В поисках нарубов: некрополи Кобринского района

Тема так называемых «нарубов» на Полесье уже долгие годы висела в перспективных планах «Уфокома». Речь идет о специфической традиции укладывать на могилы дубовые колоды, которые, в зависимости от локальных традиций, могут различаться по размеру, форме, степени обработки и даже наименованию. Одна и та же архаическая форма надгробия в разных населенных пунктах называлась по-разному, наиболее часто встречаемые – наруб, приклад, прихором. Основной известный ареал распространения этой традиции, вычленяемый по данным исследователей ХХ века, – это западное Полесье (территории Брестской и Ровненской областей). Так чем же они интересны, эти нарубы?

Дело в том, что благодаря нарубам одна глухая деревушка Пинского района обрела довольно специфическую славу. Это деревня Паре, куда летом 2002 года заглянула экспедиция гомельской группы «Парамир». Скорее всего, именно с их подачи и с подачи «Аналитической газеты «Секретные исследования», где была опубликована статья о поездке (см. № 4 за 2003 г.), Паре стала известна как «деревня вампиров». Не было учтено здесь только два момента: 1) традиция устанавливать подобные надгробные памятники была присуща не только деревне Паре и даже не только Пинскому району; 2) увязывать столь буквально эту традицию с вампиризмом как реальным явлением – очень некорректно. Народное мировоззрение, поверья и обряды – дело тонкое.

Можно предположить, что первоисточником для «Парамира» могла послужить одна из публикаций 1998–2000-х годов сотрудника газеты «Пинский вестник» Вячеслава Ильенкова, который и описал эту полузабытую традицию класть на могилы дубовые колоды в деревне Паре, а также привел слова местных старожилов, объяснивших ему ее смысл: «Так еще при наших отцах делали, чтобы покойники с кладбища домой не возвращались. Привалят могилу нарубом, и все спокойно». Стоит отметить, что подобная мотивация была зафиксирована исследователями не только в этом одном населенном пункте Полесья, но далеко не везде в ареале бытования традиции этот обычай объяснялся именно таким образом.

За прошедшие 15 лет с момента проведения упомянутой экспедиции «Парамира» у автора данной публикации накопилось достаточно материала по библиографии вопроса о нарубах для небольшого обобщения этой темы и рука неоднократно поднималась, чтобы написать об этом статью, но... Хотелось бы не просто обобщить написанное, но и сделать новый вклад в их изучение. Первая серия экспедиций стартовала в текущем 2017 году.

Начало экспедициям, обусловившее выбор Кобринского района в качестве отправной точки, было положено в феврале месяца, когда пришлось побывать на Кобринщине для решения поисковых задач, не связанных с какими-либо исследованиями. Именно тогда совершенно случайно удалось записать несколько интересных историй. Первая из них касалась относительно свежего случая полтергейста в деревне Лущики, давность которого ограничивалась двумя последними годами. По слухам, после смерти хозяина семейства его дочь продала его дом, но дух покойного якобы не давал покоя новым хозяевам, являясь им и прогоняя из своей собственности. Вторая история касалась регулярных встреч в 1970-е годы девочек-подростков с привидением старика, которое постоянно выходило на дорогу у своего хутора, когда те возвращались затемно из деревни Лущики в свою родную Плянту. Вот этот рассказ:

«В то время, мы еще малые были... И вот там такой есть лесок был... ну есть он, там такая посадка... и там такая дорога с мостика. И вот когда... или это, может, нам чудилось? Или мы так боялись? Я не помню. Не то, шо не помню, а так... Вот когда-то дед умер там, по дороге в углу старая уже хата... И мы када ходили в гости туда... ну ищо были такие, ну такие, ну када в школу хадили. И вот кагда мы подходим к этой хате, и вот сколько раз мы подходили, и сколько разы там это мы хадили, и всё время выходил человек в белом... в таком белом. Понимаете? [В одеянии?] Да, в одеянии. Токо мы подходим – и назад как дунем. <...> Это в семьдесят четвертом было. Семьдесят второй, может, вот такой... После семидесятых годов это такое было чудо. [Это где? На окраине деревни?] Да, это на окраине деревни. Там такое вот... Дед тот умер! И вот, кагда мы подходим, он в белом. Вот! Вот мы видим его. [Конкретно этого деда?] Вот эта он! Во всем белом! То мы вобшче боялись ходить, мы обходили там. Там ферма была, то на ферму обходили потом. Так боялись. <...> [А это когда – днем, ночью, вечером происходило?] Часов в десять уходили. Часов в десять, да. Уже темно было. [Это вы в потёмках его видели?] Да, в потёмках, и видели, всё! Как в штанах белых и в такой белой рубашке. Он так, правда, и ходил в этом, в этой одежде все время... в то время. <...> То ёго ж не было уже! Его не было. Вот именно, что его не было. Его не было, а мы видели его. Не, мы его не видели, близко мы не подходили. Только как подходим вот сюда, спускаемся с моста, и всё... и сразу этот вот... статуя... как человека. И сразу назад».

Тот самый мостик из д. Лущики и место, где предположительно появлялось привидение.
Тот самый мостик из д. Лущики и место, где предположительно появлялось привидение.
 

С целью проверки слуха о полтергейсте в Лущиках и был проведен выезд 28 мая 2017 года (Гайдучик В., Войтковский Е.). Слухи не подтвердились. Во всяком случае, тем домом в качестве дачи теперь владеет уже второй его покупатель, которому не доводилось сталкиваться здесь с чем-либо мистическим. Ближайшие соседи по этой улице также ничего странного про этот дом не слышали.

Таким образом, на первый план в ходе этой поездки выдвинулась вторая задача – поиски нарубов, которые, согласно собранным из различных источников данным, в Кобринском районе также имелись. В ходе проведенных ранее опросов информантов было установлено, что в деревнях Октябрь, Плянта, Лущики про эту традицию не знали. Было решено отправиться в район деревни Онисковичи, в которой обычай устанавливать нарубы был зафиксирован исследователями Полесья в 1980-х годах. По пути было обследовано кладбище у деревни Бородичи, где из старых форм надгробий встретились лишь деревянные кресты, надмогильные камни, в которых крепились металлические кресты, а также несколько деревянных столбообразных надгробий, вырезанных из цельного куска дерева, с установленным в верхней части крестом. Последние датировались 1940-ми годами (1943, 1945 и 1949 годы).

Паромная переправа через Днепро-Бугский канал.
Паромная переправа через Днепро-Бугский канал.
 

В Онисковичи пришлось переправляться через Днепро-Бугский канал на пароме, который, как оказалось, был единственным в этих местах электрифицированным паромом. На остальных, по заверению паромщика, до сих пор используют ручную тягу пассажиров. Так это или нет, в этой поездке мы проверять не стали и направились навстречу нарубам. Но здесь таковых не оказалось. Жители Онискович хоронят своих умерших на кладбище у Бородичей, где мы уже побывали, и никто из опрошенных нами, включая старожилов конца 1930-х годов рождения, о подобной традиции не вспомнил. То ли собранные фольклористами сведения оказались неточными, то ли этот обычай здесь отжил свое очень давно и помнившие его старожилы уже умерли за истекшие 30 лет.

Ближайшее старое кладбище, давно уже неиспользуемое, обнаружилось за Ореховским каналом ближе к деревне Выгода. Найти этот затерянный среди полей некрополь удалось только с помощью проводника. Оставалась последняя надежда, что, быть может, там окажутся хоть какие-то следы от нарубов. Но кладбище это скорее было похоже просто на кусок заросшего травой поля, на котором изредка проглядывали из-под дерна валуны, некогда служившие надгробными камнями, и одиноко торчал остов от деревянного креста, давно лишившегося перекладины. Сохранилось в подобающем виде только три произвольно разбросанных по территории кладбища захоронения с оградками, датируемых 1943-1944 годами. Одно из них принадлежит герою-партизану Болдыреву Василию Алексеевичу. Очевидно, что захоронения здесь перестали производить сразу после окончания войны.

Заброшенное кладбище.
Заброшенное кладбище.
 

Но один наруб в этой поездке нам все же удалось найти. По счастливой случайности, наш проводник оказался родом из деревни Мазуры этого же района, где, по его словам, в дальнем углу кладбища остался еще наруб на могилах его далеких предков. О самой традиции он практически ничего рассказать не смог, поведал лишь то, что в тех местах такой тип надгробий имел название сруб, изготавливался из дуба, а сама колодка имела на оном конце торчащий сук, на котором крестообразно крепили перекладину. И действительно, по полученным указаниям, на кладбище деревни Мазуры искомый объект обнаружен был. Дубовая колодка оказалась небольшой – порядка метра длиной – и уже порядком струхлевшей. В изголовии могилы перед ней стоял двухметровый деревянный крест. Это было последним пунктом программы в данной поездке.

Резные врата и "сруб" на кладбище д. Мазуры.
Резные врата и "сруб" на кладбище д. Мазуры.
 

Вторая экспедиция на Кобринщину состоялась 24 июня 2017 года (Гайдучик В., Бородаченков Д.). В ней предусматривался уже определенный маршрут по некрополям южной части района. Во время поездки были обследованы кладбища следующих населенных пунктов: Борисово, Киселевцы, Плоское, Хидры, Корчицы, Руховичи, Хабовичи и Новоселки. Последние две деревни упоминались в научных публикациях о нарубах. Именно в них и только в них в ходе поездки и были обнаружены нарубы.

Кладбищенские артефакты прошлого.
Кладбищенские артефакты прошлого.
 

На кладбище деревни Хабовичи удалось встретить уроженца этих мест, который отказался представиться, но рассказал, что дубовые колоды здесь на могилы, действительно, клали – с целью отметить место захоронения, называли их нарубами, и встречались они еще в 50–60-е годы на дальнем краю могилок. В ходе осмотра кладбища нам повезло обнаружить один сохранившийся до сего времени наруб. Находился он на женском захоронении 1935 года, которое было снабжено еще и бетонным памятником. Наруб оказался очень интересным – сложной формы, стоявшим на поперечных подставках (сохранилась одна), орнаментированным по боковым сторонам насечками. Недалеко от этого захоронения была обнаружена россыпь древесной трухи, которая также могла быть некогда нарубом.

Наруб на кладбище д. Хабовичи.
Наруб на кладбище д. Хабовичи.
 

В Новоселках, несмотря не трудности с осмотром кладбища, которое заросло высокой травой, улов оказался больше. Первой на глаза попалась группа из трех небольших могильных холмиков с небольшими деревянными крестами, на каждом из которых лежало по одной небольшой (около 70 см длиной) деревянной колодке на поперечинах из обрезков плитки. Колодки эти были изготовлены из бруса и явно в недавнее время. Это говорит о том, что кто-то при облагораживании этих безымянных захоронений последовал древней традиции, пусть даже несколько в символичной форме.

Обновленные нарубы на кладбище д. Новоселки.
Обновленные нарубы на кладбище д. Новоселки.
 

Далее удалось отыскать более крупный наруб (около 130 см длиной) на женском захоронении 1963 года. Чуть далее от него между двумя бетонными столбиками лежал еще один, еще дальше в высокой траве просматривалась еще одна деревянная колода. Возможно, что при поиске в условиях меньшего травостоя удалось бы обнаружить их в большем количестве.

Нарубы на кладбище д. Новоселки.
Нарубы на кладбище д. Новоселки.
 

Встреченный на этом кладбище местный житель (1935 г.р.) подтвердил, что здесь эти деревянные колоды называли нарубами, делали из дуба – чтобы был долговечнее, клали на могилу с целью отметить место захоронения. Здесь колоды обязательно окоряли, обтесывали, делали прямыми. На вопрос о «ходячих» покойниках отшутился, что слышал такое давно от старых бабок, мол: «дуба положили – уже не вылезет». Упомянул, что знали здесь и о такой мере от беспокойных покойников, как забивание «осинового клина на могилу», но конкретных событий, когда здесь могли так поступить, не помнит.

Таким образом, было положено начало экспедициям по Полесью с целью фиксации следов традиции установки нарубов. Планируется более четко обозначить границы распространения этого обычая, по возможности отмечая связанные с ним народные поверья. По Кобринскому району планируются еще, как минимум, две маршрутные экспедиции, после чего внимание будет уделено и другим районам Брестской области.


Виктор Гайдучик 27.06.2017
 
 
Вышла из печати «Таинственная Беларусь III»
Проекты
Вышла из печати «Таинственная Беларусь III»
В самом начале сентября, День знаний стал для нас очередным поводом порадоваться – в минском издательстве «Регистр» вышла из печати новая книга из цикла «Таинственная Беларусь». Представляет она из себя сборник докладов, прозвучавших 22 января 2017 года на одноименной конференции «Уфокома» в г. Минске.
Дьявол в деталях или третья "Необъяснимая встреча"
Мероприятия 50
Дьявол в деталях или третья "Необъяснимая встреча"
23 августа 2017 года в Москве прошла очередная "Необъяснимая встреча", организованная энтузиастами-исследователями загадочного из московской группы "НОЗП". Это, уже третье по счету тематическое мероприятие, которое проходит в уютном гостином зале Белый Лофт, расположенном в парке Сокольники.