Вересова Гора: идентификация сакрального места на основании ландшафтного анализа и ограниченных исторических свидетельств

Достаточно часто исследователь сталкивается с ситуацией, когда имеются весьма ограниченные фольклорные и письменные сведения о каком-либо потенциально культовом природном объекте. На примере Вересовой Горы, располагающейся в Волосовском районе Ленинградской области, автор рассматривает возможность привлечения данных картографии и оценки ландшафтных особенностей местности для более информативной идентификации исследуемого объекта.

Вводные данные

Данное место было выявлено летом 2015 года при помощи сети Интернет. На ресурсе Wikimapia была размещена небольшая заметка с указанием точки: «Конная Гора. По информации местной жительницы в этом месте, в дореволюционные годы, местные освящали коней, а также проводились языческие празднества» [2]. Ключевыми моментами здесь являются фразы: «Конная Гора», «освящали коней» и «проводились языческие празднества».

Полевые изыскания

Осенью 2015 года данное место было обследовано. Гора представляет собой небольшую возвышенность, часть гряды к юго-западу от деревни Модолицы, расположенную между деревней и лесом. Большая часть горы занята реликтовой рощей (сосна, можжевельник, встречается сухоцвет), отличающейся по составу от окружающих смешанных лесов, состоящих по большей части из елей и деревьев лиственных пород (ольха, осина, береза). Такие реликтовые места, словно напоминания о давно ушедших климатических эпохах, иногда встречаются на Ижорской возвышенности, зачастую тяготея к водоемам (Хюльгюзи, Клясино и др.) или к возвышенностям (Дудергоф, холм «остров Даманский» у Фьюнатово и др.). В том, что реликтовые, выделяющиеся места выбирались для празднеств, а также нередко обретали особый, мифологический и сакральный статус, нет ничего удивительного. У подножия горы можно видеть собранные с полей валуны. На удаленной части горы, не просматривающейся со стороны деревни, замечены следы лагунок – костров, которые жгли в ночь на летнее солнцестояние (рис. 1). Обычно в последние годы такие костры составляли из старых, отслуживших свое автомобильных покрышек, горение которых давало много дыма. Также на окружающих поляну с кострищем нестарых соснах были встречены вбитые гвозди и следы затесов. Традиция забивать гвозди в священные деревья известна на северо-западе России, в Ленинградской и Вологодской областях. Однако в нашем случае, ввиду молодости деревьев, нет уверенности в том, что здесь существовала такая же традиция в XX веке. Осмотр горы позволил предположить, что под «проведением языческих празднеств», скорее всего, подразумевались именно костры в ночь на Ивана Купалу.

Рис. 1. Вид на поляну, где еще недавно отмечали Ивана Купалу. Фото В. Мизин, 2015 год.
Рис. 1. Вид на поляну, где еще недавно отмечали Ивана Купалу. Фото В. Мизин, 2015 год.
 

Интересно отметить, что роща, как и расположенный южнее лес, отмечались на самых разнообразных картах, начиная с карты шведского картографа Э. Белинга 1678 года (рис. 2, 3, 4, 5, 6). Этот факт указывает на неизменность ключевых элементов ландшафта в описываемой нами местности за последние четыре столетия (рис. 7).

Рис. 2. Карта Э. Белинга 1678 года. Роща отмечена как часть леса.
Рис. 2. Карта Э. Белинга 1678 года. Роща отмечена как часть леса.
 
Рис. 3. Карта 1860 года.
Рис. 3. Карта 1860 года. Рядом с горой отмечен загон для выпаса скота, что, вероятно, подтверждает данные о том, что возле горы пасли лошадей и освящали их в день Флора и Лавра. Часовня отмечена в северо-восточном углу деревни.
 
Рис. 4. Карта 1930-х годов. Роща отмечена на склоне возвышенности, отдельно от леса.
Рис. 4. Карта 1930-х годов. Роща отмечена на склоне возвышенности, отдельно от леса.
 
Рис. 5. Карта 1970-х годов. Роща отмечена отдельно от леса.
Рис. 5. Карта 1970-х годов. Роща отмечена отдельно от леса.
 
Рис. 6. Современный космический снимок 2010-х годов.
Рис. 6. Современный космический снимок 2010-х годов.
 

Название Конная Гора и упоминание об освящении коней отсылают к празднованию почитаемых святых Флора и Лавра (лошадиный праздник, 18/31 августа), именно в этот день было принято освящать лошадей. Интересно отметить, что престольным праздником в Модолицах был именно день Флора и Лавра, а также им была посвящена часовня [1: 58], впервые упоминаемая в переписи 1734 года. Правда, по картографическим данным, на вторую половину XIX века часовня располагалась в противоположном от горы конце деревни. По данным, предоставленным историком Е. Платоновым: «Да ещё в том же Горском приходе двенадцатая часовня... в вотчины графа Павла Ивановича господина Ягушинского в деревне Модолицах построена в давных годех, которая уже обветшала, теми обывателями со своего поизволения без указу разстоянием в 5 верстах в которую молится ходили до запрещения, а ныне по указу молится не ходят и суеверия в ней нет» [5].

Интересным моментом тут также является упоминание о том, что уже в 1730-х годах часовня была обветшалая, т. е. её возведение, с учетом срока службы сруба, явно относится к шведскому времени, второй половине XVII века, построена она была местными жителями по своей воле, использовали её «до запрещения», т. е. впоследствии она была запрещена. Отдельно здесь оговорено, что «суеверия в ней нет». То, что часовня была построена местными жителями «самочинно» еще в XVII веке, может указывать на определенные чтимые народные традиции, существовавшие в этой деревне уже в то время. Остается неясным вопрос, строилась ли известная в XIX веке часовня на том же старом месте, где находилась в 1730-х годах, либо же была возведена на новом. При этом совершенно очевидно, что обветшалая к 1730-м годам часовня не могла сохраниться до 1950-х годов и явно перестраивалась.

Таким образом, указание на топоним Конная Гора, где освящали коней, наличие посвященной Флору и Лавру часовни и соответствующий деревенский праздник, упоминание запрета на использование часовни в 1730-х годах позволяют выявить возможные взаимосвязи между всеми этими упоминаниями. Вполне возможно, что некая местная традиция еще в шведское время могла быть адаптирована к православию самостоятельным возведением часовни. Учитывая наличие связанных с этой традицией как часовни, так и природного объекта, горы, можно допустить, что, скорее всего, первичнее могло быть именно значение последней. Либо, что вполне возможно, первая упоминаемая в 1730-х годах часовня была на горе или вблизи нее. Таким образом, независимо от привязки к объектам, можно сделать вывод о том, что данная традиция (освящение коней), скорее всего, существовала уже в XVII веке, при шведах.

В ходе прошедшего 11 октября 2015 года опроса ряда старожилов д. Модолицы (проведенном совместно с Е.А. Окладниковой и А.Н. Параниной) удалось выяснить дополнительные подробности.

1. Гору называли Вересовой (местное название можжевельника – верес). На гору ходили только на Ивана Купалу. Внук М.П., Александр, дополнил, что собирались еще в конце 1990-х гг., но жгли костры, не шины. Последние лет пять у горы летают дельтапланеристы. Деревенский праздник был Флор и Лавр, но праздновали и Егория. В деревне была часовня, была еще до войны, разрушена после войны, возле нее было несколько могил. Названия Конная Гора не знает [МП].

2. Гору называли Лысой, так как на ней не было деревьев кроме одной сосны. На сосну вешали баллон (колесо от трактора), жгли в ночь на Ивана Купалу (7 июля). В 1960-х годах собиралась молодежь. У горы пасли лошадей. Престольный праздник был Егорий, собирались в деревне, ставили стол. Названия Конная Гора не знает [ИГА].

Рис. 7. Вид с Вересовой Горы на поля.
Рис. 7. Вид с Вересовой Горы на поля. Судя по картам, этот пейзаж не изменился за 400 лет. Фото В. Мизина, 2015 год.
 

Таким образом, устные сведения, фиксируемые по состоянию на 2015 год, подтверждают особый статус горы как места празднования летнего солнцестояния вплоть до 1990-х годов, подтверждают празднование в деревне дня Флора и Лавра, при этом не получили подтверждения название Конная Гора и давность рощи на горе. Впрочем, последнее, скорее всего, является неточным, поскольку роща фиксируется на картах с 1678 года, и речь может идти скорее о не заросшей поляне на вершине горы, что прослеживается и сейчас. Следует отметить, что именно «лысые» горы на Ижорской возвышенности выбирались для празднования Ивана Купала. При этом сами выбранные горы должны были быть отделенными от деревни, чаще всего деревьями. Именно такой момент прослеживается и здесь. Также интересно, что второе название – Вересова Гора, подчеркивает её растительную особенность. Места произрастания можжевельника также нередко обретали особый статус и становились священными, в качестве примера можно привести рощу Уккола [3: 163–170] и рощу в приходе Лиссиля [4: 95].

Краткий вывод

В заключение нужно отметить несколько ключевых моментов.

1. Природные особенности Вересовой Горы позволяют сделать уверенный вывод о её особом статусе, а также дают возможность обоснованно рассматривать её в ряду прочих известных можжевеловых рощ в данном регионе.

2. Картографические источники указывают на существование рощи на Вересовой Горе как минимум со второй половины XVII века, что может указывать на рощу как реликтовую, так и на её особый неприкосновенный статус.

3. Особый статус Вересовой Горы подчеркивается тем, что, по собранным сведениям, с горой связывались два праздника: день освящения лошадей, что вероятно практиковалось как минимум в XIX веке (подтверждается наличием вблизи горы загона в 1860 году и упоминанием дня Флора и Лавра), и праздник Ивана Купалы, отмечавшийся и в советское время, вплоть до 1990-х годов. Можно предположить, что гора имела особый статус и, возможно, здесь могли отмечать и иные дни, или могли существовать связанные с ней несохранившиеся традиции.

В целом, рассматривая проблематику подобных объектов, можно отметить, что оценка природных особенностей мест (включая растительность, особенности рельефа и расположения) позволяет выделить внешние категории признаков, доступных для сравнения с аналогичными известными культовыми объектами в конкретной местности. Работа со старинными картами позволяет уверенно реконструировать динамику изменений ландшафта, выделяя в ней как меняющиеся, так и остающиеся неизменными объекты, что также может в совокупности с прочими признаками указывать на сакральный статус того или иного природного объекта.

Список информантов

  • Магдалина Петровна [МП], д. Модолицы Волосовского р-на Ленинградской обл., родом из д. Добряницы Волосовского р-на, опросили В. Мизин, Е. Окладникова, А. Паранина в 2015 году.
  • Иванова Галина Апполоновна [ИГА], д. Модолицы Волосовского р-на Ленинградской обл., опросили: В. Мизин, Е. Окладникова, А. Паранина в 2015 году.

Литература

  1. Историко-статистические сведения о Санкт-Петербургской епархии. – СПб.: Изд. С.-Петерб. епарх. историко-стат. ком. 1885. – Т. 10. – 478 с.
  2. Конная гора / Wikimapia [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://wikimapia.org/19161966/ru/Конная-гора. – Дата доступа: 24.09.2015.
  3. Мизин, В. Г. Забытые священные и мифологические места Ингерманландии / В. Г. Мизин. – СПб.: ЦСКН, 2013. – 214 с.
  4. Хаавио, М. Священные рощи Ингерманландии / М. Хаавио. – СПб.: Гйоль, 2013. – 107 с.
  5. ЦГИА СПб. Ф. 19. Оп. 1. Д. 1270. О нестроении вновь в городах, селах и других местах часовен. 20.06.1734–7.01.1736. Л. 35–35 об.

Автор выражает благодарность за содействие в исследовании Дарине Соболь, Евгению Платонову, Елене Окладниковой, Алине Параниной и всем информантам.

Об авторе: Вячеслав Григорьевич МИЗИН (Санкт-Петербург), независимый исследователь, действительный член Русского географического общества.


Вячеслав Мизин 11.07.2017
 
 
Вторая "Необъяснимая встреча"
Мероприятия 17
Вторая "Необъяснимая встреча"
14 июня в "Белом лофте", расположенном в московском парке Сокольники, прошла вторая по счету "Необъяснимая встреча" или, говоря простым языком, общение в неформальной обстановке на заранее обговоренную с гостями "таинственную" тему. На этот раз  спикерами были координатор Проекта "Уфоком" Илья Бутов и руководитель "НОЗП" Георгий Федоровский и обсуждали они такое явление, как полтергейст.
О грустном...
НЛО и АЯ 30
О грустном...
Ранним утром 18 мая 2017 года после тяжелой продолжительной болезни в возрасте 51 год ушел из жизни Вадим Александрович Чернобров – бессменный на протяжении 20 лет руководитель и идейный вдохновитель общественного объединения "Космопоиск", которое давно уже, благодаря его усилиям, переросло в международное движение. Это скорбное известие оказалось абсолютно неожиданным для многочисленных членов объединения.