Трёхпалый демон Ивацевичей

В аномалистике изучение полтергейстных процессов представляет собой весьма непростую задачу, во многом из-за того, что данный феномен тесно связан с социальной средой, в которой он возникает и развивается. При этом могут быть затронуты самые различные аспекты частной жизни жертв полтергейста, которые, как правило, предпочитают оставлять в узком семейном кругу и разглашают весьма неохотно. Однако, несмотря на эти особенности, процесс изучения этого редкого феномена осложняется и тотальной неподготовленностью современного общества к восприятию реальности подобных событий. И особенно странным это выглядит в контексте белорусского социума, в котором еще крайне сильны самые различные предрассудки и суеверия. Но факт остается фактом: и без того напуганные и растерянные жертвы полтергейстного процесса, столкнувшись с реакцией со стороны общества на свою аномальную проблему, замыкаются в ней еще больше и перестают контактировать. Люди оказываются предоставленными воле стихийно возникшего процесса, находясь между двух огней: бушующим в доме полтергейстом, с одной стороны, и агрессивно настроенным и недоверчивым социумом, с другой.

В 2013 году Ивацевичи – небольшой районный городок Брестской области – ненадолго «загудел» от поразительной новости: здесь объявился полтергейст! Даже последовала небольшая заметка об этом случае на сайте районной газеты «Івацэвіцкі веснік» [1]. Но, спустя некоторое время, волна ажиотажа пошла на убыль, и почти никто больше не интересовался, чем же закончилась удивительная история.

Хронику этого белорусского полтергейста нам пришлось собирать буквально по крупицам, с трудом восстанавливая ход тех давних событий. К сожалению, после первой встречи с членами «Уфокома» Татьяна (назовем ее так) практически отказалась от дальнейшего поддержания контакта, и, возможно, поступила правильно. Мы же, в свою очередь, остались без ценного первоисточника той самой информации, которая могла бы помочь другим людям, оказавшимся один на один с аналогичной проблемой.

Ниже мы предлагаем ознакомиться с историей ивацевичского полтергейста, собранной по данным нескольких полевых выездов в течение всего 2016 года.

***

Итак, дело было зимой 2013 года. Незадолго до этого Татьяне как раз исполнилось 40 лет, а ее дочь Виктория только-только отпраздновала свой пятнадцатый день рождения. Татьяна очень любила смотреть мистические телепередачи и телеканал ТВ3, регулярно следила за тем, как идут дела у экстрасенсов из известной телепередачи. В тот момент она даже и подумать не могла, что подобная мистика может приключиться в ее собственном доме. А в одной из квартир этого частного дома на 3 семьи она прожила вместе со своей дочерью уже около 10 лет.

Мистическое событие ознаменовало свой приход в этот дом февральской ночью с понедельника на вторник (с 18 на 19 февраля 2013 года), причем весьма невинным образом: утром дочь Виктория обнаружила, что ее обувь и стельки, которые просушивались на батарее, оказались разбросанными по комнате. Учитывая, что в доме не было ни кошки, ни других домашних питомцев, Татьяна насторожилась, однако, искала этому логическое объяснение: мокрые стельки высыхают и от того скручиваются как пружина, и поэтому разлетаются по комнате. Однако, проснувшись следующей ночью, она увидела в своей комнате лежащий возле телевизора на уровне середины ее кровати сапог, который до этого со всей прочей обувью просушивался в другой комнате. Тут уже Татьяне стало ясно, что здесь что-то нечисто. Первое, о чем она подумала – домовой и сама себя «успокоила» мыслью о том, что, похоже, в один из приездов родители привезли в сумке своего домового, и теперь домовые «дерутся»!

Поразмыслив, решила оставить для домовых хлеб и молоко в блюдце. И действительно, на следующий день обнаружила, что продукты бесследно пропали, а блюдце осталось на месте. Тем не менее после этого Татьяна почему-то забеспокоилась и решила спать вместе с дочерью.

Проснувшись в пятницу утром, они увидели в зале (который служил одновременно и столовой, и именно там, кстати, просушивалась обувь) разложенные на полу и перевернутые вверх дном тарелки, до того мирно стоявшие в серванте. Часть тарелок лежала посреди комнаты, а часть была сложена у порога. Виктория, особо не задумываясь, переступила сложенные у порога тарелки и собрала сперва посуду, лежавшую в центре комнаты. Позже Татьяна связала это с пересечением символической границы, своего рода «моста» в аномальное (и вправду, как можно заметить, основные проявления начались именно в этой комнате).

Было решено ликвидировать беспорядок: Татьяна стала мыть посуду, а Виктория прибирала в зале. Позже девочка зачем-то пошла в спальню и тут же стала звать маму: везде были размазаны крема – по занавескам, по ковру, одним словом везде! При этом тюбики от крема выглядели внешне нетронутыми и невыдавленными, однако крема в них не оказалось!

Татьяна очень любит чистое белое белье, это ее, так сказать, «пунктик», поэтому кровать в ее спальне всегда застелена свежим белым бельем. Но тут она увидела одновременно циничную и невероятную картину: прямо на ее глазах на застеленной чистым бельем кровати стали очень быстро появляться кремовые следы: много-много мелких следов маленькой трехпалой лапы (как если сложить 3 пальца щепоткой). Будто кто-то невидимый вступил в крем и теперь топчется по кровати, хотя при этом кровать под весом невидимки не прогибалась. Чтобы лучше проиллюстрировать этот, пожалуй, самый интригующий эпизод, приведем фрагмент беседы с очевидцем:

«[То есть что-то двигалось? Это не то, что оно там прошло и остались следы, а эти следы – вот прямо появлялись?] Ну, оно получается… они ж вот просто появились-появились и всё и… А оно ж раз в крему, так оно уже и осталось… это ж жир считается… [Кровать не прогибалась под этим?] Нет-нет… ну, как и не шелохнулось ничего… ну, как телевизор смотришь – картинка появилась и всё… Смотришь, а оно там… там… там появилось и всё… это ж обыкновенный крем… Ну, я тут увидела и тут… тут… может через час этот же крем впитался… такого, чтоб что-то там осталось потому, что это… да, как Вы говорите, думаете, что это что-то тяжелое… нет… это как так вот появилось-появилось… ну из-за крема оно впиталось всё…».

А дальше события стали развиваться стремительно и жестоко. В субботу что-то невидимое начало бить Викторию. Девочка вскрикивала от боли, и на плече появлялось красное пятно от удара, которое затем довольно быстро пропадало. В этот же день Виктория хотела сесть на компьютерный стул (на колесиках, с тканевой основой сиденья). Но когда она взглянула на него, то увидела, что все сиденье утыкано иголками: иголки были воткнуты в тканевую основу остриями вверх. Когда Татьяна их вытащила, насчитала более 20 иголок, все они были выброшены. Несколько позже, когда мать с дочерью сидели на диване, Виктория получила настолько сильный удар в плечо, что не смогла сдержаться и заплакала. После этого было принято решение оставить дом и уехать к родителям Татьяны. К счастью, дома у родителей ничего аномального не происходило.

Столкнувшись неожиданно с такой напастью, Татьяна решила пойти на исповедь в церковь и спросить там, что же ей теперь с этим делать. Для борьбы с бесовскими проделками батюшка велел женщине написать список всех своих грехов от самого рождения, какие только сможет вспомнить, а после этот список сжечь в той самой квартире. Однако, если записать грехи не представляло собой невыполнимой задачи, то осуществить вторую часть задания оказалось не так-то просто: при попытке поджечь в доме бумагу спичка гасла более 5 раз. Когда Татьяне все же удалось зажечь спичку и уничтожить записку, пепел немедленно исчез: Татьяна буквально на секунду отвернулась, а когда вновь повернулась, пепла уже не обнаружила. При поисках выяснилось, что он необъяснимым образом появился в тумбочке на хлебе. Татьяна это трактует как то, что «нечто» над ней таким образом посмеялось…

В субботу и воскресенье ночевали уже у родителей Татьяны, а в понедельник с утра снова приехали в дом. Татьяна втайне надеялась, что агрессивное «нечто» уже покинуло их дом, однако две вещи свидетельствовали об обратном: на кровати Татьяны были разложены ее швейные нитки, а на тахте дочери прямо посередине стоял цветок с подоконника. Проведя для себя аналогии, где еще ставят так цветы (на могиле), Татьяна окончательно уверилась в мысли, что ее дочери угрожает опасность, и в дом возвращаться нельзя. А когда в это же утро произошел еще один аномальный эпизод: в ванной прямо позади Виктории с грохотом перевернулась стиральная машина-автомат, было решено, не откладывая в долгий ящик, ехать в Жировичи (в этой деревни расположен один из крупнейших в Беларуси центров православия – Жировичский монастырь – прим. авт.) для поиска опытного батюшки, который мог бы освятить ставший опасным дом.

Но это оказалось не так-то просто: в Жировичах им было отказано, так как Ивацевичи принадлежит к другому приходу. По рекомендациям знакомых попытались обратиться еще к одному батюшке, однако и тот отказал по тем же самым соображениям. Тогда было решено обратиться все-таки к своему батюшке, и около трех часов дня священника привезли в квартиру для проведения обряда освящения. При проведении обряда присутствовали Татьяна с отцом и Виктория. Но начало его уже не предвещало успешного исхода: когда зажигали расставленные на столе свечи, те плохо горели и чадили черным дымом. А уже во время самого обряда освящения стол с горящими свечами сам собой начал переворачиваться. К счастью, его успел подхватить отец Татьяны. Инцидент со столом Татьяна посчитала своего рода посланием от невидимки: «Ну, это я так думаю, что… скорее всего… показало, что, ну и что вы тут меня не напугаете… святите – не святите…».

Сразу после окончания обряда освящения дома, еще в присутствии священника, который уже собирался уходить, нечто вновь принялось избивать девочку, которая вскрикивала от боли. Однако батюшка не поверил: он был уверен, что ребенок все выдумывает и просто разыгрывает спектакль, поэтому строго приказал ей: «Покажи руки!». Но как только увидел появляющиеся прямо на его глазах красные отметины на плечах ребёнка, мнение его резко изменилось, и он дал разрешение привести другого батюшку для обряда освящения, сказав, что сам он ничем помочь не может. После чего весьма поспешно собрался и уехал, оставив людей наедине со своей проблемой.

Татьяна поняла, что аномальная проблема так просто не решится, поэтому взяла на работе отпуск на 2 недели. Время проходило крайне напряженно: «…принимали меры, очень много, но всё это проходило всё больше… ну как… всё в течение дня… чем больше всего напишем, применим… ну, где-то поедем, тем больше ж, наверное, рады найдем».

Куда только Татьяна не обращалась и где только не искала помощи, не обошла вниманием и так называемых экстрасенсов, которых разыскивала по интернету. «Одни отвечали, что надо только предоплата, другие просили фотографии… но никто не отозвался, что должны сюда приехать…». Свой отказ приехать в дом «экстрасенсы» мотивировали тем, что в Беларуси имеется запрет на данную деятельность и поэтому «могут посадить». В этой необычной, но на удивление развитой бизнес-структуре «у каждого есть свое агентство», и при помощи секретаря можно выбрать, к кому обратиться. Дистанционная консультация «экстрасенса» возможна только по предоплате, и Татьяна благоразумно предпочла отказаться от подобного рода услуги: «1000 долларов тоже ж она не лишняя».

Результаты проказ полтергейста фотографировались, оказалось, что «экстрасенсы» требовали подтверждения того, что имеет место экстраординарная проблема, и все снимки были им высланы. Однако на нашу просьбу предоставить эти фотоснимки Татьяна ответила, что после того, как со всем этим кошмаром было покончено, она избавилась от любого напоминания, и в том числе от тех самых фотографий: «где-то через месяц я всё уже поудаляла как страшный сон».

Помимо «экстрасенсов», найденных по интернету, местные жители также посоветовали обратиться за помощью к некой женщине. Эта женщина приходила трижды в тот самый дом, давала разные советы. В один из визитов ей удалось, по мнению Татьяны, «что-то поймать», так как на ладони ее остался какой-то черный след, который был ею продемонстрирован. Причем таинственная женщина-экстрасенс каждый раз оставалась в доме наедине с Викторией, а Татьяну внутрь не пускала. Что там происходило, по-видимому, осталось неизвестным, так как Татьяна ничего об этом не смогла сообщить: «Знаю только, что… потому в окно видела, что свечи горели и всё…».

Во многих местах в помощи и вовсе отказывали, основным аргументом было: «Я не собираюсь на себя брать». Сложно перечислить все те места, куда обращалась Татьяна за помощью. Мы лишь упомянем поездку под Брест, в Хмелево, где некий старец не пустил людей даже на порог: «Что Вы от меня хотите?», а также неоднократные визиты в деревню за Минском, название которой вспомнить не удалось [скорее всего, Смиловичи – прим. авт.]. Интересна эта деревня тем, что местная церковь собирает большие толпы людей, которым местный священник по очереди прикладывает крест к голове и «там тебя лечит». На многократные просьбы отчаявшейся семьи приехать в их дом давался каждый раз ответ: «Приезжайте-приезжайте, молитесь, приедем-приедем!». Но когда наконец дошло до дела (была заказана машина), священник сделал вид, что его неверно поняли: «У меня люди, Вы что… что я Вам сказал такого!».

Мы привели эти сведения для того, чтобы подчеркнуть, в какой ситуации оказываются люди с подобными проблемами. Сама Татьяна резюмировала результаты своих многочисленных поездок по священным местам следующими словами: «Все одно и то же говорят – молитесь, молитесь, приезжайте на молитву, приходите в церковь… Ну, мне ж от этого не легче, если я начну молиться то, что… ну, молились мы и…».

По настоянию уже упомянутой женщины-экстрасенса хозяева уехали из дома на несколько дней. Однако вскоре пришлось все же вернуться в дом за школьной одеждой. Дома Виктория начала вести себя необычно, если не сказать странно: все время старалась уйти от матери в другую комнату. Однако та за ней следила и старалась от себя не отпускать. Тем не менее в какой-то момент (сама Татьяна до сих пор не может понять, как это произошло), дочери удалось ускользнуть. Татьяна обнаружила это тогда, когда услышала отчаянный крик и поспешила на помощь. На кухне было разлито масло, а на полу лежала Виктория. На ноге в области бедра у нее была достаточно сильная царапина, напоминающая порез. Этот «порез», с ее слов, нанесла невидимая сила.

Этот день Татьяна считает своего рода поворотным во всей череде событий: с этого момента нечто стало сильнее и «связалось с помощью крови» с ее дочерью. Теперь Виктория каждую ночь кричала, мотала головой из стороны в сторону, и главное ее было очень сложно разбудить, приходилось даже поднимать и водить, бить по щекам. Снов она не помнила.

«…Она просто спать не могла …что там с ней делалось, я не знаю, но ее трудно было разбудить, если засынала… так она и спать боялась… мы неделю не спали вообще… только мелкими перебежками… Да… если засыпала, то мгновенно…».

Татьяне и Виктории настоятельно рекомендовали не снимать нательные крестики, используя их в качестве защиты. И вот однажды у Виктории все-таки пропал крестик. Она сказала, что какая-то женщина сняла его с нее. Татьяну это очень испугало, и она надела дочери вместо пропавшего крестика свой. И вдруг на ее глазах пропавший крестик материализовался, словно из воздуха прямо на шее у дочери – теперь там было два крестика.

В поисках избавления дочери от этой проблемы Татьяна повезла ее к бабке-шептухе. Выходя из машины, Татьяна обнаружила, что ее нательный крестик лежит на сидень еавтомобиля, хотя до этого был застегнут на шее. Она восприняла это как предостережение и опасалась, что задуманный визит может усугубить ситуацию, но все же рискнула. По возвращении домой Виктория сразу же уснула, и Татьяна с матерью переложили ее с дивана на кровать. Будить не хотели, наблюдали, как Виктория спит, но сон был неспокойным: она сильно мотала головой. Появилось дурное предчувствие, и девочку попытались разбудить, однако это не удавалось. Наконец, после нескольких попыток все же удалось ее с большим трудом растормошить. Дочь сделала неожиданно глубокий вдох и расплакалась. Сквозь слезы она говорила, что видела сверху, как они стояли рядом с ней и смотрели на нее, а она кричала, просила разбудить, но ее никто не слышал. Татьяна расценила это как крайне опасный момент: если бы дочь не разбудили, то она бы, скорее всего, умерла.

После этого Татьяна решила увезти дочь в Жировичи, чтобы там пожить какое-то время. Проживали в доме для паломников. В первую ночь их пребывания при монастыре Татьяна видела, как за окном что-то пролетало, что-то темное, однако, казалось, попасть внутрь не могло. В доме при монастыре все утихло, хотя и имело место одно необычное происшествие. Татьяна пошла за водой, оставив дочь одну в комнате. Когда она возвращалась, то увидела, как из комнаты вылетела конфета, будто с силой кем-то брошенная. Когда же мать вошла в комнату, Виктория сидела на кровати, как будто в трансе, и рисовала что-то странное: «вот как-то что-то она стала рисовать… рисовать-рисовать и потом вот как… как очнулась…».

Татьяна не смогла описать рисунок подробно, помнит только, что это был не человек, а какое-то страшное чудовище, как показывают в передачах по телевизору, а трехпалые лапы его были похожи на куриные. Татьяна забрала рисунок и порвала его. Спросила: «Виктория, ты зачем швырнула конфету?», на что дочь ответила: «Не знаю».

Виктория сидела на кровати, как будто в трансе, и рисовала что-то странное. Рис. Евгении Лис специально для «Уфоком» (2017 год).
Виктория сидела на кровати, как будто в трансе, и рисовала что-то странное. Рис. Евгении Лис специально для «Уфоком» (2017 год).
 

Наконец-то сон у девочки нормализовался. Так в доме для паломников прошла неделя, было уже примерно начало марта. Все это время Татьяна пыталась добиться аудиенции у главного батюшки. Сперва ей постоянно отказывали, но, наконец, после многих тщетных попыток ей все же удалось поговорить с главным батюшкой, и он дал добро на то, чтобы освятили дом, для чего выделил одного из священнослужителей – старенького монаха, которого приходилось вести под руки: «…Нам же в Жировичах и икону дали. …Трифона!1 Святого Трифона была… он же тоже очень помогает. То есть, с этой иконой даже приезжал этот монах…».

После возвращения из монастыря ночевали у родителей Татьяны, и в первую же ночь тело Виктории покрылось крестами, составленными из легких (как ногтем) царапин. Это происшествие было последним в этой череде событий, и, казалось, все уже прошло.

Прошло полтора года или чуть меньше. В это время руководство предприятия, где работала Татьяна, зная о сложившейся ситуации, предоставило семье, пострадавшей от проделок полтергейста, общежитие. И однажды Виктория вновь начала просыпаться по ночам и плакать. Причём, что любопытно, всегда ровно в 1:30. Перед этим пробуждением начинали лаять собаки, что внушало Татьяне страх. А дочь в это время в беспамятстве говорила про какие-то стихи, забытые в покинутом доме, которые нужно найти и забрать. Татьяна не хотела пускать дочь в злополучный дом, но, с другой стороны, боялась не выполнить это требование, поэтому решила позвонить той самой таинственной женщине, которая приходила к ним в дом. Женщина-экстрасенс запретила возвращаться и что-либо забирать из дома. Тогда мать снова увезла дочь на выходные в Жировичи, после чего ситуация окончательно нормализовалась.

Татьяна расценила просьбу забрать из дома стихи как западню – если бы они туда пришли, то все могло возобновиться с новой силой: «…Ну, тогда я ж говорю, может и хотело еще тогда… может какую маленькую силу имело, чтобы пригласить нас туда, чтоб набраться… да опять силы…».

К счастью, ловушки удалось избежать.

В тот дом девочка больше не возвращалась. В сентябре квартиру сдали одной женщине. Хотя она и знала о событиях, происходивших там, но ее это не смутило: «У меня и без этого проблем хватает». И действительно, за тот период, что она там прожила, ничего особенного не произошло, если не считать плафона в ванной, который без видимой причины разбился на мелкие осколки у нее над головой, и периодического отключения вроде бы исправного котла, из-за чего приходилось несколько раз вызывать ремонтную бригаду. Также к остаточным, возможно паранормальным явлениям, бывшая хозяйка отнесла и следующий эпизод: весной был сильный дождь, и когда Татьяна зашла в дом, то увидела, что течет потолок. Оказалось, съехал лист шифера, причем именно над залом, где «нечто» избивало ее дочь. Женщина придала этому символическое значение: нечистая сила ушла через крышу (здесь уместно вспомнить и об обычае разбирать крышу, когда умирает ведьма – прим. авт.).

Дом, в котором временно «прописался» невидимка: видны новые пластиковые окна Татьяны и старое деревянное окно соседки (слева), хорошо просматривается «та самая шиферина» на крыше. Фото авторов (2016 год).
Дом, в котором временно «прописался» невидимка: видны новые пластиковые окна Татьяны и старое деревянное окно соседки (слева), хорошо просматривается «та самая шиферина» на крыше. Фото авторов (2016 год).
 

И только года через два Татьяна продала эту квартиру. Такую задержку с продажей объясняет нежеланием «подставлять» покупателей: «Я сама пострадавшая и ни от кого ничего не скрывала… чтобы утаить, чтобы тебе тоже было плохо… нет…».

Пытаясь разобраться в причинах, послуживших толчком для всех этих событий, семьей было рассмотрено много версий. Ранее этой квартирой владели старики, но когда хозяйкин муж умер, дочь забрала мать доживать к себе в Минск, хотя старуха очень не хотела покидать свой дом. Таинственная женщина, проводившая в доме некие ритуалы с Викторией, сообщила, что девочка «нанесла большую обиду предыдущей владелице квартиры, порвав какое-то очень дорогое для нее фото». Но выяснить, что это за фотография, не удалось: Виктория уверяла, что ничего подобного не делала и никаких фотографий не находила.

Еще одну версию озвучила дочь бывшей хозяйки: ей снилось, что ремонт в этом доме не завершен. Возможно, ремонт послужил тем самым пусковым механизмом.

Татьяне версия с ремонтом также очень близка. Хотя дом был куплен достаточно давно, ей никак не удавалось довести ремонт до конца из-за того, что почему-то не было желания (этому она также придаёт особое значение). Но, несмотря на то, что ремонт продвигался очень медленно, окна все же удалось заменить. И, по словам местных жителей, именно этим она запустила дальнейшие события. Также Татьяна не избавилась и от тахты бывшей хозяйки – на ней спала Виктория.

Помимо этого, высказывались версии о «наведении порчи»:

«Когда мы начали обращаться, то тоже сказали: ищите что-то втыкненое в стену… между стенами в эти проушни… вот где-то должны что-то найти, если найдете, тогда можете спастись. А где ты найдешь в доме, это просто нереально… может быть, не обязательно человеку заходить в дом… это влияет снаружи где-то… Ну, мы это тоже этот вариант рассматривали и что могли смотрели и просматривали, и искали… я собрала весь дом, подмела-подмела и помыла, и всё-всё-всё, всё что на полу, всё что собрал,а и вывезла на кладбище. Ну, как бы если подкинул кто-то… песок из вот этих вот… ну, тоже эти варианты сколько я их не пробовала… это не прошло пока…».

В контексте версии «наведение порчи» Татьяна припомнила и странные события, которые произошли незадолго до начала описываемых событий. 7 января проходили Коляды, а на утро женщина обнаружила, что весь порог был обсыпан овсом, хотя она точно помнит, что колядовщики никакого овса не рассыпали. Решила проверить, нет ли этого овса у соседей, оказалось, что у соседей на пороге никакого овса действительно нет. Первой с утра порог переступила именно дочь Виктория, уходя в школу, и наверняка переступила через этот овес. По истечении 40 дней после этого и начали происходить необъяснимые явления. К слову, для Татьяны цифра «40» в данном контексте приобретает мистическое значение: как мы уже упоминали, ей как-раз незадолго также исполнилось 40 лет. Однако твердой уверенности о причастности того самого рассыпанного зерна до сих пор нет, ведь «…калядники… если ты их хорошо благодаришь, они ж это для счастья, для удачи, для богатства сыплют… Ну, мне почему-то… думается дом. Потому, что дом… дом… и дом…».

Следует также упомянуть и небольшой эксперимент, проведенный в период активности полтергейста: Татьяна поймала соседского кота и решила попробовать запустить его в дом, но как только поднесла к квартире, кот начал царапаться и вырываться.

Интересной особенностью данного случая является и то, что соседка из дома напротив рассказывала хозяйке злополучной квартиры о том, что видела по вечерам в ее окнах огоньки и думала, что это телевизор. Позднее, после того как присланный из Жировичей священник освятил дом, огоньки в окнах пропали. Сама Татьяна эти огоньки описать не может, потому что на тот момент в доме она уже не ночевала и лично ничего не наблюдала.

Итак, располагая данной информацией, мы предприняли дальнейшее расследование этого случая. Нам удалось разыскать тот самый дом, в котором происходили описанные выше события. Новые владельцы злополучной квартиры не проявили большого желания с нами общаться и были крайне немногословны, однако, сообщили, что все в порядке. Судя по реакции людей, упоминание о данных событиях не вызывает у них положительных эмоций.

Со слов одного из соседей, многие считают Татьяну «аферисткой», так как в доме после ее переезда больше не происходило ничего необычного ни у квартиросъемщиков, ни у людей, купивших дом после. Мотивация простая – «она желала поскорее продать дом». Вообще, хотелось бы отметить, что за исключением этого единственного опровержения реальности ивацевичского полтергейста, все остальные соседи в том, что описанный инцидент действительно имел место, не сомневаются, хотя и подчеркивают, что своими глазами почти ничего не видели.

Удалось нам пообщаться и с той самой соседкой, видевшей «полтергейстное» свечение в окнах Татьяны. Женщина подтвердила, что действительно по вечерам наблюдала «постоянно однотонный свет», который ее крайне заинтриговал. Сперва она решила, что соседка поставила какие-то необычные стекла, с отливом или тонировкой, а затем предположила, что Татьяна оставляет включенным какой-то электроприбор, поэтому, встретив ее в городе, спросила: «Таня, ты что что-то включила?». Она говорит: «Нет!»

Мы решили уточнить, не мог ли это быть телевизор, однако, женщина с уверенностью заявила, что это не так. Во-первых, «телевизор… он же моргает, а оно одинаково перламутрово… он такой голубой, как неоновый такой цвет», во-вторых, окна, в которых наблюдалось голубоватое свечение, принадлежали двум разным комнатам: залу и спальне Виктории. В зале действительно был телевизор, он «висел на стенке и отражался в окно», и поэтому женщине было очень хорошо известно, как выглядела работа телевизора у соседей напротив. В-третьих, телевизора в то время в доме уже не было, Татьяна его забрала.

Тогда мы предположили, что, возможно, в окнах отсвечивался какой-нибудь искусственный источник света, например, уличный фонарь, на что получили резонный ответ: «А фонарь… А сейчас, что ж не светится?!». Да и раньше никаких фонарей там не было.

Загадочный свет в соседских окнах пропал после приезда второго батюшки – монаха, который освятил дом: «А потом на следующий день говорю, смотри… уже в окнах нету… ничего не светит… вот же…». Между прочим, всплыл и немного забавный эпизод с первым священником, приезжавшим в дом: «он ехал и еще смеялся, что вы придумали… что этого не может быть… но когда он не смог зажечь свечку, и Библия не открывалась… вот силу надо было приложить… Он ушел, и он с улицы освятил окна, и он уехал…».

Сразу оговоримся, что Татьяна не подтвердила факт того, что «некто» мешал открыть Библию. Возможно, здесь уже по прошествии трех лет прослеживается одна из первых попыток «втиснуть» необычный случай «чертовщины» в народные стереотипы взаимоотношений «нечистой силы» с религией. Не исключено, этому же процессу обязана своим появлением и еще одна новая подробность: «иконы поворачивало… что-то гремело, то стучало, но иконы переворачивало». Следует подчеркнуть, что этого всего женщина-информатор собственными глазами не видела, в то время как сведения о том, что «они приезжали на машине, девочка [в дом] не заходила. Она подбегит, и ее как назад, и она и пошла… Она даже боялась заходить. Она не заходила. Они заходили…», подтвердились рассказом Татьяны. Викторию из страха перед агрессией невидимки действительно не пускали в дом, она всегда ожидала на улице. И это не удивительно, так как соседка своими глазами видела, как девочка ждала на улице. В этом свете может представлять интерес повторный выезд на место спустя несколько лет для понимания того, как может видоизмениться реальный инцидент в народном сознании. Впрочем, тенденция этой трансформации уже «налицо»: полтергейсту всячески стараются приписать неприятие «святых» предметов и всего, что связано с христианским культом, так н.азываемую сакрофобию, что, однако, вовсе не следует из показаний Татьяны.

Мы также попытались уточнить детали эпизода с падением стиральной машины, но и этот эпизод оказался гипертрофированным: стиральная машина не просто перевернулась, но, по мнению соседки, ее вообще «вытянуло» из ванной в коридор: «Вытянуло… Вытянуло с той комнаты даже…».

В разговоре мы вернулись и к вопросу о возможных причинах происходившего. Здесь вновь «всплыл» ремонт и те самые окна, которые были заменены на пластиковые. Именно окна, считает соседка, прослужили пусковым механизмом: «А у нее это и началось, как она окна поставила. Она так сказала. Новые окна, когда она поставила… это где-то перед Новым годом она их ставила… они даже старые окна вот куда-то вывозили сжигали…». Причем выяснилось и происхождение этой версии об окнах. Ее озвучила некая «гадалка» после того, как разложила карты.

Весьма любопытные сведения, которые, по нашему мнению, проливают свет на произошедшее, нам удалось получить и от других соседей. Так, мы узнали, что Татьяна пыталась привлечь невидимого «злоумышленника» к ответственности при помощи милиции, но в милиции «с нее посмеялись, как с сумасшедшей». А среди «экзотических» инстанций оказалась и знаменитая телепередача «Битва экстрасенсов». Но когда из передачи пришел ответ на письмо, выяснилось, что «барабашки» экстрасенсов интересуют не слишком, но куда больше вполне «земные» вопросы: «надо оплатить билеты туда и обратно, гостиницу… лишь бы какую они не хотят… Транспорт… они пешком ходить не будут. А там потом они скажут в каких пределах платить… это все не очень дешево… [в] копеечку вылазит».

Появились и хронологические расхождения с тем, что рассказала Татьяна, в частности, начало событий с уверенностью датировалось ноябрем 2012 года. Также несколько «хромала» и хронология событий в пределах недели: «я знаю, что на четверг была третья ночь, значит получается со вторника, с понедельника на вторник, со вторника на среду, со среды на четверг… в пятницу они уже здесь не ночевали…».

Безобразия, которые учинил полтергейст в доме Татьяны, также «обросли» новыми деталями: «Вот носками, вот так она говорит [речь идет об инциденте с обнаружением сапога – прим. авт.]… на телевизоре вот так стоят носок к носку… стельки [первый «аномальный» эпизод – прим. авт.] были в ванной».

Если эти моменты можно объяснить искажением первичной информации, полученной со слов Татьяны, то неясно как интерпретировать то, что женщина, как утверждает, видела собственными глазами в «тот самый» четверг. А именно: разбросанное по кухне «картофельное лушпенне», перевернутую кастрюлю с супом, «тарелки побитые», разбросанные в туалете и ванной «мочалки вот эти, шампуни, мыло, туалетная бумага и ведро там у нее мусорное стояло…». Кроме этих проделок невидимый проказник «в этой спальне, где Вика спала» порвал тюль, которая «так… и висела порвана», а затем перешла вместе с квартирой к новым владельцам. Похоже, что Татьяна и сама уже не помнит всех подробностей происходившего в ее собственном доме, в памяти запечатлелись только «ключевые» моменты.

Динамика развития полтергейстных событий в глазах соседей также выглядела иначе: «[началось] первую ночь с шорохов… как будто что-то дома ходит, потом стала слышать как бы двигается… На вторую ночь стала… Вика ее кричать». Мы уточнили, слышали ли эти крики соседи, оказалось – слышали. И неудивительно: соседка сообщила, что на вторую ночь Викторию «нечто» стало душить: «Вика кричит, как бы ее кто-то душит… и вон посмотрите синяки…». Ну, правда, синяки…». Синяки эти женщина видела своими глазами, локализовались они на шее и на груди и выглядели так, как будто кто-то стукнул пятернёй. Татьяна тогда сообщила соседке, что в ту ночь ее дочь видела своего обидчика, хотя сама она его не наблюдала: «Я ничего, а Вика… вот стоит человек… стоит человек вот… кричит: «Дядя, какой-то дядя!»». Кстати, именно в эту вторую ночь, по словам соседки, и была порвана тюль.

Крайне интересной нам показалась и реакция людей маленького районного городка на данные события, о которой рассказали соседи: к дому Татьяны начали приходить самые различные люди и заглядывать в окна. Среди них были дети, подростки и даже мужчины. Здесь мы узнали важный факт, касающийся таинственного голубого свечения. Как оказалось, это свечение наблюдал также и внук опрошенных нами соседей, который в компании своих друзей также заглядывал в те самые окна. Причем тот факт, что аналогичное свечение наблюдал еще кто-то, этим соседям был неизвестен. Нельзя исключить, что свидетелей этого таинственного голубого свечения не так уж и мало.

На наш взгляд, данные рассказов соседей несколько пролили свет и на причины появления загадочного феномена, из-за которого семье пришлось сменить место жительства. В первую очередь, вновь были упомянуты те самые окна, причастность которых подозревала и сама Татьяна. Сначала нам было неясно, какую роль могут сыграть пластиковые окна в происхождении полтергейстного процесса, однако затем нам разъяснили причины этой на первый взгляд странной взаимосвязи: ключевой фигурой здесь оказалась непосредственная соседка Татьяны. Когда Татьяна поменяла окна на пластиковые, эта соседка «страшно ругалась!» Сам конфликт нам описали так: «…В обед они меняли уже там окна, а я говорю… «О, ты крохоборка!» – как она на [нее] по-всякому… «Чего вы!». Таня пришла на обед и стала с ней прямо ругаться: «Феликсовна, Вы что своими деньгами плотите?». Ну, сядь в комнате в квартире у себя и сиди. Чего ты, какая тебе… Вот зависть! Зависть!» .

Итак, зависть… Оказалось, что соседями Татьяны на тот момент были пожилая женщина и ее сын. Семья скандальная, имеет дурную славу и слывет пьющей. Но что особенно примечательно – эта пожилая женщина была неоднократно замечена за попытками применения «черных» колдовских практик, в том числе и по отношению к другим соседям, а мать ее также считалась ведьмой. По мнению окружающих, умение колдовать мать передала дочери. Из описания одной из попыток наведения порчи на соседском огороде, которая была своевременно замечена и пресечена, мы сделали вывод, что практикуется типичная деревенская магия.

Кстати, следует заметить, что в современном белорусском обществе сочетание асоциальности вследствие злоупотребления алкоголем и занятий черной магией перестаёт быть чем-то необычным, по крайней мере, о подобном нам уже сообщалось и ранее. В достижении своих целей, которые, как правило, и заключаются в мести ближайшим соседям (по «земельным» или прочим вопросам), эти лица легко переступают моральные нормы, применяя все средства, имеющиеся в их распоряжении, в том числе и «черную» магию, или так называемую «порчу». Как выяснилось, эта пожилая женщина вошла в доверие Татьяны и нередко бывала в ее квартире, вопреки предупреждениям соседей держать дистанцию.

Мы предприняли попытку пообщаться с данной семьей, однако, женщина сразу же заняла позицию «угрюмого» молчания, предоставив право вести разговор сыну, который уже был «навеселе» и ничего примечательного не сообщил, лишь подчеркнул, что ничего не знает: «Откуда я знаю… через стенку живу, почему-то я их не чувствую… Паранормальных явлений… Нет, я в них верю… в паранормальные явления, но…».

С точки зрения традиционной культуры и очевидцев, наиболее вероятной причиной развития полтергейста в квартире является так называемое «наведение порчи». Схема развития драматических событий могла выглядеть примерно следующим образом: замена окон – зависть соседей – магический ритуал (наиболее вероятно, порча «на зерно», день также выбран не случайно: 7 января (Рождество по старому стилю – «рубежный» праздник, время, когда границы между мирами истончаются, с точки зрения народных магических практик оно благоприятно для контакта с духами и «потусторонним» миром) – 40 дней (число также характерное) – манифестация полтергейста – переселение (ставшей неугодной соседки) – продажа квартиры. Таким образом, если принять во внимание данную версию, то многие детали произошедшего приобретают некую логику, в том числе находит и интерпретацию необычайно высокая агрессия со стороны полтергейста. В поведении его явно прослеживается тактика оттеснения людей с территории квартиры любой ценой: как психологической, так и физической агрессии. В свою очередь, предполагаемая цель «хозяев» трехпалого невидимки также достигнута, хотя и столь необычным средством. Неясен вопрос, почему именно ребёнок стал объектом агрессии, то ли по воле случая (случайно наступил на «заговоренное» зерно), то ли феномен выбрал наиболее слабого и восприимчивого члена семьи.

Впрочем, эта версия о причинах появления полтергейста в Ивацевичах в 2013 году пока остается лишь одной из многих. Возможным направлением для ее проверки может послужить поиск описания аналогичных или похожих магических ритуалов: обнаружение такового может служить косвенным подтверждением вышеизложенной гипотезы.

А пока хотелось бы привести еще одну версию произошедшего – версию о фальсификации. Здесь, однако, сразу необходимо внести поправку: речь не идет о намеренной фальсификации в корыстных целях со стороны Татьяны (как это озвучил один из соседей), а о непреднамеренной. Мы, равно как и почти все опрошенные нами свидетели инцидента, твердо уверены, что Татьяна целиком и полностью верит в то, что говорит. Данная версия была озвучена одним из лиц, также имевших отношение, хотя и косвенное, к этой истории. Тезисно эти рационалистические объяснения происходивших эпизодов выглядят следующим образом:

  • «Вика… это сама чудит и ее это забавляет…
  • Вы видели, как вот перевернулась машина?». «Нет»... Вика ее перевернула и обернула, что вот она перевернулась сама.
  • «Вы были свидетелями, когда икона та летала или что падала со стены…?». Она могла вот пойти сбросить икону и потихонечку вернуться в свою комнату [вновь мы встречаем в показаниях информатора инцидент с иконой – прим. авт.].
  • …Когда Вы возьмете три пальца в пучок… макнете их в крем и поставите везде вот эти вот лапки, будет точно такое же, как у них…
  • Вика… она мгновенно засыпает. Это говорит о том, что у человека есть нервное заболевание…
  • …Когда пятна идут по шее, это не пятна удушья, это вегетососудистая дистония, это когда близко расположенные сосуды …нехватка кислорода в организме [и вновь упоминание о «душителе» – прим. авт.].
  • …Вот эти царапки на ногах… но их никогда не появлялось ни три, ни пять… их всегда было четыре, как у нас четыре царапающих пальца».

Первый и самый важный вывод, который можно сделать из этих тезисов – факт того, что описанные «аномальные» события действительно имели место, нельзя отрицать. Это признают даже скептически настроенные люди, имевшие отношение к данному инциденту. Различается лишь интерпретация этого факта. Здесь мы сталкиваемся со ставшей уже классической рационалистической версией происхождения полтергейста, сформулированной в данном случае как «Викины проделки».

Опуская комментарии по поводу откровенных несуразностей с точки зрения медицины, мы хотели бы заметить, что стиральная машина-автомат весит около 50 кг. Возможность свободного ее переворачивания 15-летним ребенком в узкой ванной каждый может проверить самостоятельно. Что касается кремовых отпечатков трехпалой лапы, то здесь вопрос сугубо в доверии очевидцам, так как появлялись они на глазах Татьяны. Что касается эпизода с иконой, то сама Татьяна нам о подобном не сообщала, равно как и о «ночном душителе», поэтому нам неизвестны конкретные обстоятельства этих инцидентов. Мы, в свою очередь, не можем исключить и того, что это просто эффект «обрастания» новыми подробностями, с которым приходится постоянно сталкиваться в работе по изучению давних вспышек сверхъестественного.

Также данный информатор попытался объяснить и голубоватое свечение в окнах – неисправность в кнопке включения телевизора. Версия с еженощно работающим телевизором в отсутствие хозяев нами была опровергнута выше. Внимательно изучив описание этого голубого свечения в окнах «полтергейстной» квартиры, мы пришли к выводу, что наиболее близким к данному описанию является голубоватый свет, который излучает при своей работе кварцевая лампа. Это могло бы послужить рациональным объяснением, однако, передвижные кварцевые лампы имеются, как правило, только в учреждениях здравоохранения, и если даже предположить, что Татьяна могла «одолжить» в ивацевичской районной больнице кварцевую лампу (что само по себе крайне маловероятно), то этих ламп должно было быть 2 (!). Да и транспортировка подобных устройств – предприятие крайне небезопасное.

Описанная выше история появления полтергейста в Ивацевичах не является уникальной, наиболее похожий случай имел место 1925–1926 гг. в Румынии: тогда жертвой агрессивных нападок невидимого демона, оставлявшего куриные следы, стала 13-летняя Элеонора Цугун [2, 3]. При сравнении этих двух случаев обращает на себя внимание сходный возраст детей, предшествующий контакт с «ведьмой», совпал даже месяц – февраль. На теле Элеоноры также появлялись повреждения различного характера – синяки и царапины, следы укусов, а на лице однажды остался отпечаток птичьей (куриной) лапы. Но помимо этого румынскую девочку сопровождали левитирующие предметы и град камней. Так же, как и Виктория, Элеонора зарисовала преследовавшее её существо. Подробнее об этом случае, а также о «куролапых» демонах можно прочитать в материале Никиты Томина «Куриная печать» зла или некоторые демонологические аспекты полтергейста» [2].

Подводя некоторые итоги, можно сказать, что Беларусь не является табуированной территорией для возникновения подобных демонических полтергейстов, но, по-видимому, немалая, если не большая часть подобных инцидентов остаётся после непродолжительного периода общественного резонанса в пределах узкого семейного круга, в котором в последующем стараются избегать каких-либо травмирующих воспоминаний об этих эпизодах, забыть «как страшный сон». Похоже именно это желание все поскорее забыть и является тем самым фактором, который мешает изучению феномена – люди крайне неохотно идут на контакт. Кроме того, доверие к обществу уже потеряно. Как было показано, ни государственные органы, ни церковь, ни самодеятельные «экстрасенсы» практически не оказывают реальной поддержки. Хотя в данном контексте хотелось бы особо отметить проявленное участие со стороны руководства предприятия, на котором работала Татьяна, предоставившего и отпуск, и, что более важно, общежитие.

Наличие симптомов одержимости у фокального лица указывает на тесную связь полтергейста не только с квартирой, но и одновременно с фокальным лицом, в данном случае ставшим и его жертвой. Таким образом, формируется устойчивая система «жертва – дом – полтергейст», в центре которой располагается именно конкретное помещение. По-видимому, дом является своего рода и связующим звеном, и центром тяжести в этой системе. Отсюда следует, что для «элиминации» данного типа полтергейстов требуются радикальные меры в виде смены постоянного места жительства. Однако максимально эффективно все же комплексное воздействие на все звенья данной цепи. Надо отдать должное Татьяне, с этой точки зрения сделано было все возможное. Освящение дома воздействовало на сам полтергейст, и эффективность этого подтверждается исчезновением голубоватого свечения, а длительное пребывание Виктории при монастыре стабилизировало первое звено системы «жертва – дом – полтергейст»

Историю появления в 2013 году маленького трехпалого демона в Ивацевичах мы «вытащили на свет божий» в надежде на то, что накопление подобных фактов рано или поздно поможет пролить свет на возникновение и развитие полтергейстов, и у очередных жертв агрессивных невидимок появится надежда на избавление. Мы надеемся, что жертвы полтергейстов будут занимать более открытую позицию по отношению к исследователям, а общество будет относиться к подобным проблемам с большим пониманием. Также мы выражаем благодарность всем, кто помогал нам разобраться в непростых деталях этой истории.

Примечания

1. Трифон Апамейский – христианский мученик, пострадавший за веру во время царствования императора Деция Траяна. Мученику Трифону особо молятся об исцелении от телесных недугов, в болезненном состоянии, в случаях порчи плодов, во время голода.

Литература

1. Гапеев, В. Полтергейст? / В. Гапеев [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.ivatsevichy.by/blogs/lyudz-sjarod-lyudzei-2/poltergeist.html. – Дата доступа: 11.02.2016.

2. Томин, Н. «Куриная печать» зла или некоторые демонологические аспекты полтергейста» / Н. Томин [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.ufo-com.net/publications/art-6104-kurinaia-pechat.html. –Дата доступа: 11.02.2016.

3. Томин, Н. Явление одержимости при полтергейсте [Электронный ресурс] / Н. Томин // Уфоком. – Режим доступа: http://www.ufo-com.net/publications/art-8526-yavlenie-oderjimosti-pri-poltergeiste.html. – Дата публикации: 13.11.2015.

 

Экспертное мнение канд. техн. наук, зав. сектором по изучению полтергейста Н. Томина.

Данная статья представляет собой грамотно проведённое расследование яркого и неоднозначного случая «демонического» полтергейста в г. Ивацевичи. Авторы проделали несомненно большую работу по составлению цельной картины произошедших «аномальных событий» в условиях серьёзного дефицита и разнородности исходной информации. Показания различных соседей, которые в разной степени были свидетелями «сверхъестественной активности» в доме Татьяны, позволяют получить более полную (и возможно более объективную) картину тех событий. Однако по прочтению материала возникли некоторые дополнения и замечания, которые я бы хотел высказать.

В статье рассмотрена фактически лишь одна гипотеза, позволяющая объяснить события в доме Татьяны рационально. Это факт возможной преднамеренной или непреднамеренной фальсификации всех или части необъяснимых происшествий со стороны Виктории. Это несомненно верный подход, т. к. авторы обращаются к наиболее простой, экономной версии. По моему мнению, дополнительно можно было рассмотреть вариант возникновения так называемого «индуцированного бреда» в закрытой, по сути, группе людей (Татьяна, Виктория и соседи), т. е. непреднамеренной фальсификации. При этом изначальным источником бредовых идей и действий могла быть также Виктория. Как правило, в случаях индуцированного бреда «индуцируемое лицо» (Татьяна, возможно соседи) либо обладает повышенной внушаемостью, либо недостаточно критически осмысливает идеи, с которыми знакомится, и, в итоге, может повторять чужие бредовые фабулы как истину в конечной инстанции. С этих позиций могут быть объяснены также и появление царапин, следов ударов на теле Виктории как проявление психодерматологического расстройства. Хотя здесь нужно оговорится, что индуцированный бред – это редкий вариант психоза и для его развития требуется целый ряд условий (особый психический статус «индуктора бреда», наличие тесных эмоциональных связей в «заразившейся» группе и пр.). Многое из этого неизвестно.

Что касается, «сверхъестественных» объяснений событий в Ивацевичах, то полагаю, что идея о привязке «шумного духа» к дому (авторы принимают её в качестве базовой), в какой-то мере, ошибочная (хотя подобные место-ориентированные гипотезы довольно популярны у зарубежных исследователей аномальных явлений). При этом понятно предпочтение подобному объяснению со стороны Татьяны. Очевидцам, обычно, легче винить в произошедшем некие внешние события (порча, «проклятый дом» и пр.), нежели самих себя. В православной традиции, подобные «бесовские явления» всегда ориентированы на человека и возникают в следствии каких-то его (или членов семьи) неправильных (греховных) действий: асоциальное поведение, увлечение оккультизмом и т. п. При этом, часто, даже верующие люди, воспринимают православные методы «изгнания», как некие внешние магические ритуалы, не желая при этом менять что-то в своём образе жизни. К примеру, Татьяна сетовала на то, что ей предлагали «только молиться», хотя согласно христианскому учению, демонов можно изгнать только молитвой и постом. Она также обращалась и к «бабкам», и к «экстрасенсам» (так скажем, за другой магией), что, с точки зрения православия, есть прямое обращение к «тёмным силам». В случае «демонических» полтергейстов, как показывает практика, это только усиливает активность и даже агрессию феномена.

Таким образом, если не концентрироваться на изначальной установке о «проклятом доме», то вполне понятна привязка (раннее фокусирование) «шумного духа» именно к Виктории. Это, так скажем, стандартный протокол действий такого рода полтергейстов. Первоначальные события (разбросанные зёрна, стельки обуви, тарелки на полу, иголки в стуле) – это всё обычные транскультурные предвестники проникновения «нечистой силы» куда-либо (первоначально в дом, а потом в человека). Последующие действия Татьяны лишь усилили активность полтергейста: поставила молочка (контакт), пошла к экстрасенсам, «бабкам» и т. д.

Укусы, царапины, ожоги на теле предположительных «фокальных лиц» женского пола в случаях «демонических» полтергейстов: в Румынии (Элеонора Цугун, 1925–1927 годы), Украине (г. Кривой Рог, Алёна, 2010 и г. Киев, Н. Гурская, 1991) и России (г. Иркутск, Светл
Укусы, царапины, ожоги на теле предположительных «фокальных лиц» женского пола в случаях «демонических» полтергейстов: 1 – в Румынии (Элеонора Цугун, 1925–1927 годы), 2, 3 – Украине (г. Кривой Рог, Алёна, 2010 и г. Киев, Н. Гурская, 1991) и 4 – России (г. Иркутск, Светлана, 2015).
 

В итоге, случай в г. Ивацевичи хорошо вписывается в стандартный сценарий «демонических» полтергейстов, подробно описанный в [3], когда конечным исходом является непосредственный транс одержимости «фокального лица». Обычно при таком сценарии можно выделить три стадии действий полтергейстной среды: (1) «инфицирование» (ранняя фокусировка на жертве, т. е. полтергейст сразу выбрал Викторию как объект воздействия; удары, царапания девушки; аномальная активность только в её комнате); (2) «подавление» (было подавление воли Виктории, видимо нарушения функций сознания, памяти и пр.) и (3) «одержимость» (имели место трансовые состояния, рисунки «страшного существа», однако всё это было не в полной мере). По всей видимости вмешательство монаха позволило прекратить активность феномена досрочно, и полный сценарий так и не был реализован. Возможно имела место и «аверсия относительного святого» со стороны феномена, хотя авторы и подвергают этот факт сомнению.

Смотрите также:

Томин, Н. «Куриная печать» зла или некоторые демонологические аспекты полтергейста

Томин, Н. Явление одержимости при полтергейсте


Вадим Алексинский, Ольга Тарасенко 13.02.2017
 
Если у вас есть дополнительная информация по этой публикации, пишите нам на ufocom@tut.by Подписывайтесь на наш телеграмм или вайбер каналы, чтобы всегда быть в курсе событий.
 
 
Полтергейст 1899 года в Якутии
НЛО и АЯ 13
Полтергейст 1899 года в Якутии
Три года назад на страницах "Уфоленты" мы уже сообщали об обнаруженном среди фольклорных материалов неординарном случае полтергейста, имевшем место в далеком 1923 году на территории Монголии. Неординарным он кажется не столько за давностью событий, сколько из-за непривычной этноконфессиональной среды, в которой проявил себя этот феномен. На этот раз речь пойдет об еще одном подобном случае, имевшем место в конце XIX века на территории Якутии.

Гостья из другого мира или пятая «Необъяснимая встреча»
Мероприятия 89
Гостья из другого мира или пятая «Необъяснимая встреча»
26 октября 2017 года в уютной гостиной Белый Лофт, что в парке Сокольники в Москве, состоялась пятая "Необъяснимая встреча". На этот раз темой встречи стало такое явление, как шаровая молния. Докладчиком выступил Андрей Чистолинов – научный сотрудник Объединенного Института высоких температур РАН, выпускник МИФИ, областью научных интересов которого является физика низкотемпературной плазмы.