Борисовы камни

Представители российского исследовательского клуба «Иное измерение» не первый раз посещают Беларусь. Они исследовали аномалии Гольшанского замка, выясняли локализацию языческого капища в Минске, искали почитаемые валуны в Гродненской области, каждый раз подмечая то, что отечественные поисковики «замыленным» глазом не замечали. Сегодня мы представляем читателям нашего сайта материал, посвященный знаменитым Борисовым камням.

Этой зимой группа «Иное измерение» посетила уникальный исторический памятник, расположенный у Софийского собора в Полоцке: речь идет об одном из Борисовых камней. Эти камни представляют собой довольно внушительные (до нескольких метров в высоту) валуны с выбитыми на них крестами и различными надписями. На большинстве камней можно прочесть то ли заклинание, то ли просьбу-обращение: «Господи, помози рабу своему Борису». Название «Борисовы» исследователи связывают с полоцким князем Борисом Всеславовичем, правившим в XII веке. Пять из этих посланцев далекого прошлого были найдены в русле Западной Двины или в ближайших окрестностях. В настоящее время, на основании интернет-публикаций, известно, что из 8 камней на своих более или менее природных местах находятся только три камня, остальные вывезены в музеи крупных городов (например, в Минск и Москву) или уничтожены. Один из валунов находится у Софийского собора в Полоцке, один в музее Коломенское в Москве, один у села Друя (Витебская область) и ещё один у д. Каменно (Минская область). Однако точное количество камней и причина появления столь необычных памятников христианизации на территории Беларуси до сих пор неизвестна. У исследователей имеются различные версии по этому поводу.

Как уже упоминалось, считается, что большинство крестов на валунах высечено по приказу полоцкого князя Бориса Всеславовича (княжил с конца 1127 по начало 1129). В одном случае назван сын князя Бориса Василий-Рогволод и поставлена дата (7 мая 1171); известны также кресты с надписями неких Сулибора и Воротиши («Сулиборьхрьст» и «Воротишинхрьст»). Формула надписи для выражения благочестия князя является стандартной и повторяется как на печатях, монетах, так и в памятных знаках (например, надписях на стенах храмов). Конкретные функции этих надписей не до конца ясны. Возможно, они высекались в голодные годы в надежде на помощь Божию (по летописным данным известно, что в 1128 году в Полоцком княжестве свирепствовал голод, вызванный неурожаем) [5].

Согласно другим мнениям, огромные валуны в дохристианский период использовались язычниками для обрядов – к ним приносили дары, оставляли им жертвы. С целью борьбы с пережитками язычества князь Борис мог приказать «переоборудовать» языческие святыни в христианские. Обращение-заклинание «Господи, помози рабу своему…» пришло на славянские земли из Византии и было распространено на Руси [5].

Борисовы камни. Рисунок из дореволюционной книги.
Борисовы камни. Рисунок из дореволюционной книги.
 

Высказывались также мнения, что Борисовы камни связаны каким-то образом с судоходством, торговыми путями. Кто-то видел в них памятные знаки князя, пограничные отметки или путевые знаки [9]. Существовала также версия, что таким образом Борис и его дружина просили Божьей помощи во время военных походов на балтов [5].

№ 1. Камень около деревни Падкасцельцы в окрестностях Полоцка

Это валун розовато-красного цвета размером 3,5 х 2, 6 х 2,25 м, который в народе прозвали не иначе как Борис-Глеб или коротко – Борис. На нем высечены четырехконечный крест и надпись: "Иисус Христос. Господи помози рабу своему Борису".

Прорисовка изображений на Борисовом камне в Полоцке.
Прорисовка изображений на Борисовом камне в Полоцке.
 

Его особенностью было то, что камень, находясь в русле Двины, летом выступал из воды, а в половодье заливался. Для местных крестьян он служил своеобразным аграрным календарем: так, если речная вода в межень спадала и камень выходил до определенной отметки на поверхность, то все знали, что урожай созрел и пора начинать работу. А издали казалось, что в воде лежит огромный каравай хлеба. Может поэтому камень прозвали еще и как «Хлебник».

Первый раз поднять со дна реки и переместить его на площадь в Полоцке пытались еще 1889 году, но тогда усилия не увенчались успехом, несмотря на то, что за дело взялись одновременно более 100 полочан, справивших для этого соответствующий молебен. И только спустя почти 100 лет, в 1981 году, не надеясь на богослужение, а всецело уповая на технический прогресс, камень смогли вытащить члены Минского спортивно-технического клуба «Геолог», имевшие к тому времени уже большой опыт работ с затопленными объектами.

Чтобы уберечь глыбу от повреждения, ее обложили досками и взяли в жесткий каркас из стальных балок. С помощью специальных приспособлений под камнем проложили траншею. К металлическим основам прикрепили цепи, способные выдержать даже корабль. Ту работу, с которой столетие назад не смогла справиться сотня людей, легко сделали военные тягачи. После того, как валун оказался на берегу, самый мощный кран, который только могли найти строители, без особых усилий перенес его на трейлер. Глыба была весом около 50 тонн. Боясь, что ближайший мост через Двину не выдержит такой груз, машине с камнем пришлось делать круг через Новополоцк, чтобы установить его у стен Софийского собора в Полоцке [6, 8].

Борисов камень в Полоцке.
Борисов камень в Полоцке.
 
№ 2. Камень около деревни Наковники (Накоўнікі)

Второй Борисов камень лежал на отмели, почти посредине Двины, немного ближе к правому берегу, километрах в пяти ниже Дисны, у деревни Наковники. Это серый гранитный валун, в высоту он имел около 2 м, а по периметру около 11 м. Надпись была такой же, как и на первом валуне. В народе этот камень называли Писаник или Борисоглебский.

Первый раз его попытались взорвать в 1918 г, когда чистили русло. Повреждена была лишь вершина с изображением верхней части креста. Окончательно этот камень уничтожили при советской власти [6].

Уничтоженный камень около деревни Наковники (дореволюционное фото).
Уничтоженный камень около деревни Наковники (дореволюционное фото).
 

№3. Камень около деревни Балотки (Балоткі)

Этот камень, сведений о названии которого нигде не сохранилось, был самым большим в роду своих собратьев, имея в длину 5 метров. На поверхности отчетливо выделялся шестиконечный крест и надпись. Валун также находился посредине Двины в двух километрах вниз по течению от второго камня, рядом с деревней Балотки. Данный камень уничтожили при советской власти [6, 8].

№ 4. Камень в окрестностях Дисны, в месте впадения в Двину реки Павянушки (Павянушкі)

Это был валун красноватого гранита и небольшого размера – около 1,5 м высотой. На его поверхности содержалась надпись: «Сулибор Крест» («Сулиборьхрьст»). Имя Борис на этом камне отсутствует. Форма креста также отличается от других. В 1879 году по поручению графа Уварова этот валун не без трудностей перевезли в Москву, где он стал экспонатом археологического общества исторического музея. Благодаря этому камень уцелел и, в конце концов, попал в музей-заповедник «Коломенское», где сейчас и находится [6, 8].

Борисов камень в Коломенском.
Борисов камень в Коломенском.
 
Друйский камень (прорисовка XIX века).
Друйский камень (прорисовка XIX века).
 

№ 5. Друйский камень

Друйский Борисов камень, лежавший на мелководье при впадении реки Друйки в Западную Двину в Браславском районе, был обнаружен еще в 1896 году. Валун перетащили в более глубокое место и перевернули – засыпанный песком камень вскоре был позабыт. В 80-е годы XX столетия Борисов камень около Друи пыталась отыскать археолог Людмила Дучиц. Валун нашли, но чтобы убедиться, что это именно Борисов камень, его нужно было вытащить из воды. Эту работу закончили только в октябре 2002 года. Из-за сильной жары, которая стояла летом, и Друйка, и Западная Двина сильно обмелели. Часть валуна оказалась на поверхности. Идея организации работ по поднятию уникального камня принадлежит председателю Друйского поселкового Совета Людмиле Шумчик. Были предприняты пять попыток вытащить камень на берег. Задача осложнялась тем, что валун распался на три фрагмента, самый большой из которых весил 15-20 тонн. 23 октября, когда камень подтащили к берегу, на нём обнаружили фрагменты креста и буквы. 24 октября работы были завершены: три фрагмента установлены на всеобщее обозрение на высоком берегу на безопасном расстоянии от воды [6, 7, 8].

Друйский камень вытаскивают из реки.
Друйский камень вытаскивают из реки.
 

№6. Камень Рогволода

Лежал раньше у деревни Дятлово Оршанского района крупный плоский валун с большим крестом и надписью: «В лето 6679 мая в 7 день доспен крест сий. Господи, помози рабу своему Василий в крещении именем Рогволоду сыну Борисову». Если расшифровать «в лето 6679», получится 1171 год.

По форме валун напоминал параллелепипед со слегка скошенными закругленными углами. Длина его достигала 3 м, ширина – 2,4 м, а высота – 1,8 м. На его грани, обращенной вверх, к небу, был вырублен шестиконечный крест на Голгофе с двумя ступенями и выше упомянутая надпись. Величина букв при этом достигала 15 см. Слова «сыну Борисова» не входили в буквенный круг, а занимали место в центре, возле креста.

С этим камнем связаны интересные легенды. Впервые валун нашли в 1792 году. В 1807 году над камнем была возведена Борисоглебская церковь, но во время наполеоновского нашествия она была сожжена французскими войсками. В 1830 году церковь была заново отстроена. Священника новой церкви начали беспокоить сны, которые он счел вещими. Святой отец решил выяснить, не лежат ли под валуном мощи какого-либо праведника. Получив разрешение у своего церковного руководства на раскопки, он совершил молебен и взялся за работу. Но тут небо начало затягиваться темными тучами. Началась сильная гроза. Священник счел это знаком божественного недовольства и не решился совершить задуманное. Сюжет одной из легенд наделяет камень свойствами живого существа и описывает, что «он стоял на четырех ногах и даже имел голову». Однажды мельник отсек ему голову и сделал из нее жернова. Как начали они молоть! Сами превратились в песок, но успели перемолоть в эту же субстанцию и мельника, и его семью, и всё имущество. Что касается его названия – Рогволодов камень, то существует несколько легенд. Одна говорит, о том, что камень стоял на могиле самого Рогволода, другая о том, что наоборот, камень поставлен в честь победы князя [6, 8, 10].

Камень взорван в 1930-х гг. на волне борьбы с религией и обломки его были использованы для строительства шоссе Москва–Минск.

Рогволодов камень.
Рогволодов камень.
 
Рогволодов камень, вмонтированный в пол церкви (дореволюционное фото).
Рогволодов камень, вмонтированный в пол церкви (дореволюционное фото).
 

№ 7. Камень около деревни Высокий Городец (Высокі Гарадзец) Толочинского района

На нем имелся восьмиконечный крест и надпись: «Господи помози рабу своему Борису». Это была плоская, почти квадратная пластина из красного гранита, каждая из сторон которой была около трех метров. «Кравец» (ещё этот камень называют Степаном) обнаружили в конце девятнадцатого века. Ему тоже приписывали необыкновенные свойства. Легенда гласит, что если вечером положить к камню полотно со словами «Степан, пошей мне жупан», то утром можно получить заказ. Также говорят, что камень потерял свою силу после того, как одна из селянок попросила его сшить «ни то, ни сё». В результате утром она получила платье, где рукава находились «в самых неожиданных местах». При советской власти в 1930-ых годах Кравец взорвали, а все, что от него осталось, использовали для постройки дороги Минск – Москва [2, 6].

№8. Воротишин крест у д. Камено (Вилейский район, Минская обл.)

Считается, что это единственный из сохранившихся Борисовых камней, который стоит там, где его и поставили, – в одном из сёл Минской области. «Воротишин крест» («Воротишинхрьст») по форме напоминает колокол. Что касается названия, то историки полагают, что, возможно, камень установили по инициативе служившего при дворе князя Бориса некоего Воротиша. Не обошлось опять же без легенды: один пахарь решил поработать в Пасху, за что и был наказан – превращен в камень [8].

Воротишин крест.
Воротишин крест.
 

Таким образом, исходя из вышеприведенных сведений, мы можем сказать, что из восьми известных Борисовых камней до наших дней сохранились только четыре: в Полоцке, Минской области, Друе и Москве.

Однако если обратиться к дореволюционным трудам, то в сборнике «труды Первого археологического съезда в Москве» 1869 года можно найти описание ещё нескольких камней, которые, как считают некоторые исследователи, поставлены в одно время с Борисовыми:

«О пятом двинском камне мы находить сведения у А. Сементовскаго (Памятники, стр. 67), который пишет, что «в 1865 году, в самом городе Витебске, насупротивъ древней Успенской церкви, шагах въ 25 от подошвы круто подымающагося берега Двины, найден пятый камень, с глубоко высеченным на нем шестиконечным крестом, размер верхней перекладины коего, а также часть от вершины до большой перекладины имеют по одному футу длины. Наибольшая видимая величина камня равна двум аршинам четырем вершкам, а наибольшая ширина – одинъ аршин два вершка. Кусокъ камня, на котором была высечена остальная часть креста, отломлен, и мы никак не могли отыскать его между множеством гранитных обломков, лежащих вокруг крестоваго камня. В весеннее и осеннее полноводие он постоянно покрыт водою: мы видели его 15 июня 1866 года при высоте уровня воды 2 арш. 13 вершк., и нашли его таким.

Нам называли этот камень Иосафатовым и постоянно твердили только одно, что камень этот лежит здесь с незапамятных времен, и что никто не помнит даже, когда и по какому случаю часть его обрушилась». Сверх того, г-н Сементовский упоминает еще о двух камнях, но без надписей и крестов. «Один, известный под именемъ Витольдовых тарелок, имеющий на вершине 6 круглых углублений, лежал близ замка Воронечь у берега озера Воронечскаго. Другой камень, Витольдовы вилки, так прозванный по знаку, похожему на вилки, лежитъ у берега реки Ушачи. Точных сведений не сообщает.

Примечание. При описании двинских камней доселе не обратили внимания, что эти памятники не прекращаются, как полагаютъ М. Ф. Кусцинский и другие, у речки Повянушки, в семи верстахъ ниже города Диены, а встречаются еще ниже в Двине близ Ашерадена в Фридрихштадтском уезде, Лифляндской губернии [9]».

Зарисовка креста предположительно витебского камня.
Зарисовка креста предположительно витебского камня.
 

В «Выписках из протоколов заседания Первого археологического съезда в Москве» читаем: «Профессор Крузе замечает, что многочисленные камни с крестами совершенно подобны другим двинским камням и принадлежать вероятно к одному времени, потому что Ашераден принадлежат к Полоцкому княжеству. Эти камни отчасти лежат в самой реке, отчасти также около берега. Любопытно было бы иметь хорошие фотографии и с этих камней, хотя не видно на них никакихъ записей. Но какое значение имели эти памятники, без сомнения намеренно воздвигнутые, какъ видно из вреда, причиняемого натиском льдов, – доселе еще не объяснено. Граф К. Тышкевич принимаетъ как двинские камни, такъ и другие камни – памятники западной Руси и Подляхии, за пограничные знаки. Он причисляет к таким пограничным камням: Рогволодов камень, второй двинский камень и все остальные четыре, и насчитывает еще пять камней в Подлясье. По его мнению, камни, лежащие в Поджпая, служили граничными знаками не только частныхъ имений, но и составляли одну из границ между Литвою и Польшею; свою догадку он основывает на межевых документах, начиная с XVI века. Система класть такого рода знаки, как подковы, мечи, стопы, была употребительна в дохристианском славянском мире, чего следы имеем в западной Руси на кладках, положенных чрез ручьи; въ Литве же и Самогитии – на камнях по ручьям и небольшим речкам. Описываемые им камни он считает современными двинскими по славянской записи на одном из них. Все они лежат в Подлясском (в Седлицкой губернии) при маленькой речке Пивонии, между имением Сухой-Волею и Вогинским Ключем; лежат они подряд, от юга к северу [3]».

Исходя из вышеприведённых описаний камней (в большинстве случаев отмечено отсутствие надписей и крестов), мы не можем однозначно отождествить их с Борисовыми. Однако ареал местонахождения этих камней даёт основания привязать по времени установки к уже изученным Борисовым.

Источники:

1. Загорульский Э. М. Археология Белоруссии // Минск: Высшая школа, 1965. - 221 с. ;

2. Романов Е.Р. Борисов камень в селе Высоком Городце, Сенненского уезда Могилевской губернии // Труды Императорского Московского археологического общества. Т.XIII., Вып. 1., М., 1889 [Электронный ресурс] - Режим доступа: http://www.countrysite.spb.ru/Library/Borisov.htm;

3. Выписки из протоколов заседания Первого археологического съезда в Москве в 1869 г. - Труды Первого археологического съезда в Москве 1869 г. Т.1., М., 1871. источник: http://www.countrysite.spb.ru/Library/Rogvolod.htm;

4. Выписки из протоколов заседания Первого археологического съезда в Москве в 1869 г. Труды Первого археологического съезда в Москве 1869 г. Т.1., М., 1871. источник: http://www.countrysite.spb.ru/Library/Rogvolod.htm;

5. Ставицкий М. Загадка странствующий глыб [Электронный ресурс] - Режим доступа: http://rithelp.ru/2012/07/zagadka-stranstvuyushhij-glyb;

6. Ставицкий М. Нумерация Борисовых камней [Электронный ресурс] - Режим доступа: http://rithelp.ru/2012/07/numeraciya-borisovyx-kamnej;

7. Ставицкий М. Вторая жизнь Друйского камня [Электронный ресурс] - Режим доступа: http://rithelp.ru/2012/07/vtoraya-zhizn-drujskogo-kamnya;

8. Кузменкин В. Откуда взялись Борисовы камни? [Электронный ресурс] // Вечерний Новосибирск. 19.11.2009. - Режим доступа: http://vn.ru/index.php?id=99684;

9. Тышкевич К. О древних камнях - памятниках Западной Руси и Подляхии // Древности. Археологический вестник, издаваемый Московским археологическим обществом. T.I., М., 1868. [Электронный ресурс] - Режим доступа: http://www.countrysite.spb.ru/Library/Tiskevich.htm;

10. Кеппен П.И. О рогволодовом камне и двинских надписях // Ученые записки Императорской Академии Наук по первому и третьему отделениям. – СПб., 1855. – Т. 3. – С. 59-70.


Вячеслав Акулов, Евгений Позняк 04.11.2013
 
Если у вас есть дополнительная информация по этой публикации, пишите нам на ufocom@tut.by Подписывайтесь на наш телеграмм или вайбер каналы, чтобы всегда быть в курсе событий.
 
 
Вышла из печати «Таинственная Беларусь III»
Проекты 1
Вышла из печати «Таинственная Беларусь III»
В самом начале сентября, День знаний стал для нас очередным поводом порадоваться – в минском издательстве «Регистр» вышла из печати новая книга из цикла «Таинственная Беларусь». Представляет она из себя сборник докладов, прозвучавших 22 января 2017 года на одноименной конференции «Уфокома» в г. Минске.
Дьявол в деталях или третья "Необъяснимая встреча"
Мероприятия 71
Дьявол в деталях или третья "Необъяснимая встреча"
23 августа 2017 года в Москве прошла очередная "Необъяснимая встреча", организованная энтузиастами-исследователями загадочного из московской группы "НОЗП". Это, уже третье по счету тематическое мероприятие, которое проходит в уютном гостином зале Белый Лофт, расположенном в парке Сокольники.