Надписи на семенах тыквы: мистика или генетика?

Семена с иероглифами

Огородник-любитель со стажем, Владислав Васильевич Слинченко, из с. Петропавловка Петропавловского района Воронежской области в прошлом году вырастил у себя на участке необычную тыкву. Точнее сам плод ее был вполне заурядным, а вот семена – не совсем. Их покрывали рубцы, причем на каждом семени они создавали свой неповторимый отпечаток, чем-то напоминающий китайские иероглифы. По нашей просьбе мужчина постарался определить сорт: им оказалась разновидность Волжской серой т. е. так называемая крупноплодная тыква. Несколько собранных семян Владислав Васильевич прислал в Уфоком с просьбой разобраться в причине этой нежданной проблемы. А вдруг они представляют интерес не для селекционеров или фитопатологов, а для теологов?

Владислав Слинченко со странным семечком и внешний вид обнаруженных семян (село Петропавловка, 2014 год).
Владислав Слинченко со странным семечком и внешний вид обнаруженных семян (село Петропавловка, 2014 год).
 

На самом деле, этот феномен не так редок и только за последние годы удалось найти несколько однотипных случаев в Таджикистане, Латвии и России. В Башкирии подобные семена извлекла из тыквы семья Ждановых. В феврале 2010 года Минира Жданова решила приготовить тыкву, которая лежала у нее еще с осени. Каково же было ее удивление, когда на каждом семечке она увидела буквы, причем с обеих сторон! Во втором (меньшем по размеру) плоде картина была аналогичной. Язык определить не удалось, но соседка подсказала, что вроде бы на одном из семян присутствует надпись «Аллах» по-арабски. Всю коллекцию передали в Уфу, в Российский исламский университет.

Подобную находку в 2014 году совершила и Джигагул Азизова из селения Садахо Бальджуванского района Хатлонской области (Таджикистан). Некоторые местные жители также рассмотрели на семенах слова «Аллах», «Бисмиллах» и другие надписи из священного Корана. В семье, где вырастили загадочный овощ, решили посеять эти семена и на следующий год, для того чтобы «увидеть что-то необычное». О результатах этого эксперимента пока ничего не сообщалось.

Некоторые семена, извлеченные из тыквы в г. Салават (Башкирия, 2010 год). Выбраны однотипные изображения, которые могут иметь сходство с буквами арабского алфавита.
Некоторые семена, извлеченные из тыквы в г. Салават (Башкирия, 2010 год). Выбраны однотипные изображения, которые могут иметь сходство с буквами арабского алфавита.
 

Заместитель декана теолого-педагогического факультета Российского исламского университета Василя Нигматуллина, осмотрев башкирскую находку, заявила, что на некоторых семечках ясно видно слово «Аллах», на других – «Поклонитесь», присутствуют арабские, а также римские цифры. А в одном случае специалист даже рассмотрела глаз. Тут также пересчитали все семена, и оказалось, что в большой тыкве их было 187, а в маленькой – 33 (священное для мусульман число). Чудесного начала нерукотворно начертанных криптограмм придерживаются и представители местного духовенства в Таджикистане, которые, в свою очередь, изучили узоры с огорода Джигагулы Азизовой. Так, известный в Бальджуване мулла эшони Заробиддин, а также махсуми Сироджиддин и один таджикский преподаватель каллиграфии, сказали, что если собрать все семена из одной тыквы вместе, то можно составить религиозный аят (стих).

Некоторые знатоки арабского языка, однако, не разглядели в узорах никакого совпадения с иероглифическим письмом, отмечая, что один из символов может быть немного похож на лигатуру лям-алиф. Если же подойти к этой проблеме с другой стороны, то в первом случае мы имеем (187+33)*2 т. е. 440 различных пиктограмм, что может объяснить частичное сходство с некоторыми буквами лишь в результате простого совпадения. Так что, складывая из них слова, мы уподобимся Каю из сказки о «Снежной королеве», безуспешно выкладывающего слово «Вечность» из льдинок.

В свою очередь, по этим случаям высказался и Тагирьян Мухаматзиев, главный агроном Министерства сельского хозяйства Республики Башкортостан, который предположил, что рисунки вполне могли возникнуть вследствие внешнего воздействия, но не человека, а, к примеру, солнечного света. И добавил, что, скорее всего, сходство с арабской вязью случайно. Действительно, существует такое понятие как парейдолия или узнавание в смутных очертаниях каких-то вполне реальных предметов или изображений (например, лица на Марсе и др.).

Карета превращается, превращается в…

Если семена выделяются из тыквы в странах (или регионах), где мусульманское население не так велико, обычно преобладают рациональные объяснения произошедшего. Сарма Жарчинская, член садоводческого клуба «Tomats», который находится в Улброка – пригороде г. Риги (Латвия) – увлекалась выращиванием тыквы довольно давно. В начале мая 2012 года она высадила три семечки сорта Мраморная, а 10 ноября срезала плоды и положила их на хранение и дозревание (так как они оказались не полностью созревшими). В январе 2013 года женщина наконец решила приготовить свой урожай и ахнула: внутри тыквы находились уже знакомые нам семена с «иероглифами». Всего в тыкве оказалось 111 семян и на всех были таинственные изображения, причём, как и в других случаях, с обеих сторон. Сарма обратила внимание, что внутренняя часть тыквы представляла собой относительно плотную массу. Это еще раз подтвердило, что тыква и, следовательно, семена являлись недозревшими.

Семена из Латвии (Улборке, 2012 год).
Семена из Латвии (Улборке, 2012 год).
 

Сарма обратилась в латвийский Центр исследований аномальных явлений (UFOlats), где также попытались разобраться с причиной вероятного возникновения надписей. Итак, теперь мы уже знаем, что в каждом случае количество семян варьирует в широких пределах и не повторяется, а рисунок расположен на двух сторонах семени и также не дублируется. Внутри одного плода полное совпадения рисунков минимально, но может встречаться (см. изображение из Башкирии). Сами пиктограммы скрыты под семенной кожурой, наличие и целостность которой, а также то, что мы имеем ряд других, практически идентичных случаев, исключает искусственную (умышленную) причину появления этих знаков.

Евгений Сидоров, директор UFOlats, обратился на кафедру физиологии растений факультета биологии Латвийского университета к доценту Маре Викмане. Ее версия сводилась к механическим повреждениям семян. Дело в том, что внешние покровы молодых семян тыквы очень непрочные и нарушить их довольно легко, особенно, если плод недозрелый. В этом случае уязвимая семенная кожура (мягкая и влажная) могла пострадать от некоего воздействия. При вскрытии семян, удалось установить, что зародыш был небольшим и уплощенным, что также является показателями его недоразвития.

Но как можно повредить семена внутри тыквы? Здесь возникло два предположения. Согласно первому из них, семена претерпели аномальное и хаотичное сдавливание окружающими и относительно твёрдыми волокнами. В этом случае волокна ткани как пресс оставили свой отпечаток на каждом семени. В дальнейшем, по мере созревания семян, эти микроповреждения увеличивались и превращались в заметные невооруженным глазом разномастные рубцы. Но дальше у этой версии начинались проблемы – почему такие семена нашлись только в одной из трех тыкв одного и того же сорта, да и как локальное давление могло создать все то многообразие форм и знаков причем с двух сторон каждого (!) семени?

Согласно второй версии, повреждения семена получили после уборки, а проявились уже в процессе их сушки. Трещины, задиры и сколы могут возникать при ускоренной высокотемпературной или солнечной сушке, когда быстро высыхающая кожура становится очень сухой и ломкой (см. также предположение Тагирьяна Мухаматзиева). Но эта версия не выдерживает критики по той причине, что во всех случаях аномальные семена (в том числе и в латвийском) были обнаружены в тыкве уже с необычными рисунками.

По иной теории, возникшей у наших латвийских коллег, «знаки» могут быть следствием проявления мутации, возникшей под воздействием факторов внешней среды. Однако условия выращивания в тот год были типичными и вряд ли могли как-то повлиять на растения. Разве что можно рассмотреть вариант с тем, что «вылезла» какая-то наследственная болячка.

Новые гипотезы

Мы уже рассказывали о природе кругов на арбузах, которые являются всего лишь следствием вирусной мозаики. Может быть и в нашем случае «пошалило» какое-то редкое эндемическое заболевание? С целью проверки этой идеи мы обратились к Валерию Владимировичу Огневу, к. с.-х. наук, доценту кафедры садоводства и хранения растениеводческой продукции ДонГау (Ростовская область). Специалист, к нашему удивлению, рассказал, что сталкивается с данным явлением достаточно часто. В известной научной литературе явление не описано, но некоторые ученые считают, что это проявление ВОМ – вируса огуречной мозаики, хотя так как возбудитель не выделен, можно говорить лишь о предположении. Чаще всего ВОМ поражает мускатную тыкву, после чего ее семена на посев не пригодны. Иногда в плоде бывает поражена только часть семян. Переносчиком заболевания как правило являются насекомые – цикадки и тли. По словам, Валерия Владимировича, плоды у таких тыкв меньшего чем обычно размера и грубоватая по консистенции мякоть, также со следами укусов насекомых, а на листьях можно наблюдать типичные симптомы поражения ВОМ. Степень поражения плодов может быть незначительной. В Ростовской области с таким явлением сталкиваются довольно часто, особенно при сильном заселении насекомыми-переносчиками вируса.

Здесь можно было бы заканчивать наше расследование, если бы не несколько «но». Никаких симптомов поражения не было в латвийском и воронежском случаях, не говорится о них и в других (пораженные плоды вероятнее всего не стали бы использовать в пищу, а просто выкинули). С некоторой натяжкой симптомом могла быть только твердая мякоть в латвийской тыкве. Дальше – еще интереснее. Будучи очень скрупулезным человеком, Сарма Жарчинская на следующий год высадила пять странных семечек на своем участке. Три из них взошли и вызрели без проблем, но в плодах были совершенно нормальные, полностью дозревшие семена. Сарма лишь сказала, что ее удивило, что семена сменили цвет: изначально сорту Мраморная характерны желтые крепкие семена с крапинками, а выделенные семена были светлее и без крапинок. Однако, если бы в семенах содержался вирус, наверняка наблюдалось бы поражение хотя бы одного (а скорее всех) растений. Так что мы здесь, по всей вероятности, столкнулись со сходными явлениями, но не полностью идентичными.

Дальнейший поиск по русскоязычной и иностранной литературе, в том числе посвященной ВОМ, показал, что авторы не упоминают о поражении семян и почти не приводят их фотографий, зато обильно иллюстрируют свои работы симптомами ВОМ на плодах и листьях. Единственное упоминание, которое нам попалось, касалось другой разновидности вируса – ВЖМЦ (вируса желтой мозаики цуккини) поражающего также и тыкву. Сообщается, что симптомами ВЖМЦ могут быть некрозы (отмирание участков) или деформация семян, чего в описываемых выше случаях не наблюдалось. Причем такие семена невсхожие.

Проявление вируса желтой мозаики цуккини на семенах различных культур (Desbiez C., Lecoq H., 1997).
Проявление вируса желтой мозаики цуккини на семенах различных культур (Desbiez C., Lecoq H., 1997).
 

Своя версия появилась и у автора этой публикации. Возможно, по каким-то причинам произошел «сбой» генетической программы, и семечко еще в тыкве получило команду на прорастание. Косвенно это подтверждается тем, что в латвийском и башкирском случаях четко сказано, что тыква лежала некоторое время, прежде чем семена извлекли. Правда, странно, что семена не выглядят как проросшие.

Норма или аномалия?

Для проверки наших соображений мы показали семена Анатолию Яковлевичу Хлебородову, к. с.-х. наук, заведующему лабораторией тыквенных культур Белорусского НИИ овощеводства. Он также подтвердил, что уже встречался с таким явлением. И сообщил, что проявление на семенах рубчиков, шипиков, точек, ямочек и иных новообразований никак не связано с вирусами, а является проявлением характерного тыкве морфологического признака. Проявляются они, как правило, у тыкв с толстой корой (твердокорых).

Морфологические признаки не являются мутациями, а представляют собой проявление генотипических различий, присущих всем видам культурных растений. Как правило селекционеры используют их в качестве специальных маркеров, для установления типов наследования, создания форм с мужской стерильностью и т. д. Эти признаки описаны в специализированных классификаторах, где приводятся также их рисунки или фотографии. Ничего подобного в классификаторах тыквенных культур нам найти не удалось. Либо же этот морфологический признак не является хоть сколько бы то ни было ценным для селекционеров, либо и вовсе не исследован и не описан.

И что вообще значит выражение «проявление морфологического признака»? Признаки генетически или модификационно детерминированы, то есть это фенотип. Вопрос первопричины такого фенотипа в подобном ответе остается за скобкой. При любых обстоятельствах – это не норма а отклонение или уродство. В первом случае это модификация, а во втором уже мутация. Просто так ничего не бывает. Здорово или нет растение морфологически выглядевшее как здоровое, тоже вопрос. По словам В.В. Огнева, у них в свое время на Бирючекутской опытной станции было принято семена элиты дыни перебирать и удалять вручную кривые и уродливые. Если это норма, то зачем удалять их? Семена с рубцами – не норма. У крупноплодной тыквы имеется отклонение, связанное с определенными нарушениями агротехники – растрескивание кожуры у семени: вот это норма. Такие семена дают нормальные всходы, а вот семена с рубцами нормальных всходов не дают и в семеноводстве всегда удаляются. Значит мало сказать, что это морфологический признак, важнее установить какой это признак и определить тип его наследования.

Макросъемка рубчиков на поверхности странных семян (увеличение x200).
Макросъемка рубчиков на поверхности странных семян (увеличение x200).
 

В поисках первопричины явления мы также обратились к Анатолию Федоровичу Бухарову, к. с.-х. наук, заведующему лабораторий селекции капустных культур Всероссийского НИИ овощеводства. Он предположил, что таким своеобразным образом может проявляться признак голозерности у неголозерных сортов тыквы. Также он добавил, что подобные семена на его памяти уже пытались исследовать аспиранты из Российского аграрного университета им. К.А.Тимирязева: специалисты даже получили радиограмму таких семян, но не смогли далеко продвинуться в этом вопросе и отказались от дальнейших изысканий.

Голосемянная или голозерная тыква принадлежит к тыквам твёрдокорым, среднеплетистым. Голозерная тыква полностью оправдывает свое название – ведь внутри ее сочной мякоти находятся семечки, которые не имеют привычной твердой оболочки (кожуры). Собственно говоря, ради семян эту тыкву и выращивают. Вот, например, что пишет в своей статье А.Ю. Лещенко: «Я выращиваю голосемянную тыкву уже не первый год. Агротехника ее существенно не отличается от выращивания обыкновенной столовой тыквы. Разве что посевы надо делать на значительном расстоянии от других тыкв и кабачков, поскольку при перекрестном опылении зерна голосемянной тыквы дружно «одеваются» в традиционную шелуху». Значит признак голосемянности рецессивный. Согласно данным литературы, наследование признака голосемянности у тыквы еще не до конца изучено. С одной стороны голосемянность четко проявляется как рецессивный признак, однако во втором поколении расщепление не отвечает теоретически ожидаемому для моногенного контроля признака. Здесь возможно как влияние генов-модификаторов, так и полигенный контроль аналогичный контролю признаков определяющих форму плода тыквы. Не было ли на пути к голозерности как раз таких «промежуточных» семян, наполовину одетых в своих защитные покровы, а наполовину раздетых? К тому же мы до конца не знаем, с чем переопылялись во время семеноводства сорта Мраморная, Волжская серая и др. А может при создании этих сортов был использован в том числе и предок голозерных тыкв (хотя стоит оговориться, что голосемянность не характерна крупноплодной тыкве)? По словам селекционеров с которыми мы пообщались, в результате скрещиваний разных сортов тыквы у них выщеплялись формы с точно такими же «аномальными» семенами.

Но и здесь остаются вопросы, например, сходны ли эти проявления с вирусными, которые наблюдались в Ростовской области или нет? Правда, само по себе заражение вирусом можно рассматривать как мутагенный фактор под действием которого могли бы проявиться признаки голозерности. А может быть кто-то готов провести серьезный эксперимент по выделению из семян предполагаемого вируса или даже представить убедительные доказательства сходства символов с буквами арабского или некого другого алфавита? Если у наших читателей появятся свои предположения или желание помочь, мы можем предоставить имеющиеся у нас образцы на анализ.

В заключение, хотелось бы напомнить, что в нашем прошлом материале мы предложили ввести термин этнорастениеводство и в рамках этой дисциплины рассмотреть то, какое влияние на формирование культуры различных народов оказали возделываемые ими и потребляемые в пищу растения. Почему бы не осмелеть настолько, чтобы предположить, что подобные «надписи» на семенах послужили когда-то возникновению иероглифической письменности. Тогда сходство этих посланий в тыквах с конкретными лигатурами одного из современных алфавитов может быть отнюдь не случайным. Однако такую связь еще нужно доказать.

Выражаем благодарность Евгению Сидорову, а также Лине Кузнецовой за предоставленные нам для анализа образцы семян.

Об авторе: Илья Бутов – кандидат сельскохозяйственных наук, член Союза журналистов Москвы.


Илья Бутов 23.02.2015
 
 
«Попаданцы»: загадочная история на белорусской железной дороге
Экспедиции 14
«Попаданцы»: загадочная история на белорусской железной дороге
Наверное, у представителей любой профессии есть свои легенды. Некоторые уходят корнями в седую старину, другие появились сравнительно недавно, превратившись в «городской фольклор». Работники железной дороги – народ чаще всего здравомыслящий и не склонный к излишнему фантазированию. Но иногда и они вспоминают красивую историю о неком призрачном поезде. Легенду ли?
Вересова Гора: идентификация сакрального места на основании ландшафтного анализа и ограниченных исторических свидетельств
Сакральная география 2
Вересова Гора: идентификация сакрального места на основании ландшафтного анализа и ограниченных исторических свидетельств
Исследователи часто сталкиваются с ситуацией, когда фольклорные и письменные сведения о каком-либо потенциально культовом природном объекте весьма скудны. На примере Вересовой Горы в Волосовском районе Ленинградской области автор рассматривает возможность привлечения данных картографии и оценки ландшафтных особенностей местности для более информативной идентификации исследуемого объекта.