Ландшафтные объекты и поселения, связанные со змеями

До настоящего времени тайну своего происхождения хранят огромные земляные насыпи, находящиеся на территории Украины, Беларуси, Молдовы, России, называемые Змеевы или Змиевы валы. Сегодня их фрагменты можно увидеть по берегам таких рек, как Вить, Красная, Стугна, Трубеж, Сула, Днепр, Сож, Рось и др. Как предполагают некоторые ученые, загадочные валы имеют статус оборонительных и по времени создания соответствуют Зарубинецкой, Черняховской и Пеньковской археологическим культурам. Кем конкретно они были построены, точно неизвестно, но существует много версий, в том числе и легендарных. Так, по одной из версий, название «Змеев вал» объясняется народной легендой о древних великанах, укротивших разъяренного Змея, запрягших его и вспахавших на нем длинную борозду. Отвал от вывернутой земли образовал огромные холмы, очертившие границы древней страны [4, с. 269–272; 13, с. 288; 49, с. 17]. Например, земляные валы, существующие на берегу Лепельского озера около д. Завидичи Лепельского р-на, также зовутся Змеевы Валы [15, с.190–192].

Кроме создания таких холмов, многие легендарные сюжеты рассказывают, как от самого змея (змеи), от его действий или от действия тех, кто с ним борется, появляются разнообразные природные и искусственные объекты [12, с. 235–236; 26, с. 245–450]. Цель данной работы – рассмотреть некоторые природные, искусственные географические и социокультурные объекты на территории Беларуси, происхождение которых обусловлено событиями или обстоятельствами, так или иначе связанными со змеями (ужами). Начнем с водных объектов.

Реки

К архаическим сюжетам преданий относится мотив происхождения рек из тела огромной змеи (змея, ужа). Также довольно часто река появляется якобы из-за того, что ползущая змея своим телом прокладывает русло. Так, русло р. Ужицы, левого притока Двины, возникло, по преданию, в результате погони за казаком головы огромной змеи, которая «гналася за ім да самай Дзвіны». Голову же казак отсек раньше от чудовищной змеи, которая окружала село и ежедневно съедала по человеку. Убегая, казак Гришка бросился в Двину, а за ним и голова чудовища, где они и утонули [59, с. 431–432]. Так Ужица стала впадать в Двину, также имеющую отношение к большой змее, точнее, к ее отрубленной голове. Интересно, что в 2000 г. было записано почти такое же предание, что и в конце XIX в. Разница только в том, что теперь за казаком гналась не отрубленная голова змеи, а огромный уж. И казаку посчастливилось спастись после того, как он прыгнул в Двину, а «увесь шлях вужыны вадой запоўніўся, пятляючы з боку ў бок». В память об этом тот путь назвали р. Ужицей (записал Северинов Илья и Борисова Оксана Михайловна от Лукашонок Евгении Егоровны 1938 г.р. в д. Стрелки Верхнедвинского р-на) [32, с. 29].

К подобным сюжетам, когда змей (змея, уж) участвует в создании ландшафтных объектов, относятся и те, где говорится о появлении борозды или холмов в результате пахоты на хтоническом животном. Обычно пашут на огромных змеиных существах сказочные великаны-кузнецы. Существует белорусская легенда, в которой легендарный князь Радар борется с кровожадным змеем Крагавеем, помощником вражеского короля Ляха. Князь сумел с помощью дружинников запрячь змея в соху и пропахать на нем огромное пространство к большой реке. У воды Радар крикнул змею: «Гайда, бух!». Обрадованный, что остался жив, змей прыгнул в воду и, не оглядываясь, поплыл в нору под горой, на вершине которой жил король Лях. Увидев своего хозяина, змей еще издали крикнул ему: «Помни, Ляша, по Бух наша!» Далее в легенде говорится, что с тех древних времен борозда, которую потом прозвали Бухом или Бугом, «сталася мяжою паміж нашым і ляшскім краем» [27, с. 101; 30, с. 3].

Позже функцию сказочных богатырей в легендах перенимают христианские святые. К примеру, сюжет о змееборстве в сказках восточнославянских и других народов, где действуют святые кузнецы Кузьма и Демьян [6. С. 173–176]. По белорусской версии сюжета, эти святые спасли от гибели княжескую дочь, которую должен был сожрать чудовищный змей. Они предложили ему пролизать языком железные двери их кузницы, где спряталась княжна. После чего Кузьма и Демьян схватили Змея раскаленными клещами за язык, запрягли его и принялись пахать землю. В результате по берегам Днепра появились горы под названием Змиевы Валы, истоки и русла таких рек, как Сож – приток Днепра (Калинковичский р-н, д. Золотуха), и Вить – приток Припяти (Хойниковский р-н, д. Большой Бор) [16, с. 42; 25, с. 86–87; 56, с. 256–257].

Еще Потебня А.А. высказал мнение, что Змиевы Валы по сторонам Днепра и есть берега самого Днепра. И это бесспорно. Очевидно, что выше приведенные легенды дошли до нас в измененной форме. Более архаичным, вероятно, можно считать объяснение происхождения русла от движения змеи, безотносительно пахоты на ней. Река появляется там, где огромная змея проползла и оставила след, или своим движением показала дорогу реке. Тексты, содержащие такой мотив, встречаются повсеместно. А мотив борьбы со змеем или пахоты на нем добавился позже [40, с. 100].

Происхождение реки Вилии также можно связать со змеями. Как известно, в ее истоках находятся культовые объекты: камень Степан и сосна Кулина. По преданию, они были когда-то людьми, вышли работать на Пасху. Бог проклял их, превратил в камень и дерево. По второй версии предания, Кулина превратилась в озерцо, по третьей, женской парой Степана является Ульяна или Вялляна, превратившаяся потом в реку Вилию. На змеиную природу Кулины обратил внимание ученый Эдвард Зайковский. Он вспомнил заговор от укуса змеи, где обращаются к змее Кулине, записанный в этом регионе [19].

Река Вилия. Островецкий р-н, Гродненская обл. Фото автора.
Река Вилия. Островецкий р-н, Гродненская обл. Фото автора.
 
Святая сосна Кулина. Истоки р. Вилии. Фото Д. Вайткявичэне.
Святая сосна Кулина. Истоки р. Вилии. Фото Д. Вайткявичэне.
 

В д. Валова Гора Лепельского р-на еще в начале ХХ в. верили, что во время свадьбы кого-нибудь из односельчан по рекам Эсса и Береща, озеру Береща и Березинскому каналу проплывает змееподобное чудовище – Цмок (Дракон). Чтобы получить благословение от Дракона, нужно было вылить в воду стакан самогона и бросить угощение (записал в 1969 г. Шушкевич Владимир от жительницы д. Верабки Шушкевич Аннеты Михайловны (1899–1975) [58]. Как видим, здесь дракон (змей) имеет черты стихийного божества, покровителя и охранника.

В других случаях змея может не участвовать в образовании водных объектов, а наоборот, уничтожает, «запирает» их, другими словами, имеет отношение к засухе. Так, бывшая некогда река Сметь в д. Велута Лунинецкого р-на высохла и заросла травой, потому что была проклята змеей за то, что здесь утонули ее змеёныши [13, с. 291].

Озера

Ниже будут приведены сюжеты преданий, довольно широко распространенные на территории нашей страны. А именно, о возникновении различных объектов из тела убитого чудовища. Эти сюжеты очень древние и встречаются по всему миру, у нас они дожили до наших дней и бытуют в преданиях современных людей. Так, по преданию, озеро Полоз в д. Дедино Миорского р-на возникло в результате удара меча, когда кузнец боролся с большим змеем – Полозом. Парень был вдовьим сыном, его отца некогда сожрал Полоз. Чтобы сделаться богатырем и отомстить чудовищу, он каждый день употреблял чудодейственный напиток, который достался ему от старой колдуньи. Силач сделал себе волшебный меч из кричного железа и при помощи своей девушки заманил змея в лес, где на большом плоском камне отсек ему голову и разрубил на части. Из тех частей вырос лес и появились холмы, а из хвоста возникли два острова [34].

На берегу озера возле д. Добрынь Дубровенского р-на расположены курганы Змяинки. Как говорит предание, здесь когда-то жил змей-великан, который ел скот и людей. Его никак не могли победить. Наконец появился богатырь, убил змея на дороге и рассек его на три части – голову, туловище и хвост. Каждую змеиную часть он закопал в отдельную могилу, отчего и образовались курганы [54, с. 91]. Возле бывшей д. Лососно (с 1957 г. в границах города Гродно) есть небольшое озерцо. Согласно документам XVI в. (1541), оно имеет название Змиево. Но, к сожалению, никакого предания о нем не зафиксировано [1].

Жители Ветковского р-на Гомельской обл. уверены, что большой ров у озера Святское (д. Светиловичи), появился в результате пахоты на большом змее. А произошло это благодаря святым кузнецам Кузьме и Демьяну, которые выковали огромные плуг и железный хомут, а потом запрягли Змея-богатыря и пропахали на нем огромную борозду вплоть до самого озера. Здесь он напился воды и лопнул (записала Л. Романова от жительницы д. Столбун Ветковского р-на Феськовой Аксинии Лаврентьевны) [52, с. 201–213].

Много преданий сохранилось про озеро Синее (Дикое, Мертвое), находящееся между деревнями Пагонцы (Поганцы) и Язвины Светлогорского р-на. Одно из них рассказывает о княжне Езерской, чей замок провалился в озеро после людского проклятия. Езерская осталась старой девой, потому что никто из королевичей не смог допрыгнуть до окна башни, возле которого она обычная сидела, и схватить ее кольцо – таково было условие сватовства. Говорят, что сейчас княжна собирает днем на дне озера ядовитые растения, чтобы погубить все живое, а в полночь выходит из воды на поляну, где ее встречает змеиный царь Лесун [11].

Озеро Лукомльское, что в Чашникском р-не Витебской обл., также связано со Змеем. По преданию, этот Змей был «з адной галавой, у вобліччы чалавеччу, і гаварыў так, як чалавек», а жил в камне, что неподалеку от д. Гоголевка этого же р-на. Время от времени он повисал радугой над озером, из которого тянул воду, а когда опускался на землю – превращался в человека, и в таком обличье ухаживал за девушкой, которая пасла на берегу озера свиней [49, с. 170–172]. Озеро Береща, что в Лепельском районе (Домжарицкий с/с), мы вспоминали выше. Напомним, что здесь молодые во время свадьбы приносили жертву Дракону, который проплывал по озеру (см. выше). А по уверениям жителей д. Олтуш Малоритского р-на, в местном озере обитает большая змея [13, с. 289].

Озеро под названием Гадючье расположено в окрестностях районного центра Ветка. Название объясняется тем, что на его берегах в большом количестве водятся змеи. Около пос. Золотой Рог Ветковского р-на находится Гадючье болото. Существует предание о том, что в давние времена на это болото в полночь в период летнего солнцестояния приходили незамужние девушки из окрестных деревень. Они снимали свои платки и клали их кружком на землю, а сами прятались. Из болота выползал уж в золотой короне и сбрасывал ее на чей-либо платок. Считалось, что владелица этого платка должна была выйти замуж еще до конца года [48, с. 90].

Согласно записям этнографа В. Лобача, озеро Святое или Стрелковское, находящееся возле д. Стрелки Верхнедвинского р-на, имеет особый статус у старожилов: «Стралкоўскае – тожа Святое. З яго цячот рака Вужыца. А называецца так таму, што калі-та на месцы, дзе зараз возера, рос лес – яго звалі Святым. Ён праваліўся пад землю. А вужы сталі ўцякаць з яго. Іх было так многа, што абразавалась рака – Вужыца» (записал В. Лобач в 1995 г. от жительницы д. Стрелки Верхнедвинского р-на Лучковой Матрёны Федоровны, 1911 г.р.) [39, с. 167]. Выше уже упоминалось о д. Стрелки Верхнедвинского р-на и о предании, где говорится про казака, убегающего от большого ужа, и про то, что место (ров), где прополз гад, заполнилось водой. Еще в предании указывается, что казак выстрелил в гада из ружья, после чего сверкнула молния, ударил гром, и деревня, где ночевал до этого казак, провалилась сквозь землю. А то место, где стояла деревня, моментально заполнилось водой. В память о тех событиях озеро назвали Стрелковским, а реку Ужицей [32, с. 29].

Водные объекты, связанные со змеями.
Водные объекты, связанные со змеями: 1. озеро Полоз, Миорский р-н; 2. озеро Добрынь, Дубровенский р-н; 3. Змиево озерцо, окрестности Гродно; 4. озеро Синее (Дикое, Мертвое), Светлогорский р-н; 5. озеро Лукомльское, Чашникский р-н; 6. озеро Стрелковское (Святое), Верхнедвинский р-н; 7. озеро Береща, Лепельский р-н; 8. озеро и болото Гадючьи, Ветковский р-н; 9. озеро Лепельское, Лепельский р-н; 10. болото Пенное, Слонимский р-н; 11. озеро безымянное, Докшицкий р-н; 12. озеро Волковское, Поставский р-н; 13. озеро около д. Олтуш, Малоритский р-н.
 

Курганы

Археолог Л.В. Дучиц перечисляет такие названия курганов, как Змеева Могила, Змеев Лес, Змеев Бор, Змяинец, Змеиный Бор, Змяинки [14, с. 23, 45, 47]. Вспомним д. Гоголевка Чашникского р-на, где, как утверждает предание, в камне жил Змей и летал днем через Лукомльское озеро на встречу с любимой девушкой. Однажды он заснул у нее на коленях и попросил разбудить, когда на небе появится облако. Она же его разбудила только тогда, когда гром грянул над самыми их головами. Змей в отчаянии начал убегать, но Перун догнал его и убил. Три дня после этого шел дождь, пока убитого Змея не похоронили. Но земля, которой засыпали убитого, постоянно разъезжалась, тогда один мудрый старик посоветовал «сабраць малых дзяцей-незнатак і жарабятак гэных сяголетніх і вазіць зямлю ўва топках, і ў прыполах, а жаробачкам торбачку насыпаць ды на шыю». Так, согласно легенде, на месте захоронения Змея появился курган, который находится в лесу за д. Симоновичи Новазоранскага с/с Чашникского р-на [49, с. 170–172]. По мнению археологов, он относится к культуре длинных курганов Северной Беларуси, что характерно для полоцких кривичей.

Как мы видим из предыдущего предания, к созданию географического объекта присоединяется человек, наделенный необыкновенными знаниями, который борется со змеями волшебными методами. Как например, предание о кургане, который существовал до 1970-х годов на расстоянии около 1 км на восток от д. Логавинцы Поставского р-на. Холм назывался Змеиная Гора и находился в лесу возле болота, но во время мелиоративных работ был уничтожен. О нем сохранилось предание: «В деревню повадились ужи. Но однажды сюда пришел старик и пообещал выгнать ужей при условии, что крестьяне ежегодно обязуются праздновать праздник Курган. В месте Подболотье люди по приказу старика выкопали яму и положили через нее жердочку. Дед помолился возле ямы, после чего со всех сторон к яме начали сползаться ужи. Сам старик пошел по жердочке и остановился на ее середине, ужи поползли за ним. Когда на доске оказался самый большой и толстый из них, то по приказу Деда мужики начали трясти жердь, и все пресмыкающиеся оказались в яме. Но толстый уж зацепил своим хвостом старика и потащил его за собой. Яму потом засыпали и возвели там большой курган, который стали называть Змеиной горой».

Дело в том, что в деревне действительно до 1950-х годов устраивали праздник Курган. Его праздновали на третий день Крещения, на праздник запрещалось что-либо делать по хозяйству. Если же праздник приходился на среду, то его отмечали на следующей неделе. Во всех деревнях рождественские посиделки происходили до Постной кутьи на Крещение, а в Логавинцах – до Кургана. «Правда, говорят, что-то забыли люди этот праздник, перестали его праздновать. И змеи появились снова. Даже рассказывают об одном человеке, который во время праздника плел лукошко. А когда он пошел в сарай по хозяйству, его свинья начала на него бросаться и кусаться, будто уж. С тех пор никто не смеет нарушить завет. В этот день и в наше время никто ничего не делает. Только ухаживают за скотиной и готовят праздничную пищу. На стол ставят Курган, срезанный на болоте, и свечу. Молятся и поминают всех предков, и обязательно деда Кургана». [3, № 139; 41, с 77–78].

У истоков реки Вилии у д. Жамойск Докшицкого р-на также был некогда длинный курган (насыпь извилистой формы) под названием Змяёва Могила. По преданию, там похоронен некий воин, которого во время войны укусила змея. Сейчас кургана нет, но местность все равно называется по-старому [8].

Курганы Змяинки находятся на берегу вышеупомянутого озера около д. Добрынь Дубровенского района. По преданию, на его берегу жил Змей-Богатырь. Чтобы победить его, силач разрубил змея на три части, от чего и образовались курганы [54, с. 91]. Холм Змеева Могила возле Витебска упоминается в историческом документе за 1500 г. Эта недалеко от озера Будавест [9]. В треугольнике между д. Романовичи, Добруш и Ларищи на Гомельщине находится возвышенность Змеев Курган. Его описания нет, но название объясняется тем, что в окрестностях много пресмыкающихся [50, с. 32].

Холмы, курганы, горы, камни, связанные со змеями.
Холмы, курганы, горы, камни, связанные со змеями.
 

Горы

Предания про возникновение разного рода возвышенностей мало чем отличаются от преданий про создание курганов, и большинство из них содержит мотив их создания из тел убитых рептилий. Например, гора под названием Змяинец (Змиявица), что около д. Синяки (раньше между дд. Вымно и Котово) Городокского р-на. Еще в конце XIX в. известным исследователем нашего прошлого Н.Я. Никифоровским здесь было записано предание. В нем рассказывается, что «...когда-то в этой местности жил Змей-страшилище, от которого окружающие люди очень страдали. Но, как ни старались его убить и закопать в землю, ничего не получалось. Тогда нашелся один человек, который запряг черного петуха в старый лапоть и таким образом навозил земли, чтобы засыпать ею Змея. В результате получилась гора, которая сначала также изгибалась по форме, как и Змей, но со временем выровнялась» [36, № 2294]. Змеева Гора, или Древний Городок, находится около д. Воронино Сенненского р-на. По преданию, записанному Е.Р. Романовым, также в конце XIX в., на этом холме Перун убил Черта. Далее рассказ идентичен предыдущему. Только землю, чтобы засыпать Черта, возили в лаптях трижды [49, с. 158].

Горой Змяёвкой называется и городище в Могилеве, оно находится на высоком правом берегу р. Дубровенка. В предании, очень похожем на предыдущие, говорится, что однажды люди решили засыпать убитого здесь молнией чудовищного змея. Как ни старались они это сделать, через ночь земля оказывалась разбросанной. Тогда запрягли в старый лапоть черного петуха и возили на нем. Землю привезли три раза и ее хватило, чтобы полностью засыпать змея. Насыпанная над змеем гора стала называться Змяёвкай [51, с. 3].

Близко по сюжету предание про Змиёву Гору около д. Понизовье бывшего Бельского уезда на Смоленщине. Его записали в 1901 г. Якобы, посреди лесов поселился крылатый Змей с двумя головами. Люди много раз отрубали ему головы, но они вскоре отрастали. Потом все же Змей издох, после чего наступили голод и мор. Решили похоронить чудовище. Возили много земли и засыпали его, но постоянно он оказывался наверху и насылал несчастье. Однажды люди встретили незнакомца, который посоветовал им возить землю не на возах и санях, а в старых лаптях. Еще он сказал, что на Новый Год у горы надо бросать из саней горстку сена от каждого двора. Как будто для того, чтобы иметь хороших лошадей. Также рассказывают, что на этой Змиёвай Горе во времена средневековья был монастырь [53, с. 206–214].

Про Змееву или Змиеву Гору в д. Млыны Каменецкого р-на существует такое предание: «Змей переплывал реку и грабил крестьян. Люди решили убить грабителя. Ради этого они накормили его соленым мясом. Страдая от жажды, змей пополз к реке, чтобы напиться воды. Здесь его подкараулили, убили и закопали на горе. Отсюда и название: Змеева Гора» [3, № 116; 7, с. 62–63; 22, с. 29].

Гора Змяёвка (д. Волколата Докшицкий р-н, Витебская обл.). Фото Л.В. Дучиц.
Гора Змяёвка (д. Волколата Докшицкий р-н, Витебская обл.). Фото Л.В. Дучиц.
 

Гора Змяёвка, находящаяся возле д. Волколата Докшицкого р-на, знаменита тем, что там, по местному преданию, водилось много змей, а чтобы их победить, люди также пригласили «знающего» человека. «Люди узнали, что есть такой человек, который не боится змей и знает против них какие-то слова. Нашли и привезли того человека. Он приказал выкопать на вершине горы большую яму, а потом стать поодаль. Когда так сделали, человек начал что-то шептать. Тогда змеи одна за другой поползли в яму. Яма постепенно заполнилась, и люди стали просить засыпать ее. Но колдун сказал, что нет главной Змеи. Через некоторое время приползла большая и страшная змея. Тогда колдун поджег всех змей и закопал яму» (записано от Шилько Эдмунда Павловича 1906 г.р. в д. Волколата Докшицкого р-на) [3, № 110; 32, с. 38].

В следующем предании уже не упоминается о борьбе колдуна со змеями. Но, можно предположить, что в первоначальном варианте этот рассказ присутствовал, а до наших дней сохранилось только его концовка. Говорится, что на Змеевой Горе или Змеевке (находится между деревнями Долгиново и Язно Вилейского р-на), по преданию, стоял дом чернокнижника. Он никак не мог умереть и умер только тогда, когда люди разобрали потолок и крышу в его доме. Здесь же, на холме, его и похоронили, потому что священник запретил это делать на кладбище [20, с. 72]. Выше мы упоминали озеро Полоз около д. Дедино Миорского района, которое появилось в результате борьбы богатыря со Змеем. Помимо озера, неподалеку от него образовались и холмы [34].

В окрестностях Крупок около старого шоссе Минск-Москва, в лесу возле болотца, находится Змеиная Горка. Старожилы название объясняют просто: «Сюда на Воздвижение змеи со всего леса сползалися, не было где ногой ступить!» Говорят, что змеи и сейчас любят это место (со слов местного краеведа Андрея Алехновича). В этом же районе около д. Новая Слобода имеется еще одна Змеиная Гора. Предание про ее возникновение очень распространено по всей Беларуси, и мы не раз его здесь упоминали. Гора образовалась как могила убитого Перуном Змея, который нападал на людей (записал Боровуля Михаил от Корецкого Михаила Дорофеевича 1927 г.р., жителя д. Старая Слобода Крупского р-на). Также Змеиная Горка имеется поблизости от Ветки на Гомельщине, Змиёвы Горы в д. Радостово Дрогичинского р-на и Ужовая Гора возле д. Светоч Светлогорского р-на [48, с. 90–91]. Из-под Ужиной Горы возле д. Рог Солигорского р-на вытекает святой родник [3].

В окрестностях Бобруйска, около деревень Каменка и Мирадино о возвышенности Каменная Горка старожилы рассказывают предание, где говорится, что там жил страшный и злой Дракон (Цмок), который летал в села и собирал дань. А еще он построил себе там логово из больших валунов, которые насобирал в окрестностях. Однажды в когтях он нес большой камень. Вдруг налетели тучи, ударил Перун, сверкнула молния. Дракон испугался и выпустил камень, который так и остался лежать на земле. А Дракона с тех пор здесь больше никто не видел. От того и деревню прозвали Каменка, а гору – Каменная Горка, которая существует в действительности и находится в лесу километрах в пяти от села. Еще в предании говорится, что на горе змей пленил княжну-красавицу, которая потеряла там кольцо [33, с. 50–67].

Около д. Лопухово в Слонимском р-не, в урочище Пенное Болото большие камни некогда представляли собой подобие стены. В середине болота находился холм Сухая Гора или Груд, обкопанный вокруг рвом, а на вершине располагались насыпи с большими камнями. Согласно легенде, здесь в старые времена было поселение, которое сжег Змей. Помимо других валунов на холме лежал большой Чертов Камень с множеством углублений в виде следов ног ребенка, овечьих копыт и др. Местные люди говорили, будто на этом камне собирались и танцевали черти. Вблизи валуна еще в XIX в. праздновали Купалье. Позже при проведении мелиорации холм и камни были уничтожены [18, с. 163–182; 38, с. 33].

Была и в Минске некогда Змеева Гора. Существовала она, якобы, на месте сегодняшней Юбилейной площади. Как говорится в легенде, под горой в глубокой пещере жил Дракон (Цмок). Имел он свирепый нрав и требовал от людей дань, иногда даже похищал их. Раз в год из окрестных селений ему должны были жертвовать десять самых красивых девушек. Их выбирали при помощи жребия. Люди долго страдали от чудовища, пока не нашелся один богатырь, который решил бороться со змеем. Бой между ними был долгий и кровавый, тем не менее, победил силач. Но от полученных ран и сам погиб. Его положили в хрустальный гроб и опустили в реку Свислочь в том месте, где под воду ушел свергнутый Дракон. Куда девался тот гроб, неизвестно, а вот, когда вода в Свислочи опускалась, виднелись огромные ребра убитого змея [10, с. 35–36].

Камни

Неоднократно упомянутый выше Змеев Камень, расположенный около д. Гоголевка Чашникского р-на, относится к так называемым камням-портным. По преданию, камень имел дверь и окно, а Змей, который там жил, шил людям одежду: «...занясуць яму сукно шыць, і пададуць праз вакно, і папросяць: “Майстрок, пашый абы надзець, хоць ба дрэнна!”» Говорят, что шил Змей очень хорошо, качественно и деньги небольшие за это брал. По второй версии, он брал с людей за свою работу только кур и петухов. Но стоило попросить у него одежду, чтобы в церковь ходить, «...дык ён адзін рукаў над задам прышыець, а другі ў плячах,.. так што ні сабе, ні людзям» [49, c. 170–172]. Что было дальше, смотрите выше. Стоит только добавить, что и в наше время камень ценится местными жителями. Они верят, что этот огромный валун (9,8 х 3,4 х 2,4) закрывает вход в таинственную пещеру, где будто и жил легендарный Змей.

Змеев Камень (д. Гоголевка, Чашникский р-н, Витебская обл.). Фото автора.
Змеев Камень (д. Гоголевка, Чашникский р-н, Витебская обл.). Фото автора.
 

За д. Волки Поставского р-на, у самого озера, на лесной дороге лежит огромный камень под названием Волчий. По преданию, полностью идентичному про Змеев Камень в Чашникском р-не, этот камень также считается камнем-портным. Только главным действующим лицом в предании является не Змей, а Волк. А все остальное повторяется в подробностях, даже то, что этот Волк мог превращаться в радугу и тянуть из озера воду. И когда Перун убил Волка, тот упал в озеро и пошел на дно, где и нашел свой покой. С тех пор озеро стало называться Волковским, а поселение, которое позже появилась возле него, люди назвали Волки (записала Вайтешонок Валентина Алексеевна от Асулевич Виктора Степановича 1930 г.р. в д. Петровичи Поставского р-на) [32, с. 43].

Камень-портной, называемый Степан, лежит на Кравецком Болоте, на вершине небольшой возвышенности, у истоков р. Вилии, между деревнями Красники и Бояре Докшицкого района. Он также якобы шил людям одежду, и они за это оставляли ему хлеб, соль, лен. Рассказывают также, что камень имел голову, руки и ноги, а между этими ногами можно было пройти. Согласно одному из преданий, Степан и его жена Кулина раньше были людьми, но за работу на Пасху бог превратил Степана в камень, а его жену в сосну [31, с. 367–369; 35, с. 135–140]. Ранее мы писали, что, по второму варианту предания, Кулина – женская пара Степана, имеет отношение к змее и причастна к созданию р. Вилии. Что касается Степана, то в белорусских сказках имя Змея Горымца для спасения последнего от гнева Грома с Молнией заменяется именем Степан. Зайковский Э. считает, что Степан в белорусском фольклоре – это слегка христианизированная замена Велесу, а в зооморфном коде ему соответствует помимо других животных – змей [17].

Камень Степан или Стёп-Камень (между дд. Красники и Бояре, Докшицкий р-н, Витебская обл.). Фото Д. Вайткявичэне.
Камень Степан или Стёп-Камень (между дд. Красники и Бояре, Докшицкий р-н, Витебская обл.). Фото Д. Вайткявичэне.
 

Еще один камень-портной под названием Змеиный, или Сивы Камень, находится около д. Адамовка Лепельского р-на. Камень, по преданию, также с окном, а змей, по второй версии, – черт (нечистая сила), который жил в камне, шил одежду. Говорили, «...як кінеш камянём у той камень, ён забарабаніць» (Записал Глушко А. в 1998 г. от Добровольской Марии в д. Сталюги Лепельского р-на) [39, с. 244].

В Беларуси исследовано около двенадцати камней-портных и десять камней-сапожников, которые тем или иным образом могут быть связаны со змеями. Сюда же можно добавить так называемые Чертовы камни, которых на сегодняшний день насчитывается в Беларуси более тридцати, они также связаны с Велесом и, соответственно, со змеями. Все эти камни выполняли символическую функцию создания или восстановления мира, в основе которой лежали обряды жертвоприношения [28, с. 70–106]. Но этот материал еще не исследован окончательно, а потому не представлен в данном докладе.

Есть Змеев Камень и около д. Сомры Крупского р-на. Этот валун черного цвета лежит на северо-западе деревни возле болота на острове, поросшем лесом. Как утверждает местный краевед М. Баравуля, на камне есть изображение змеиной головы, а под валуном, по преданию, жил некогда Змеиный Царь. Говорят, что раньше окружающий люд всегда приносил этому камню пожертвования в виде красиво сотканных поясов и полотенец. Приносили жертву змеиному Царю и водяные с русалками из местного болота: они несли ему души утопленников, которых он делал своими подданными. А еще Змеиный Царь два раза в год (на Благовест и Воздвижение) превращался в прекрасного юношу, который ходил по лесу и играл на волынке. Своей волшебной музыкой волынщик заманивал людей, особенно девушек, с ближайшей деревни Городище к себе в подземное царство. Поэтому на Благовест, а особенно на Воздвижение не советовали ходить в лес ни по грибы, ни по ягоды, ни на охоту [5, с. 191–198].

У камня в окрестностях д. Валейкишки Островецкого р-на, по преданию, жил змей Вяль. Время от времени он перебрасывал валун с места на место, но местные крестьяне были опечалены из-за того, что змей забирал у них домашний скот. Тогда один человек взял шкуру овцы, набил ее смолой, серой и подсунул это змею. Тот счел подарок настоящей овцой и проглотил его. Вскоре он дико заревел и издох. Камень просуществовал до 1970-х годов, во время строительства дороги его уничтожили. Расколотый или Альбертинский Камень, который находится в лесу у дороги на д. Якимовичы Слонимского р-на, является памятником природы республиканского значения. Валун, который ранее несомненно имел культовое значение, напоминает сегодня горную скалу, словно склеенную из отдельных, разных по форме и цвету валунов. Предание гласит, что здесь жил Янка-богатырь с невестой-красавицей. Но про невесту узнал двуглавый Змей и прилетел за ней. Янка решил бороться со Змеем. Они начали драться на мечах в поле. Меч Янки притупился и он крикнул: «Эх, поточить нечем, хотя бы камень какой под рукой оказался!» Вдруг перед ним выросла скала. Змей не смог достать своим мечом богатыря и рубанул по камню. Скала раскололась и выбила меч у дракона. А тут и Янка добил Змея [28, с. 69].

Расколотый или Альбертинский Камень (д. Якимовичи, Слонимский р-н, Гродненская обл.).
Расколотый или Альбертинский Камень (д. Якимовичи, Слонимский р-н, Гродненская обл.).
 

Одним из самых известных культовых валунов является Вялики, или Литовский Камень возле д. Ашмянец Сморгонского района, на правом берегу Вилии. По преданию, черти решили помешать строительству храма в соседних Жодишках и перенесли камни, заготовленные для храма, в русло Вилии. Последний камень черт не успел донести до реки, так как пропел петух, и черт выпустил этот валун. По другому преданию, под этим камнем спрятали клад – лодку з золотом. Третий вариант повествует, что однажды крестьянин у камня встретил хорошо одетую девушку с длинными русыми волосами, которая сказала ему прийти к камню завтра в 12 часов (т.е. во время службы в церкви). Назавтра крестьянин пришел и увидел ужа. Тогда парень сказал: «Згінь ты, прападзі!» Змея, а это была девушка, сказала: «Пракляў ты мяне навекі!», и исчезла [19].

Вялики или Литовский Камень (д. Ошмянец, Сморгонский р-н, Гродненская обл.).
Вялики или Литовский Камень (д. Ошмянец, Сморгонский р-н, Гродненская обл.).
 

В Россонском р-не на одном из холмов некогда находился Ужев Камень. По преданию, в камень превратился уж, летевший ночью, «шыбаючы» огнем, нес с собой много золота и серебра грешнику, который продал душу черту. Но грянул гром, сверкнула молния, и уж, «выцяты нябеснымі косамі», упал на холм и превратился в камень. А золото и серебро, которые он нес с собой, ушли глубоко в землю, и с тех пор появляются в разных местах холма призраками [31, с. 351].

Поселения, связанные со змеями

Как известно из популярной польской легенды, Краков получил свое название благодаря борьбе князя Крака и огромного Змея, который уничтожал местных людей и их скот. Князь наполнил горящей смолой и серой воловьи шкуры и предложил их Змею. Тот, думая, что получает привычную жертву, глотает «подарок» и погибает [4, с. 269]. Предания с подобным сюжетом распространены и на территории нашей страны, только вместо князя может действовать великан, богатырь-кузнец, маг или простой крестьянин, наконец, христианские святые (см. выше).

Упомянем и князя Радара, который при помощи змея и плуга создает границу между нашим и «ляшским» государством, дает имя знаменитой реке Буг. И не только это. Башня, которую построил князь и где сковал свой знаменитый плуг, стоит и сегодня, а холм, на котором она находится, дал начало известному белорусскому городу под называнием Каменец [27, с. 101; 30, с. 3]. Древний город Туров, согласно легенде, также возник благодаря змеям. Говорят, что на месте Турова было много ужей. Князь – основатель города – очень боялся этих гадов, поэтому приказал своим воинам насыпать на этом месте гору. Ее насыпали в один вечер, она имеет «не менш як восьмую долю вярсты», что свидетельствует о большом количестве воинов князя [31, с. 348].

А такой город, как Пружаны, как выясняется, также связан со змеем и королевой Боной (происходящей из рода Сфорца). Белорусский этнограф М. Федоровский в исследовании «Люд белорусский на Руси Литовской» приводит местную легенду о путешествии королевы Боны со своей дочерью. Когда они проезжали через р. Мухавец, а она тогда была полноводной, дочь упала в воду, и ее проглотил змей. Поэтому название города пошло то ли от действия змея («пожрал» ребенка), то ли от имени дочери Боны – Прузэны [60, с. 285]. Но дочь Боны звали Анна Ягеллонка, которая унаследовала Пружаны после смерти своей матери и в 1588 г. дала ему герб с изображением голубого ужа, держащего в пасти ребенка (родовой герб Сфорца). Встречаются другие варианты легенды, где речной змей не пожирает ребенка, а наоборот, рожает или спасает. Знаменитый белорусовед А. Киркор в третьем томе «Живописной России» приводит рассказ, где кормилица ребенка владельца города случайно роняет малыша в реку Муху, и река «пожрала» его. Как вариант – укусила змея. И поэтому город Добучин (так вроде называлось раньше поселение на месте Пружан) стали называть Пожарла, а после Пружаны [23, с. 203].

Герб Пружан с 1588 г. Герб рода Сфорца.
Герб Пружан с 1588 г. Герб рода Сфорца.
 

Согласно записям знаменитого этнографа И. Сербова, который летом 1912 г. объехал почти все Полесье, между деревнями Городно (ныне Городная) и Радчицами (сейчас Радчицк) Столинского р-на через широкое болото была проложена длинная земляная насыпь. На нее в жару всегда выползали погреться на солнышке всякие гады. Поэтому здесь сложилась легенда, будто в старые времена эти гады неоднократно преграждали путь вражескому нашествию на Городно. Основой для легенды стало, вероятно, то обстоятельство, что «і ў наш час які-колечы ўпарты вуж, расцягнуўшыся праз увесь насып, не жадае саступіць дарогі і нават ударам хваста і шыпеннем лякае коней» [55, с. 46].

Довольно часто в Беларуси можно встретить такие поселения, где, согласно легендам, ранее водилось много змей или ужей, но после некоторых действий колдунов, знахарей, а в определенных случаях и церковных служителей они исчезают навсегда. Так, выше мы говорили о д. Логавинцы в Поставском р-не и кургане Змеиная Гора, образовавшимся от того, что там закопали ужей и знахаря, при помощи которого они были уничтожены. Такая же ситуация описывается в предании, записанном в д. Слободка Браславского р-на. Только там на месте уничтожения ужей появилась не гора, а яма. Что интересно, по свидетельствам местных жителей, сегодня в тех местах действительно не встретишь ни одной змеи [3, № 136].

Подобное предание записано и в д. Красная Ушачского р-на. Здесь также, как говорят старожилы, когда-то было много змей. Позвали знахаря, тот что-то прошептал и наложил заклятие на небольшой камень на берегу озера возле деревни. Змеи исчезли. Теперь жители деревни верят, что пока лежит этот камень, змеи не решатся здесь появиться (записал С.П. Витязь от Киселевой Веры Константиновны 1900 г.р. в д. Красная Ушачского р-на).

Деревню Турасы Ушачского р-на заполонили змеи, и однажды они укусили беременную жену местного пана. Он пригласил из других мест старую знахарку, она заговорила воду, и в этой местности не стало змей (записала Т. Володина в 2007 г. от Бурак Ефросиньи Андреевны, 1937 г.р. в д. Новое Тураса Ушачского р-на). А в д. Суша Лепельского р-на змея заползла попросту в церковь и обвилась вокруг столпа. Батюшка помолился, и змея ушла. Потом он сказал, что на этой территории змей никогда не будет. И сейчас их на Сушанской земле действительно нет: ни в болоте, ни на суше, нигде (записала Т. Володина в 2008 г. от Волкова Федора Петровича, 1934 г.р. в д. Суша Лепельского р-на). В д. Белое Ушачского р-на змея укусила дочь графа Забелы, после чего та умерла. Граф горевал, а после приказал позвать знахарку и сделать так, чтобы никогда в этих окрестностях не было змей. Что и случилось после действий целительницы (записала И. Шабанова в 2002 г. от Пузатки С.Л., 1946 г.р. в д. Мосар Ушачского р-на). В д. Новоселки Ушачского р-на нет змей, потому что однажды какой-то богатый пан «проклял» местное поле: «Дык гавораць, прыносілі спецыяльна на навасёлскае поле і пушчалі: ці будзець жыць? Здохнець! Заклятае!» Про д. Опанасковичы Ушачского р-на говорят, что раньше здесь было много «ужей». И начали «скрозь іх хадзіць папы з кадзіламі, і датуль махалі кадзіламі, пакуль змеі і вужы не зніклі». По второй версии, поп увидел в церкви на столе змею и начал звонить в колокола, и «дакуль быў чуцен звон, адтуль зніклі змеі і вужакі» (записал В. Лобач в 1999 г. от Москаленко Елены Васильевны 1935 г.р. в д. Опанасковичы Ушачского р-на) [39, с. 256, 279, 280, 283, 284]. Как рассказывают, в д. Яблонка Толочинского р-на было имение богатого пана. Однажды его дочери (а их было три) пошли в лес собирать ягоды и грибы. Одну из них – Марью – укусила змея. Позвали знахарку, та прочитала заговор над водой, трижды обошла с ней вокруг девушки, смочила ей лоб, виски и руки. С тех пор в Яблонской округе змей нет (записала Сущеня Валентина Александровна в 2001 г. от Ступак Людмилы Михайловны 1936 г.р. в д. Славное Толочинского р-на) [32, с. 99].

Много где в Беларуси встречаются названия населенных пунктов, которые в своем названии содержат наименования хтонических животных. Так, д. Змяёвка (Краснобережский с/с) есть в Жлобинском р-не. Легенды о возникновении таких поселений также связаны со змеями. Например, согласно легенде, в д. Змяёвка, находящейся в Дятловским р-не, всегда было много змей, а на острове среди болота за деревней жила главная Змея, которая обладала волшебной силой и богатствами. Когда умирал старый колдун, он рассказал своему сыну об этом и приказал, чтобы тот пошел туда через три года на Купалье ночью и подружился со Змеей. Но сын затаил злобу на людей, которые не пришли на похороны его отца, и решил им отомстить с помощью Змеи. Та же почувствовала его злые мысли, натравила на него гадов, и они его загрызли. По второй версии предания, здесь за деревней в непроходимом месте жил двенадцатиголовый Змей, который шипел и свистел на прохожих разными голосами (со слов учительницы бел. языка и лит. Абрамчик Елены Григорьевны и Бойко Таисии Николаевны, д. Лозки Дятловского р-на) [37].

А вот еще названия деревень Беларуси, которые «пригрели» гадов в своем названии. По Брестской обл.: д. Ужово (Малоритский р-н), д. Ужики (Каменецкий р-н); по Витебской обл.: две деревни Ужлятины в Шумилинском р-не и д. Ужлёва (Витебский р-н), а также д. Гадивля (Лепельский р-н) и Гадавичи (Оршанский р-н); по Гомельской обл.: пос. Ужинец (Калинковичский р-н) известен еще с XVII в., Гадиловичи (Рогачевский р-н) и Гадичев (Гомельский р-н); по Гродненской обл.: д. Змяёва (Гродненский р-н), упомянутая выше д. Змяёвцы (Дятловский р-н) и Гадилуны (Островецкий р-н); по Могилевской обл.: д. Ужжар (Чаусский р-н) и Ужывец (Кличевский р-н); по Минской обл.: д. Ужа (Копыльский р-н), д. Ужанка (Несвижский р-н), д. Гадень (Солигорский р-н) и д. Гадива (Вилейский р-н) [42–47].

Говорят, что в д. Ужанка Несвижского р-на была заросшая кустарниками земля, а деревню окружали болота. И в том кустарнике велось много змей – ужей. Приезжие люди поселились здесь, стали обрабатывать землю и назвали ее в честь пресмыкающихся. Местный житель Бовтрель Семен Семенович, который прожил на свете 102 года, рассказывал, что, как и многие односельчане, держал в своем доме ужа, которого никто не обижал, дети играли с ним, угощали теплым молоком. В деревне верили: в каком доме живет уж, хозяевам того дома обеспечены благополучие и счастье [29].

Также многие географические названия и микротопонимы Гродненщины так или иначе связаны со змеями: Змеево Поле (д. Казимировка, Гродненский р-н); холм, где всегда было много змей – Змеиная Нора (д. Новины, Новогрудский р-н); Змеиная Поляна в лесу, где водилось много ужей и гадюк (д. Ладеники, Новогрудский р-н); лес под названием Змеиный Яд (д. Вайневичы, Ошмянский р-н); сенокос Ужевка (д. Гудинишки, Вороновский р-н); кустарник, где также много змей или ужей, – Ужачиный (д. Давбенки, Щучинский р-н); Ужины сенокос (д. Городище, Дятловский р-н), или Ужиное поле (д. Озаричи, Слонимский р-н); сенокос Ужево Болото (д. Рагозница, Мостовский р-н), или болото под таким же названием (д. Вишнево, Сморгонский р-н); луг Ужево Ройста (д. Шлавенцы, Вороновский р-н); лес, где много ужей, – Ужовая Хатка (д. Поречье, Гродненский р-н); часть леса Гадюшник (д. Ятра, Новогрудский р-н) [2, с. 71, 144].

Около д. Детковичи Дрогичинского р-на есть лес Гадюха, где гады, по информации местных жителей, могут появляться в невообразимом множестве. Около д. Чудин Ганцевичского р-на находится лес Гадявичы, где также водятся опасные змеи. Название Змиёва Долина имеет лес в окрестностях д. Новоселки Свислочского р-на Гродненской обл. [48, с. 90].

Вывод

Культ змеи с древних времен является широко распространенным по всему миру. И самыми известными почитателями змей были, как выясняется, наши предки. Это неоднократно замечено многими исследователями традиционных верований как нашего, так и других народов [24, с. 149–159]. В противном случае не сохранилось бы столько преданий – свидетельств того, насколько змей, змея, уж и другие рептилии занимали фантазию и представления древних предков белорусов.

Можно предположить, что во всех вышеперечисленных случаях мы имеем дело с более поздними формами переосмысления древнего стереотипа мышления. А точнее: мифический Змей участвует в акте сотворения мира или имеет отношение к этому. Смысл позднего переосмысления заключается в том, что здесь для создания (в данном случае возникновения) объекта нужна не деятельность живого мифического Змея, а его смерть, победа над ним или изгнание его. Причем, заметим, что этот Змей мог восприниматься древними людьми как первопредок или божество, из тела которого создавалась Вселенная [57, с. 301].

Вероятно, в процессе эволюции был переосмыслен и сам акт создания (уже не создание, а освоение территории), и мифологический образ Змея. Из первопредка, доброжелательного к людям, который создает для них Вселенную, он превратился во враждебное, антагонистически настроенное к людям существо: ужасное чудовище пожирает их и разрушает окружающую среду. Ранее он сам создавал природные объекты, позднее же понадобилась победа над ним, а объекты стали возникать из его мертвого тела. Еще позже он, или его замена – рептилии, стали символизировать дикое и нечистое место. И чтобы облагородить это место, очистить, нужно уничтожить пресмыкающихся. Наконец, еще более поздней модификацией можно считать информацию, где речь идет уже не о возникновении объекта из Змея, а с ним связано только название, которое возникает в связи с наличием в определенной местности змей.

Литература:

  1. Акты Виленской Археографической комиссии. – Вильна, 1890. – Т. 27. – С. 349.
  2. Анімастычны слоўнік Гродзеншчыны: у 2 ч. Ч. 1: Мікратапонімы / В.М. Ламака [і інш.]; пад рэд. П.У. Сцяцко. – Гродна: ГрДу, 2005. – С. 71, 144.
  3. Архіў этна-гістарычнага цэнтра «Явар». Справы № 41, 110, 116, 136, 139.
  4. Афанасьев, А.Н. Поэтические воззрения славян на природу: в 3 т. / А.Н. Афанасьев. – М.: Современный писатель, 1995. – Т. 1. – 416 с.
  5. Баравуля, М. Камяні-легенды на тэрыторыі сучаснай Крупшчыны / М. Баравуля // Малое Палесьсе. Гісторыка-краязнаўчы альманах Друцка – Бярэзінскага Краю. – Крупкі, 2012. – С. 191–198.
  6. Бараг, Л.Г. Сюжэт о змееборстве на мосту в сказках восточнославянских и других народов / Л.Г. Бараг // Славянский и балканский фольклор. – М.: Наука, 1981. – С. 160-188.
  7. Белявец, В. Два языческих святилища Брестского Побужья: примеры возможной «миграции» идеи сакрального комплекса и мифологического сюжета / В. Белявец // Комплекснае даследаванне фальклору і этнокультуры Палесся. Матэрыялы ІІ Міжнароднай навуковай фальклорна-этналінгвістычнай канферэнцыі (з нагоды 220-годдзя З. Даленгі-Хадакоўскага (Адама Чарноцкага) 1784–1825), 14–15 красавіка 2005 г. – Мінск: Выд. цэнтр БДУ, 2005. – С. 62–63.
  8. Вайткявичюс, В. Истоки Вилии. Попытка реконструкции сакрального ландшафта / В. Вайткявичюс // Беларускае Падзвінне: вопыт, методыка і вынікі палявых даследаванняў (да 80-годдзя пачатку археал. раскопак у г. Полацку): зборнік навуковых прац рэсп. навукова-практ семінара, 20–21 лістапада 2008 г.; пад рэд Д.У. Дука і У.А. Лобача. – Новаполацк, 2009. – С. 162–170.
  9. Веревкин, М. Записка об археологических памятниках Витебской губернии (по документам Витебского Центрального архива) / М. Веревкин // Труды Виленского отделения Московского предварительного комитета по устройству в Вильне IX Археологического съезда. – Вильна: Тип. А.Г. Сыркина, 1893. – С. 187–224.
  10. Воложинский, В. Минск в легендах, мифах и преданиях / В. Воложинский. – Минск: ФУАинформ, 2012. – 349 с.
  11. Грач С.Н. Таямнічае возера / С.Н. Грач // Памяць. Светлагорск. Светлагорскі р-н: у 2 кн. Кн. 2. – Мінск: Беларусь, 2003. – С. 680–681.
  12. Гринченко, Б.Д. Этнографические материалы, собранные в Черниговской и соседних с ней губерниях / Б.Д. Гринченко. – Чернигов: Тип. Губернского Земства, 1897. – Вып. 2. – 390 с.
  13. Гура, А.В. Символика животных в славянской народной традиции / А.В. Гура. – М.: Индрик, 1997. – 910 с.
  14. Дучыц, Л. Археалагічныя помнікі ў назвах, вераваннях і паданнях беларусаў / Л. Дучыц. – Мінск: Навука і тэхніка, 1993. – 64 с.
  15. Дучыц, Л. Змей / Л. Дучыц, Э. Зайкоўскі, А. Прохараў, І. Швед // Міфалогія беларусаў. Энцыклапедычны слоўнік /склад. І. Клімковіч, В. Аўтушка; навук. рэд. Т. Валодзіна, С. Санько. – Мінск, 2011. – С. 190–192.
  16. Дучыц, Л. Араты /Л. Дучыц, І. Клімковіч // Міфалогія беларусаў. Энцыклапедычны слоўнік / склад. І. Клімковіч, В. Аўтушка; навук. рэд. Т. Валодзіна, С. Санько. – Мінск, 2011. – С. 24.
  17. Зайкоўскі, Э. Месца Вялеса ў дахрысціянскім светапоглядзе насельніцтва Беларусі / Э. Зайкоўскі / Нац. акад. навук Беларусі, Бел. кам. славістаў, Ін-т гісторыі НАНБ. – Мінск, 1998. – 15 с.
  18. Зайковский, Э. Предания о языческих культовых памятниках Беларуси и археология / Э. Зайковский // Kulturas krustpunkti: 3. Laidien. – Riga. 2006. – S. 163–182.
  19. Зайкоўскі, Э.М. Вілія – сакральная рака балтаў і славян / Э.М. Зайкоўскі // Матэрыялы па археалогіі Беларусі / Інстытут гісторыі НАНБ Беларусі; навук. рэд. А.М. Мядзведзеў. – № 5 – Мінск, 2002. – С. 262–270.
  20. Зайцаў, А. Сакральная геаграфія Вілейшчыны (паганскія культавыя помнікі Вілейшчыны) / А. Зайцаў // Культурны ландшафт Вілейшчыны: Матэрыялы Вілейскай рэгіянальнай навукова-практычнай канф., г. Вілейка, 26–27 ліпеня 2003 г. – Мінск: РУП Мінсктыппраект, 2004. – С. 64–73.
  21. Карпечанка, М. Заазерскі «Стоўнхэндж» / М. Карпечанка // Маладосць. – 2012. – № 6. – С. 101–106.
  22. Квятковская, А.В. Ятвяжские могильники Беларуси (ХI–XVII вв.) / А.В. Квятковская. – Vilnius: Diemedžio, 1998. – 327 s.
  23. Киркор, А.К. Городские поселения в Литве / А.К. Киркор // Живописная Россия: Отечество наше в его земельном и бытовом значении: Литовское и Белорусское Полесье: Репринтное воспроизведение издания 1882 г.; под общ. ред. П.П. Семенова. – Т. III. – Минск: Беларуская энцыклапедыя, 1993. – 550 с.
  24. Клетнова, Е. Остатки змеиного культа в пределах Смоленской губернии / Е. Клетнова // Научные известия. – Смоленск, 1924. – Т. II. Общественно гуманитарные науки. – С. 149–159.
  25. Клімковіч, І. Калі адчыняюцца нябёсы / І. Клімковіч. – Мінск: Мастацкая літаратура, 2012. – 110 с.
  26. Козлова, Н.К. Восточнославянские мифологические рассказы о змеях. Систематика. Исследование. Тексты: монография / Н.К. Козлова; науч. ред. В.М. Гацак. – Омск: Издательский дом «Наука», 2006. – 460 с.
  27. Криничная, Н.А. Персонажи преданий: становление и эволюция образа / Н.А. Криничная. – Л.: Наука, 1988. – 190 с.
  28. Культавыя і гістарычныя валуны Беларусі / А.К. Карабанаў [і інш.]; Нац. акад. навук Беларусі, Інстытут прыродакарыстання. – Мінск: Беларус. навука, 2011. – 235 с.
  29. Кухта, Л. Хто змеяў і вужакаў не баіцца / Л. Кухта // Вместе. – 2012. – 28 декабря. – С. 2.
  30. Легенды. Векавечная мяжа // Крывіч. – 1923. – № 3. – С. 3.
  31. Легенды і паданні / склад. М.Я. Грынблат і А.І. Гурскі. – Мінск: Навука і тэхніка, 1983. – 544 с.
  32. Зборнік матэрыялаў абласнога конкурсу «Легенды і паданні роднага краю» / уклад. П.В. Зайцава. – Віцебск: абсталяванне ВА Контур, 2002. – 144 с.
  33. Магілёўшчына: назвы насел. пунктаў паводле легенд і паданяў / склад. А.М. Ненадавец. – Мінск: Беларусь, 2002. – 416 с.
  34. Легенда пра змея Полаза // Мёрская даўніна. – 2014. – № 1 (37).
  35. Ляўкоў, Э.А. Маўклівыя сведкі мінуўшчыны / Э.А. Ляўкоў. – Мінск: Навука і тэхніка, 1992. – 215 с.
  36. Никифоровский, Н.Я. Простонародные приметы и поверья: Суеверные обряды и обычаи, легендарные сказания о лицах и местах / Н.Я. Никифоровский. – Витебск: Губернская Типо-Литография, 1897. – 307 с.
  37. Паданні Дзятлаўскай зямлі. Тапанімічныя паданні // Вуліцамі старога горада [Электронны рэсурс]. – Рэжым доступу: https://sites.google.com/site/dyatlovomytown/daleeka-u-minulae/legendy-i-padanni – Дата доступу: 25.01.2016.
  38. Покровский, Ф.В. Археологическая карта Гродненской губернии / Ф.В. Покровский. – Вильна: Тип. А.Г. Сыркина, 1895. – 166 с.
  39. Полацкі этнаграфічны зборнік / уклад., прадм. і паказ. У.А. Лобача. – Вып. 2: Народная проза беларусаў Падзвіння. У 2 ч. – Новаполацк: ПДУ, 2011. – Ч. 1. – 292 с.
  40. Потебня, А.А. О мифическом значении некоторых обрядов и поверий / А.А. Потебня // Символ и миф в народной культуре / сост., подг. текстов и коммент. А.Л. Топоркова. – М.: Лабиринт, 2000. – С. 92-328.
  41. Пракаповіч, І. За смугою мінулых часоў. Старажытная гісторыя і археалагічныя помнікі Пастаўскага краю / І. Пракаповіч. – Мінск: Кнігазбор, 2011. – 112 с.
  42. Рапановіч, Я.Н. Слоўнік назваў населеных пунктаў Брэсцкай вобласці / Я.Н. Рапановіч. – Мінск: Навука і тэхніка, 1980. – 176 с.
  43. Рапановіч, Я.Н. Слоўнік назваў населеных пунктаў Віцебскай вобласці / Я.Н. Рапановіч. – Мінск: Навука і тэхніка, 1977. – 504 с.
  44. Рапановіч, Я.Н. Слоўнік назваў населеных пунктаў Гомельскай вобласці / Я.Н. Рапановіч. – Мінск: Навука і тэхніка, 1986. – 240 с.
  45. Рапановіч, Я.Н. Слоўнік назваў населеных пунктаў Гродзенскай вобласці / Я.Н. Рапановіч. – Мінск: Навука і тэхніка, 1982. – 319 с.
  46. Рапановіч, Я.Н. Слоўнік назваў населеных пунктаў Магілёўскай вобласці / Я.Н. Рапановіч. – Мінск: Навука і тэхніка, 1983. – 240 с.
  47. Рапановіч, Я.Н. Слоўнік назваў населеных пунктаў Мінскай вобласці / Я.Н. Рапановіч. – Мінск: Навука і тэхніка, 1981. – 360 с.
  48. Рогалев, А.Ф. Скрытый смысл географических названий, легенд и преданий (по материалам Беларуси) / А.Ф. Рогалев. – Гомель: Барк, 2012. – 207 с.
  49. Романов, Е.Р. Белорусский сборник: сказки космогонические и культурные / Е.Р. Романов. – Вып. IV. – Витебск: Типо-Литография Г.А. Малкина, 1891. – 220 с.
  50. Романов, Е.Р. Археологический сборник Гомельского уезда (Могилевской губернии) / Е.Р. Романов. – Вильна, 1910. – 32 с.
  51. Романов, Е.Р. Археологические разведки в Могилевской губернии / Е.Р. Романов. – Б.М., 1912. – 31 с.
  52. Раманава, Л. Былі тады змеі / Л. Раманава // Верасень. – 2012. – № 6 (1). – С. 201–213.
  53. Село Понизовье (Бельского уезда): Исторический очерк // Смоленские Епархиальные ведомости. – Смоленск: Тип. П.А. Силина, 1902. – № 4. – С. 206–214.
  54. Сербаў, І.А. Археалагічныя помнікі Дубровенскага раёну Аршанскае акругі / І.А. Сербаў // Запіскі аддзелу гуманітарных навук. Кн. 11. Працы археалагічнай камісіі. Т. ІІ. – Менск, 1930 – 534 с.
  55. Сербов, И.А. Поездки по Полесью 1911 и 1912 гг. / И.А. Сербов. – Вильна: Тип. И. Завадскага, 1914. – 51 с.
  56. Смирнов, Ю.И. Эпика Полесья (по записям 1975 г.) // Славянский и балканский фольклор. – М.: Наука, 1981. – С. 224-268.
  57. Топоров, В.Н. Первочеловек / В.Н. Топоров // Мифы народов мира: в 2 т. – 2-е изд. – М.: Советская энциклопедия, 1994. – Т. 2. – С. 300–302.
  58. Цмок // Свабодная энцыклапедыя. Вікіпедыя [Электронны рэсурс]. – Рэжым доступу: https://be.wikipedia.org/wiki/%D0%A6%D0%BC%D0%BE%D0%BA – Дата доступу: 19.01.2016.
  59. Шейн, П.В. Материалы для изучения быта и языка русского населения Северо-Западного края / П.В. Шэйн. – СПб: Тип. Императорской академии наук, 1893. – 715 с.
  60. Federowski, M. Lud białoruski na Rusi Litewskiej / M. Federowski // Materiały do etnografii słowiańskiej zgromadzone w latach 1877–1894. – T. III. – Cz. II. – Kraków, 1903. – 320 s.

Об авторе: Климкович Ирина Евгеньевна, журналист, автор энциклопедических словарей и книг по мифологии и сакральной географии Беларуси.

Русскоязычный вариант публикации подготовлен автором специально для сайта «Уфоком». Фото предоставлены автором. Карты составлены Валерием Винокуровым по макетам автора.

Доклад был прочитан 16 января 2016 года на конференции «Таинственная Беларусь» (Минск).


Ирина Климкович 09.03.2016
 
Если у вас есть дополнительная информация по этой публикации, пишите нам на ufocom@tut.by Подписывайтесь на наш телеграмм или вайбер каналы, чтобы всегда быть в курсе событий.
 
 
Полтергейст 1899 года в Якутии
НЛО и АЯ 13
Полтергейст 1899 года в Якутии
Три года назад на страницах "Уфоленты" мы уже сообщали об обнаруженном среди фольклорных материалов неординарном случае полтергейста, имевшем место в далеком 1923 году на территории Монголии. Неординарным он кажется не столько за давностью событий, сколько из-за непривычной этноконфессиональной среды, в которой проявил себя этот феномен. На этот раз речь пойдет об еще одном подобном случае, имевшем место в конце XIX века на территории Якутии.

Гостья из другого мира или пятая «Необъяснимая встреча»
Мероприятия 88
Гостья из другого мира или пятая «Необъяснимая встреча»
26 октября 2017 года в уютной гостиной Белый Лофт, что в парке Сокольники в Москве, состоялась пятая "Необъяснимая встреча". На этот раз темой встречи стало такое явление, как шаровая молния. Докладчиком выступил Андрей Чистолинов – научный сотрудник Объединенного Института высоких температур РАН, выпускник МИФИ, областью научных интересов которого является физика низкотемпературной плазмы.