Поиски "смежного" человека в Горной Шории

Горно-таежный регион "Горная Шория" располагается в южной части Кемеровской области и географически является частью горной системы Алтая. Также это крупный горнорудный регион, где разрабатываются месторождения ведущего в России Кузнецкого угольного бассейна, развита здесь добыча древесины, промысловых зверей и кедровых орехов. В зимнее время этот регион пользуется популярностью в качестве горнолыжного курорта. А с недавних пор Горная Шория стала известна и в связи с сообщениями о наблюдении в этих местах "снежного человека", благо условия здесь для его проживания, наряду с низкой плотностью населения (менее 5 человек на 1 кв. км), можно назвать благоприятными.

Впервые сведения о встречах охотников в Горной Шории с существами, похожими на "снежного человека", распространила в феврале 2009 года администрация Таштагольского района, в распоряжение которой поступило более десятка сообщений. По словам главы районной администрации, Владимира Николаевича Макуты, слухи о йети ходили и ранее – со времен существовавших здесь при СССР колоний-поселений. Но свежие данные стали поступать с ноября, когда выпадает снег и у охотников появляется возможность проникнуть на труднодоступные территории. Промысловики утверждали, что в ясную погоду периодически замечали каких-то странных существ, которые одинаково ловко пробирались как по глубокому снегу, так и по ветвям деревьев [1, 2].

С целью проверки слухов Владимир Макута снарядил небольшую экспедицию и лично побывал в районе Азасской пещеры, наиболее часто фигурировавшей в донесениях. В пещере нашлось несколько странных следов, что и послужило поводом для организации более масштабных исследований с участием криптозоолога Игоря Бурцева.

Игорь Бурцев
Игорь Бурцев
 
БУРЦЕВ Игорь Дмитриевич, 1940 г. р., кандидат исторических наук. Занимается исследованием проблемы гоминоидов с 1965 года, последователь профессора Бориса Поршнева, автора культовой монографии "Современное состояние вопроса о реликтовых гоминоидах". Участник и руководитель многих поисковых экспедиций – на Северном Кавказе (Кабардино-Балкария, 1965), в Азербайджане (Талыш, 1970-1975), в Абхазии (1974-1976), в Монголии (1976), на Памиро-Алае (1979-1981, 1983), в Мурманской области (Ловозеро, 1990); участник "расследований" сообщений о встречах под Санкт-Петербургом (1997) и в Кировской области (2002). Несколько лет посвятил изучению и анализу киноленты Р. Паттерсона с изображением бигфута. Автор и соавтор публикаций в научно-популярных журналах и газетах, в международном научном журнале "Current Anthropology". Президент Фонда содействия научным исследованиям и поискам "Криптосфера", директор международного центра гоминологии.

Первая двухдневная разведэкспедиция Игоря Бурцева в Горной Шории, в которой принял участие и этнограф Кемеровского государственного университета Валерий Кимеев, состоялась в конце марта 2009 года. Объектом исследования стал район Азасской пещеры, расположенной в глухой тайге, примерно в 20 километрах от шорского поселка Усть-Кабырза. После детального изучения района, ученые пришли к выводу, что в регионе имеются достаточные условия для обитания реликтового гоминоида: малонаселенная горная местность, множество пещер, наличие пресной воды, достаточно теплые климатические условия, а в тайге хватает пищи. В ходе экспедиции были обнаружены фрагменты волос, которые могли принадлежать "снежному человеку", а также сделаны четыре гипсовых слепка следов. Азасскую пещеру удалось осмотреть только на протяжении первых тридцати метров, далее она была завалена каменной насыпью и только наверху имелся узкий лаз, проникнуть в который могли разве что профессионалы-спелеологи. Тщательно обследовать окружающий лес тоже не удалось из-за глубокого снега, слой которого достигал несколько метров [3].

В Азасской пещере
В Азасской пещере
 

В это же время родилась идея создать в Горной Шории музейную экспозицию, посвященную "снежному человеку", в которую вошли фотографии, гипсовые слепки следов и прочие артефакты, собранные Игорем Бурцевым во время своих экспедиций в США, Абхазии и Монголии.

20-28 августа 2009 года состоялась вторая экспедиция, в задачи которой входил поиск следов йети на более обширной территории. Были опрошены новые очевидцы, обнаружен нечеткий отпечаток следа и найдена необычная тропа с надломами на деревьях вдоль нее. По словам Игоря Бурцева, эти надломы были сделаны не животными и не людьми. И вполне возможно, что это йети обозначил для себя и для сородичей тропу, либо пометил ее, показывая, что территория занята. Только в районе горы Каратаг, в 80 км от райцентра Таштагол, было обнаружено 15 троп "снежных людей", сопровождаемых подобными "маркерами". Все эти тропы проходили поперек троп людей.

Обе разведэкспедиции показали большую вероятность обитания здесь "снежного человека". По мнению исследователя, нет ничего особенного в том, что йети видели в Кузбассе, так как Горная Шория является частью Алтайской горной системы, откуда сообщения о гоминоидах поступают в больших количествах. Встреч с йети много было в Якутии (северном соседе Кемеровской области), а также на юге - в Саянах и в горах Монгольского Алтая. И вполне возможно, что одно или несколько существ перебрались из Алтая в некоторые районы Горной Шории, опустевшие в 90-е годы прошлого века [1]. Игорь Бурцев предложил энтузиастам снарядить более долгосрочные экспедиции (хотя бы на полмесяца) в места предполагаемого обитания "снежного человека", чтобы попытаться установить с ним контакт.

В конце сентября 2010 года прошла очередная экспедиция в Горную Шорию, под названием "По следам снежного человека" и охарактеризованная как "научно-журналистская". Так как наряду с сообщениями о йети по данному району фигурировали и неоднократные наблюдения НЛО, участие ней принял и представитель ОНИОО "Космопоиск" - Василий Довгошей [4, 7]. Во время экспедиции Игорем Бурцевым были записаны 15 показаний очевидцев. В шорском поселке Усть-Кабырза были зафиксированы кражи баранов и кур. По данным ученого, медведи, популяция которых здесь очень большая, к данным кражам не причастны, ибо они, в отличие от йети, не утаскивают домашних животных с собой. Также криптозоолог заявил, что число снежных людей в Кузбассе увеличилось втрое и сейчас их здесь насчитывается около 30 особей: появились новые тропы, которые прокладывают эти существа параллельно людским тропам, увеличилось количество маркеров-меток, которые гоминоиды оставляют на своем пути. По его мнению, произошла миграция "снежных людей", которые летом перебрались сюда из Алтая вследствие бушевавших там лесных пожаров [5, 6].

По собранным свидетельствам, общий портрет таинственных обитателей Горной Шории представляется следующим образом: рост от 1,5 до 2 метров, плотное телосложение, волосяной покров имеется по всему телу, шерсть черно-рыжая, на снегу оставляют следы размером с медвежьи, только с различимыми отпечатками пальцев, а не когтей. По мнению, Игоря Бурцева, "снежного человека" правильнее называть "смежным", так как он, скорее всего, представляет собой человека из плоти и крови, существующего "смежно" или параллельно с нами [7].

"Снежный человек"
"Снежный человек"
 

P.S. О своих исследованиях проблемы "снежного человека" Игорь Бурцев рассказал на прошедших 2 октября 2010 года V Казанцевских чтениях, проводимых ОНИОО "Космопоиск", сделав доклад на тему "Современное состояние проблемы реликтового гоминоида". Аудиозапись выступления доступна на сайте объединения [8].


Виктор Гайдучик 26.10.2010
 
 
«Попаданцы»: загадочная история на белорусской железной дороге
Экспедиции 14
«Попаданцы»: загадочная история на белорусской железной дороге
Наверное, у представителей любой профессии есть свои легенды. Некоторые уходят корнями в седую старину, другие появились сравнительно недавно, превратившись в «городской фольклор». Работники железной дороги – народ чаще всего здравомыслящий и не склонный к излишнему фантазированию. Но иногда и они вспоминают красивую историю о неком призрачном поезде. Легенду ли?
Вересова Гора: идентификация сакрального места на основании ландшафтного анализа и ограниченных исторических свидетельств
Сакральная география 2
Вересова Гора: идентификация сакрального места на основании ландшафтного анализа и ограниченных исторических свидетельств
Исследователи часто сталкиваются с ситуацией, когда фольклорные и письменные сведения о каком-либо потенциально культовом природном объекте весьма скудны. На примере Вересовой Горы в Волосовском районе Ленинградской области автор рассматривает возможность привлечения данных картографии и оценки ландшафтных особенностей местности для более информативной идентификации исследуемого объекта.