Перунова топонимика

Издревле по всей территории расселения славян можно было встретить названия, связанные с грозным языческим богом-громовержцем – Перуном и его женой Громовицей. Действительно ли некоторые места притягивают молнию сильнее других или же подобные топонимы возникли под действием каких-то иных факторов: в силу наличия там капищ, городищ либо других культовых объектов? А может и то, и другое взаимосвязано? Публикуем результаты наших исследований, которые удалось получить в ходе ряда экспедиций.

Про Змеев камень (Чашницкий р-н), расположенный в Витебской области, рассказывают, что под ним раньше жил змей-портной, который в образе прекрасного барчука летал через Лукомльское озеро к своей возлюбленной из деревни Абузерье. Каждый раз, засыпая, он пр
Про Змеев камень (Чашницкий р-н), расположенный в Витебской области, рассказывают, что под ним раньше жил змей-портной, который в образе прекрасного барчука летал через Лукомльское озеро к своей возлюбленной из деревни Абузерье. Каждый раз, засыпая, он предупреждал её, что коли услышит она гром, то должна тут же его разбудить. Один раз девушка, которой чудовищная личина змея не очень-то и нравилась, не стала его будить, хотя начиналась гроза. Полетел змей искать защиту под своим камнем, но с третьей попытки молния все же поразила его...
 

Как установила языковед Г. У. Орошенкова, для обозначения такого явления природы, как молния, в речи белорусов чаще всего используются слова с корнем «малан», «молн» (ранее – мълънии): маланка, маладня, маланна, молнiя либо слова с корнем – «блиск», «блыс»: блiскавiца, блiскаўка, блыскоцце и т. п.

Слова, которые относятся к одному из этих лексических родов, имеют определенную территорию распространения: слова с корнем «малан», «молн» встречаются в основном на территории Витебской, Могилевской, Гродненской областей, южных и восточных районах Минской, северо-восточных районах Гомельской области. Меньшую территорию занимают слова с корнем «блиск», «блыск»: западные районы Витебской, северные районы Гродненской, юго-западные районы Гомельской и северо-восточные районы Минской области [2].

Дуб, вероятнее всего несущий на себе отметину от удара молнией. Фото сделано в одной из экспедиций Уфокома (2012 год).
Дуб, вероятнее всего несущий на себе отметину от удара молнией. Фото сделано в одной из экспедиций Уфокома (2012 год).
 

На территории Беларуси распространены названия, этимологически связанные с огненной стихией: молнией, грозой, громом, а также языческим богом Перуном, ответственным за эту часть атмосферных явлений. Топонимов, однокоренных со словом «блiскавiца» (также употребляющегося в значении зарница), нами не выявлено [4]. Косвенно с грозовыми явлениями могут быть связаны населенные пункты Хутор Гремяче, Гремяча и др.

1. Названия, предположительно связанные с молнией: д. Моланы, Маланково болото, гора Маланка и др. [8]

Чаще всего, предполагается, что в основе этих топонимов – вовсе не разряды небесного электричества, а женское имя греческого происхождения Меланья [28]. Про гору Маланка (Шумилинский р-н), расположенную в Витебской области, существует легенда о проживавшей там некогда женщине – Маланье. Говорили, что она знала много народных песен, народные обычаи, была очень коммуникабельна, уважаема, и поэтому её имя перешло на название горы, возле которой она проживала1. В то же время нельзя исключать, что часть подобных названий может происходить именно от ударов молнии в определенное место (например, дерево, росшее на этом холме).

Гора Маланка (Шумилинский р-н Витебской области).
Гора Маланка (Шумилинский р-н Витебской области).
 

2. Названия, связанные с громом (грозой): д. Гром, д. Громы, д. Громки, д. Громовичи, д. Громницы, д. Громобой, д. Громовки, ур. Громовица, ур. Громное, ур. Громово, ур. Грамачково, река Громничанка, г. п. Грозово, д. Гроза, д. Грозовок, д. Грозы, и др. [8, 30, 34, 43, 44, 46, 47].

Существует множество вариантов происхождения этих названий, помимо традиционной связи с метеорологическими явлениями. Например, наиболее распространено предположение о том, что корень «гроз» может быть привнесен сюда от личного имени Гроза, зафиксированного в XV в. [17]. Нами также собраны рассказы местных жителей о связи наименований населенных пунктов Грозово и Грозовок (оба в Копыльском р-не) с Иваном Грозным, который якобы проезжал через их села и отдыхал под дубом. Здесь интересно отметить традиционную взаимосвязь дуба с молнией (подробнее о ней будет написано ниже). Интересно, что рядом с г. п. Грозово расположена так называемая Грозовская геофизическая аномалия [5]. Во время экспедиции в Грозово мы собрали сведения2 о довольно частом появлении здесь шаровых молний. Согласно собранным от информантов «Уфокома» сведений3, в Дрогичинском районе Брестской области у г. п. Антополь также имеется место, в котором часто видят шаровые молнии. Правда, местные жители не используют по отношению к подобным участкам каких-то определенных названий.

Заезжал ли Иван Грозный (1530–1584) в Грозовок (основан в XVI веке)? Фото автора.
Заезжал ли Иван Грозный (1530–1584) в Грозовок (основан в XVI веке)? Фото автора.
 

Громовичи (Щучинский р-н) и Громовки (Верхнедвинский район) могут быть производными от фамилий Гром, Громов, Громович [17]. Однако другие авторы говорят о том, что фамилия Грозовский, наоборот, вероятно, образована от названия местности с основой «гроз»: например, Грозовое, Грозы, Грозово и т. п. [20].

Молния зачастую становилась одной из причин возгорания деревянных, крытых соломой хат: ее сильно боялись и всеми силами старались задобрить, отсюда могут происходить названия деревень Громобой и Громки [28]. Впрочем, во время нашей экспедиции удалось установить, что сами жители д. Громобой (Чериковский р-н) связывают свое название с броненосным крейсером «Громобой», стоявшим на вооружении Российского флота и принимавшим участие в Русско-японской и Первой мировой войнах. О том, что в районе деревни могло ранее быть культовое место, может свидетельствовать расположенный неподалеку курганный могильник [8].

Часто информанты прямо указывают на повышенную частоту попаданий «огненных стрел» в такие места. Так, про урочище Громовица (Ганцевичский р-н) рассказывают, что здесь расположен «лес, куда часто ударяет гром», а про урочище Громное (Столинский р-н) говорится, что это – «дубовый лес на горке; в дубы часто ударяет молния» [30]. На севере Украины кроме микротопонима Громница также распространен и другой тип народных самоназваний, так называемые Громовища, в которых якобы когда-то происходило смертельное поражение человека ударом молнии. Согласно местным поверьям, эти места «притягивают» к себе молнии и их огораживают [53]. В Беларуси названий Громовище нами не выявлено, наиболее совпадает по звучанию разве что урочище Громадище (близ д. Новоселки Витебской обл.) [30].

3. Названия, связанные с Перуном: д. Перунов мост, д. Перуново, д. Перновка, гора Перунка, Перунова гора, Перынова Гора, ур. Перуново место, Перуново поле, Перун-камень, Перунов камень и др. [9, 14, 21, 25, 40]

Под дубом (деревом Перуна) на высоких холмах устраивались языческие капища, о чем свидетельствуют летописные источники, упоминания в фольклоре и местная микротопонимика, названия возвышений, этимологически связанных с Перуном [22]. Как пишет П.М. Шпилевский, «эти памятники древнеславянской селитьбы можно встречать чуть ли не на каждом шагу в пределах Минской губернии: […] есть горы Перунова, Волотова, […], и фамилии Перунок, Перунишек, Перунецкий, Волотовский, Волотько [56]».

Чаще всего дубы произрастают в отдалении от других деревьев, на небольших полянах к тому же они возвышаются над другой растительностью, поэтому молния попадает в них чаще [36]. Посвящение дуба Зевсу Додонскому, Тору германскому, Перкуну у литовцев, Перуну у русских и белорусов находится в тесной связи с южнославянским почтением и обычным воздвижением культа Ильи на возвышенных дубравах. На Балканском полуострове во многих местах большинство уединенных холмов называется именем Ильи (некоторые – Перун, Перин) [27].

Легендарный дуб в деревне Грозово (Копыльский р-н), с которым связано возникновение названия этого населенного пункта. В итоге, в 2005 году, дерево все-таки пало жертвой очередной сильной бури. Фото автора.
Легендарный дуб в деревне Грозово (Копыльский р-н), с которым связано возникновение названия этого населенного пункта. В итоге, в 2005 году, дерево все-таки пало жертвой очередной сильной бури. Фото автора.
 

Южнославянские топонимы, в которых отражено имя бога Перуна, по большей части являются названиями лесистых возвышенностей и гор. Известно, что в Киеве и Новгороде идолы Перуна стояли на холмах. В Третьей Новгородской летописи (под 988 годом) сохранилось название возвышенности Перынь, посвященной Богу Перуну: «…и требища разори и Перуна посече, что в великом Новеграде стоялъ на Перыни». Очевидно, что имя бога и топоним являются однокоренными словами. Существование древнего святилища Бога Перуна подтверждается археологическими раскопками, предпринятыми в середине ХХ века В. В. Седовым. В нескольких километрах под Новгородом в урочище Перынь им была обнаружена круглая площадка с ямой от столба в центре. Вокруг площадки имелся ров с восемью расширениями, которые, по мнению ученых, служили кострищами для возжигания огня. Литовский Перкунас, по преданию, тоже жил на высокой неприступной горе, которая так и называлась Перкун гора [27]. Еще в середине XX века писалось о том, что вблизи г. Свенцяны (лит. Швянчёнис) находится гора Перкунаса, которую и сейчас почитают и белорусы и литовцы [57]. О выделенности Бога Перуна среди других богов свидетельствует и история об уничтожении идолов Владимирова пантеона в Киеве в 988 году после принятия князем и его дружиной христианства. В отличие от изваяний других богов деревянное изображение Перуна не было сожжено; его было приказано сбросить в Днепр, поплыв по которому оно остановилось на мели, долгое время спустя называемой Перуновой [27].

На одном из киевских холмов идол Перуна стоял еще во времена князя Игоря. Вот как об этом сообщено в летописи под 945 годом: «На следующий день призвал Игорь послов и пришел на холм, где стоял Бог Перун, положил оружие свое и щиты, и золото». На рисунке и
На одном из киевских холмов идол Перуна стоял еще во времена князя Игоря. Вот как об этом сообщено в летописи под 945 годом: «На следующий день призвал Игорь послов и пришел на холм, где стоял Бог Перун, положил оружие свое и щиты, и золото». На рисунке из летописи: Игорь с язычниками идет к идолу Перуна, а христиане – к церкви Святого Ильи.
 

По мнению Л.В. Дучиц, происхождение перуновых топонимов тянется нитью в языческие времена и позволяет в некоторых из них находить места древних капищ. Например, городище в г. п. Свирь известно как Капище Перуна, капище также обнаружено и на упоминавшейся уже выше Перуновой горе возле Несвижа [12]. Мольбища, посвященные Перуну в нашей стране, по преданию, проходили на Туровой Горе в г. Турове и на Черной Горе возле деревни Некасецк в Мядельском районе [16]. Перуновыми цветками назывались места в виде восьмилепестковой пентаграммы возле капищ с идолами Перуна. Они выявлены и на территории Беларуси [39]. Недалеко от Рогачева, около деревни Ходасавичи, на берегу озера Святое, археологи нашли следы капища, которое существовало здесь в конце X и начале XI в. В его центре когда-то стоял идол, а поблизости нашли ямки от идолов меньшего размера. Археологи решили, что главным божеством этого капища был Перун. Есть сведения, что недалеко от Полоцка за рекой Полотой, недалеко от озера Воловое, было капище Перуна и Бабы-яги. Примечательно, что память о Перуне на территории Беларуси, его имя, боязнь перед ним, сохранялись до самого последнего времени [51].

Как пишет Э. Зайковский, именно с белорусским памятником археологии Городище (д. Верховляны, Берестовицкий р-н) связано поверье о так называемом Перуновом поле, которое находится в километре на юго-восток от него, в долине. Говорят, что если во время грозы на этом поле окажется человек, то в него обязательно ударит молния. Не является ли это отголоском того, что святилище когда-то посвящалось Перуну? [21]. И не связь ли это с культом украинских Громовищ?

Про Перунову гору в Несвижском районе существует предание, что на ней ранее стоял княжеский замок, который сгорел от удара молнии [12]. В Лепельском р-не близ теперешнего агрогородка Большой Полсвиж издревле находился камень-следовик. Легенда о нем гласит, что в этом месте, когда в жаркий день под ногами плавились даже земля и камни, шла Ева с кошкой и собачкой. Так на камне и остались следы – женской ноги 34-го размера, а также кошачья и собачья лапки. А гору, расположенную рядом с камнем в Полсвиже, испокон веков называли Перуновой. Хозяин местной агроусадьбы недавно установил рядом с этим камнем и горой деревянную скульптуру Перуна [19].

Камень-следовик рядом с Перуновой горой в Лепельском районе.
Камень-следовик рядом с Перуновой горой в Лепельском районе.
 

На острове Освейского озера (Верхнедвинский р-н) есть гора Перунка, или, как ее еще называют, Пирунова Гора или же Лемешовка. Название в народе объясняется тем, что «сюда всегда бьют громы» [14, 16]. Говорят, будто давным-давно жила на горе волшебница Княгиня, которая на Купалье перекидывалась огромными бревнами со своей знакомой волотовкой (великаншей) Доротой. Она жила на горе, название которой стало производным от ее имени – Доротина (расположена возле деревни Кончаны в том же районе). Перунова, или Перынова гора есть в лесу между деревнями Ковгары Осиповичского и Буда Стародорожского районов, а Перуновы Горки – около деревень Шчурок и Вензовщина в Щучинском районе и в других местах [16].

Про населенный пункт Перунов мост (Червенский район) существует несколько преданий. Согласно самому распространенному, жители построили на месте старой кладки мост, но вскоре тот сгорел от удара молнии. Через несколько дней люди построили новый мост, только и он занялся от небесного огня. Уже на следующий год селяне снова сделали мост и только на этот раз Перун, удивленный настойчивостью людей, отстал [36]. Согласно другой версии, мост через болото построил не то немец, не то француз по прозвищу Пюры. Смотрителем моста был человек всегда из одной деревни, которая впоследствии от этого и получила свое название [40]. Как полагает З.И. Дудюк, связь с мостом также интересна, так как «мост в представлении наших предков был отрезком пути на тот свет, который должен преодолевать каждый умерший» [11].

Про Перунов камень (Вороновский р-н) местные жители рассказывают, что три больших углубления на нем сделал Перун («Перун ударил в камень и оставил эти знаки») [24]. Во время экспедиции исследовательского клуба «Иное измерение» удалось найти местного жителя, который рассказал, что в камень действительно бьют молнии. Он показал на трещину и несколько неглубоких борозд, которые, по его мнению, и являются следами от ее попадания в камень [1]. Перун-камнем (или просто камень Перун) называют также валун «со шрамами» близ д. Расходно Сенненского района [11], который лежит в урочище Севцы на вершине гряды. Аналогичное название носит и камень у деревни Дубки того же района.

Перунов камень у д. Товкини (фото В. Акулова).
Перунов камень у д. Товкини (фото В. Акулова).
 

В.А. Жучкевич причисляет топоним Грамницы и другие типологически подобные ему обозначения белорусских громовых мест к особому классу: названиям культового происхождения [18]. А. М. Сазыкин, А. А. Глушко выделяют отдельную категорию метеотопонимов или обозначений, отражающих климатические и метеорологические особенности той или иной местности, в частности сюда они относят наименования ручьев Грозовой и Грозовый [50].

С нашей точки зрения, названия громовых мест могли переноситься от культовых объектов, которые были так или иначе связаны с небесной стихией, на местность. Так, М. Мелешка указывает, что камень со знаком, похожим на след человека, лежит на полдороги из Слуцка в местечко Грозово. Этот след будто бы остался от св. Николая, который шел в ближайшую церковь показывать чудеса [33]. В д. Громницы экспедицией «Уфокома» зафиксировано предание об урочище Город, где якобы находился ранее город, за грехи его жителей провалившийся под землю. Гром, гроза и молния часто карают чертей, панов, грешных людей, которые добровольно связались с нечистой силой или работали во время церковных праздников. Семантика молнии как оружия кары совпадает как в христианской, так и языческой интерпретации событий [54].

В белорусских легендах и преданиях (прежде всего топонимических), а также во многих поверьях гром и молния выступают в качестве орудия возмездия Перуна («Степан и Вильяна» и др.) [54, 55]. Народная память оставила в названиях многих урочищ «реальность» споров сурового бога с нечистой силой, чертями и т. д. Можно сопоставить топонимы типа «река Перуна», «озеро Перуна», «дуб Перуна», «дубрава Перуна», «камень Перуна», с одной стороны, и «болота черта», «Чертово болото», «урочище Черта», «Чертов камень» с другого [36]. По мнению многих ученых, черт является аналогом древнего бога Велеса, который всегда, согласно белорусской мифологии, был покровителем иного мира, отвечал за скот, богатство и благополучие предков, и поэтому был антагонистом бога-громовержца [16].

Бесчинства панов или князей часто заканчиваются для них трагически. В таких легендах, как «Про князя Слуцкого и его замок на Князь-озере», «Перунова гора» и других, замок, дворец или целый город распоясавшихся господ проваливался в воды озера, а все это сопровождалось вспышками молний. Иной раз под раскаты грома гибнет от безысходного одиночества и грусти сама княжна («Новосадское городище») [25, 40, 54]. Может быть и так, что название «Князь-озеро» здесь тоже не случайно. В Беларуси есть несколько Князь-камней, которые лежат на вершинах гор. По крайней мере один из них, находящийся в Борисовском районе, также связывается с Перуном.

Курган в районе д. Громобой. Фото автора.
Курган в районе д. Громобой. Фото автора.
 

В белорусских легендах также крайне распространен сюжет о двух молодых парнях, которые были влюблены в одну прекрасную девушку. Парни настаивали на том, чтобы она выбрала кого-то одного, после чего девушка устраивает соревнование, например, кто быстрее прибежит до определенного объекта. Когда оба прибегают одновременно, то ударяет Перун и убивает всех троих, после чего они каменеют и остаются стоять на этом месте (предание «Откуда Копыль» и др.) [12, 25]. Человек каменеет от удара грома также в предании «Три камня» [24, 55].

Лунковый валун рядом с горой Маланка в Шумилинском районе Витебской области (фото Анатолия Бычковского). Появление лунок на камнях близ д. Мишуты и Доброневичи Вилейского района местные жители также объясняют ударами в них молнии.
Лунковый валун рядом с горой Маланка в Шумилинском районе Витебской области (фото Анатолия Бычковского). Появление лунок на камнях близ д. Мишуты и Доброневичи Вилейского района местные жители также объясняют ударами в них молнии.
 

Еще одно предание связано с крупнейшим ледниковым валуном Вилейщины – Гомсиным камнем. Рассказывали, что в д. Куренец на месте камня когда-то был дом сапожника Гомсина (Комсина): «Он ни во что не верил, не ходил в церковь и не обращал внимания ни на какие праздники. И вот на Пасху, когда все люди пошли в церковь, сапожник решил в этот день вместо одной пары сапог сшить две. Посмеиваясь с односельчан, он взялся за работу. Когда люди возвращались из церкви, Гомсин все еще работал. Но когда односельчане приблизились к дому сапожника, на чистом голубом небе вдруг появилась туча, хлынул дождь, в тот же самый момент загремел Перун и молния ударила в саму избу. Пораженные и испуганные люди попадали на колени и прикрыли глаза руками. Когда все стихло и люди решились открыть глаза, то вместо дома они увидели огромный камень, будто никогда и не стояло ничего другого на том месте. Многие из крестьян и до сих пор уверены, что, когда прислонишься к камню, то услышишь крик петуха (птицы также связанной с Перуном) и удары молоточка. Еще они утверждают, что чуть ли не каждое лето в камень бьет гром» [14, 15, 24]. Последнее может свидетельствовать о том, что ранее это мог быть один из вышеупомянутых Перуновых камней. А про Степ-камень из д. Красники Докшицкого района рассказывают, что он раньше был намного выше, и у него даже можно было различить ножки. А вот голову ему «отбил Перун».

Гомсин камень (Вилейский р-н).
Гомсин камень (Вилейский р-н).
 

Похожие легенды встречаются и про так называемые каменные кресты, которых много в Беларуси. Каменный крест в Купятичах (Пинский р-н) стоял рядом с надгробным камнем. Надпись на нем гласила: «...ПРЕСТАВИЛСЯ РАБ БОЖИЙ КИРИЛЛ СЕМЕН ТЕРЛЕЦКИЙ... ЕПИСКОП ПИНСКИЙ И ТУРОВСКИЙ, А ПОЛОЖЕН БЫЛ ЗДЕСЬ... ЛЕТА БОЖИЯ... МЕСЯЦА МАЯ...». Известно, что Терлецкий был неистовым поклонником унии. Сохранилось поверье, согласно которому молния сотни раз била в этот крест за то, что покойный при жизни клеймил православную веру [13].

Божья кара настигает не только за поборничество веры или работу в христианские праздники (например, в Великдень), но даже и без особых на то причин. В легенде «Сон в руку» одной девушке было виденье во сне, что в этот день она умрет из-за попадания молнии. Она пошла исповедоваться в костел, но ксендз сказал, что все это глупости и снам нельзя верить, да и погода стоит чудесная. Но внезапно откуда-то появилась небольшая тучка и повисла над девушкой. Священник вынес стол с иконами и приказал девушке читать молитвы, которые он предложил ей от этого происшествия. Так та и сделала. Небо еще больше нахмурилось, почернело... заблестела молния, грянул дождь. Девушка со священником не бросали молитвы. Перун еще сильнее стал бить, стрелять. Святой отец тогда уже сам увидел, что дело плохо и понял, что не в его силах одолеть эту непогоду да и сказал девушке: «Сдайся, девка, на волю Божью!». Тогда она и перекрестилась в последний раз, закончив свои молитвы. Над незадачливой девушкой еще сильнее заблестела молния, совершив свою поставленную цель…4 [38].

Возле деревень Каменое и Низок на Узденьщине лежит расколотый надвое камень. По легенде, раньше на нем танцевали селяне, пока его не расколола молния – «Перун разбил». Две половинки камня называются «чертовыми». Вот, оказывается, почему за ними охотился б
Возле деревень Каменое и Низок на Узденьщине лежит расколотый надвое камень. По легенде, раньше на нем танцевали селяне, пока его не расколола молния – «Перун разбил». Две половинки камня называются «чертовыми». Вот, оказывается, почему за ними охотился бог-громовержец [15].
 

Культ расколотых камней широко распространен в мире, фиксируется он у индейцев Северной Америки (где известны Гром-камни – thunder stones), в Лапландии (расколотые почитаемые сейды), на Британских островах (камень Молящиеся руки Мэри) [29, 41]. С одним из таких камней в Латвии, валуном Капседе, связана легенда о том, что этот камень черт похитил при строительстве замка Перкунаса (балтский аналог Перуна) и бог-громовник поразил молнией черта вместе с его добычей [41]. Камни, с которыми связаны сюжеты о попадании в них молнии (или «грозы»), встречаются и в России. У д. Антипово Псковской области находится Громовый камень, «названный так потому, что в него ударил гром». Знаменитый Гром-камень, находящийся ныне под Медным всадником, называется так «потому, что громом, как сказывают жители Лахты, отбит у него один угол». В Милославском р-не Рязанской области зафиксирована легенда о том, как некая женщина спасалась от преследования мужчины; она была спрятана пастухом, и удар молнии превратил всю группу в «синие» камни (см. выше аналогичные белорусские легенды) [7]. В книге «Удомельские легенды и предания» также читаем: «За Сельцом Карельским, на просеке у края леса, лежит огромный валун, называемый Христов камень. По преданию, в него ударила молния и оставила на нём трещины в виде креста. Пастухи издавна кладут на него убитых ими змей, веря, что это обезопасит стадо от укусов гадюк. Кто идёт в лес по грибы или ягоды, тот обязательно кладёт на камень дар – горбушку хлеба, а возвращаясь из леса, насыпает горсть ягод или кладёт на него гриб» [52]. Камень Укко-киви (Петровский камень), расположенный в Ломоносовском районе Ленинградской области, можно тоже причислить к Перун-камням. И вот почему: Укко – древний бог-громовик финно-угорского пантеона, аналог славянского Перуна. Вероятно, что это название камня является отголоском преданий об этом валуне как о Гром-камне, то есть Камне, расколотом «ударом грома». В окрестностях Петербурга известен и еще один гром-камень – крупный расколотый Валун на берегу залива в Ольгино. Другое название ольгинского гром-камня – Рантакиви (Береговой Валун). Камням, пораженным громом, часто приписывались волшебные свойства [41].

Найденные во время земляных работ каменные топоры, кремневые наконечники стрел, окаменелости белемниты и ряд других предметов вызывали у наших предков-белорусов суеверный страх, считались «громовыми стрелами» в том числе и потому что, по представлениям древних, «маланка» рождается из камня [10, 55].

На то, что в некоторые камни действительно бьет молния, указывают уже современные записи. А. Викторов рассказал в «Российской газете» о странном камне острова Спас-Каменный. Он пишет: «Зато могут гордиться Плигины собственноручно поставленной банькой, которая топится как в древние времена – по-черному. С этой баней связана почти мистическая история. Рядом валялся большой черный камень. И как ни гроза – всегда молния ударяла в этот камень. А однажды «срикошетило» в баню – загорелась. Еле потушили. После чего камень скатили в воду – от греха подальше... [6]. «Не языческого ли божка Плигины скинули в озеро?», – задается вопросом писатель В. Дементьев? [9]. Может именно такие камни с повышенным содержанием железа и называли впоследствии Перуновыми? А что, если это иногда на самом деле были метеориты?

В этой связи стоит вспомнить интересную белорусскую легенду «Небесный уж», связанную с д. Перуново (Лунинецкий р-н) Брестской области: «Когда-то, давным-давно, когда еще у нас вокруг все было во власти непроходимых лесов, а среди них, как и сейчас, высились мощные, толщенные дубы, случилось одно происшествие. Среди темной, хоть глаз выколоть ночи, все небо осветив необычайным огнем, летел длиннющий, все поглощающий и громко стреляющий небесный уж. Люди попросыпались от такого чуда, падали на землю и отдавались на произвол судьбы, так как та гадюка не падала, а все летела и летела дальше, разбрызгивая вокруг ясные искры – падающие звездочки и выбирая себе желаемую жертву. Наконец земля вздрогнула от страшного удара и задрожала, словно трясясь от страха, еще некоторое время. Все подозревали, что, наконец, все же небесный уж упал. Пару дней вообще боялись приближаться к тому месту, где это случилось. Только потом посмели наиболее смелые приблизиться. И что же вы думаете они там увидели? Лежал такой камень здоровенный, словно вот целая хижина немалых размеров. Вокруг нее все до основания выгорело, а земля была горячая, как печь. Ложись себе да грейся [37]».

В преданиях «Заклятая речка возле Копыля», «От чего высохла речка», «Как возникло Люцинское озеро» и других причины появления или исчезновения тех или иных водных объектов связаны с гневом ведьм. Предшествовать этому может гроза либо буря с громом и молнией, которые являются инструментом воздаяния заслуженной кары прислужницам дьявола [25, 54]. То же самое можно сказать и о святых криницах или родниках, которые в некоторых областях Беларуси называют «громовыми» источниками, так как образовались они, по поверьям, от ударов молнии [48]. Об оплавленной «дырке» в земле написал в газету «Труд» житель Воронежа Г. Серов: «Молнии лупят туда во время каждой грозы. Почему? Может правду старики говорят, что это подземный источник ищет выход? На Руси, по преданиям, испокон веков в таких местах рыли колодцы» [53].

Легенды об ударе молнии (в частности, о происхождении от удара молнии источника) могут указывать на существование здесь святилища, посвященного небесным богам. Часто эти места носят «громные» названия: Громово, Гремячее, Перуново [26]. В наше время трансформацией данного сюжета являются рассказы о падении метеорита, например, о том, что то или иное озеро (источник) возникло от удара метеорита о землю.

С самым крупным валуном Слонимщины связано предание о пане Пусловском, который однажды возвращался в свое имение Альбертин. В дороге его застала гроза и Пусловский спрятался под большой камень, стоящий неподалеку. И как раз в это время в валун ударила мол
С самым крупным валуном Слонимщины связано предание о пане Пусловском, который однажды возвращался в свое имение Альбертин. В дороге его застала гроза и Пусловский спрятался под большой камень, стоящий неподалеку. И как раз в это время в валун ударила молния и расколола его надвое…
 

Кроме легендарных, есть и вполне научные объяснения «любви» молнии к определённым местам. Большой знаток башкирского края профессор Г. В. Вахрушев изучал известняковые массивы по реке Белой. Почему-то одну из скал этого массива местные башкиры называли «Йэшен аткан», что означает «Сразила молния». И верно: эта скала гораздо ниже окружающих ее сестер. В чем дело? Профессор произвел тщательное исследование данной местности. Оказалось, что известняковый массив в давнюю геологическую эпоху подвергся интенсивному сжатию, благодаря чему образовались крутопадающие слои вертикального направления. В отдельных местах в его трещины внедрялись обогащенные минералами железа горные породы. Эти ожелезненные породы постоянно притягивали к себе электрические заряды грозовой молнии [32]. Существуют скрытые водные источники или залежи металла, которые характеризуются пониженным электрическим сопротивлением, и такие места иногда называют «гнездо молний», потому что здесь грозовые разряды бьют с завидным постоянством [49]. Существуют легенды о грабителях скифских курганов, «которые во время грозы выбирали холм, куда чаще били молнии, и рыли в земле ход вдоль обожженного канала, пока он точно не выводил их на золото. Бывали случаи, что в таких местах находили зарытые на небольшой глубине клады» [53].

Кстати, в тех же белорусских легендах про заколдованные клады их появление сопровождается как раз молниями, например, в быличке «Заклятая могила великана»: «…Внезапно молния осветила горку, и видят: стоит огромный богатырь в железном панцире и держит острый меч над их головами. Тревога проняла их сердца, громовые раскаты сотрясли землю и богатырь промолвил: «Никчемные! Золоту и серебру продали все чувства ваши, только с богатством связали все ваши надежды, не почли прах волата (великана), который с достоинством окончил тут свой земной путь. Загремело в облаках и богатырь исчез… При свете молнии снова увидели перед собой засыпанную песком яму, и почудилось им, что на том месте земля была нетронута» [35].

Грозово (Копыльский р-н). Фото автора.
Грозово (Копыльский р-н). Фото автора.
 

Молния все еще остается загадкой не только для физиков – фольклористы, историки и археологи тоже еще многого не знают о подоплеке возникновения «молниевых» названий. Сможем ли мы выяснить, какой след она прочертила на географических картах мира? На сегодня известно, что призрачные отблески далеких зарниц и летящих по небу «огненных змеев» породили немало наименований населенных пунктов, урочищ, возвышенностей, болот и т. д. А ведь и вправду считалось, что во вспышках молнии можно было увидеть настоящее привидение: «Пры маланке здаюцца прызракi»5. Только вот эти призраки теперь стали вполне реальными.

Примечания

1. Записано от Бычкова Анатолия Леонидовича (1952 г.р.).

2. Записано от Васюченко Николая Ивановича (1955 г.р.).

3. Записано от Филиппович Екатерины.

4. Записано от Руцкой Янины Яновны (1928 г.р.) в деревне Коломыцкие Вороновского р-на.

5. «Во время молнии показываются призраки». Записано от Самойловой Анны Дмитриевны (1923 г.р), д. Новоселки Рогачевского района [38].

Литература

1. Акулов В., Позняк Е. К вопросу изучения культовых камней на территории Беларуси // Уфоком [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.ufo-com.net/publications/art-6976-k-voprosu-ob-izuchenii-kultovyh-kamney.html. 10.12.2013.

2. Арашонкава А. У. Дыялектныя назвы маланкi // Працы iнстытута мовазнаўства АН БССР. Вып. VII. Мiнск: Выдавецтва Акадэмii навук БССР, 1960. С. 126–129.

3. Беларуская міфалогія: дапам. для студэнтаў філал. спецыяльнасцей ВНУ / Уклад. У.А.Васілевіч. – Мiнск: Выд. рэсп. унітар. прадпрыемства Універсітэцкае, 2001. 208 с.

4. Блiскавiца // Русско-белорусский словарь. М., 1953. С. 263.

5. В Беларуси запланированные на 9 месяцев геологические задания выполнены в полном объеме // Официальный портал Гомельского облисполкома. [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.gomel-region.by/ru/bottom_menu/news/economics?ns_id=4343. 26.10.2005.

6. Викторов А. Робинзон Александр Плигин // Российская газета. 18.10.2001.

7. Виноградов В. В., Громов Д. В. Представления о камнях-валунах в традиционной культуре русских // Этнографическое обозрение. 2006. № 6. С. 125–143.

8. Геаграфічна-статыстычны слоўнік Магілёўскай вобласці: Т. 1–3 / Міністэрства адукацыі Рэспублікі Беларусь, Установа адукацыі «Магілёўскі дзяржаўны ўніверсітэт імя А. А. Куляшова». Магілёў: МДУ, 2013. 252 с.

9. Дементьев В.В. Свет малой родины. Отчина и дедина / Вадим Дементьев. М.: Вече, 2008. 528 с.

10. Довнар-Запольская Е. Небесный огонь // Советская Белоруссия. №134 (24517). Пятница 18 июля 2014 года. С. 22.

11. Дудзюк З.I. Вяртанне забытага мiфа / З.I. Дудзюк. Мiнск: Беларусь, 2013. С. 20.

12. Дучыц Л.У. Археалагiчныя помнiкi у назвах, вераваннях I паданнях беларусаў. Мн: Навука i тэнiка, 1993. С. 6, 18–19.

13. Дучыц Л. Каменныя крыжы // З глыбі вякоў. Наш край. Мiнск, 1997. C. 31–46.

14. Дучыц Л., Клімковіч І. Сакральная геаграфія Беларусі. М.: Лiтаратура i мастацтва, 2011. С. 51.

15. Дучыц Л., Клімковіч І. Таямнічымі дарогамі Уздзеншыны // Маладосць. №4. 2004. С. 138.

16. Дучыц Л., Клімковіч І. Узгоркі, апетыя ў міфах і паданнях // Полымя. №10. 2010. С. 177–188.

17. Жучкевич В.А. Краткий топонимический словарь Белоруссии. Мн: Из-во БГУ им. В.И. Ленина, 1974. С. 87.

18. Жучкевич В.А. Общая топонимика. Минск: Вышэйш. шк., 1980. С. 217.

19. Закржевский Г. В Лепельском районе появился Перун // Ежедневник [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.region.ej.by/vitebsk/2012/11/20/v_lepel_skom_rayone_ustanovili_statuyu_peruna.html. 20 ноября 2012 года.

20. Значение фамилии Грозовский [Электронный ресурс] Код доступа: http://nominic.ru/фамилия/грозовский.

21. Зайковский Эдвард. О чём говорят камни... // Деды № 9, 2012. С. 202–208.

22. Зянкович С.В. Пярун // Народная культура Беларусi / Пад. агул. рэд. В.С. Цiтова. Мiнск.: Беларуская энцыклапедыя, 2002. С. 309–310.

23. Клімковіч І. Таямніцы каменных валуноў // Полымя № 10, 2007. С. 190–197.

24. Культавыя i гiстарычныя валуны Беларусi / А. К. Карабанаў [i iнш.] ; Нац. акад. навук Беларусi, Iнстытут прыродакарыстання. Мiнск: Беларус. навука, 2011. 235 с.

25. Легенды i паданнi / Склад М.Я. Грынблат, А.I. Гурскi. Мiнск, 2005. 552 с.

26. Липкин А. Сказы древней земли. Свидетельство о публикации №211090601263 [Электронный ресурс] Код доступа: http://www.proza.ru/2011/09/06/1263.

27. Мадлевская Е. Л., Эриашвили Н. Д., Павловский В. П. Русская мифология. Энциклопедия. М.: Эксмо, МИДГАРД, 2007. С. 19.

28. Матвеев В. Был ли пожар в Пожарище? // Рэспублика. № 20 (4443). 01 февраля 2008.

29. Мизин В. Сейд, каменная легенда Лапландии. СПб., 2007. 161 с.

30. Мікратапанімія Беларусі. Матэрыялы / пад рэд. М.В. Бірыла і Ю.Ф. Мацкевіч. Мiнск: Навука і тэхніка, 1974. С. 63–64.

31. Міфалагічныя ўяўленні беларусаў / [укладальнік В. С. Новак]. Мінск: Права і эканоміка, 2010. 533 с.

32. Муратов М. Имена на карте // Бельские просторы. №11. 2002.

33. Мялешка М. Камень у вераньнях i паданнях беларуса. Мiнск., 1929. С. 22.

34. Назвы населеных пунктаў Рэспублiкi Беларусь. Мiнская вобласць. Нармат. давед. / І.А.Гапоненка, І.Л.Капылоў, В.П.Лемцюгова і інш.; Пад агул. рэд. В.П.Лемцюговай. Мiнск: Тэхналогія, 2003. 604 с.

35. Народная проза. Кн. 4 / К.П. Кабашнікаў, А.С. Фядосік, А.В. Цітавец. Мiнск: Беларус. навука, 2002. 516 с.

36. Ненадавец А.М. Нарысы беларускай мiфалогii / А.М. Ненадавец. Мiнск: Беларус. Навука, 2013. 535 с.

37. Ненадавец А.М. Чароўныя змеi / А.М. Ненадавец. Бабруйск, 2007. 190 с.

38. Новак В.С. Мiфалагiчныя ўяўленнi беларусаў. Мн.: Права i эканомiка, 2010. 538 с.

39. Перунова кветка // Беларуски фальклор. Энцыклапедыя. Т. 2. Л-Я. Мiнск: Беларус. навука, 2006. С. 330.

40. Перуноў мост // Бяздоннае багацце: легенды, паданні, сказы / Склад. А. І. Гурскі. Мiнск: Маст. літ., 1990. С. 171–172.

41. Платов А. В. Мегалиты русской равнины / А. В. Платов. Москва: Вече, 2009. 286 с.

42. Рапановiч Я.Н. Слоўнiк назваў населеных пунктаў Брэсцкай вобласцi Мн.: Навука и тэхнiка, 1980. 176 с.

43. Рапановiч Я.Н. Слоўнiк назваў населеных пунктаў Вiцебскай вобласцi Мн.: Навука и тэхнiка, 1977. 504 с.

44. Рапановiч Я.Н. Слоўнiк назваў населеных пунктаў Гомельскай вобласцi Мн.: Навука и тэхнiка, 1977. 240 с.

45. Рапановiч Я.Н. Слоўнiк назваў населеных пунктаў Гродзенскай вобласцi Мн.: Навука и тэхнiка, 1977. 319 с.

46. Рапановiч Я.Н. Слоўнiк назваў населеных пунктаў Магiлеўскай вобласцi Мн.: Навука и тэхнiка, 1977. 240 с.

47. Рапановiч Я.Н. Слоўнiк назваў населеных пунктаў Мiнскай вобласцi Мн.: Навука и тэхнiка, 1980. 360 с.

48. Рогалев, А. Ф. Скрытый смысл географических названий, легенд и преданий (на материале Беларуси) / А. Ф. Рогалев. Гомель: Барк, 2012. С. 34.

49. Сафронова Е. Конь-камень. Лошадиное копытце // Быть добру. №1 (37). 2009.

50. Сазыкин А.М., Глушко А.А. К вопросу о классификации топонимов Приморского края // Краеведение в Приморском крае: материалы научно-практической конференции, 2 апреля 2012 года. Уссурийск, 2012. С. 101-110.

51. Тарасаў К. І. Памяць пра легенды: Постаці беларускай мінуўшчыны. Мiнск: Полымя, 1994. 270 с.

52. Удомельские легенды и предания / сост. Намзин А. Удомля, 2011. С. 22.

53. Чернобров В.А. Громовище (Громница) // Энциклопедия загадочных мест мира. М.: Вече, 2004. 480 с.

54. Шваба Г. Атмасферныя з'явы (навальніца, гром, маланка) ў беларускіх легендах і паданнях: функцыя і семантыка / Г. Шваба // Фалькларыстычныя даследаванні: Кантэкст. Тыпалогія. Сувязі – Вып. 5 / пад навуковай рэдакцыяй Р. М. Кавалёвай, В. В. Прыемка. – Мінск, 2004. С. 140–145.

55. Шваба Г. Мiфалагiчныя ўяўленнi беларусаў пра атмасферныя з’явы прыроды / Г. Шваба // Роднае слова. №1, 2012. С.88–91.

56. Шпилевский П.М. Путешествие по Полесью и Белорусскому краю. Минск: «Беларусь», 2004. С. 106.

57. Юрка Вiцьбiч. Плыве з-пад Сьвятое Гары Нёман. Мiнск: Мастацкая лiтаратура, 1995. С. 69.

Перевод белорусскоязычных источников выполнен автором.


Илья Бутов 29.01.2015
 
 
Вторая "Необъяснимая встреча"
Мероприятия 17
Вторая "Необъяснимая встреча"
14 июня в "Белом лофте", расположенном в московском парке Сокольники, прошла вторая по счету "Необъяснимая встреча" или, говоря простым языком, общение в неформальной обстановке на заранее обговоренную с гостями "таинственную" тему. На этот раз  спикерами были координатор Проекта "Уфоком" Илья Бутов и руководитель "НОЗП" Георгий Федоровский и обсуждали они такое явление, как полтергейст.
О грустном...
НЛО и АЯ 30
О грустном...
Ранним утром 18 мая 2017 года после тяжелой продолжительной болезни в возрасте 51 год ушел из жизни Вадим Александрович Чернобров – бессменный на протяжении 20 лет руководитель и идейный вдохновитель общественного объединения "Космопоиск", которое давно уже, благодаря его усилиям, переросло в международное движение. Это скорбное известие оказалось абсолютно неожиданным для многочисленных членов объединения.