К вопросу о так называемых «солнечных камнях» в Прибалтике и Беларуси

Еще со времен СССР в сознании некоторых археологов и краеведов прочно укоренилось представление о так называемых «Солнечных» или «Яновых» камнях, используемых до самого последнего времени в календарных целях. В этой публикации мы попытаемся разобраться, откуда пошло представление о «Солнечных камнях» и существуют ли такие камни в действительности?

Согласно данным некоторых исследователей (в основном из Прибалтики), в народе для определения самого длинного дня в году использовался какой-то ориентир, например, специально установленный столб, дерево1 или холм2 [23: 33–39]. Когда Солнце достигало этой отметки и поворачивало назад, наблюдатель знал, что это и есть самый длинный день. Если же это был камень, то со временем такие камни-ориентиры могли получить статус культовых или солнечных. Эта идея была особенно популярна в конце 1970-х – начале 1980-х годов. Из-за того, что в нашем распоряжении не было каких-либо определений, что же на самом деле понимают под Солнечными камнями, мы использовали единственный доступный нам источник на русском языке с примерным изложением этой концепции – статью «Этой ночью прискачет Янис», вышедшую в журнале «Вокруг света» за 1985 год и посвященную латвийскому геологу Виктору Гравитису: «старики рассказывали Гравитису, как раньше, наблюдая летом за заходящим солнцем из определенного места, скажем с крыльца дома, замечали точку, дальше которой оно уже не шло, а начинало вновь отступать. В этой точке делали зарубку на дереве или камне. Это и был самый длинный день в году – день Яниса. Виктор Александрович обнаружил три таких астрономических камня с высеченными на них линиями азимутов летнего солнцестояния – в местечке Салькане вблизи Резекне, на возвышенности в районе Алуксне и в Гребине, причем на последнем имеются также отметки весеннего и осеннего равноденствий» [7: 40–43]. Практически тоже самое сказано и в книге Э. Левкова «Маўклiвыя сведкi мiнуўшчыны» (1992 год): «Однажды на геологическом совещании в Риге речь зашла про ледниковые валуны. Опытный геолог Виктор Гравитис рассказал, что в последние годы в Латвии найдены три группы необычных камней. В народе их называют Яновыми. У этих валунов есть одна удивительная особенность: или они лежат в одну линию, либо на их поверхности выбиты небольшие канавки, причем и первая и вторые строго направлены на северо-запад». Объяснение этого может быть следующее: примерно в этом направлении садится Солнце в самый длинный день в году (22 июня). Якобы выяснилось, что латышские камни направлены как раз в ту точку небосвода, которую раз в год навещает Солнце [6: 121].

Итак, разберем упоминаемые Гравитисом камни, благо он сообщает о них хотя бы минимум информации:

1) «Камни в местечке Салькане вблизи Резекне».

Эти камни хорошо известны у латвийских исследователей, а изучение самого места, где они расположены, велось довольно давно. В Резекненском районе3 у села Саркани4, на берегу озера Седзерис находится возвышенность, на вершине которой стояли три довольно больших камня. На одном из них был выдолбленный фрагмент в форме блюда (диаметр 50 см, глубина 12 см). Камень с выемкой был установлен под углом и, для прочности, укреплен мелкими камнями (см. рис. 1). Место это называлось кладбище Вайди5 (Vaidu Kapi), и когда-то здесь уже находили человеческие кости. В 1973 году, в связи с планируемым расширением территории местных мастерских, под руководством археолога А. Васкса холм древнего кладбища был исследован целиком. Выяснилось, что на холме в XIII–XVI веках были похоронены местные крестьяне, но перед этим здесь располагалось культовое место [20: 99–100].

Рис. 1. Слева – «камень с выемкой» так как он выглядит сейчас. Фото Лилии Якубенока, 2006 год. Справа – прорисовка этого же камня в книге Ю. Уртанса в 1990 году [20: 100].
Рис. 1. Слева – «камень с выемкой» так как он выглядит сейчас. Фото Лилии Якубенока, 2006 год. Справа – прорисовка этого же камня в книге Ю. Уртанса в 1990 году [20: 100].
 

При раскопках также были обнаружены признаки того, что вокруг камня было некое огороженное сооружение вроде шалаша. Вокруг же камня в форме полукруга были вкопаны толстые столбы диаметром 10 см. Неподалеку от всех трех камней были обнаружены следы кострищ и небольшие каменные скопления. Какую они роль играли, установить не удалось, поскольку окружающее их пространство было испорчено более поздними могильными ямами. Геолог В. Гравитис предположил, что в расположении камней зашифрованы важнейшие астрономические направления. Так ли это, сейчас тяжело сказать, поскольку черные копатели серьезно повредили первоначальное положение двух малых камней. Находки, позволяют предположить, что деятельность человека началась здесь около середины первого тысячелетия нашей эры.

Ю. Уртанс в своей книге разместил довольно странную схему камня (назовем его камень №1): на фото заметно, что одна из сторон камня, где должна была бы быть эта гипотетическая выемка, выглядит как естественный скол, не подвергшийся воздействию человека. Возможно, исследователь придал ему столь характерную форму как раз из-за уважения к мнению В. Гравитиса, который настаивал на своей гипотезе и считал, что на камне «выбита круглая чаша, которая была жертвенником»6. Как бы то ни было, до сих пор все еще не утихают споры на эту тему, но факт того, что схема из книги не совсем соответствует реальному внешнему виду камня, на лицо.

Позже, в 1996 году, В. Гравитис развил мысль об астроархеологической ориентации этих камней и опубликовал схему комплекса (см. рис. 2). В материале он использовал применительно к этому комплексу выражение Солнечные камни (Saules iezīmes akmenī) [14: 111–112].

Рис. 2. Схема комплекса камней в Саркани по В. Гравитису [14: 111–112]. Z – север, ugunskurs – кострище, akmeņi – камни, mieti – столбы, bedre – яма.
Рис. 2. Схема комплекса камней в Саркани по В. Гравитису [14: 111–112]. Z – север, ugunskurs – кострище, akmeņi – камни, mieti – столбы, bedre – яма.
 

Кроме камня с «чашей», два других, согласно Гравитису, выполняли следующую функцию.

Камень №2 (расположен к северо-западу от первого) имеет форму крыши дома. Он установлен так, чтобы, смотря через него со стороны первого камня, угол «крыши» указывал приблизительно на азимут 324 градусов. Это, только на 5 градусов отличается от точки захода Солнца во время летнего солнцестояния. С западной стороны большого камня были вкопаны столбы. Два столба – в два раза толще остальных, и азимут между ними 319 градусов, что точно соответствует точке захода Солнца во время летнего солнцестояния.

Камень №3 (находится на северо-востоке), возможно, играл роль маркера точки восхода Солнца во время летнего солнцестояния, чтобы, заранее наблюдая это явление, вычислить дату прихода праздника. Камень не обработан, по мнению автора, потому, что наблюдения за точкой восхода представляется куда более тяжелой задачей. Неясно, правда, на каком основании автор делает такой вывод.

Отмечается, что «обсерватория» у д. Саркани уже после завершения исследований была кем-то разрушена, а камни перемещены на другое место.

Рассматривая эту композицию, следует подчеркнуть, что камни потеряли свою первоначальную ориентировку, поэтому вычисление азимутов здесь представляется несколько избыточным. Остается принимать в расчет только данные археологических раскопок, которые выявили в этом месте следы от вкопанных столбов. Подробнее на астрономической ориентации святилищ останавливался М. Гусаков [3: 116–123].

«Камни на возвышенности в районе Алуксне».

Рис. 3. Вторая группа камней на возвышенности в районе Алуксне Вецлайценской волости, упомянутая В. Гравитисом. Фото Лилия Якубенока.
Рис. 3. Вторая группа камней на возвышенности в районе Алуксне Вецлайценской волости, упомянутая В. Гравитисом. Фото Лилия Якубенока.
 

Алуксне – город на северо-востоке Латвии у одноименного озера, административный центр Алуксненского края. Сама же гора находится в Вецлайценской волости и называется Диеву Калнс (Dieva Kalns) или, если переводить дословно, Гора Бога. Среди нескольких камней7, расположенных на этой горе (см. рис. 3), один – с двумя следками – носит название Мары. Легенда гласит, что Мара или Мария здесь садилась на коня [19: 87–88].

Гравитис сделал свои предположения об астрономическом предназначении этой линии камней в 1982 году. Он высказал мысль о том, что на камне-следовике также имеется и искусственно сделанная линия, которая направлена по азимуту на северо-запад, или на закат Солнца в день летнего солнцестояния [14: 111–112; 19: 87–88]. Когда камень осматривала Лилия Якубенока, магистр исторических наук, специалист Айзкрауклского музея истории и искусства, то не нашла ничего, чтобы ее напоминало. Скорее всего, эта линия – просто фантазия.

2) «Камень в Гребине с отметками весеннего и осеннего равноденствий».

В 1994 году в газете «Rīgas Balss» появилась большая статья известного латвийского публициста Гунтиса Эниньша о камне, расположенном западнее г. Гробиня (культурно-исторический регион Курземе, Латвия) [12: 8–9]. Гунтис Эниньш уже ранее отметился тем, что обнаружил так называемый Мазнодупский каменный круг8 – объект, который, по мнению некоторых специалистов, связан с астрономическими наблюдениями9. В этот раз автор писал о камне, найденном в 1977 (или 1978) году в ходе мелиоративных работ. Позже он был изучен краеведом Я. Судмалисом, а также уже знакомым нам геологом и археоастрономом-любителем В. Гравитисом. На камне выбито около 270 лунок и также прочерчены некие канавки, направление которых Гравитис и положил в основу своей гипотезы (см. рис. 4, 5).

Рис. 4. Схема канавок на камне у г. Гробиня. Точки – лунки на камне [12: 8–9].
Рис. 4. Схема канавок на камне у г. Гробиня. Точки – лунки на камне [12: 8–9].
 

Изначально в статье, вышедшей еще в 1978 году, В. Гравитис пишет (ссылаясь на мнение М. Дирикиса (M. Dīriķis) – президента Всесоюзного общества астрономии и геодезии), что самая длинная из канавок камня ориентирована примерно по оси север – юг. Другая «ветвь» направлена по азимуту захода Солнца в день зимнего солнцестояния, еще две – на точки весеннего и осеннего равноденствий. Последняя из канавок якобы маркирует направление на точку захода Солнца в день летнего солнцестояния10 [13: 123–126]. Примечательно, что ни на одной из схем не указаны азимуты, которые должны были бы подтвердить правоту автора.

Предположение Гравитиса вызвало волну критики у исследователей даже не потому, что они перепроверили направление линий и обнаружили какие-то несоответствия. Гипотеза В. Гравитиса кажется малообоснованной по той причине, что камень в ходе мелиоративных работ был сдвинут с места, а значит его первоначальная ориентация не ясна (хотя автор и пытается вычислить его изначальное местоположение).

Рис. 5. «Фигура» на камне в г. Гробине. Фото автора, 2017 год.
Рис. 5. «Фигура» на камне в г. Гробине. Фото автора, 2017 год.
 

Итак, мы можем сказать следующее: 1. Никакого упоминания о том, что эти камни называют Яновыми, в статьях исследователей нам не встретилось; 2. Не приведено ни одного свидетельства местных жителей о том, что они раньше использовали такого рода камни для астрономических наблюдений. Есть только упоминание об использовании для этих целей деревьев и холмов; 3. Общим моментом для Солнечных камней является лишь то, что на них есть некие канавки (желобки, линии, углубления, выемки), которые исследователи связали с наблюдениями за солнцем. Сама эта связь в большинстве своем довольно спорная.

Янис Клетниекс в статье «Каменная загадка – в поисках ответа», опубликованной в 1989 году, представил несколько иное определение Солнечных камней [17: 23–26]. Он называет их «цилиндрообразным камнями с плоскодонными выемками»11, которых на территории Латвии на тот момент было известно только восемь. Однако в соседней Литве подобных камней, по его данным, известно много и там их называют «солнечными камнями»12 (Saules akmeņiem). Считается, что такое наименование они получили потому, что в верхней части таких валунов сделано круглое, примерно 15 см в диаметре, углубление (или углубления), напоминающее блюдо. Он приводит сведения о двух таких Солнечных камнях – Жертвеннике Дзеню (Dzeņu Upurakmens) и Жертвеннике Пинню (Ulmales (Piņņu) upurakmens). Теперь оба эти камня находятся в волости Сака Павилостского края.

Самый известный Солнечный камень такого типа в Литве расположен поблизости от д. Дапшяй Мажейкяйского р-на (см. рис. 6). Как пишет П. Тарасенко, на нем «находятся три выбитых круга-солнца, как утверждает народное предание» [10: 6]. Местные жители называли эти знаки «солнцами» или «Солнце и Месяц», «Солнце, Месяц и знак подковы». Согласно другому преданию, шведы на Горе Алкос зарыли много золота, а чтобы отметить место, на камне высекли знаки солнца и месяца [26: 155–157].

Рис. 6. «Солнечный камень» в Мажейкском р-не Литвы. Фото Лилии Якубенока.
Рис. 6. «Солнечный камень» в Мажейкском р-не Литвы. Фото Лилии Якубенока.
 

Похожие камни с тарелкоподобными углублениями есть и в Беларуси. Их известно шесть, но пока ни разу не отмечалась их связь с солнцем [5: 107–109]. Один такой камень обнаружен экспедиций «Уфокома» вблизи д. Добромысли Чашникского района (граница с Лепельским) Витебской области. На нем также расположено 13 лунок [11]. По мнению известного археолога Э. М. Зайковского, на территории Беларуси подобные камни сконцентрированы в регионах с позднесредневековым балтским населением [5: 109]. В контексте рассматриваемой нами темы можно вспомнить Святой или Даждьбогов камень, находящийся у д. Кременец Логойского р-на, с несколькими тарелкообразными углублениями. Хотя камень нигде не назван Солнечным, можно вспомнить, что Даждьбог в славянской мифологии – «бог плодородия и солнечного света». В белорусских исторических актах встречаются имена Даждьбог и отчество Даждьбогович. Но Э. М. Зайковский пишет, что местные жители название «Даждьбогов камень» не знают, поэтому, скорее всего оно попало в научную литературу случайно [4: 73–84]. В то же время нужно учитывать, что урочище, где расположен камень, носит название Дальжбы (первый раз упоминается в официальных документах в начале 1990 годов) [9: 207].

Показательным здесь также может служить пример камней на озере Яново (Полоцкий р-н Витебской области), которые представляют собой П-подобную фигуру, ориентированную свой открытой частью на северо-запад. Первоначально появились предположения, что она также указывала на точку захода Солнца в день летнего солнцестояния, однако измерения, проведенные автором вместе с Э. М. Зайковским, показывают, что учитывать нужно было иное направление – на северо-восток или на то место, где Солнце восходит 25 мая, знаменуя собой начало купальского цикла [1: 9–26]. Есть лишь одно косвенное свидетельство местных жителей, что эти камни использовали в календарных целях. Искусствовед М. М. Яницкая утверждала, что во время отдыха в конце 1970-х годов (до публичного обнаружения камней) слышала от жителей деревень, расположенных рядом с озером Яново, про то, что неподалеку есть «дивные камни» с помощью которых можно наблюдать восходы и заходы Солнца и «понимать календарь» [1: 9–26]. Кроме этого шумилинский краевед А. Параскевин сообщает, что в Придвинье есть валун, про который говорят, что за него «солнце прячется». По его сведениям, это большой камень у д. Горка Шумилинского района Витебской области. А. Параскевин пишет, что местные жители в жару не поливают огурцы, а ждут, «когда солнце за камень сядет»13 [8: 75–78]. Какого-либо календарного предназначения камня пока не зафиксировано.

В заключении хочется отметить еще один тип Солнечных камней – без выемок, но со знаками солнца. На камне Валиулис14 (Valiulis) из Молетского р-на Литвы высечено солнце с расходящимися лучами, месяц и равноконечный крест, заключенные в один общий овал. На другой стороне этого камня выбито изображение лука и стрелы [10: 6; 21: 319–325; 25: 265–267]. Наиболее вероятная версия заключается в том, что это был межевой знак, а композиции имели геральдическое значение. Исследователь П. Тарасенко назвал Валиулис Солнечным камнем (Saulės akmuo) и связал с солнечным культом [18: 79–80]. В 1921 году он выявил при раскопках возле Валиулиса множество других камней меньшего размера. Если составить схему, проводя линии к местам, где было сконцентрировано больше всего камней, то получим четырехугольник с Валиулисом в центре и открытой частью в сторону озера на юг. И. Вайшкунас (1994) предположил, что камень мог быть «небесным святилищем» и местом отправления обрядов, так как стрела направлена на северо-восток, в то место, где Солнце восходит во время летнего солнцестояния [22]. Ориентировочное время появления символов – 700–1100 лет назад.

Известен Солнечный камень (в договоре назван как Solsten, исконное название Päiväkivi) и в России – межевой камень на границе между Великим Новгородом и Швецией по Ореховецкому договору 1323 года [15: 26–31; 16: 57]. В договоре нет ни слова о том, почему камень так назван. По мнению краеведа Евгений Балашова, высказанному автору в личной беседе, возможно, камень постоянно освещало Солнце и тени деревьев его не досягали или же его название связано с языческими культами.

С нашей точки зрения, классическими солнечными можно было бы считать те камни, про которые были зафиксированы рассказы информантов об использовании их ранее в неких наблюдениях за Солнцем. Однако в таком понимании речь не может вестись о камнях с изображением знаков, которые известны как солярные символы (свастика, крест в круге и т. п.) только узкопрофильным специалистам. К сожалению, большинство описанных В. Гравитисом и другими приверженцами археоастрономии камней – это именно рабочий термин самих исследователей не имеющий никакого отношения к действительным астрономическим наблюдениям. Тем не менее, такие камни уже вошли в литературу под названием Солнечных.

Автор выражает благодарность Лилии Якубенока, Владу Гуще, Александру Зайцеву, Дмитрию Скворчевскому и Евгении Лис за помощь в подготовке этого материала.

Сноски

1. «У дуба Seliutai, солнце поднимается и садится на склоне Pamociškes в феврале, и когда дни становятся длиннее, приходит март. Когда день становится длиннее, мы говорим, что солнце встает на холме Калнас. Каждый холм или возвышение имеет имя» [23: 33–39].

2. В Литве известны Холмы Солнца с которыми связывается множество преданий. Например, если в определенный день Солнце не освещало один такой холм, то люди ожидали плохую, дождливую погоду. Говорили также, что холм в Сауле в Дризай является первым, который Солнце освещает, когда встает, и последним, когда садится [24: 12].

3. Бывший административный район на юго-востоке Латвии в культурно-историческом регионе Латгалия в 224 км к востоку от Риги.

4. В статье из «Вокруг Света» населенный пункт назван Салькане. Вероятно это неверная (на слух) транскрипция названия Sarkaņi, которое автору статьи назвал Гравитис.

5. Один из вариантов перевода этого названия на русский язык – Кладбище Стонов.

6. Автор даже считает, что в ней могли быть жертвенные цветы (растения), сжигая которые, можно было вдыхать их ароматный дым [14: 111].

7. По разным данным 3 или 4.

8. Русский перевод статьи см.: Клетниекс, Я. Каменная загадка – в поисках ответа / Я. Клетниекс // Уфоком [Электронный ресурс] – Режим доступа: https://www.ufo-com.net/publications/art-9214-kamennaia-zagadka.html. – Дата доступа: 17.08.2017.

9. По предположению Г. Эниньша, В. Гржибовского, Я. Цепитиса, Я. Лазданса и Я. Клетниекса, ось центрального каменного эллипса Мазнудупского каменного круга направлена на точку захода Солнца во время летнего солнцестояния (азимут 319°). Ось симметрии юго-западной части комплекса направлена на точку восхода Солнца (примерно 223°) в день зимнего солнцестояния. А несколько расположенных в линию больших камней указывают направление на север [17: 23–26].

10. Кроме этого позже В. Гравитис связывает эти линии и с наблюдением за Луной [1: 54; 12: 8–9].

11. Перевод на русский язык довольно непрост и полностью аналогичного термина мы подобрать не смогли.

12. Не до конца понятно, кто их так называет – местные жители или исследователи.

13. Рассказ приведен в литературной обработке автора.

14. Также встречается вариант Валюлис [10: 6].

Литература

1. Бутов, И. С. Звездные камни / И. С. Бутов. – Минск: Регистр, 2017. – С. 9–26, 54.

2. Голубкова, О. В. «Святые камни» в системе мировоззрения русских (по полевым материалам 2012 г.) / О. В. Голубкова // Баландинские чтения. Сборник статей VIII научных чтений памяти С.Н. Баландина. – 2014. – №1. – С. 49.

3. Гусаков, М. Г. Святилище – археологический феномен (проблема исторической реконструкции) / М. Г. Гусаков // Vakarų baltų archeologija ir istorija. – Klaipėda, 1989. – С. 116–123.

4. Зайковский, Э. М. Камни на сакральных памятниках Беларуси / Э. М. Зайковский // Таинственная Беларусь. – Минск: Регистр, 2015. – С. 73–84.

5. Культавыя i гiстарычныя валуны Беларусi / А. К. Карабанаў [i iнш.]; Нац. акад. навук Беларусi, Iнстытут прыродакарыстання. – Мiнск: Беларус. навука, 2011. – С. 107–109.

6. Ляўкоў, Э. А. Маўклiвыя сведкi мiнуўшчыны / Э. А. Ляўкоў. – Мiнск: Навука i тэхнiка, 1992. – С. 121.

7. Миловский, А. Этой ночью прискачет Янис / А. Миловский // Вокруг света. – 1985. – № 6. – С. 40–43.

8. Параскевин, А. Валуны родной сторонки / А. Параскевин. – Минск: Колор-град, 2017. С. 75–78.

9. Список памятников истории и культуры республиканского значения Белорусской ССР. – Книга 2. Памятники археологии. – Минск: Белорусская советская энциклопедия им. Петруся Бровки, 1990. – С. 207.

10. Тарасенко П. Камни древнего культа Литвы / П. Тарасенко // Краеведческая мысль II. Сборник / Сост. И. Д. Маланин. – М.: Вторая типография ФУ Медбиоэктрем, 2003. – С. 6.

11. Экспедиции Проекта «Уфоком» (№ 185, 2017 год).

12. Eniņš, G. Noslēpumaino bedrīšu akmeņi / G. Eniņš // Rīgas Balss. – 1994. gada 6. oktobrī. – 8–9 lpp.

13. Grāvītis, V. Laukakmens ar senām iecirstām zīmēm / V. Grāvītis // Dabas un Vēstures Kalendārs 1979. gadam. – Riga: «Zinātne», 1978. – 123– 126 lpp.

14. Grāvītis, V. Saules iezīmju lūkotava Latgales akmeņos / V. Grāvītis // Novadu laika grāmаta 1996. – E. Melngaiļa Tautas mākslas centrs, 1995. – 111–112 lpp.

15. Itkonen, T. J. Om gamla graasmarken mellan Sverige-Finland och Ryssland / T. J. Itkonen. – Finskt Museum, 1951. – S. 26–31.

16. Kahonen E. Vanha Ayrapaa. Helsinki, I. 1961. – S. 57.

17. Klētnieks, J. Akmeņu mīklas atminējumu meklējot / J. Klētnieks // Zvaigžņotā debess. – 1989. – №123. – 23–26 lpp.

18. Tarasenka, P. Valiulia akmuo / P. Tarasenka // Mūsų senovė. – Kn. 2. – 1921. – P. 79–80.

19. Urtāns, J. Latvijas senās svētnīcas / J. Urtāns. – Rīga: Latvijas enciklopēdija, 1993. – 87–88 lpp.

20. Urtāns, J. Pēdakmeņi, robežakmeņi, muldakmeņi / J. Urtāns. – Riga: Avots, 1990. 99–100 lpp.

21. Vaiškunas, J. Did there exist the Baltic Zodiac? / J. Vaiškunas // Astronomy and Cultural Diversity. Esteban C. & Belmonte J.A. (ed.). Santa Cruz de Tenerife: Organismo Autónomo de Museos y Centros. – Cabildo de Tenerife, 2000. – Pp. 319–325.

22. Vaiškunas, J. Paslaptingosios Valiulio akmens mįslės / J. Vaiškunas // Tiesa. –1994. – Birželio 24 d.

23. Vaiškunas J. Some aspects of Lithuanian folk observations of the sun during the summer solstice period / J. Vaiškunas // Calendars, Symbols, and Orientations: Legacies of Astronomy in Culture. – Uppsala, 2003. – P. 33–39.

24. Vaitkevicius, V. Studies into the Balts’ Sacred Places / V. Vaitkevicius. – BAR International Series 1228. – 2004. – P. 12.

25. Vaitkevičius, V. Akmuo Valiulis / V. Vaitkevičius // Senosios Lietuvos šventvietės: Aukštaitija. – Vilnus: Diemedžio leidykla, 2006. – P. 265–267.

26. Vaitkevičius, V. Brastos Akmuo / V. Vaitkevičius // Senosios Lietuvos šventvietės: Joniškio rajonas. – Vilnus: Diemedžio leidykla, 1998. – P. 155–157.

Опубликовано в сборнике Природное и культурное наследие: междисциплинарные исследования, сохранение и развитие. Коллективная монография по материалам VI Международной научно-практической конференции, Санкт-Петербург, РГПУ им. А. И. Герцена, 25–26 октября 2017 года. – СПб: Изд-во РГПУ им. А. И. Герцена, 2017. С. 397–406.


Илья Бутов 09.12.2017
 
Если у вас есть дополнительная информация по этой публикации, пишите нам на ufocom@tut.by Подписывайтесь на наш телеграмм или вайбер каналы, чтобы всегда быть в курсе событий.
 
 
Как развивалась сибирская аномалистика?
Проекты 117
Как развивалась сибирская аномалистика?
В последний будний день сентября в Музее русского искусства (г. Москва) прошла восьмая «Необъяснимая встреча», на сей раз сорвавшая полный аншлаг. С докладом о Сибирской аномалистике перестроечных времен выступал Виктор Николаевич Фефелов, уже знакомый многим по своей активности в сфере исследований полтергейста.
Вышел сборник "Таинственная Беларусь IV"
Проекты 2
Вышел сборник "Таинственная Беларусь IV"
За последние два месяца издательство "Регистр" радует читателей уже второй книгой по конференциям "Уфокома". На этот раз вышел сборник четвертой по счету конференции "Таинственная Беларусь", прошедшей весной этого года в Национальной библиотеке.