Парадоксы аномального

Если верить Википедии, парадокс – "высказывание, мнение, рассуждение, которое расходится с общепринятым мнением и кажется нелогичным или противоречащим здравому смыслу". А если парадокс касается явлений, тоже выглядящих нелогичными, расходящимися и противоречащими, смесь получается воистину кипящая. Приблизиться к аномальному и не выпасть за рамки научного подхода, не позволить себе увлечься и скатиться в болото мифов – задача непростая. Этой актуальной теме была посвящена очередная "Необъяснимая встреча", состоявшаяся 30 января 2020 года.

Станислав Эдуардович Ермаков заинтересовался аномальными явлениями в начале 80-х годов прошлого века, а с 1985 года всерьез занялся ими, совершив несчетное количество выездов в "аномальные зоны" Московской области, Закавказья и Урала. После 1991 года его любительские поездки превратились в финансируемые государством научные программы. С 1994 года он вошел в редколлегию "Аномалии" – вестника ИТАР-ТАСС и Ассоциации "Экология Непознанного", а в 2007–2015 годах стал главным редактором возрожденного издания. С 1995 по 2019 годы он занимал пост вице-президента "Экологии Непознанного".

С. Э. Ермаков.
С. Э. Ермаков.
 

"Парадоксы аномального" – именно так называлась новая книга Ермакова, которая стала формальным поводом для встречи. Он не стал пересказывать ее содержимое, полагая, что зрители найдут возможность с ней ознакомиться. Хотя книга вышла "огромным" тиражом – 700 экземпляров, можно надеяться, что ее не раз переиздадут, как предыдущие его книги, посвященные мифам древней истории.

Книга С. Э. Ермакова.
Книга С. Э. Ермакова.
 

Станислав Эдуардович подчеркнул: то, что нечто аномальное существует и время от времени происходит, для него аксиома, основанная на личном опыте. Однако речь пошла не о феномене как таковом, а о его восприятии, культурном фоне, позволившем сформулировать несколько парадоксов.

Первый парадокс, подчеркнутый Ермаковым, – это ненадежность очевидцев. По его мнению, поговорку "врет как очевидец" нужно воспринимать всерьез. Очевидец врет всегда, даже если это сам исследователь, потому что снабжен несовершенными органами чувств. Он не всегда адекватно воспринимает ситуацию, находясь в далеком от научного хладнокровия состоянии, и даже если условия наблюдения идеальны, пребывает в плену предубеждений и незнания того, что можно увидеть. Когда мы имеем дело с НЛО, разнообразие заблуждений и случаев неправильного опознания поистине удивляет.

Ермаков привел в качестве примера справочник Алана Хендри "The UFO Handbook", вышедший в США в 1979 году. Справочник был написан человеком, смотрящим на проблему изнутри – Хендри работал в Центре уфологических исследований, возглавляемом известным астрономом и уфологом Алленом Хайнеком, изучая поступающие сообщения об НЛО. В ряде случаев противоречие между стимулом и его восприятием было потрясающим – доходило до того, что очевидцы принимали рекламные самолеты за НЛО с бортовыми огнями, а Венеру рисовали в виде диска с иллюминаторами.

Рекламный самолет ночью. Надпись выполнена с помощью зажженных лампочек (из книги Алана Хендри "The UFO Handbook").
Рекламный самолет ночью. Надпись выполнена с помощью зажженных лампочек (из книги Алана Хендри "The UFO Handbook").
 

Точно такие же заблуждения были свойственны жителям СССР, не избалованным изобилием уфологической литературы. В 1985 году Комиссия по АЯ при ВСНТО получила свыше 10000 писем очевидцев, поступивших на адрес "Москва, Главпочтамт, а/я 764". Более чем в 90% случаев можно было сразу определить, что именно автор письма принял за НЛО. Рекламных самолетов в СССР, конечно, не было, но запусков ракет, аэростатов и натриевых облаков, выброшенных в атмосферу во время испытаний – сколько угодно. То, что оставалось после "отсева", представляло лишь ничего не значащие для академической науки единичные случаи.

Мы заметим, однако, что именно они представляют наибольший интерес. Как в свое время писал уфолог Жак Валле, "сколько ошибочных сообщений вы получаете – неважно, ведь вы изучаете не ошибки. Официальные комиссии, как и наши суды, похоже, обращают внимание только на "плохих парней". Мне хотелось бы время от времени показывать публике и "хорошего парня", чтобы каждый увидел, как он выглядит".

Ермаков напомнил, что даже опытные уфологи могут ошибаться. Э. А. Ермилов, посвятивший десятки лет изучению НЛО, во время сплава по реке увидел объект за лесом. Как показало дальнейшее расследование, там светила... Луна!

Сам очевидец не виноват в своем заблуждении. Виноват толкователь, который пустит заблуждение в оборот, предварительно не проверив. По мнению Станислава Эдуардовича, в этом заключается второй парадокс – в ненадежности самих исследователей. В основном они катастрофически некомпетентны. Поддавшись приступу самокритики, Ермаков признал, что и сам не является исключением: то, чем он многие годы занимался, "не было нормальными исследованиями".

Третий парадокс, подчеркнутый выступавшим – ненадежность гипотез. Обычно там категорически все отрицается, либо наоборот, утверждается слишком многое, вроде указания на конкретную планету, откуда прилетают НЛО. Увы, доля странных случаев чрезвычайно мала, а общий фон забит хламом, мешающим с ними разбираться.

Последний парадокс, на который указал Ермаков – это ненадежность доказательств. Понятно, что заблуждающийся очевидец в руках плохого исследователя, который опирается на недоброкачественную гипотезу, не даст в итоге хороших доказательств. Когда в руках ученых оказывалось нечто материальное, это не помогло им придти к однозначным выводам. Комиссия П. Старрока по изучению НЛО, действовавшая в 1997 году, так подвела итог своей работы в журнале "Journal of Scientific Exploration":

"Семь исследователей НЛО представили разнообразные доказательства... Комиссия пришла к выводу, что несколько инцидентов, вероятно, могли появиться благодаря редким, но масштабным явлениям, однако нет убедительных доказательств, указывающих на неизвестные физические процессы или участие внеземного разума.

Тем не менее, комиссия пришла к выводу, что было бы полезно тщательно оценивать сообщения об НЛО, поскольку всякий раз, когда наблюдают нечто необъяснимое, существует вероятность, что ученые узнают что-то новое, изучая эти наблюдения. Однако, чтобы быть достоверными, такие оценки должны проводиться в духе объективности и готовности оценивать конкурирующие гипотезы. Наилучшей перспективой для достоверной оценки гипотез является, вероятно, экспертиза вещественных доказательств. Благодаря достижениям в области научных знаний и возросшим техническим возможностям... шансы на значимое продвижение вперед сейчас представляются большими".

За кажущимся скепсисом ученых кроется признание того, что есть смысл изучать аномальное, вопрос только в подходах. Ермаков заявил, что применительно к аномальному в целом и феномену НЛО в частности ничего лучшего он не нашел.

Станислав Эдуардович заявил, что 99,99% аномальных историй, рассказов и теорий прекрасно вписываются в мифологическое мышление, что не делает их хуже, но это всегда необходимо иметь в виду. Если же явление не вписывается в законы фольклора, возможно, мы имеем дело с "тем самым", с настоящей аномалией. К сожалению, он не стал упоминать хотя бы один аномальный факт, который считает достоверным, на основании того, что нужен "независимый сторонний наблюдатель и независимая оценка".

Во время ответов на вопросы стало ясно, что аудитория была не готова к затронутым вопросам. Тем не менее, все понимали, что Станислав Эдуардович, отдав должное критике, не предложил взамен ничего, кроме призывов следовать научной методологии. Кроме того, не очень понятно, как исследователь, лично увидевший АЯ, перестает быть компетентным наблюдателем уже в силу самого наблюдения и поэтому "выбывает из игры". То, что человек существо несовершенное, мы знаем, как и то, что строго научная методология не всегда возможна в полевых условиях. Нужно искать способы как-то это компенсировать, возможно, приборами, а не разводить руками. Можно увеличить число каналов независимой фиксации, например, введя постоянную видеофиксацию на носимую камеру, как у американских копов, организовать независимое наблюдение с расстояния, исключающего воздействие феномена, и сравнить результаты. Вариантов полно, и все они технически выполнимы. Сейчас проблему представляет скорее финансирование исследований и поиск компетентных участников, чем все перечисленные выше парадоксы. Зная, где кроются заботливо указанные выступающим "подводные камни", можно будет с легкостью их обойти, чтобы узнать что-то действительно новое и представляющее интерес для "большой" науки. За это мы должны быть благодарны Станиславу Эдуардовичу, который разведал дорогу для будущих исследователей.


Михаил Герштейн 25.07.2020
 
Если у вас есть дополнительная информация по этой публикации, пишите нам на ufocom@tut.by Подписывайтесь на наш телеграмм или вайбер каналы, чтобы всегда быть в курсе событий.
 
 
Архив Комиссии по аномальным явлениям: Белорусская ССР (Часть 3. 1985–1988 гг.)
Аналитика 1
Архив Комиссии по аномальным явлениям: Белорусская ССР (Часть 3. 1985–1988 гг.)
Продолжаем публиковать материалы архива Комиссии по аномальным явлениям, касающиеся Беларуси. Практически все они более 35 лет были недоступны для исследователей и сейчас мы впервые оцифровали их и систематизировали в хронологическом порядке. Некоторые из наблюдений идентифицированы и снабжены нашим комментарием.
Катаклизмы и аномалии древнего Могилева (по данным «Могилевской хроники»)
Аналитика 14
Катаклизмы и аномалии древнего Могилева (по данным «Могилевской хроники»)
Зима 2019–2020 годов уже вошла в нашу историю как «зима, которой не было». В контексте сегодняшних глобальных климатических проблем, дискуссий о степени воздействия человека на природу и климат нашей планеты, эта зима также была предметом ряда дискуссий и вызывала тревогу и обеспокоенность у многих людей. Почему это произошло? Является ли это еще одним проявлением изменения климата на планете? Доказательством глобального потепления?