в шароподобных гнездах, как птицы. Это гнездо называется гайно. Она делает его из веточек, веточки достаточно тоненькие, не толстые, внутрь она кладет сухую траву и мох.
Как они вообще запасают еду на зиму – очень даже интересно. Они тоже собирают вот такие кучечки. И они даже развешивают гриб на веточках, едят только шляпку, а ножку, – а что с этой ножки? – отдают птичкам! Это не миф, это реальность! Птички же летают рядышком где-то, и они видят птичку, и им бросают, а не просто выбрасывают, как мы мусор выбросили.

Здесь прозвучали уже знакомые нам «кучечки», и сообщение о белке с клубникой тут же легко вписалось в знакомую картину мира. Следуя логике специалиста музея, умение белок строить гайно предполагает возможность применить этот навык для плетения из травы сумки для орехов. Зоологический посыл этой идеи вполне понятен – нехитро сплетенная из травы сумка позволяет более эффективно переносить орехи в гнезда (если бы информант сообщил о том, что в сумке лежали письма, то, разумеется, вся абсурдность происходящего была бы очевидной).

Как видно на фотографиях (см., например, рисунок 1), гайно белок больше походит на птичье гнездо и представляет собой скорее пример грубой упорядоченности, характерной для инстинктивных действий. Создание же сумки требует наличия мелкой моторики и определённого мастерства, но главное – наличия плана работы. То есть интеллектуальной деятельности. Кроме того, раньше о подобном нигде не сообщалось.

1.jpg

Рисунок 1. Беличье гнездо «гайно» (фото с сайта FunART.pro).

В процессе опроса информанту задавались вопросы, и ответы на них выглядели вполне естественно, ничем не отличаясь от всех остальных. Ни своим поведением, ни манерой подачи Николай не дал ни малейшего повода заподозрить себя в обмане.

Вряд ли можно найти более подходящее определение этому происшествию, чем абсурдность. А как известно любому, кто занимается или интересуется аномалистикой, абсурдность – это маркер аномальных явлений. Здесь уместно упомянуть, что Таисия Владимировна, услышав этот рассказ точно также впервые, дала интересный комментарий: «Это нячыстая сила!».

Попробуем подойти к этому случаю как к аномальному явлению. На карте ниже (рисунок 2) нанесены странные инциденты, имевшие место в тех местах: по порядку справа налево обозначены Матрунькина Гора, д. Дворец, Голодное кладбище (карта и описание случаев уже публиковалась в отчете) и, наконец, белка с сумкой.

Несмотря на то, что координаты неточны, при соединении первых трех точек прямыми линиями всегда будет образован треугольник. И даже если сместить эти точки в пределах некоего радиуса, определяющего локацию мест наблюдения, изменится лишь площадь треугольника. То есть формируется своего рода ареал аномалий. Но вот белка с сумкой совершенно выбивается из этого ареала, точка предполагаемого наблюдения расположена как бы особняком. Впрочем, вряд ли такая аргументация имеет под собой серьёзные основания, ведь закономерности аномальных явлений до сих пор неизвестны. Так что было бы несправедливо лишь на основании этого сходу отметать возможность такого аномального явления. Тем более, что близость к упомянутому ареалу все же очевидна.

2.jpg

Рисунок 2. Карта аномальных явлений в окрестностях деревни Дворец.

В конечном итоге было решено отложить этот случай «в долгий ящик» и выждать, пока все разъяснится само собой. Все это время я продолжал поддерживать контакт с Таисией Владимировной в форме почтовой переписки. В письмах я время от времени ненавязчиво просил уточнить у Николая те или иные детали наблюдения белки с сумкой, а иногда и спросить, не было ли это шуткой. Таисия Владимировна делала это достаточно охотно, так как эта история вызывала недоумение и у нее. Николай – друг семьи, и часто заходит в гости. Никаких новых деталей он не сообщил, лишь продолжал настаивать на том, что наблюдение в самом деле имело место.

Тем не менее я по-прежнему не решался на публикацию этого случая, что-то подсказывало, что это не имеет отношения к теме аномальных явлений. Рассуждая рационально, приходилось часто задаваться вопросом, почему мы так охотно верим рассказам о приземлении летающих тарелок и посещении нас инопланетянами, когда научные данные говорят о крайне низкой (на грани невозможности) вероятности такого развития событий. Мы готовы ехать за несколько сотен километров, чтобы изучить рассказы о странных существах, нас захватывают истории о таинственных животных или криптогоминидах, но при этом сознание категорически отвергает самую обыкновенную белку, носящую через плечо сумку. И самое главное, наотрез отказывается причислять это сообщение к категории аномальных явлений.

В итоге, как и предполагалось, все прояснилось очень простым образом. В ответ на очередную просьбу уточнить у Николая детали по белке с сумкой, Таисися Владимировна сообщила в письме от 28.02.2019, что, по словам Николая, сумка у белки была матерчатая. Вот теперь вроде бы уже все стало ясно, но дальше больше – появилась новая история от Николая, причем точная калька с истории про белку:

…А вот с медведем интересно, т.к. Коля сразу свистнул, когда его увидел. Мишка сразу удрал, а корзинка с малиной осталась. Собирал мишка малину именно в корзинку. Коля тогда домой малины 2 корзины и принес. А было рядом с Тарасками. Кустов тогда там много росло, целые заросли. <…> И много малины было. <…> Давно, годы 70-е.

В ответном письме я пошел в лобовую и написал Таисие Владимировне, что Николай эти истории выдумал. Спустя время Таисия Владимировна прислала новое письмо, в котором писала, что повторно беседовала с Николаем (и видимо высказал ему моё мнение), и Николай признался, что да, действительно, про белку с сумкой и про медведя он сочинил. Но все остальные случаи имели место на самом деле. И ведь, что интересно, из всех рассказов выбивается именно этот про белку с сумкой.

Так как же тот, кто занимается исследованием аномальных явлений, должен понимать, где речь идёт об аутентичном наблюдении, а где розыгрыш? Разумеется, выявить грубую подделку не составляет труда. На помощь приходит опыт проведения опросов очевидцев – манера подачи очевидцем материала, выбираемые им способы ответа на правильно заданные вопросы, поведение и другие подсказки выдают ложь.

Но что делать в случае такого вот талантливого розыгрыша? Ведь нельзя недооценивать то, как Николай выстроил сам рассказ, как он его вписал в контекст других очень схожих, но правдивых рассказов, и то, как непринужденно держался он во время опроса, не давая ни малейшего повода усомниться в истинности своих слов. Разоблачение этого розыгрыша заняло не менее трех лет – с 2016 по 2019 год. И могло бы вообще не произойти.

Ответ подсказала медицина. Как известно, в настоящее время мы стали свидетелями настоящего прорыва в области нейросетевых медицинских технологий. Появляется все больше областей, где они находят широкое применении вплоть до полной замены собою врачей. В качестве примера можно привести систему цифрового анализа изображений Fotofinder: ИИ был обучен на двух выборках фотографий новообразований кожи – доброкачественные опухоли и рак кожи. То есть машина заранее знала диагноз, соответствующий этим изображениям (диагноз был установлен врачами-патоморфологами). Конечной задачей является получение ответа на поставленный вопрос: «Рак или не рак?» Для ответа на этот вопрос ИИ должен самостоятельно выявить критерии, по которым можно провести дифференциальную диагностику. В итоге, по результатам проверки оказалось, что нейросеть способна установить верный диагноз по цифровым изображениям опухоли с той же точностью, что и опытный врач-дерматолог, а при определённых обстоятельствах даже превосходит его. В настоящее время этот ИИ нашёл уже широкое применение в практической медицине. Самое интересное здесь то, что даже сами разработчики не знают, на основании чего ИИ принимает правильное решение, есть лишь предположения (в отличие от классического дискриминантного анализа, когда нам известны признаки, включаемые в уравнение).

Как это соотносится с аномальными явлениями? Очень просто. Компьютерные нейросети моделируют таковые биологических систем. Мозг человека содержит гораздо более развитую нейрональную сеть с куда более сложной архитектурой. Но, подобно ИИ, наш мозг в процессе любой деятельности точно также обучается и на выходе становится способным производить сходные действия. Так, врач, который производит оценку новообразования кожи, сам далеко не всегда может объяснить, как он пришёл к своему диагнозу. Это происходит скорее на уровне интуитивного принятия решения, но в основе этой интуиции лежит накопленный опыт. На его основании «встроенная» в череп с рождения нейронная сеть выдает правильный диагноз. Так и при оценке сообщения очевидца мозг исследователя аномальных явлений неосознанно производит сравнение с уже имеющимся опытом предыдущих опросов и в случае, если сообщение не вписывается в этот опыт, принимает решение о его низкой достоверности. И именно поэтому белка с сумкой отвергалась интуицией как фальшивка, несмотря на все рациональные рассуждения о том, что нельзя считать белку с сумкой более невероятным происшествием, чем, например, наблюдение абсолютно несуразного с любой точки зрения существа в виде ходулей в агрогородке Гожа.

Не лишним будет обратить внимание и на то, что при применении ИИ в медицине есть большие опасения по поводу того, что в конечном итоге ИИ принимает решения на основе той информации, которая была предоставлена человеком для обучения. В случае наличия ошибок в исходном массиве информации, ИИ будет также допускать ошибки в дальнейшей своей деятельности. Именно поэтому реальный врач-человек пока еще остается незаменимым. В исследовании аномальных явлений такую проблему можно обозначить термином «кабинетная уфология». К сожалению, «кабинетных» уфологов все еще неизмеримо больше, чем реально практикующих исследователей. Но располагая только лишь неким массивом информации в пределах своего кабинета и не занимаясь постоянной практической работой с очевидцам, высок риск тиражирования ошибочных сведений, сообщений подобных белке с сумкой во всех их вариациях. Только практический опыт позволяет отделит зерна от плевел. Exempla docent. Любой врач знает, что читая лишь книги по хирургии, хирургом не станешь. Но, к сожалению, в исследовании аномальных явлений это далеко не редкость.

Одним из хороших объяснений того, как вычисляет мозг фальшивку среди сообщений об аномальных явлениях, может быть сравнение с устоявшейся системой мифологических представлений. Так, опытный фольклорист сразу же вычисляет среди быличек заимствования из чужого фольклора либо завозной фольклор. Но, к сожалению, для изучения аномальных явлений обширные наработки фольклористики не во всем подходят. Если фольклористика изучает сугубо лишь эту самую мифологическую систему, без учета того, что за стоит за возникновением мифов и представлений (например, древние преставления о происхождения грома и молнии как о действиях Богов-Громовержцев в глазах специалистов по мифам и фольклору не требуют знания физики и метеорологии), то для исследователей аномальных явлений мифологическая система является лишь зеркалом, отражающим некие реальные процессы, стоящие за ее происхождением. И именно понимание этих процессов представляет наибольший интерес. В противном случае наша деятельность просто слилась бы с деятельностью этнографов и фольклористов.

Все это говорит о том, что изучение аномальных явлений является самостоятельной областью, требующей соответствующей подготовки и разработки методологического и теоретического аппарата. А комичная история про белку с сумкой дает лишь повод хорошенько об этом поразмыслить.

Также по теме
Недавно мы рассказали о встречах с нехарактерными нашей стране существами – гномами. Но, если им с легкостью можно отыскать аналогии в сопредельных странах, то "видовую принадлежность" иных, встреченных информантами созданий, определить крайне затруднительно. Так, в 2014 году в д. Гожа Гродненского района имел место любопытный и крайне нетипичный для Беларуси случай наблюдения неклассифицируемых фольклорных персонажей.

03.08.2021
 
Если у вас есть дополнительная информация по этой публикации, пишите нам на ufocom@tut.by Подписывайтесь на наш телеграмм канал, чтобы всегда быть в курсе событий.
 
 
Анализ видеоматериалов активности полтергейста в Воронежской области в 2020 году
Полтергейст 19
Анализ видеоматериалов активности полтергейста в Воронежской области в 2020 году
Начиная с марта 2020 года в г. Павловск Воронежской области в двухкомантной квартире начался активный случай полтергейста. В середине апреля 2020 года сообщение об активном случае полтергейста было направлено в группу «НОЗП», которая оперативно выехала в Воронежскую область и предприняла попытку помочь «жертвам». Также к анализу данных по этому случаю дополнительно был подключен психолог, кандидат психологических наук Е. К. Агеенкова, которая имеет большой опыт работы с «подростковыми полтергейстами».
Традиционные магическо-ритуальные практики белорусов против блуждания людей и животных
Сакральная география 1
Традиционные магическо-ритуальные практики белорусов против блуждания людей и животных
Повседневная жизнь человека в традиционном обществе была неразрывно связана и в большей степени зависела от окружающей среды. Символическое разделение на «свой» и «чужой мир», усвоенное культурное и дикое природное пространство сформировали точно установленные принципы и правила поведения человека в мире. От того, насколько люди придерживались этих установок, зависело как само выживание, так и успех в хозяйственной деятельности.