Каменный комплекс в Стебераках: возможное предназначение

Маладзiк маладзенькi, твой ражок залаценькi.
На могiлках бываў?
Бываў.
Мёртвых вiдаў?
Вiдаў.
Мертвыя спяць?
Спяць.
Слова из белорусского народного заговора от зубной боли

Изучение астрономической привязки древних сакральных комплексов – сравнительно молодое направление для Беларуси. В настоявшее время осмыслению этой проблематики были посвящены публикации всего нескольких человек – Э.М. Зайковского, А.А. Прохорова, Э. Левкова, В. Ларионова и С. Санько. Между тем выявление новых и подтверждение уже установленных фактов использования камней в качестве астрономических ориентиров является чрезвычайно важной задачей для становления и развития отечественной астроархеологической дисциплины. В связи с этим поисковиками Уфокома в 2009–2012 гг. были предприняты исследования каменного комплекса в Стебераках, являющегося перспективным объектом для установления закономерностей, присущих подобным обсерваториям. Многие предположения явились новаторскими для нашей страны и могут быть использованы для проверки возможной ориентации однотипных или похожих святилищ.

Белорусская Вилейщина хранит не одну загадку: здесь в д. Долгиново обнаружили самый известный каменный идол, множество культовых валунов, в том числе и с непонятными углублениями, но одной из самых интригующих загадок этих мест являются камни, находящиеся близ д. Стебераки. Они расположены в 150 метрах от дороги Вилейка–Мядель, на расстоянии около 21 км на север от Вилейки. Комплекс представляют собой пять стоящих вертикально камней с изображением рог-ритона [8]:

  1. Гранит серый мелкозернистый с кристаллами кварца (зерна от 2 до 5 мм) – длинной 0,55 метра, шириной 0,76 метра и толщиной 0,18 метра.
  2. Гранито-гнейс серый мелкозернистый слюдяной – 0,8 х 0,7х0,2 м.
  3. Гранит серый мелкозернистый – 0,7х0,5х0,2 м.
  4. Амфиболит темно-серый мелкозернистый – 1 х 0,7 х 0,2 м.
  5. Валун из черного комковатого сланца - 1,1 х 0,65 х 0,09 м.

Само название деревни Стебераки можно связать с латышским Staburags (мн. ч. Staburagi) с прозрачной этимологией от лат. stabs «столб» и rags «рог». Следует указать и на литовское stabas «сакральный камень, идол» [19]. Интересен и символ «зонтика» (шеста с перекладиной) на камнях. Часто похожие знаки находят в местах захоронений, неоднократно обнаруживались они и в ходе экспедиций Уфокома [6, 19, 26, 27]. Подобные изображения есть на всемирно известном Збручском идоле [9].

Каменные валы Стеберакские («Каменные Быки»). Для контрастности символы оконтурены мелом
Каменные валы Стеберакские («Каменные Быки»). Для контрастности символы оконтурены мелом
 

Первые сообщения об астрономическом предназначении камней у д. Стебераки появляются в работах А. Прохорова и В. Винокурова [8, 20]. Интерес к ним проявил и краевед А. Зайцев [14]. Если наблюдатель становится у первого камня и видит всю композицию, то он ориентируется таким образом точно на север, на Полярную звезду. Но не строгая ориентация более всего привлекла внимание авторов публикаций, а необычные символы – крестообразные знаки, квадраты, «лестницы» и изображения рогов. Что интересно, на некоторых камнях рог направлен вверх, на других – уже вниз. Комплексов камней, полностью идентичных стеберакским на сегодняшний день в Беларуси не выявлено, существуют ряды ориентированных по сторонам света камней, но, как правило, никаких рисунков или надписей на них не обнаруживается [11]. Сохранилось народное название комплекса – «Каменные Быки», согласно легенде быки окаменели во время того, как некий крестьянин пахал поле. Есть также упоминание о том, что под камнями зарыт клад [18]. Стоит также отметить, что мы точно не знаем, в какой последовательности камни стояли изначально, так как многочисленные кладоискатели даже в последнее время нарушали целостность расположения камней и можем лишь оперировать той структурой, которая была описана в 2004 году. По предварительной оценке, высказанной В. Винокуровым, часть знаков могла быть высечена человеком около 7,5 тысяч лет тому назад [8]. Однако шурфовка небольшой территории вокруг камней, проведенная В. Обуховским, Э. Зайковским и А. Прохоровым не выявила никаких археологических артефактов, за исключением нескольких небольших кусочков кремния [19, 26]. В непосредственной близости от комплекса никаких погребений не выявлено, что дает основание считать объект культовым [26]. Более вероятно отнести нанесение изображений ко времени расселения по территории Беларуси балтского племени ятвягов, у которых и существовал культ рога-ритона т. е. примерно к XI-XVII вв.

Направленность камней на север послужила отправной точкой для публикаций, развивающих связь обнаруженных символов с космологической тематикой, главным образом с Млечным путем, который иногда называется «Северной дорожкой» и Полярной звездой. Символ «зонтика» или купола на шесте, выбитый на камнях, напоминает о небесной сфере или мировом столбе, поддерживающем ее. Полярная звезда часто носила название «Кол», то есть шест, вокруг которого двигаются все остальные звезды, вращается «звездный купол» (тогда боле понятна и этимология названия деревни Стебераки) [19, 22]. Во многих регионах мира название Полярной звезды связано с понятием «шест, кол, гвоздь», в том числе и в нашем регионе. У белорусов зафиксированное название Полярной звезды «Большой столб» [16]. Требующим дальнейшего осмысления стоит признать и тот факт, что Малая Медведица, на одну из звезд которой и направлены камни, играла свою роль только во взаимосвязи со своей парой – Большой Медведицей, вращающейся в течении ночи. К тому же это одно из наиболее заметных созвездий нашего региона. Исследовательницей М. Э. Рут собраны такие записи: «Лось (Большая медведица) – пять звезд, они стоят, как Лось. Ноги, рога есть, ворочается в небе-то. Лось таким путем идет, как олень, как бык, у его туша, а спереду голова и рог торчит (Архангельская область, Плесецкий район)». «Лось сперва как морда лося показывает, а потом один рог в сторону торчит, а второго не видно, как лосиная голова сбоку (Архангельская область, Холмогорский район)». Общий мотив наделения Большой медведицы зооморфными чертами некого «животного с рогом» (Лося, Оленя, Быка и др.) характерен для многих славянских народов [22].

В то же время ориентация рогов на различных камнях вниз и вверх острием наталкивает также на мысль о том, что перед нами соподчиненная структура, учитывающая и фазы нашего ночного светила. Чтобы выявить возможную корреляцию с Луной, следует обратиться к другим лунным обсерваториям и поискать присущие им атрибуты на стеберакском ландшафте. Впервые на возможность связи каменного комплекса в Стебераках с фазами Луны обращает внимание А. А.Прохоров [20], но не развивает эту идею. В то же время мысль кажется интересной и требует уточнения. Для большего понимания указанной взаимосвязи также нужно рассмотреть лунную мифологию этого региона.

Стеберакский комплекс. Вид сверху.
Стеберакский комплекс. Вид сверху.
 

Луну белорусы называли Месяц, Туляч, Люнатык или Княжыч(ц) (от Ksiezyc – Луна, польск.). Месяц был создан Богом, чтобы тот светил людям, но он ленился, поэтому Бог сделал так, что каждые четыре недели Месяц перерождается: «Когда Месяц постареет, Бог крошит его на звёзды. Один кусочек кладёт в кадку, на закваску. Звёзды падают туда, из них начинает делаться опара, тесто подходит и начинает переливаться через край». Так вот и рождается Месяц в виде «окрайчика хлеба». Также Месяц часто сравнивается с «рогатым пастухом», а звёзды – с его овцами. В пятнах на месяце наши предки видели образ человека, который «сидит на коне, и волами пашет» [19]. В традиционном мировосприятии белорусов широко представлены такие названия лунных циклов, как «межы» (новолуние), «маладзiк» (первая четверть), «поўня» (полнолуние), «ветах», «збыта» (последняя четверть) [19]. Последний день перед новолунием – «чорнец». Неделю после новолуния называли «маладзiковая». Аналогично после полнолуния – гнилой порой (временем, неделей). Следующие затем дни убывания Месяца называли адбытными, сходными, ветховыми, межами либо говорили, что Месяц на ушчэ(р)бе [1]. Каждая из этих фаз широко и разнообразно представлена в народной культуре белорусов и является своеобразным кодом и ключом к упорядочению сельскохозяйственных, строительных, производственных работ, осмыслению многочисленных символических действий и адресных привязок в сфере народной медицины и ветеринарии, погодоведения и отдаленных предсказаний [17].

Как отмечает М.Г. Гусаков, главным символом всех божеств потустороннего мира является Луна, Месяц, звезды. В магических практиках Луне уделялось даже больше внимания, чем Солнцу, и повсеместно она была взята за основу исчисления времени. Противопоставление Луны (смерть) Солнцу (жизнь) нашло отражение в древнегреческом похоронном ритуале, где предписывалось хоронить покойника до восхода Солнца, чтобы не оскорблять светило [12, 13].

Есть и другой архаичный миф, фрагменты которого сохранились в литовском и латышском фольклоре, – «небесная свадьба» солнца и месяца; в литовской народной песне «Свадьба месяца», когда месяц изменяет солнцу с утренней зарей Аушрой (иногда Аушра – дочь солнца), разгневанный Перкунас разрубает месяц мечом (объяснение убывания луны). В других версиях солнце выдает свою дочь замуж за утреннюю звезду Аусеклиса, вопреки воле Перконса-Перкунаса, или месяц отнимает невесту у Аусеклиса, за что солнце разрубает его мечом… [15]. Во всех случаях цель одна – раздробить, «иссечь» месяц. По предположению Т.В. Цивьян такой способ наказания играет в мифологическом контексте определенную роль: оно является гарантией воскрешения, т.е. появления исчезнувшего месяца вновь на небе, и в метафорическом смысле есть не что иное, как средство вечного возвращения, поддержка космического порядка [25].

М. Кёнинг приводит данные о том, что в древности бычьи рога ассоциировались с двумя полумесяцами, представлявшими две фазы луны, начальную и конечную. Этот же автор упоминает ряд примеров, иллюстрирующих древнее представление о связи образов быка и луны – тема, восходящая к палеолиту [28]. Бык-луна возможно являлся отголоском современного названия комплекса в Стебераках, так на Гомельщине говорили, что «возят его [месяц] по небу круторогие быки» (записано в д. Великий Бор Хойницкого района от Хорошко Александры Васильевны, 1930 г.р.). В микротопонимике Беларуси встречается легендарный мотив, повествующий о быке, который поднимает на рога селянскую хату, отразившийся, например, в названии деревни Золотой рог. В предании о Золотом роге есть весьма значимая деталь: один рог быка ломается [21]. По всей видимости, и в этом случае мы сталкиваемся с сюжетом об убывающем Месяце. Появление на стеберакских «Быках» такого половинчатого Месяца, причем имеющего свою недостающую пару на другом камне, может говорить о широком распространении этой мифологемы и на белорусских землях. Кстати, исследователь А. Голан выявил корневую основу «s.t.r.» в словах, связанных с быком-луной по всему миру – именно эта основа лежит в названии деревни Steberaki.

Часто месяц упоминается вместе с золотым или зеленым дубом, а среди оружия, которым его рассекают, фигурирует «серебряное корневище», по мнению Т.В. Цивьян, олицетворяющее связь с мировым древом [25]. Часто «дуб» и «месяц» в белорусских загадках упоминаются вместе (В старом дубе месяц светит и др.) [24]. Неосмысленной остается влияние этой символики на христианские католические кресты в Литве и Западной Белоруссии. Для подобных крестов характерна сложная форма. Одна из главных особенностей – три верхних окончания креста часто почти замыкаются на концах. Зато нижняя часть всегда или свободная от изображений, или нередко в основе креста изображен месяц. Поиск дальнейших аналогий с этим космонимом отсылает к литовским подсвечникам salute, где солнце и месяц расположены по вертикали креста, проходящего через них обоих [25]. В последнем случае просматривается уже параллелизм с нанесенными на камни знаками. В словацких надгробьях, по данным Н. Н. Велецкой [7] распространенным мотивом являются космические знаки Луны и небесных светил, которые напоминают стеберакские изображения. Как отмечает А. Прохоров: «Этот космологический символ (шест с полукругом) лучше всего подходил для выявления идеи установления взаимосвязи с верхним миром, создания космологической проекции» [19]. Памятные камни были, таким образом, аналогом мирового древа, которое связывает все миры, они направляли умершего по пути в загробное царство.

Традиционные словацкие надгробные кресты (по данным Н.Н. Велецкой)
Традиционные словацкие надгробные кресты (по данным Н.Н. Велецкой)
 

Внешние характеристики месяца не небе воспринимались как надежный метод предсказания будущей погоды в зависимости от его фазы, цвета, от повернутости вверх или вниз «рожками», от наличия или отсутствия вокруг него ореола. В каждой четверти виделся тот или иной период жизни: детство, зрелость, старость, смерть, а затем воскрешение и перерождение [3]. По данным М.Г. Гусакова, основным ориентиром в совершении исследованных им погребений являются 2-я и 4-я фазы Луны (растущий месяц и убывающий) [13].

Движение Луны носит сложный характер, и в своем движении вокруг Земли она часто принимает два основных положения. Иногда точки восхода и захода Луны располагаются по более широкой дуге и носят наименование «Положение Высокой Луны» либо же точки восхода/захода располагаются по узкой дуге – и в этом случае говорят о «Низкой Луне». Чтобы перейти из одного положения в другое, Луне требуется 9,3 года, а весь цикл она завершает за 18,6 года. Есть и еще одно обстоятельство. При этом надо иметь в виду, что из-за разницы в положении Луны при так называемой «высокой» и «низкой» будет наблюдаться смещение в момент восхода при «высокой» на 10° севернее восхода Солнца и 10° южнее при «низкой» Луне [10, 12].

Зимой Луна восходит в наиболее северной точке своей дуги. Это явление наблюдается в период зимнего солнцестояния, когда Солнце будет всходить на юго-западе (22 декабря). В весенне-осенние периоды, в дни равноденствий, Луна появляется в точке восхода со смещением вправо и влево в зависимости от «высокой» или «низкой» Луны 21 марта и 23 сентября. Летом Луна появляется в самой южной точке, что соответствует летнему солнцестоянию. Но если обратить внимание на моменты восхода Луны в течение месяца, легко заметить одну особенность, резко отличающую Луну от других светил – это появление над линией горизонта в разных точках в зависимости от ее фаз. Если Солнце восходит всегда в восточной половине, то Луна восходит и на Юго-западе, Юге, Юго-востоке, Востоке. Ежемесячное максимальное склонение Луны не увеличивается постепенно до наибольшей своей величины, а возрастает циклически с пиками через каждые 173 дня, которые сейчас называются малыми возмущениями. Периоды малых возмущений сигнализируют о периодах возможных затмений [10].

Как утверждает Дж. Вуд, для создания полноценного лунного календаря не требуется сооружений, точно указывающих точки восхода и захода Луны, – достаточно только считать и как-то отмечать новолуния [10]. Полнолуния также могут подойти для своеобразной «точки отсчета». Например, для этих целей в Великобритании используются памятники из стоячих камней (например, Дорсетский Курсус и Стоунхендж) [24]. Каким образом подобные каменные комплексы могли помочь в наблюдении за Луной? В каждом случае есть свои особенности, но, как правило, нужно искать визир или выемку в холме, в которую могло садиться (либо же появляться) ночное светило в определенный день. На нее могли указывать или отдельные камни, или же само сооружение. Искусственное сооружение ориентиров ставило предел длине линии визирования, так как возводить керны или насыпи, видимые на расстоянии в 10 км и дальше, было бы затруднительно, чаще всего это расстояние не превышало 3 км [10]. Проведенные нами поиски на местности в сезоне 2011–2012 гг., а также поиск в архивах выявил, что предполагаемым объектом для ориентирования могла являться современная гора Лисья, расположенная на юго-востоке. О схожести этого названия с другим топонимом – Лысой горой – указывают некоторые авторы [2, 23]. Выполненное в 2012 году картирование Лисьей горы заставляет подозревать ее сакральную природу.

Лисья гора неподалеку от Стеберакского комплекса
Лисья гора неподалеку от Стеберакского комплекса
 

Комплекс в Стебераках ориентирован на север, но север является посредственным направлением для наблюдения фаз Луны, а вот противоположное северу южное направление могло использоваться для нахождения первой и последней четверти луны. Следует, правда, обратить внимание, что изображения нанесены таким образом, что легко читаются именно в северном направлении и, возможно, являлись просто подсказками, своеобразной памяткой для определения того или иного положения Луны.

Во время новолуния (растущего месяца) Луну нельзя видеть в течение одного или двух дней на небе. Наши предки негативно относились к «межам» (как они их называли), считалось, что в это время Бог не смотрит на Землю ни одним глазом, это время всячески способствует нечистой силе. Месяц возвращается с того света – мира умерших. Одно из полесских названий этого времени – «пустые дни». В среде восточных славян не было детального разграничения для этой фазы, возможно, потому, что особенности климатических условий не позволяли ежедневно наблюдать за состоянием Луны [17].

В дальнейшем Луна прибывает до фазы первой четверти и в ней будет располагаться примерно над точкой юга [10]. В Стеберакском комплексе растущую Луну вполне может обозначать «полумесяц», повернутый вверх или вниз и загнутый влево, который имеет дублирование как ориентир для наблюдения в фазах высокой и низкой луны (либо же для каких-то других целей). Эта фаза была чрезвычайно важной для земледельцев древности. С наблюдением «маладзiка» были связаны различные приметы, рекомендации и предписания, так как эта символика восходит к растущему, набирающему силу началу. Так, в дни растущего месяца предписывались определенные правила ведения сельского хозяйства, предсказания погоды, правила квашения капусты, прививки деревьев, постановки ульев и даже лечения зубной боли и косоглазия [3, 4, 5]. Третяя неделя – «гнiлуха» – считалась неблагоприятной для сева и любой работы [4]. Дублирование месяца для этой фазы, возможно, кроется в необходимости знать точное положение рогов. Так, согласно поверьям, если рога у растущей Луны приподняты вверх и заострены, то весь месяц будет стоять теплая погода, а зимой в течение недели будут сильные морозы. Если нижний рог оказывается светлей верхнего, то «будет умываться неделю дождем» [3]. Интересно и такое народное представление о Луне в первой четверти: считалось, что если увидишь Луну первый раз с правой стороны, то весь месяц тебе будет сопутствовать удача, если же с левой – жди неприятностей [17]. По данным И. Климкович, высказанным автору в приватной беседе, «на маладзiк» в некоторых деревнях брали и сохраняли воду, так как считалось, что она приобретает качества, благоприятствующие росту. Еще в середине XIX в. одной из церквей около Марьиной Горки в Пуховичском районе (которая по преданию была построена на месте языческого святилища) богослужения проходили в «маладзiковую» неделю, на растущей Луне [4]. Возле д. Пережир того же района раньше лежал культовый валун Марья и Демьян. Возле камня просили избавления от болезни, помощи в беде, любви и сельском хозяйстве. Чаще всего паломничества сюда проходили в период «маладзiка». В то же самое время необычайной целительной силой обладал и Божий камень, расположенный недалеко от д. Переток и Дубники Любанского района, особенно если молодой месяц родился в воскресенье.

В фазе Полнолуния Луна будет всходить в восточной половине неба, приблизительно около точки истинного востока [10]. Этот период являлся чрезвычайно важным для восточных славян и влиял в первую очередь на посадку растений, не менее значимым являлся он и при постановке и заселении в новый дом, венчании и др. Семантическим эквивалентом латинского слова luna в белорусской языковой традиции является слово поўня. Знание этого периода было необходимым, так как накладывало ряд ограничений как на каждодневные, так и редкие действия – воздерживались от больших начинаний, не обрезали и не прищипывали растения, ничего не отдавали из дома или огорода [17].

В четвертой фазе (убывающий месяц) Луна восходит в точках от северо-востока до юга. Видимость – первая половина дня [10]. Неблагоприятным для проведения сельскохозяйственных и домашних работ, а также для перспектив будущей жизни считалась третья четверть Луны («старiк», «ветах», «збыта», «на сходнi» ). Если проанализировать время проведения ритуальных действий в народной медицине, то практически все их следует проводить на убывающей Луне [17]. Считалось, что раны, полученные в это время, быстро заживали [4].

Все эти факты убедительно свидетельствуют о том, что восточные славяне имели довольно сложную систему представлений об окружающей природе и стремились максимально учитывать в своей повседневной деятельности как благоприятные, так и неблагоприятные факторы. Сам Стеребакский комплекс, возможно, мог являться астроархеологическим объектом, требующим дальнейшего изучения. Примерная аналогия, которая показывает, как мог использоваться Стеберакский комплекс, представлена на рисунке.

Возможное использование Стеберакского комплекса – для наглядности камни расположены полукругом.
Возможное использование Стеберакского комплекса – для наглядности камни расположены полукругом. Стоит обратить внимание на то, что одинаковым фазам Луны соответствует одинаковое изображение на камне, т. е. для растущей Луны использовался «зонтик», а для убывающей «лесенка». Рис. Е. Шарафетдиновой (сайт http://www.eugenilis.ru) по данным автора настоящей публикации.
 

Стоит обратить внимание на то, что одинаковым фазам Луны соответствует одинаковое изображение на камне, т. е. для растущей Луны использовался «зонтик», а для убывающей «лесенка» (рис. Е. Шарафетдиновой по данным автора настоящей публикации).

С целью подтверждения наших догадок в межсезонье 2011–2012 гг. была использована астрономическая программа Starry Night Backyard 3.1.2. Расчеты, произведенные в ней, пока не позволяют однозначно говорить о точном соотнесении лунных фаз с тем или иным изображением на камне, требуются дополнительные наблюдения на местности с привлечением астрономов, а также поиск аналогичных сооружений на территории нашей страны. В любом случае Стеберакский комплекс является уникальным историческим памятником, который должен быть защищен от всякого рода «копателей» более надежно, так как при должном освещении он сможет популяризировать теряющие популярность археологические и астрономические знания среди молодежи.

Заключение

  1. Предложена модель использования Стеберакского комплекса для наблюдений за Луной. Проведен анализ литературных источников, который показал, что направленность и ориентация рогов месяца, а также видимый размер лунного диска нес в себе ценную информацию, обладание которой могло стать отправной точкой для установления камней у д. Стебераки.
  2. Установлен возможный ориентир, использовавшийся в качестве визира для наблюдений – современная гора Лисья, которая в прошлом, вероятно, являлась сакральным объектом. Дополнительная информация может быть получена только в ходе археологических раскопок.

Литература

1. Авилин, Т.В. Белорусская народная астрономия / Т.В. Авилин // Историко-астрономические исследования. Вып. 31. – М., 2006. – С. 314-332.
2. Алексеев, А.В. Древнее славянское святилище? / А.В. Алексеев // Русская Традиция. – М.: Ладога-100, вып. 1. – С. 83–90.
3. Беларускi фальклор. Энцыклапедыя. Выдавецтва «Беларуская Эцыклапедыя Петруся Броўкi», 2006. Т. 2. С. 136–137. Месяц (У.А. Васiлевiч).
4. Беларуская міфалогія: Энцыклапед. слоўнік / Склад. І. Клімковіч. 2-е выд., дап. Мн.: Беларусь, 2006. Артыкул «Квадры месяца». (Э. Зайкоўскi).
5. Беларуская міфалогія: Энцыклапед. слоўнік / Склад. І. Клімковіч. 2-е выд., дап. Мн.: Беларусь, 2006. Артыкул «Месяц». (С. Санько).
6. Бутов, И.С. Новая астроархеологическая экспедиция в Вилейский район [Электронный ресурс] Код доступа: http://www.ufo-com.net/publications/art-5030-novaya-astroarchologichskaya.html. Дата доступа: 21.01.2012.
7. Велецкая, Н. Н. Языческая символика славянских архаических ритуалов. М.: София, 2003. С. 21–23.
8. Вiнакураў, В. // Валы каменныя сцеберацкiя: Матэрыялы Вілейскай рэгіянальнай навукова-практычнай канферэнцыі. 26–27 ліпеня 2003 г. – Мн., 2004. – С. 35–36.
9. Вуглік, І. Рог / І. Вуглік, Л. Дучыц // Беларуская міфалогія: Энцыклапедычны слоўнік. Склад. І. Клімковіч. – 2-е выд., дап. – Мінск: Беларусь, 2006. – С. 428.
10. Вуд, Дж. Солнце, Луна и древние камни Дж. Вуд. Из-во «Мир». – М., 1981. С. 130–148.
11. Гайдучик, В. В поисках новых астроархеологических объектов [Электронный ресурс] Код доступа: http://www.ufo-com.net/publications/art-3998-v-poiskax-novix-astroarxeologicheskix-obektov.html. Дата доступа: 21.01.2012.
12. Гусаков, М.Г. Об ориентации погребений в могильниках зарубинецкой культуры / М. Г. Гусаков // Археологические памятники в европейской части РСФСР. – М., 1988. – С. 146–163.
13. Гусаков, М.Г. Ориентация погребений в свете археоастрономии / М. Г. Гусаков // Древняя астрономия: небо и человек. – М., 1998. – С. 68–77.
14. Зайцаў, А. Сакральная геаграфiя Вилейшчыны (паганскiя культавыя помнiкi Вiлейшчыны) // Культурны ландшафт Вілейшчыны: Матэрыялы Вілейскай рэгіянальнай навукова-практычнай канферэнцыі. 26–27 ліпеня 2003 г. – Мн., 2004. – С. 64–73.
15. Иванов, В.В. Балтийская мифология / В. В. Иванов, В. Н. Топоров // Мифы народов мира. Энциклопедия: в 2 т. / гл. ред. С.А. Токарев. – М.: Большая Российская энциклопедия, 2000. – Т. 1: А–К. – С. 154.
16. Карпенко, Ю. Названия звездного неба. – М., 1985. С. 22.
17. Крук, Я. Колесо времени: традиции и современность / Я. Крук, О. Котович. – Мн., 2005. – С. 63–71.
18. Культавыя i гiстарычныя валуны Беларусi / А. К. Карабанаў [i iнш.] ; Нац. акад. навук Беларусi , Iнстытут прыродакарыстання. – Мiнск : Бел. навука, 2011. – 235 с.
19. Прохараў, А. Каменны шлях на нябёсы. Міфа-рытуальная семантыка пахавальнага знака з паўночнай Беларусі // Druvis. Вып. 3. – Мн., 2011. С. 81–87.
20. Прохоров, А.А. О камнях у деревни Стебераки / А.А. Прохоров // Культурны ландшафт Вілейшчыны: Матэрыялы Вілейскай рэгіянальнай навукова-практычнай канферэнцыі. 26–27 ліпеня 2003 г. – Мн., 2004. – С. 108–116.
21. Рогалев, А. Ф. Скрытый смысл географических названий, легенд и преданий (на материале Беларуси) / А. Ф. Рогалев. – Гомель: Барк, 2012. – 208 с.
22. Рут, М. Э.Словарь астронимов / М.Э. Рут. – М.: АСТ-ПРЕСС, 2010. – С. 51.
23. Сперанский, Н., Ермаков С. Святилища. Место. Боговы столпы. О священном месте в русской языческой традиции / Н. Сперанский, С. Ермаков – М., Изд-во «Ганга», 2009. – 184 с.
24. Хокинс, Дж. Расшифрованный Стоунхендж. Обсерватория каменного века / Дж. Хокинс. Пер. с англ. О.О. Дмитриевой. – М.: ЗАО Центрполиграф, 2006. – 255 с.
25. Цивьян, Т. В. Мотив наказания Месяца в сюжете Небесной свадьбы / Т.В. Цивьян // Балто-славянские исследования. М., 1988. С. 228–238.
26. Prokhorov, А.A. Astronomy and Cosmology in Folk Traditions and Cultural Heritage // Andrei Prokhorov, The Images on the Stones in Styberaky Region. p. 72–73. Klipeda. 2007.
27. Prokhorov, A. A Grave Symbol in North-West Belarus // Holy Groves around the Baltic Sea. Abstracts. Tartu, May 4–6, 2007. P. 7–8.
28. König M.E.P. Die Symbolik des urgeschichtlichen Menschen // Sybolon. – Bd. 5. – Bael, 1966. – S. 121–161.

Статья также опубликована в «Аномалии» №2, 2012.


Илья Бутов 04.07.2012
 
Если у вас есть дополнительная информация по этой публикации, пишите нам на ufocom@tut.by Подписывайтесь на наш телеграмм или вайбер каналы, чтобы всегда быть в курсе событий.
 
 
Вышла из печати «Таинственная Беларусь III»
Проекты 2
Вышла из печати «Таинственная Беларусь III»
В самом начале сентября, День знаний стал для нас очередным поводом порадоваться – в минском издательстве «Регистр» вышла из печати новая книга из цикла «Таинственная Беларусь». Представляет она из себя сборник докладов, прозвучавших 22 января 2017 года на одноименной конференции «Уфокома» в г. Минске.
Дьявол в деталях или третья "Необъяснимая встреча"
Мероприятия 72
Дьявол в деталях или третья "Необъяснимая встреча"
23 августа 2017 года в Москве прошла очередная "Необъяснимая встреча", организованная энтузиастами-исследователями загадочного из московской группы "НОЗП". Это, уже третье по счету тематическое мероприятие, которое проходит в уютном гостином зале Белый Лофт, расположенном в парке Сокольники.