Кто был прототипом Ван Хельсинга?

До сих пор был известен лишь один кандидат, предложенный Дж. Гордоном Мэлтоном в своей книге "Энциклопедия вампиров", - Арминиус Вамбери, венгерский историк, который был лично знаком с Брэмом Стокером и чьим трудом по истории Венгрии пользовался писатель во время работы над "Дракулой". Но при этом сам Мэлтон указывает, что в романе литературный Ван Хельсинг упоминает своего "друга Арминиуса" из университета в Будапеште. Версия слабая, но все же версия.

В 2015 году вышла книга польского журналиста Адама Венгловского "Очень польская история всего" ("Bardzo polska historia wszystkiego"), которая посвящена поиску следов "польского" в широком круге исторических личностей, событий, мифов и легенд. И вот среди рассматриваемых персоналий автор предложил свою оригинальную версию, согласно которой персонаж Брэма Стокера все же имел польские корни, а именно в лице лютеранского пастора Хельвинга, жившего на переломе XVII и XVIII веков.

Пастор Хельвинг и его статья 1722 года о польских упырях
Пастор Хельвинг и его статья 1722 года о польских упырях
 

Ежи Анджей Хельвинг, или Georg Andreas Helwing (1666-1748), родился в мещанской семье в нынешнем польском городе Венгожево (Варминьско-Мазурское воеводство), который во времена жизни пастора назывался по-польски Венгоборком или по-немецки Ангеборком. Мать Хельвинга была дочерью местного священника, а его отец перенял эту должность после смерти своего тестя. В его семье родным языком был немецкий, но знали также и польский, так как большая часть прихода была польскоязычной. С детства Хельвинг проявлял интерес к естественным наукам. Получив неплохое образование и степень магистра, он предпринял научное путешествие по Европе, продолжая совершенствоваться в теологии и различных научных дисциплинах (ботанике, астрономии, истории, литературе, философии и математике). После смерти своего отца в 1705 году Хельвинг становится его преемником на должности настоятеля протестантского прихода, также передав этот пост после себя своему сыну.

Хельвинг, в первую очередь, был известен в научном мире своими ботаническими исследованиями, которые вылились в несколько монографий и создание ботанического сада. Также известно о том, что пастор интересовался прусскими древностями и даже проводил археологические раскопки древнего некрополя с захоронениями по обряду трупосожжения и городищ. Но если еще более углубиться в биографию этого неординарного человека, то можно обнаружить и его публикации на тему народного фольклора. В частности, мы имеем в виду его статьи об оборотнях и польских упырях, опубликованные на страницах научного периодического издания "Breslaunische Sammlungen von Natur- und Medizin geschichten".

Под упырями Хельвинг, согласно местной народной традиции, понимал "такой тип мертвых человеческих тел, которые сами себя в гробу пожирают", что становится причиной распространения эпидемий, которые прекращаются лишь после того, как упыря обезглавят. Пастору довелось лично стать свидетелем практической реализации данного поверья, когда в 1709-1710 годах по Мазурам и Вармии прошлась эпидемия чумы, в одном только Венгожеве выкосившая около 13 тысяч человек. Хельвинг описал ситуацию, имевшую место в деревне Харш, жители которой занялись раскопками могил в поисках "самопожирающихся трупов", отсекая головы наиболее подозрительным. Правда, эта акция никак не помешала дальнейшему распространению болезни.

Пастор Хельвин не был "охотником на вампиров", но он пытался трезво взглянуть на эти суеверия и предрассудки, не принимая их за истину, но все же тщательно описав. Что же может его объединять с литературным Ван Хельсингом? Тема вампиров, схожесть фамилий, образованность и эрудиция, глубокая вера, знание немецкого, пребывание в Голландии и так далее. Адам Венгловский считает это более чем достаточным, чтобы предложить Хельвинга в качестве прототипа персонажа из романа Брэма Стокера. В конце концов, Арминиус Вамбери мог быть знаком с научными публикациями пастора из Ангеборка и вполне мог сообщить о них писателю.


Виктор Гайдучик 13.08.2015
 
 
«Попаданцы»: загадочная история на белорусской железной дороге
Экспедиции 14
«Попаданцы»: загадочная история на белорусской железной дороге
Наверное, у представителей любой профессии есть свои легенды. Некоторые уходят корнями в седую старину, другие появились сравнительно недавно, превратившись в «городской фольклор». Работники железной дороги – народ чаще всего здравомыслящий и не склонный к излишнему фантазированию. Но иногда и они вспоминают красивую историю о неком призрачном поезде. Легенду ли?
Вересова Гора: идентификация сакрального места на основании ландшафтного анализа и ограниченных исторических свидетельств
Сакральная география 2
Вересова Гора: идентификация сакрального места на основании ландшафтного анализа и ограниченных исторических свидетельств
Исследователи часто сталкиваются с ситуацией, когда фольклорные и письменные сведения о каком-либо потенциально культовом природном объекте весьма скудны. На примере Вересовой Горы в Волосовском районе Ленинградской области автор рассматривает возможность привлечения данных картографии и оценки ландшафтных особенностей местности для более информативной идентификации исследуемого объекта.