Михаил Герштейн
Михаил Герштейн
действительный член Русского географического общества, уфолог
E-mail: ufo_miger@mail.ru

Как не надо вести полемику

В жизни любого исследователя бывают моменты, когда приходится вести не только заочный спор с давно умершими авторами.

В жизни любого исследователя бывают моменты, когда приходится вести не только заочный спор с давно умершими авторами. Интернет предоставляет большие возможности для полемики, к сожалению, доступные не только адекватным людям, но и троллям, которые хорошо отточили нечестные приемы спора. Они врут, передергивают, переходят на личности и используют любой предлог, чтобы полить грязью оппонента. Я давно собирался написать о демагогии, но без конкретных примеров это было бы абстрактным рассуждением. К счастью, мне повезло. Борис Аполлонович Шуринов обиделся на рецензию своей книги в предыдущей колонке, и написал ответ аж на 57 страниц. В нем мы найдем все, что нужно для разговора о культуре полемики.

Во время военных действий важно захватить господствующие высоты, чтобы оттуда громить противника. В полемике аналогом такой высоты является собственное положение в научном мире («я академик, лауреат, а вы собственно кто?») или в той области, о которой идет спор. Именно поэтому Шуринов постоянно подчеркивает свои достижения («я участвовал в 23-х международных уфологических конгрессах»), перечисляя известных людей, с которыми встречался. Людям незначительным кажется, что упавшая на них тень знаменитостей делает их выше, но, увы, сидение на одном стуле с Жаком Валле в 1990 году или автограф Феликса Зигеля на книге говорят только о том, что в их биографии был такой факт. Я тоже встречался с известными уфологами, и на моих полках стоят книги того же Жака Валле с дарственными надписями. Приведу одну из них здесь не ради тщеславия, а для того, чтобы не выглядеть голословным:

vallee_autogr.jpg

Если занятая высота слишком ничтожна или не отличается от высоты соперника, в ход идет другой нечестный прием – принижение оппонента, втаптывание в грязь, желательно сразу же. Карел Чапек в статье «Двенадцать пpиемов литеpатypной полемики или пособие по газетным дискуссиям» писал, что участник полемики

...должен дать почyвствовать пpотивникy свое интеллектyальное и моpальное пpевосходство, иными словами, дать понять, что пpотивник – человек огpаниченный, слабоyмный, гpафоман, болтyн, совеpшенный нyль, дyтая величина, эпигон, безгpамотный мошенник, лапоть, плевел, подонок и вообще сyбъект, недостойный того, чтобы с ним pазговаpивали. Такая апpиоpная посылка дает вам затем пpаво на тот баpский, высокомеpно-поyчающий и самоyвеpенный тон, котоpый неотделим от понятия «дискyссия». Полемизиpовать, осyждать кого-то, не соглашаться и сохpанять пpи этом известное yважение к пpотивникy – все это не входит в национальные тpадиции.

Для подобного приема хорошо подходит атака «ad hominem» – то есть не на то, что говорит оппонент, а на его личность. Можно выбрать любой единичный факт его биографии, который кажется читателям дискредитирующим, и потом бесконечно его упоминать, надеясь, что он навеки приклеится к оппоненту, как в анекдоте про старого шотландца. Шуринов для этого использовал имевшее место сотрудничество с Академией Национальной Безопасности – общественной организацией, созданной отставными профессионалами спецслужб. Должен сказать, что среди не входящих в структуру Российской Академии наук самозваных академий эта была не из самых худших, а громкое звание, которое Шуринов сейчас мне ставит в вину, помогало вести уфологические расследования. Удостоверение из Географического общества работало гораздо хуже, особенно среди чиновников и военных.

Идеальный вариант – заставить оппонента оправдываться. В глазах наблюдающих за дискуссией это равнозначно признанию какой-то вины, по принципу «ложечки-то нашлись, а осадок остался».

Атака «ad hominem» отлично сочетается с оскорблениями. Они не обязательно ложны по содержанию, но всегда грубы и неприемлемы по своей форме. Целью оскорблений может быть не только создание негативного образа оппонента, но и выведение оппонента из себя, в надежде, что это еще больше дискредитирует его в глазах читателей, а также помешает ему мыслить логично и приводить аргументы по существу. Шуринов использовал для нападения много нехороших слов, иногда выделенных жирным шрифтом.

Унижение противника довершает использование специальных оборотов речи, чтобы подчеркнуть его никчемность. Оппонент у демагога не говорит или утверждает что-либо, он «замяукал» (с. 15), «вякнул» или, если аудитория не обременена интеллектом, «прокукарекал из-под шконки». Карел Чапек тоже упоминает этот недостойный прием:

Если вы, напpимеp, напишете, что господин Икс, по вашемy мнению, в чем-то непpав, то господин Икс ответит, что вы «веpоломно обpyшились на него». Если вы считаете, что, к сожалению, в чем-то не хватает логики, то ваш пpотивник напишет, что вы «pыдаете» над этим или «пpоливаете слезы». Аналогично этомy говоpят «бpызжет слюной» вместо «пpотестyет», «клевещет», вместо «отмечает», «обливает гpязью» вместо «кpитикyет», и так далее. Бyдь вы даже человек на pедкость тихий и безобидный, словно ягненок, с помощью подобных выpажений вы бyдете наглядно обpисованы как сyбъект pаздpажительный, сyмасбpодный, безответственный и отчасти неноpмальный. Это, кстати, само собой объяснит, почемy ваш yважаемый пpотивник обpyшивается на вас с такой гоpячностью: он пpосто защищается от ваших веpоломных нападок, pyгани и бpани.

После подобной артподготовки остается сущая мелочь – ответить на критику, даже если крыть ее нечем. Для этого используются любые приемы увода полемики в сторону (то, что Артур Шопенгауэр в своей статье «Эристическая диалектика, или Искусство побеждать в спорах» обозначил как «уловка № 29»). Вместо прямого ответа на вопрос, был ли «Парадокс ХХ века» первой книгой об НЛО на русском языке, мы услышали все, что угодно – и объем страниц, и тираж, и даже увидели ее фотографию. Все это не имеет отношения к затронутому вопросу и лишь показывает нежелание сдаваться.

В тяжелых случаях оппонент начинает отрицать очевидное, рассчитывая, что никто не будет это проверять. Так случилось и с Шуриновым, утверждающим, что труды Ф. Зигеля расходились по СССР только «в разрозненных ксерокопированных листах» (подразумевается за кадром, что на книгу это не тянет). Думаю, что любой уфолог со стажем может показать Шуринову переплетенные тома из серий «Наблюдения НЛО в СССР» и «Исследования НЛО в СССР», назвав число страниц. Может это сделать и лично знакомая мне Татьяна Феликсовна Константинова-Зигель, всуе упомянутая Шуриновым. Мог показать и я, если бы в свое время не решил их отсканировать и распознать, сделав доступными для коллег. Пришлось расшить переплеты и разобрать их по страницам, потому что иначе пропадала часть текста у корешка. Книгу Дональда Мензела «О “летающих тарелках”», изданную в СССР в 1962 году, он вообще отказался считать уфологической, обозвав «мурой» и «кучей вранья». К счастью, в наши дни любой может посмотреть и убедиться, что книга соответствует названию, хотя и написана большим скептиком (кстати, тот самый Михаил, которому была выражена благодарность по вышеприведенной ссылке, сейчас пишет эти строки).

Там, где речь зашла об исторических наблюдениях НЛО (тема, где со мной лучше не спорить), Шуринов пустил в ход еще один прием, описанный Юрием Нестеренко в статье «Демагогия» – ссылки на недостоверные источники:

Источники могут быть неконкретными («иностранные специалисты доказали»), ненадежными («мой сосед говорил», публикации в бульварной прессе, мнения специалистов в других областях), устаревшими или, в наиболее наглом и злонамеренном случае, просто выдуманными (сюда же относится и ситуация, когда сам источник реален, но якобы цитируемой информации не содержит). В последнем случае ссылку оформляют как можно более солидно, в надежде, что оппонент, убежденный ее научным видом, не полезет ее перепроверять; для пущей гарантии ссылка может даваться на чрезвычайно труднодоступный источник, какой-нибудь букинистический раритет, да еще и на неизвестном оппоненту языке.

Шуринов не постеснялся назвать оригиналом перевранный текст даже не второй, а третьей свежести, видимо, рассчитывая, что не очень знакомый язык поставит меня в тупик. Но сочетание гугл-транслейта, словаря и терпения творят чудеса. Пройдемся по указанной на с. 22 ссылке. Что же мы там видим? Компиляцию наблюдений НЛО на французском языке, составленную неким Годеливом ван Овермейром из Бельгии. Шуринов поленился перевести взятый оттуда текст, но мы сделаем это за него:

1863, 27 апреля. Швейцария, Цюрих. Генри Уолднер увидел большое количество ярких тел, движущихся с запада на восток, и сообщил об этом д-ру Вольфу из Цюрихской обсерватории, который убедился в реальности этого странного явления и рассказал ему об аналогичном наблюдении, сделанном синьором Капоччи из обсерватории Каподимонте в Неаполе 11 числа. Некоторые из тел были звездообразной формы и имели прозрачные выступы (Charles Fort: «Le livre des damnes» - ed. Eric Losfeld, 1967, p. 172). В Цюрихской обсерватории 27 апреля 1863 года доктор Вольф увидел большое количество ярких дисков, летящих с востока. У некоторых были хвосты, другие напоминали звезды. (Les Soucoupes chez Heidi, cfr GREPI, Suisse, 1997).

Итак, сам Овермейр ссылается на Чарльза Форта и его «Книгу проклятых». Эта книга была написана на английском и только потом переведена на французский. Есть и перевод на русский язык, к сожалению, крайне убогий. (Утверждение Шуринова, что дело происходило в Швейцарии и поэтому в расчет принимаются только тексты на французском или немецком, несостоятельно еще и потому, что Генри Уолднер был английским астрономом, описавшим детали своего наблюдения в английском издании). При этом Овермейр серьезно исказил то, что написал Чарльз Форт. Сравните с оригиналом:

Waldner.jpg

Как мы видим, Овермейр «потерял» точную дату наблюдения Капоччи, по-видимому, для того, чтобы превратить его в более четкое подтверждение наблюдений Генри Уолднера. Сам Уолднер рассчитал размеры увиденных объектов и пришел к выводу, что это крупные снежинки или кристаллы льда, летящие по ветру.

А как насчет наблюдения д-ра Вольфа? Вы удивитесь, но «Les Soucoupes chez Heidi» – это не книга, а всего лишь страничка в интернете. Ничего не скажешь, достойная ссылка! При этом не подлежит сомнению, что интересующие нас строки были переведены из не раз упоминавшейся в моей рецензии книги Десмонда Лесли и Джорджа Адамского «Летающие тарелки приземлились». В ней все было заимствовано у Чарльза Форта и, как я уже говорил, преднамеренно искажено, чтобы наблюдения больше напоминали «летающие тарелки»:

Waldner-2.jpg

Шуринов серьезно обиделся на мою критику в адрес Десмонда Лесли. Он прибегнул к фигурному цитированию слов Лесли из предисловия ко второй книге Джорджа Адамского, пытаясь отделить «честного» родственника Уинстона Черчилля от повествующего о полетах на Венеру мошенника. Между прочим, уже после личной встречи и знакомства с Адамским Лесли написал в том же самом предисловии:

Джордж Адамский, например, повествует о многих исполненных просветления часах, проведенных в компании людей из более высокоразвитых миров, и смог передать часть духовной красоты их знаний и философии... Главное – прочитать все это и изучить изложенные им учения, ибо они могут принести огромную пользу и выгоду для многих. К тому времени, когда они будут всеми усвоены и, можно надеяться, применены, другие люди, имевшие подобный опыт, смогут выйти и открыто подтвердить утверждения этого одинокого первопроходца.
Первый, кто открывает миру новую истину (или, скорее, повторяющийся аспект Единой Истины), неизменно встречает насмешки, презрение и крики «Мошенник!» Первопроходец по своей природе опережает время на несколько десятков лет, подвергаясь насилию со стороны собратьев, а их внуки чешут затылки и недоумевают, к чему была вся шумиха, потому что для них все плоды, собранные одиноким первопроходцем, стали повседневным и обыденным фактом.
А пока Адамский находится в таком же неловком положении, как и индеец из Бразилии, которого подвезли на вертолете. Вертолет высадил его и улетел. Он пытается рассказать племени, что произошло, но в его языке нет слов, чтобы адекватно это описать. Тем не менее Адамский сделал все возможное, используя простую земную речь, чтобы передать свой опыт пребывания вне Земли (Inside the Space Ships. P. 28–29).

Это, пожалуй, больше тянет на соучастие в мошеннической проделке Адамского, чем пытается представить Шуринов, прекрасно знающий, что обе книги давно разошлись в Сети и доступны для прочтения.

Не постеснялся Шуринов прибегнуть и к абсолютному оружию полемики – полному отрицанию всего, что сделал оппонент. Карел Чапек писал, что этот прием

состоит в пpостом отpицании всего вашего, всего, что вам пpисyще. Если вы, к пpимеpy, yченый мyж, то можно игноpиpовать этот факт и сказать, что вы повеpхностный болтyн, пyстозвон и дилетант. Если вы в течение десяти лет yпоpно твеpдили, что (допyстим), веpите в чеpтовy бабyшкy или Эдисона, то на одиннадцатом годy о вас можно заявить в полемике, что никогда еще вы не поднимались до позитивной веpы в сyществование чеpтовой бабyшки или Томаса Альвы Эдисона. И это сойдет, потомy что непосвященный читатель ничего о вас не знает, а посвященный испытывает чyвство злоpадства от сознания, что y вас отpицают очевидное.

Знающие люди, прочитав в «ответе» Шуринова, что я «лично никогда не встречался с людьми, имевшими то или иное отношение к теме, не участвовал ни в одном расследовании серьезных загадочных случаев» (с. 24), только посмеются. А незнающим я напомню, что был в течение восьми лет корреспондентом газеты «Аномалия», отвечая за освещение вопросов, связанных с уфологией – сидел на дежурном телефоне, принимая звонки очевидцев, выезжал на места наблюдений и посадок НЛО, обивал пороги всевозможных учреждений в поисках истины. Я лично знал всех петербургских и московских уфологов, брал интервью у всех, кто так или иначе был связан с НЛО, включая очень не любящих эту тему астрономов, побывал во многих местах России и ближнего зарубежья. Вот только с выездами в Западную Европу у меня, в отличие от Шуринова, дело не пошло – не потому, что не приглашали, а по семейным и финансовым соображениям. Тем не менее я активно общался по интернету и обменивался материалами, включая уникальные, со многими европейскими и американскими уфологами, принимал участие в ряде проектов, будучи единственным представителем от России. Если я доживу до возраста Шуринова, то, пожалуй, возьмусь за мемуары, а пока предпочту скромно промолчать о своих заслугах.

Пожалуй, на этом мы и остановимся. При желании можно найти в тексте Шуринова еще немало лжи, передергивания и откровенной демагогии, но по сравнению с тем, что мы только что видели, это сущие пустяки. Замечу лишь, что мой оппонент хорошо знает правило любого демагога – последнее слово всегда должно оставаться за ним. Как писал Карел Чапек,

поле боя всегда нyжно покидать с видом победителя. Искyшенный полемист никогда не бывает побежден. Потеpпевшим поpажение всегда оказывается его пpотивник, котоpого сyмели «yбедить» и с котоpым «покончено». Этим-то и отличается полемика от любого иного вида споpта. Боpец на ковpе честно пpизнает себя побежденным; но, кажется, ни одна еще полемика не кончалась словами: «Вашy pyкy, вы меня yбедили».

Такие люди, как Шуринов, никогда не останавливаются. Не удивлюсь, если мы еще увидим где-нибудь «ответ на ответ» или другие инсинуации, порожденные его не терпящим критики самолюбием. Тратить свое время на то, чтобы еще раз ниспровергнуть уже упавшее, я не собираюсь. Sapienti sat.


08.09.2021
 
Если у вас есть дополнительная информация по этой публикации, пишите нам на ufocom@tut.by Подписывайтесь на наш телеграмм канал, чтобы всегда быть в курсе событий.
 
 
Традиционный белорусский деревянный календарь из Слуцкого уезда
Астроархеология 2
Традиционный белорусский деревянный календарь из Слуцкого уезда
В Российском этнографическом музее хранится резной деревянный календарь-посох из д. Чудин Слуцкого уезда. На сегодняшний день это единственный такой белорусский артефакт. Представлено его описание, а также дан краткий обзор других календарей схожего типа и показаны предпосылки для формирования и распространения подобных артефактов на территории Беларуси.
Персонажи и мотивы латышской мифологии, связанные с блужданием. Блудные места
Сакральная география 1
Персонажи и мотивы латышской мифологии, связанные с блужданием. Блудные места
В настоящем материале речь пойдет о различных природных объектах (камни, лес, возвышенность, болото, река, поле) на территории Латвии, с которыми связаны рассказы о блужданиях. При подготовке статьи автор подбирал предания, которые наиболее полно охватывают как различные объекты ландшафта, так и территорию всех культурно-исторических областей Латвии.