Итоги исследования камней с ямками на территории Беларуси в 2010–2014 годах

Древнейшей группой культовых камней многие исследователи считают камни, на поверхности которых древним человеком высечены маленькие округлые ямки, имеющие по всей Европе примерно одинаковые размеры: диаметр от 3 до 10 см при глубине 0,5–5 см.

В Беларуси уже зафиксировано более 50 подобных камней, причем почти половина из них (23 камня) выявлены в Вилейском районе. Не случайно в 2006 году в Вилейке прошла международная научно-практическая конференция, посвященная этой категории культовых камней. Участвовавшие в ней представители Беларуси, Литвы и Латвии признали наиболее правдоподобной версию о назначении ямок, предложенную эстонским исследователем Андресом Тваури. Изучив несколько тысяч подобных камней в Эстонии и Финляндии, он пришел к выводу, что ямки на камнях связаны с магией плодоношения, что может быть связано с посевами [8, С. 10–47]. Однако часть исследователей в Европе связывают ямки с культом предков. Довольно популярна версия и о том, что с помощью ямок на камнях отображены созвездия.

Для автора доклада, более 10 лет занимающегося изучением камней с ямками, наиболее плодотворным стал период с 2010 по 2014 годы. Сотрудничество с коллегами из Латвии дало возможность несколько раз посетить эту страну и совершить при этом ряд поездок как по Латвии, так и по Эстонии и Литве. В результате довелось увидеть практически все 70 камней с ямками, известные на сегодня в Латвии, а также половину из 30 известных камней в Литве и несколько десятков подобных камней в Эстонии.

Совместно с латвийскими коллегами были осмотрены камни с ямками в Браславском районе и камень «Велец» в Глубокском районе Витебской области, а также многочисленные лунковые валуны в Вилейском районе. В 2013 году удалось совершить поездку в Щучинский район Гродненской области, где, осмотрев 4 ранее уже известных камня, автор попутно выявил ямки на камне, который ранее трактовался только как камень-следовик. Осенью 2013 года автором был выявлен новый камень с 2 ямками в Мядельском районе.

Накапливаемый материал обобщался в докладах, сделанных на двух конференциях – в 2010 году в Вилейке [3, С. 36–41] и в 2013 году в Минске [4, С. 320–322]. Осмотрев достаточное количество камней в разных регионах, автор заметил, что они в основном не хаотично разбросаны, а в их расположении на местности есть определенные закономерности. Так, большинство из камней, которые довелось обследовать, расположены примерно в одинаковых условиях: это обрабатываемые или заброшенные поля с хорошими почвами, расположенные на пологих склонах над небольшими речушками, ручьями или болотами. Дальнейшая работа с различными картами и схемами только подтвердила наличие определенных закономерностей.

В 2002 году в Эстонии проходила 10-я международная конференция SEAC (Международная ассоциация исследователей археоастрономии). К ней белорусские исследователи С. Витязь и В. Винокуров подготовили доклад «Валуны с выемками («звездные карты») не территории Беларуси». Авторы увязали область распространение камней с ямками в Беларуси с ареалом археологической культуры шнуровой керамики Понемонья и высказали предположение, что ямки высекались в период 2–1,5 тыс. лет до н.э. [9, С. 207–212].

Рис. 1. Схема размещения каменй с ямками на территории Беларуси по С. Витязю и В. Винокурову. Линией обозначен ареал культуры шнуровой керамики Понемонья.
Рис. 1. Схема размещения каменй с ямками на территории Беларуси по С. Витязю и В. Винокурову. Линией обозначен ареал культуры шнуровой керамики Понемонья.
 

На предложенной ими схеме (рис. 1) видны две особенности в расположении камней с ямками. Во-первых, явно выделяются три региональные группы в расположении камней по территории Беларуси. Во-вторых, видна их связь с завалуненностью территории – больше всего камней там, где валунов не так уж и много, а это уже явная связь с рельефом местности.

Рис. 2. Схема размещения камней с ямками на физической карте.
Рис. 2. Схема размещения камней с ямками на физической карте.
 

При нанесении камней с ямками на физическую карту Беларуси (рис. 2) оказалось, что они лежат в основном на отметках высот 150–200 метров над уровнем моря и практически отсутствуют на Неманской и Полоцкой низменностях, имеющих отметки высот 100–150 метров, а также не заходят на высоты Белорусской гряды. Они также не переходят Белорусскую гряду, протянувшуюся с запада на восток и являющуюся водоразделом Балтийского и Черного морей, что дало основания автору предположить, что в Беларуси проходит юго-восточная граница их ареала вокруг Балтийского моря [4, С. 323]. На физической карте особенно хорошо заметно наличие трех региональных групп – общий вытянутый ареал камней Ошмянская возвышенность и Свентянские гряды рассекают на три части, что еще раз подтверждает связь их с рельефом.

Коллеги из Латвии на подробной физической карте страны также отметили все известные им камни с ямками. Оказалось, что их расположение по отношению к высоте местности над уровнем моря соответствует аналогичной картине в Беларуси. Такая же закономерность наблюдается в целом и для территории Литвы.

Как отмечено выше, камни с ямками отсутствуют на Неманской и Полоцкой низменностях, однако на схеме, приведенной в первом томе «Ареалогii Беларусi» [1, С. 224–225], видно, что берега Немана и его притоков были густо заселены в каменном веке и в раннем бронзовом, что дало нам основание предположить, что традиция высекать ямки на камнях не связана с населением, практиковавшим присваивающую форму хозяйства [4, С. 324]. К сожалению, поздний бронзовый век в западной и северной Беларуси изучен слабо, а это важный период для данного исследования.

Так как связи ямковых камней с поселениями неолита пока не было найдено, решено было изучить их связь с городищами железного века, для чего территория Вилейского района и прилегающих окрестностей рассматривалась микрорегионами. Оказалось, что камни с ямками сложно привязать к городищам. В этой связи следует отметить статью о роли подсечного земледелия в раннем железном веке для населения Витебской области [5, С. 35–39]. При нанесении на приведенную в публикации схему (рис. 3) насыщенности территории области городищами раннего железного века известных ныне камней с ямками, оказалось, что они есть там, где городищ нет или почти нет. Подобный результат был получен и для схемы насыщенности городищами территории соседней Литвы.

Рис. 3. Плотность городищ раннего железного века в Витебской области (по В.В. Коляде).
Рис. 3. Плотность городищ раннего железного века в Витебской области (по В.В. Коляде).
 

Полученные результаты вскрыли необходимость изучения связи традиции высекать углубления в камнях с переходным периодом «поздняя бронза – раннее железо». При сравнении приведенной выше физической карты (см. рис. 2) со схемами во втором томе «Археалогii Беларусi» [2, С. 159, 217] стало очевидно, что ареал камней с ямками в Беларуси частично совпадает с ареалом близких между собой археологических культур – штрихованной керамики и днепродвинской. Считается, что происхождение культуры штрихованной керамики связано с процессами, происходящими в бронзовом веке – с проникновением племен культуры шнуровой керамики.

Бронзовый век примерно совпадает со второй половиной суббореала (≈ 1700 – 700 гг. до н.э.), которая была засушливой и теплой1. Археолог А. Медведев выделяет несколько периодов в развитии культуры штрихованной керамики. Первый период (конец 2 тыс. до н.э. – середина 1 тыс. до н.э.) население проживало на неукрепленных поселениях, которые трудно проследить археологически. Уже в это время основными занятиями были земледелие и скотоводство. Сухой климат способствовал развитию подсечного земледелия, особенно на супесчаных почвах. Использовались также пересохшие болота и приозерные участки [6, С. 61–62].

Рис. 4. Фрагмент части «Карты растительности Белорусской ССР» в границах Вилейского района.
Рис. 4. Фрагмент части «Карты растительности Белорусской ССР» в границах Вилейского района.
 

При рассмотрении карты растительности Беларуси [7] видно, что все камни с ямками на Вилейщине лежат на пахотных землях, расположенных на супесчаных почвах из-под сосновых лесов (в древности – сосново-широколиственных) и лишь три камня – на землях из-под смешанных с елью лесов (рис. 4). Это и дает основание связать ямки на камнях с подсечным земледелием и с использованием высохших в тот период болот и приозерных участков. Так, на схеме размещения камней с ямками на территории Вилейского района (рис. 5) видно, что часть их тяготеет к болотам – бывшим палеоозерам – и расположены на пологих склонах вокруг них. Концентрацию же большей части камней севернее Вилейки вероятно можно увязать с имеющимися здесь россыпями кремня, охватывающими территорию от Кузьмичей до Кривого Села и далее до деревни Чижевичи, возле которой раньше местное население копало мел.

Рис. 5. Схема размещения камней с ямками на территории Вилейского района. 1 – камни с ямками, 2 – болота (бывшие палеоозера), 3 – могила шнуровика, 4 – места нахождения каменных зернотерок.
Рис. 5. Схема размещения камней с ямками на территории Вилейского района. 1 – камни с ямками, 2 – болота (бывшие палеоозера), 3 – могила шнуровика, 4 – места нахождения каменных зернотерок.
 

Начало второго периода в развитии культуры штрихованной керамики (от середины 1 тыс. до н.э.) совпало с началом субатлантика – периода влажного и прохладного климата, вызвавшего подъем воды и затопление участков, ранее использовавшихся для земледелия и скотоводства, и человек был вынужден переселяться на более высокие места с пестрым почвенным покровом [6, С. 61–62]. В это время и начался массовый переход с селищ на городища. Однако так как камни с ямками отсутствуют на таких высоких местоположениях, то можно предположить, что к моменту перехода на городища, традиция высекать ямки на камнях угасла. Существовала она, видимо, в период между 1500 и 500 годами до нашей эры и была связана с ранним земледелием.

Примечания редактора текста

1. Это утверждение спорно, так как считается, что климат во время суббореального периода был холоднее и суше по сравнению с предыдущим атлантическим и последующим субатлантическим периодами.

Литература

1. Археалогiя Беларусi: у 4 т. Т.1. Каменны i бронзавы вякi. – Мiнск, 1997. – С. 224–225.

2. Археалогiя Беларусi: у 4 т. Т.2. Жалезны век i ранняе сярэднявечча. – Мiнск, 1999. – С. 159, 217.

3. Зайцев А.П. Бассейн Верхней Вилии – регион сосредоточения древнейших культовых камней / Зайцев А.П. // Трэцiя Тышкевiцкiя чытаннi (г. Вiлейка, 24 лiстапада 2010 г.): матэрыялы чытанняў. – Мiнск, 2010 – с. 36–41.

4. Зайцев А.П. Историческая и мифологическая семантика «ямочных камней» / Зайцев А.П. // Традыцыi i сучасны стан культуры i мастацтва. Матэрыялы Мiжнароднай навукова-практычнай канферэнцыi (28–29 лiстапада 2013 года, г. Мiнск). У двух частках. Частка 2. Мiнск, 2014. – С. 320–327.

5. Коляда В.В. Роль подсечного земледелия в преобразовании ландшафтов Витебской области в раннем железном веке / Коляда В.В. // Географические аспекты рационального природопользования. Минск, 1985. С. 35–39.

6. Медведев А.М. Белорусское Понемонье в раннем железном веке (1 тысячелетие до н.э. – 5 в. н.э.). – Мн., 1996 – С.61–62.

7. Юркевич И.Д., Голод Д.С., Адерихо В.С. Растительность Белоруссии, ее картографирование, охрана и использование. Приложение к книге. Карта растительности Белорусской ССР. Масштаб 1:600000. – Минск, 1979.

8. Tvauri Andres. Eestilohukivid // Tartu ūlikooli archeologia kalineti toimetiseit. 9 Archeoloogilisi uurimusi 1. Toimetanud H.Valk. Tartu, 1997. Lk, 10–47.

9. Vitsiaz, S. Cup-marked stones («star maps») in Belarus / S. Vitsiaz, V. Vinakurau // Cosmic Catastrophies: Coll of Art. (from the Conf. SEAC – 2002, Tartu: Cultural Context from the Archaeastronomical Data and the Echoes of Cosmic Catastrophic Events) ed. M. Koiva, I. Pustolinik, J. Vesik. – Tartu: Estonian Literary Museum, 2005 – S. 207–212.

Рисунки предоставлены автором.

Доклад был прочитан 25 января 2015 года на конференции «Таинственная Беларусь» (Минск).

Смотрите также: Загадка «звездных камней»


Александр Зайцев 10.03.2015
 
Если у вас есть дополнительная информация по этой публикации, пишите нам на ufocom@tut.by Подписывайтесь на наш телеграмм или вайбер каналы, чтобы всегда быть в курсе событий.
 
 
Полтергейст 1899 года в Якутии
НЛО и АЯ 13
Полтергейст 1899 года в Якутии
Три года назад на страницах "Уфоленты" мы уже сообщали об обнаруженном среди фольклорных материалов неординарном случае полтергейста, имевшем место в далеком 1923 году на территории Монголии. Неординарным он кажется не столько за давностью событий, сколько из-за непривычной этноконфессиональной среды, в которой проявил себя этот феномен. На этот раз речь пойдет об еще одном подобном случае, имевшем место в конце XIX века на территории Якутии.

Гостья из другого мира или пятая «Необъяснимая встреча»
Мероприятия 89
Гостья из другого мира или пятая «Необъяснимая встреча»
26 октября 2017 года в уютной гостиной Белый Лофт, что в парке Сокольники в Москве, состоялась пятая "Необъяснимая встреча". На этот раз темой встречи стало такое явление, как шаровая молния. Докладчиком выступил Андрей Чистолинов – научный сотрудник Объединенного Института высоких температур РАН, выпускник МИФИ, областью научных интересов которого является физика низкотемпературной плазмы.