Волны обновлений икон в первой половине XX века

Воссоздать более достоверный ее образ [волны обновления икон] можно и нужно,
но доступно это лишь усилиям многих.
С. А. Сошинский

Речь в настоящем материале пойдет главным образом про обновления – спонтанные просветления ликов ранее потемневших икон. До сих пор не существует сколь бы то ни было полной картины этих явлений, произошедших в первой половине прошлого столетия. Между тем явления эти происходили настолько часто, что в одном только Новгородском уезде за 1924 год их было около 1000! Авторами делается попытка впервые обобщить сведения из различных источников, в том числе никогда ранее не публиковавшихся архивов. Наряду с этим прилагаются усилия по установлению географического распределения зафиксированных и задокументированных чудес.

До 1900 года сведений об обновлениях практически не осталось, за исключением нескольких событий: «сияния иконы» в 1739 году у Калитинского, владельца местечка Тыврово Подольской епархии, внезапного просветления ветхой иконы Божьей Матери дома у помещицы Касперовой в 1840 году в селе Ново-Ивановке Ольвиопольского уезда Херсонской губернии и «оживление» лика иконы Богоматери «Знамение» в 1885 году в Арзамасском уезде Нижегородской губернии, в Серафимо-Понетаевском женском монастыре, что было освидетельствовано специальной комиссией [10, 23]. Запомним некоторые из этих географических точек – спустя много десятилетий они станут привлекать не только паломников, но и членов Священного Синода царской России, а после работников НКВД СССР. Кстати, подобные пространственные совпадения характерны и для некоторых других волн обновлений, в частности, тех, которые прокатились по Беларуси.

Обновление икон в Российской Империи 1900–1917 гг.

Начало нового века ознаменовалось небывалым, массовым обновлением икон. Если за всю историю русской православной церкви таких случаев было всего несколько, то уже 1900 год сразу многократно превзошел показатели всех предыдущих лет. В 1900 году, 19 июля, епископ орловский и севский Никанор рапортом за № 6376 сообщил Синоду, что в городе Трубчевске (в то время Орловской губернии, позже – Брянской), в доме мещанинки Ксении Понтягиной, чудесным образом обновилась икона Казанской Божьей Матери. Ранее лик ее был темно-желтый, а в настоящее время светлый, беловатый, с краской на щеках и устах. По словам Понтрягиной, обновление совершилось еще в конце 1899 года. 31 августа 1900 года в новом рапорте говорилось, что в том же городе Трубчевске, у мещанинки Ксении Ткачевой, произошел аналогичный случай обновления. Синод был в замешательстве – по-хорошему нужно было объявлять все эти иконы чудотворными и их согласно указу 1722 года изымать до подтверждения их святости. Но в связи с тем, что люди просто-напросто не хотели отдавать свою собственность, пришлось привлекать полицию, гражданские власти, а вскоре и военной силы. Кроме того, новых чудотворных икон вдруг стало так много, что принялись искать признаки фальсификаций и усматривать в каждом из этих случаев «жажду наживы». Также не возле всех новообретенных икон совершались чудеса либо же последние при очень тщательной проверке не подтверждались. Например, в одном из рапортов читаем: «Гусакова больна по-прежнему, а младенец Василий, не владевший ногами, хотя и стал ходить, но до случая с иконой». Поэтому синод с подозрением смотрел на эти случаи и старался при возможности опровергнуть их любыми доступными методами. Так, обер-прокурор Синода Победоносцев писал: «При твердости правительства в сих случаях надлежало бы принять меры против этих обновлений» [24].

Традиционно считается, что первая обширная волна обновлений началась в начале 20-х годов XX века, однако это не так. Началом таких обширных проявлений чудесного, связанных с очищением старых образов, по мнению авторов настоящей статьи, следует считать 1904 год, а эпицентром действий – Украину. Самообновление приняло здесь массовый, эпидемический характер. Вот, например, что писал по этому поводу архиепископ одесский и херсонский Иустин обер-прокурору синода Победоносцеву: «Обновление икон в Херсонской епархии – явление самое обыкновенное, ежегодно повторяющееся и даже по нескольку раз; в настоящем же году оно приняло характер в некотором роде эпидемический». Действительно, в 1904 году в Херсонской епархии только за три месяца было десять обновлений [24, 26]. Условно можно считать этот регион – очагом распространения остальных обновлений по земному шару.

Так, в апреле 1904 года в городе Елисаветграде у мещанки Колесниковой […] обновилась икона святителя Николая; в апреле же в местечке Злынке Елисаветградского уезда у крестьянина Витовтова – икона Казанской Богоматери; в июне в селе Новокрасном того же уезда у крестьянина Андросова – икона Божьей Матери; в июне же в селе Заселье Херсонского уезда у крестьянина Болбекина – икона Спасителя; в июне же в посаде Калиновке того же уезда у мещанина Постырнака – икона Тихвинской Богоматери и одновременно у крестьянина Сербула – икона святителя Николая; в селе Ивановке того же уезда у крестьянина Кривосинского – икона святителя Николая и, наконец, 6 июня на хуторе Водопое Николаевского градоначальства у мещанина Хрипунова – икона Покрова Пресвятой Богородицы.

В этот список не попал случай, произошедший 17 мая 1904 года у Никифора Мельникова, проживающего на хуторе Водопое. Городские власти не смогли изъять обновившуюся икону Тихвинской Божьей Матери. Вначале за крестьянина заступилось около 15 человек из тех, кто пришел помолиться возле иконы. После же в село стеклось до 5000 человек, что полностью исключило возможность ее исследования и тем более изъятия. Прокурор Херсонского городского суда также сообщил, что еще три года назад обновились иконы на соседнем хуторе Мешковом.

И вот происходит удивительная метаморфоза. Если до революции 1905 года заголовки разбирательств обычно имели вид «Дело о такой-то мнимо обновившейся иконе», то теперь уже приобрели вид «Дело о такой-то чудесно обновившейся иконе». Такая замена, видимо, желала показать, что Синод с доверием относится к подобным рассказам или во избежание новых народных выступлений делает вид, что верит им. К тому же последние дела сильно поколебали позиции указа 1722 года и обновившиеся иконы решили оставлять в местных храмах, а не увозить в неизвестном направлении и вплоть до выяснения их чудотворности помещать в запасники. Любопытно, что в петрозаводском кафедральном соборе по переписи 1914 года в особых кладовых числилась 781 икона, так и не явившая чуда. Причем 247 икон в том же соборе уже успели испортиться от ненадлежащих условий хранения!

Дело Синода №178 за 1906 год рассказывает, что в Городнянском уезде Черниговской губернии священнослужитель Иаков Сочаво донес, что 29 августа 1905 года у крестьянина деревни Старые Боровичи, Василия Мартинова Ефименко, обновилась древняя икона Божьей Матери, что известно всем местным жителям. В деревню отправились два священника, но крестьяне категорически заявили, что ни в какую другую церковь икону не отдадут, «так как подобная икона, обновившаяся в том же Городнянском уезде, в деревне Кузневичи, осталась в местном храме». Дело дошло до Синода, который повелевал оставить икону в местной кладбищенской церкви. В 1906 году произошел и другой случай: 29 мая на Пасху обновилась икона Спасителя в доме казака села Макишена Михаила Дайнеко. По словам Дайнеко и его жены, на 5 неделе великого поста к ним зашел на ночлег неизвестный странник, назвавшийся Власием, который, уходя посоветовал им на Пасху обнести эту икону вокруг своей избы. Когда обещание было выполнено, то вскоре икона начала обновляться, и на ней, ранее темной и совершенно неясной, появилось довольно заметное изображение спасителя. Икону решили отправить в Доминицкий монастырь. Благочинный Антоний, принимая во внимание «могущее произойти при неудовлетворении сего ходатайства народное возмущение, столь опасное в переживаемое время», а также «в видах поднятия религиозного духа в среде православного народа» просил синод и эту икону оставить в местной приходской церкви.

Третье «черниговское дело» за 1906 год было начато из-за доноса священника Василия Петровского, который поведал, что в доме крестьянина села Хоробич Ивана Дионисиева Гончаренко обновилась очередная икона. В письме был подробно описан вид обновившейся иконы, например, было сказано, что «ореол над головой св. Николая издает блеск золотой, несмотря на то, что он – медный. Что образ св. Николая не омыт, не очищен и обновлен рукою художника, это видно с отблеска ореола шаты [ризы] и самого лика святителя; на зубцах ореола и шате по местам имеется паутина […]; стекло в верхней части рамы прикреплено гвоздем со ржавчиною». Для большей убедительности обследования благочинный пригласил в качестве эксперта какого-то живописца, который, рассмотрев образ, признал, что он «обновлен не рукою человека, так как краски, насколько известно ему, изменяют свой цвет в десятилетний период времени, на образе же святителя Николая колорит не изменен, блеска красок на лике святителя не имеется, а свет, имеющийся на лике святителя, приводит его, живописца, к убеждению, что на образе нет свежей кисти». Обновление этой иконы сопровождалось бесчисленными сновидениями.

В июне 1907 года «будто бы» чудесно обновилась икона Божьей Матери «Взыскание погибших» в доме крестьянина Федора Иванова Макогонова, проживающего в с. Лосево Воронежской епархии. Занимающаяся обстоятельствами этого дела комиссия донесла, что не смогла установить факта обновления иконы, так как последняя представляет собой хромолитографированную картинку, очевидцев же этого обновления не оказалось, и о нем свидетельствует только один владелец иконы. Этот случай также является знаковым в том отношении, что почти все обновившиеся ранее иконы были старыми, простоявшими в домах 50, 80 и более лет, то теперь «просветлеть» могут даже купленные в соседней лавке и в лучшем случае несколько дней постоявшие на божнице.

В 1908 году епископ полтавский и перяславский Иоанн сообщил, что «так называемые обновления икон случаются в его епархии довольно часто». Иоанн просит Синод о разрешении «назначать расследования об обновившихся иконах и отбирать их для хранения в кафедральных соборах лишь в исключительных случаях». И со 2 сентября 1908 года Синод своим указом фактически отменил старое предписание 1722 года. В том же году в с. Андреевке Городнянского уезда Черниговской епархии Смоленская икона Божьей матери чудесно обновилась в доме крестьянина Колотого. По старой памяти икону все же изъяли и, только после обращения Колотого в высшие инстанции она была возвращена в приходской храм. В конце 1908 года поступила еще одна жалоба на полтавское епархиальное начальство, которое отобрало у прихожан Свято-Тимофеевской церкви села Савина Полтавской губернии Кременчугского уезда обновившуюся икону «Трех Святителей» под предлогом осмотра ее епископом Иоанном и передало ее в кафедральный собор на хранение «впредь до усмотрения».

Стоит сказать, что та тщательность, с которой комиссии производили свои расследования, иногда действительно заставляет усомниться в том, что обстоятельства обновления являются сфальсифицированным или вызваны влиянием естественных процессов. Так, в Гродне икона Николая Чудотворца висела на кухне в помещении 3-го батальона 103 пехотного Петрозаводского полка и от действия пара и сырости покрылась каким-то беловатым налетом, так что изображения угодника совсем уже не было видно. Заметив это, командир 9-й роты капитан П. Панов в первых числах декабря 1909 года приказал заменить эту икону другой, а старую сжечь. Спустя несколько минут после того, как икона была положена в огонь, истопник, рядовой Никифоров, заглянул в печь и увидел, что изображение на иконе совершенно прояснилось. Возможно, в этом случае просветление лика произошло из-за влияния высоких температур. Не менее интересно в этом плане дело крестьянина Лымаря, который в 1911 году подал в Синод «кассационную жалобу» в том, что архиепископ харьковский и ахтырский Арсений не хочет освидетельствовать его икону Почаевской Божьей Матери, «бывшую ранее совсем излущенной, а ныне самонаписавшейся без рук человеческих». Комиссией все же было установлено, что Лымарь – «психически ненормальный человек», именует себя «всероссийским оратором», что «ясно доказывает ненормальность его умственных способностей». Обновление же иконы не совершилось каким-то сверхъестественным образом, а просто лики Богоматери и Спасителя промыты каким-либо составом, очистившим их от черноты и придавшим им больший блеск [24].

Обычно в связи с «первообразами чудес» также упоминаются появление на иконе Спасителя туманного образа Богоматери и ее обновление в Лыщанской церкви Пинского района в 1910 году [8, 24].

В конце августа 1913 года в доме жительницы местечка Батурина Анастасии Савиной Червонящей чудесно обновилась икона Божьей Матери. Икона эта была очень древняя и по своей ветхости раньше даже не употреблялась для поклонения, так как на ней нельзя было рассмотреть никакого изображения, но с четверга Страстной недели икона стала светлеть и из темной сделалась совершенно ясной. В том же 1913 году признана была чудотворной «с присвоением ей этого названия официально» икона Казанской Богоматери, обновившаяся в Никольской церкви Свияжска. В 1914 году рассматривались дела о возвращении обновившихся и затем отобранных икон в Дальне-Давыдовский женский монастырь Нижегородской епархии и в село Дубищи, Жизринского уезда Калужской губернии. По некоторым данным икона в Дальне-Давыдовском монастыре «источала из себя елей и творила чудеса», но комиссия не смогла подтвердить этих сведений. Дубищенская икона Николая Чудотворца обновилась у Марка Карпова еще в 1895 году и передана была в собор города Жиздры, прихожане же, прослышав о прецедентах с возвращениями отобранных икон, захотели вернуть ее в свои родные Дубищи [24].

После революции 1917 года обновления несколько лет носили главным образом единичный характер или их вообще не было, из числа известных можно отметить только открытие иконы Николая Чудотворца весной 1918 года (красное полотнище, закрывающие образ, разорвалось на части) [10]. Правда, в последнем случае его трудно считать обновлением как таковыми. Большевики, конечно, усмотрели в этом то, что народ «стал на здоровую, реальную почву», а фабриканты икон из числа духовенства «присмирели и не проявляли уже прежней рьяности» [24]. Хотя, возможно, факты просто замалчивались. Феномен, по некоторым данным, проявил себя следующий раз только в 1919 году в Иркутске [2]. И только начало двадцатых годов охарактеризовались следующим взрывообразным возрастанием чудесных просветлений старых икон.

Таким образом, первые обновления икон произошли в западных окраинах Российской Империи, главным образом на Украине, частично в Белоруссии. Перед революцией 1917 г. и в первые годы после нее обновления носили единичный характер.

Очаг обновлений на Украине в 1920–1923 гг. и распространение его в Россию

В 1920–1921 гг. предвестники новой волны, по всей видимости, опять возникли на Украине. Сергей Нилус в письме от 22 июня 1922 года сообщает: «Писал ли я Вам про массовое обновление старых икон, чему мы были сами многократно благоговейно-изумленными свидетелями? Весь прошлый год прошел у нас на Украине в этом сплошном чуде. Обновлялись целые церкви, кресты и купола, позолоченные на храмах и колокольнях. В Ростове-на-Дону таким образом обновился собор и много церквей. У нас по деревням и хуторам не было почти дома, где бы не совершилось подобное чудо» [30]. В то же время отмечено, что в 1921 году в Воронеже состоялся показательный суд над верующими, принявшими участие в крестном ходе с обновленной иконой (об этом писал журнал «Революция и церковь») [30, 35]. Стала ли распространяться эпидемия обновлений из Украины через Ростовский, Воронежский и Брянские уезды дальше в Россию (СССР)? Сложно ответить на этот вопрос из-за нехватки данных по некоторым регионам.

Уже в ноябре 1920 году граничащая с Ростовской областью современная Волгоградская область явила первые чудеса. Наиболее массовый характер оно приобрело в Царицынской губернии (в 1925 году переименована в Сталинградскую). Икон обновлялось так много, что священники Ленинского уезда не успевали служить молебны обновленным иконам. 26 декабря 1920 года из села Солодовки до г. Царева в честь обновленных икон прошел крестный ход. Люди несли обновившиеся у них иконы. Вскоре после этих событий, в начале 1921 года, была арестована и расстреляна большая группа духовенства, в том числе и иеромонах Матфей (Олейник) [13]. В январе 1921 года этот феномен принял настолько распространенный характер, что местные власти уже сообщали о «массовом мистическом психозе» населения уезда и взывали к губернским карательным органам спасти революционные завоевания от надвигающегося бунта «тёмных крестьянских масс». С 21 по 30 января в девяти сёлах Ленинского уезда работала экспертная комиссия Царицынского губчека. Осмотр 57 икон «показал явную фальсификацию» [5].

Не прекращавшееся массовое обновление икон заставляло власти прибегать все к новым и новым репрессиям. Так, в 1922 году был арестован и осужден «за обновление иконы» отец Павел Александровский. Советская пресса объявляла, что «все обновления икон сделаны человеческими руками, а не сверхъестественной силой». «В январе 1922 года в Драмтеатре слушалось дело об обновлении икон. Подсудимые сказали, что верят во вновь обновившиеся иконы. Обвиняемых: одиннадцать священников и одного дьякона Ленинского уезда – Царицынская газета «Борьба» назвала двенадцатью апостолами лжи». Незадолго до процесса из Царицына в Ильинский уезд выехала экспертная комиссия в составе протоиерея Преображенской церкви г. Царицына о. Евфимия Ильинского и священника села Каменный брод отца Александра Благовидова. На процессе один из обвиняемых священников о. Евфимий Саблин заявил, что «в селе Заплавном обновилось около 200 икон, иконы продолжают обновляться, но люди уже боятся об этом говорить» [13].

В конце 1921 года (январь) пришли сведения из Краснодарского края. Из статьи в Краснодарской газете «Красное Знамя» от 7 июля 1921 г.: «21 января в 3 часа дня у часовни, находящейся при монастырском подворье, собралась большая толпа народа. Все смотрели на Икону Божьей Матери, находившуюся на наружной стене той же часовни. На глазах у всех происходило обновление иконы». Были выдвинуты обвинения иеромонахам Сергию Завьялову, Иоасафу (Берсеневу), Андрею Алексеевич Ковалеву и Иосифу Ивановичу Ячуку за то, что «зная, что икона не обновилась, не счел нужным разоблачить перед толпой случившийся обман, хотя и был обязан это сделать по своему духовному званию» [27].

В 1923 году на Украине продолжались обновления и прочие чудеса. Они стали распространяться на север (в сторону Белоруссии, где первый случай произойдет в 1924 году), северо-восток, в Брянск, и на запад в Волынскую губернию (ныне – территория Винницкой области Украины). Так, в информационной сводке о состоянии православных церковников по СССР на 1 января 1924 года читаем: «В последнее время наблюдается широкая волна обновления икон, коих насчитывается около 50. В массовом паломничестве и стечении масс для исцелений к этим «чудесам» доминирующую роль играет знаменитое «Калиновское чудо». Со всех сел и деревень Волынской губернии крестьяне массами отправляются крестными ходами в Калиновку» [28]. Что же это за «калиновское чудо»? В июле 1923 года со станции Калиновка в село Сальник, что на Винничине, ехали на телеге, возвращаясь с гражданской войны, два солдата. На повороте стоял деревянный крест. По преданию, его установили на могиле трех купцов, которых убили здесь разбойники в 1918 году. Крест был местной святыней, и к нему ежегодно приходили паломники и служили молебны. В этот крест и выстрелил один из пьяных солдат, попав при этом в икону с изображением распятия и пробив пулей правое плечо Спасителя. Из раны потекла кровь. Об этом рассказал односельчанам крестьянин, который вез солдат [4].

Упоминания о событиях в Калиновке нашли отражение в литераторе середины 20-х годов в виде различного рода разоблачительных публикаций
Упоминания о событиях в Калиновке нашли отражение в литераторе середины 20-х годов в виде различного рода разоблачительных публикаций
 

О дивных знамениях, совершившихся в Киеве, свидетельствовал один старец еврей, по отзыву знающих его, человек весьма религиозный, честный и справедливый: «Моя дорога в Харбин лежала через Киев, где поезд стоит целые сутки. Я решил осмотреть город, где я был в первый раз, и разыскать своих знакомых, точного адреса коих я не знал. Пошел в адресный стол, заплатил миллион, но адреса так и не узнал. Решил походить по улицам. Это было 20 июня 1923 года. И вот на Житомирской улице я встретил огромную, многотысячную толпу; народу стояло так много, что, я думаю, не менее десяти тысяч человек. Толпа эта стояла чинно, без шума, что меня особенно поразило. Я сначала думал, это митинг и хотел уже удалиться, но эта тишина меня остановила, и я тоже остановился, не зная, в чем дело. В этой толпе было много наших евреев, много было и христиан. Я стал смотреть на небо, но один еврей сказал мне, что нужно смотреть на церковь, на главный купол, который вот уже два дня как обновляется. Я тоже стал смотреть, и на моих глазах с купола сошла как бы пелена. Я стал расспрашивать, мне наши евреи сказали, что и иконы под куполом были ранее старые, грязные, и тоже обновились. Действительно, иконы были как новые, только что нарисованные. Спустя несколько времени купол заблестел как солнце. Власти города, как мне сказали, производили обыск в церкви, думая, что здесь мошенничество, но ничего найти не могли. Вот это я видел сам своими глазами» [2].

Сообщение об этом чуде было опубликовано только в зарубежной, эмигрантской прессе. Наиболее полно писала об этом газета «Новое время» (№ 709). Статья не подписана, её автор неизвестен. Это случилось в четверг, 6 июля 1923 года, в Киеве. На храме Всех Скорбящих Радости, что на Сенном базаре, чудесно обновился купол. Все жители знали этот храм, его купол никогда не был покрыт позолотой. Это был бедный, неказистый храм, и вот за один день купол на глазах народа покрывается позолотой. Автор статьи, узнав об этом, тут же приехал на Сенной базар. Площадь была заполнена народом. Купол храма блистал свежей позолотой. Потом у всех на глазах стали обновляться иконы на барабанах, тусклые, облезшие краски на фресках начинали проявляться, постепенно яснеть. Потом на них тоже появилась позолота. В народе пошёл слух, что иконы обновляются и внутри храма. Обновились иконы Феодосия Черниговского, Казанская Божья Матерь. Только к вечеру автору статьи удалось протиснуться в церковь. Значит, народ стоял весь день. Он узнал, что обновилась 300-летняя плащаница, хоругви, крест. На его глазах произошло обновление иконы Николая Чудотворца. В это время приехала комиссия, чтобы уличить в обмане. Как только комиссия вошла в храм, тут же почерневшая икона Николая Чудотворца стала светлеть. Об этом громко сказали. Все стали смотреть на икону, и она полностью проявилась, просветлела, засияла красками. В это же время в Киеве обновились иконы и в других храмах. В Софийском соборе и в церкви Николы Мокрого [1, 2].

В городской ежедневной печати эти события почти не отразились. Ни в «Пролетарской правде», ни в газете «Меньшевик» об этом ничего не сообщали. Но о том, что всё-таки нечто происходило необычное в это время, можно судить по тому, что после 6-го числа усилилась антирелигиозная пропаганда. И только в небольшой заметке, напечатанной несколько дней спустя, есть свидетельство об этих чудесах, там описано, что какая-то женщина принесла священнику якобы обновлённую икону. И невежественный народ поверил этому. Упоминается в статье и комиссия, установившая, что никаких обновлений не было. «Больше икон не обновляйте, народ не баламутьте» – так заканчивалась статья [1].

Уникальные кадры. Очевидцу удалось заснять процесс обновления иконы
Уникальные кадры. Очевидцу удалось заснять процесс обновления иконы
 

То же «Новое Время» за 1 сентября 1923 г. (№ 704) продолжает публиковать воспоминания очевидцев: «Наступил уже вечер. В храме было темно. Электричество не горело. Но лик Святителя сиял каким-то особенным сверхъестественным внутренним светом. Это была потрясающая картина […]».

На следующий день, 7 июля, началось обновление второго купола той же церкви и икон, расположенных над куполом. Надо сказать, что нашлись какие-то эксперты, которые взяли два куска – от обновленного купола и от второго купола для обследования. Но результатов обследования не опубликовали. Второй купол начал понемногу обновляться. В течение трех дней совершенно обновились все иконы, находящиеся над куполами св. Владимира, Ольги, Николая, Александра Невского, Алексия, Петра и других. Но самый купол совершенно не обновился. В тот же день началось обновление Георгиевской церкви. Особенно замечательно обновление в ней иконы, изображающей «Моление о чаше», а также обновление иконы Покрова и изображения Христа Спасителя с Крестом, идущим на Голгофу. Кроме того, обновился еще купол на церкви Рождества на Подоле. Одно из самых замечательных обновлений произошло над колокольней Софийского собора. Там с давних пор, чуть ли не со времени Петра Могилы, висит изображение чуда Св. Николая (Мокрого) с ребенком, утонувшим в Днепре в 1072 г. На ней кроме двух-трех темных фигур ничего нельзя было разобрать. Теперь древняя икона представляет собою картину дивной красоты. Перед сияющим в золоте образом Св. Николая лежит ребенок, вытащенный из воды и стоят родители, священник и монахи-старики, а вдали виднеется Днепр, нарисованный с величайшим искусством. Все художники поражены этим дивным образом [38].

К. Притисский в статье «Мотивы чудесного в жизни современной России» писал о случае, имевшем место в Киеве в те же годы и, по словам Притисского, получившем большую огласку [32]. Это произошло 19 июля 1923 года в Киеве [23]. Очевидец писал о том, как купола одной церкви сделались вызолоченными: «Вчера еще я проходил мимо храма, большой купол которого сквозь сетку октябрьского дождя выглядел темнее обыкновенного. Позолоты на нем почти не было. Большими кусками виднелось бурое железо […]. Оказывается, что обновился не только купол, но и ряд икон внутри храма, между прочим, старенькая Плащаница, знакомая мне с детских лет. Очень любопытно, что под куполом были нарисованы образа, и их совершенно выцветшие краски теперь сияли как новые. Никогда мне не доводилось видеть такой реставрации […].В заключение могу передать вам рассказ моего компаньона по делам, еврея, квартира которого окнами выходит на церковную площадь. Он с непередаваемым на лице испугом, оглядываясь во все стороны, шепотом говорил мне: «Было десять с половиной часов вечера. Шел дождь. Вдруг в комнатах сделалось светло-светло. Я бросился к окну. Вижу над храмом яркое облако. «Пожар! – закричал я. – Церковь горит!» Потом вдруг все пропало. Стало темно. Не верил своим глазам. Утром увидел золотой купол...».

Заслуживает внимани, письмо священнику Харбинской епархии от одного из богомольцев, посетившего летом 1923 года Киев: «Народу, богомольцев, видимо-невидимо. Русь Святая просыпается и опять стекается на поклонение. […]. В начале июля начались и до сих пор продолжаются массовые обновления икон, совершающиеся на глазах народа. В некоторых храмах чудесно озолотились старые почерневшие купола и блестят так ярко, что больно смотреть. Киев прославляется» [32].

В то же время в Харькове на Харьковском соборе и в других украинских городах тоже произошло обновление куполов, о чем пришлось написать даже в большевицкой антирелигиозной литературе. В погожий весенний день многими было замечено, что соборный купол, бывший ранее потемневшим, вдруг засверкал как новый [26, 29]. В другой раз обновление коснулось Воскресенской церкви. Вот как писала по этому поводу газета «Коммунист» 18 августа 1923 года: «16 августа в Харькове случилось «чудо». Группа женщин, проходя мимо Воскресенской церкви, обратила внимание, что один из позолоченных крестов церкви значительно ярче других. […] Слух о чудесном обновлении креста распространился по базару, возбуждая среди невежественной части населения различные толкию Вскоре в самой церкви обнаружили новое чудо: обновились десятки икон, крестов, нарисованных на стенах, иконостас и пр. Дело было расследовано. На допросе настоятель церкви, священник-псаломщик, дьякон-псаломщик, староста и другие лица из местного причта показали, что никакого обновления не было. Один кресто ярче другого потому, что 8 лет тому назад он был покрыт поталем, состоящим из опилков настоящего червонного золота, а другой – поталем из опилков простой бронзы, которая со временем потемнела [7].

В октябре 1923 года «Огонек» писал о первом суде по делу «обновления икон». На скамье подсудимых в Брянске оказались 40 человек – практически все жители деревни Новая Романовка. Священник Устименко, отслуживший молебен перед засиявшей иконой Богоматери, был приговорен к году тюрьмы – за «контрреволюционную агитацию». Такой же срок получил и крестьянин Ромасюков, в чьем доме произошло чудо, а всех остальных отправили в лагеря на 6 месяцев [42]. Вероятно, это отголоски обновлений, начавшихся на Украине и вышедшие за ее пределы через Ростов-на-Дону и Воронеж.

Последние обновления на Украине произошли в 1928 году [29].

Итак, можно сделать следующий вывод. В 1920-1921 гг. на Украине начались массовые обновления икон, которые вышли за ее границы через современные Брянскую, Ростовскую и Воронежские области. Они распространились далее в Волгоградскую область и Краснодарский край, первые сведения об обновлениях в которых датированы ноябрем 1920 г. и январем 1921 г. соответственно.

Обновление икон в Тамбовской губернии 1922–1924 гг.

После Воронежской и Волгоградской областей, ставших первыми областями России куда проникли обновления из Украины уже в 1920 г. и где карантин не смог воспрепятствовать эпидемии, обновления двинулись также в расположенную рядом Тамбовскую область. Уже 13 февраля 1922 года член Кирсановского укома Степанов доносил: «В Чембаровском уезде за последнее время стали появляться чудотворные иконы, были случаи, говорят, здесь: явилась Божья Матерь и плачет, один коммунист подошел и разрезал ей глаза ножом, потекла кровь, а коммунист остался стоять с поднятой рукой, так и стоит по настоящее время. 12 февраля сего я был и лично смотрел обновленную икону Иисуса – говорят, что икона была облезлой за каких-то 3-4 часа покрылась слоем золота. Гражданин, у которого обновилась икона с. 2-я Гавриловка приблизительно 26-27 лет, Николай Демин, при моей попытке говорить уверял, что икона обновилась сама, население этому верит, ходит толпами смотреть».

16 февраля 1922 г. тот же Степанов с некоторой растерянностью доносит из с. Рудовки в Кирсановский уком: «В с. Софьино у крестьянина этого же села на глазах у граждан обновилось 3 иконы, среди них [икона] Серафима Саровского. Около этого дома и в доме был отслужен молебен, после собирали деньги в пользу чудотворной иконы. При разговоре со священником о чудесах священник уклонился от прямого ответа. Впервые чудеса начались с Чембарского уезда, теперь эта волна, идя равномерно, захватила и наш уезд, не делая прыжков - почему не обновляются иконы в южной части уезда? Здесь теперь уже говорят, что в Чембарском уезде начали иконы темнеть, религиозные старухи говорят: «Иконы темнеют, потому что их не сумели встретить». В общем следует отметить, что религиозная волна охватывает все глубже и глубже крестьянские массы. Для пресечения этих одурачиваний предлагаю выслать комиссию-экспертизу».

Местные власти также не были готовы к такому непонятному для них явлению и начинали испытывать легкую панику. В 2-ух недельной госинсводке Уполгуботдела по Кирсановскому уезду с 5 по 22 марта 1922 г. говорилось: «В Инжавинской волости распространяются слухи, что в лесу, 4 версты от Инжавино, в пустыне, где живут монашки, обновилось 2 иконы. В с. Усово Куровщинской волости обновилось 2 иконы. За февраль и половину марта по Кирсановскому уезду обновилось 13 икон. Начались подготовительные работы протестов против передачи церковных ценностей, отцы духовные имеют всегда возможность, а в данном случае в особенности использовать церковь для свержения советской власти... В силу участившихся случаев обновления послать предписание усовмилиции об изъятии всех обновленных икон».

Но предпринятые меры не принесли успеха безбожникам. Обновившиеся иконы изымали, но тут же обновлялись другие иконы и притом еще в большем количестве. В госинсводке 20 марта–5 апреля 1922 г. говорилось, что «Кирсановский уезд подвергся эпидемии распространения обновленных икон. За этот период обновилось 37 икон. Они изъяты, ведется расследование. К обновленным иконам приглашаются священники для совершения молебнов, где граждане обращаются за разъяснением, в большие рассуждения не входят, а говорят, что благодать Божья. Такие случаи в Кобяках, Соколово, г. Кирсанов. Священник городского собора Богоявленский утвердительно говорит, что это чудо. Священник монастырской церкви Архангельский и диакон Рождественский обновления отрицают, признают шарлатанством».

Точного учета икон, обновившихся за 1924 г., не имеется, но по имеющимся данным можно смело определить, что за 1924 г. обновившихся икон было до 1000. Главным образом обновление имело место в семьях бедноты и у вдов-старух [18].

Постепенно число обновлений икон уменьшалось. Православное духовенство и миряне подвергались репрессиям, оставшееся же население все более приобретало черты «советского человека», чаще равнодушного или даже враждебного проявлениям какой бы то ни было религиозности [10].

Так высмеивали обновления икон в 30-е годы. Подпись: «А совсем немного работал над ним батюшка отец Николай: вымыл теплой водичкой, маслицем помазал, полотенцем обтер». Карикатура из книги Е. И. Петровского «Чудеса и мощи»
Так высмеивали обновления икон в 30-е годы. Подпись: «А совсем немного работал над ним батюшка отец Николай: вымыл теплой водичкой, маслицем помазал, полотенцем обтер». Карикатура из книги Е. И. Петровского «Чудеса и мощи»
 

Волны обновлений в Петроградском, Псковском, Новгородском, Калужском, Оренбургском и Рязанском уездах в 1924-1930 годах

В то время как обновления почти закончились в Тамбовской губернии, они начались в Белоруссии (см. ниже), Новгородском уезде и Ленинграде. Петроградская и Псковская епархии также не избежали массовых обновлений, чашая сия не минула и Оптину пустынь Калужской епархии [19]. Иноки Оптиной пустыни сообщали: «У нас совершается много знамений: купола обновляются, из Святого креста кровь потекла, богохульники столбняком наказываются и умирают» [16].

Первое чудо обновления икон на Псковской земле произошло при следующих обстоятельствах. 8 июня 1924 г., в воскресенье, в д. Варварино Краснопрудской волости Псковского уезда 19-летний церковный певчий Андрей Семенов остался дома один. Его домочадцы ушли в церковь. Андрей стоял у божницы и молился. Вдруг старая темная икона святой великомученицы Параскевы Пятницы просветлела, засияла и обновилась. Вскоре от иконы начались исцеления. Наибольшее количество икон обновилось в Краснопрудской волости. В Прудском приходе 5 икон сразу обновилось у Акилины Ларионовой, две – у Сергея Афанасьева, 3 – у Василия Кондратьева, по одной иконе – у Марии Морозовой, Татьяны Антоновой. Иван Григорьев с неизвестной монахиней обнаружили, что на Краснопрудском кладбище, на крестах, обновилось 40 икон. Количество их росло с поразительной быстротой. Ежедневно в десятках изб обновлялись все новые и новые иконы. Это явление перекидывалось из уезда в уезд. В течение двух дней, 12 и 13 июля, массовые обновления икон произошли в деревне Плоская Лука: у Ивана Нефедова, Петра Александрова, Дмитрия Ефимова и других – по одной иконе, а у Анастасии Романовой – десять. Сразу пять икон обновилось у Ивана Иудина из деревни Лыткино. В деревне Подоклинье у коммуниста Ивана Татаринова в его отсутствие обновилась икона, которую его жена хранила тайно, несмотря ни на какие его уговоры и угрозы. Иван Татаринов был предан суду.

Обновления происходили в домах как верующих, так и неверующих, но преимущественно в домах людей благочестивых и так называемых кулаков. Крестьяне, несмотря на горячую пору, бросали страду, спешили увидеть все своими глазами, поклониться святыням. Вера в народе возрастала, укреплялась, люди молились, шли в оставшиеся еще открытыми храмы. Пошли разные слухи о совершавшихся еще и других чудесах – о мощах в Бутине, возле которых сама собой появлялась горящая лампада, о том, что в Краснопрудской церкви по ночам зажигаются лампады и свечи. Крестьянка Мария Яковлева рассказывала, что ее соседка Александра Антонова видела, когда коммунисты дерзко взяли обновившуюся икону, она рассыпалась у них в руках. В Пскове, в Старо-Вознесенском монастыре, где разместилось ГПУ, вернулись на свои места иконы. Рассказывали, что к отцу, у которого в доме обновилось сразу десять икон, приехал в отпуск неверующий сын-красноармеец. Несмотря на мольбу престарелого отца, он в ярости выбросил из дома все иконы и сжег. После этого его руки стали черными и не отмывались. О том, что случилось с иконой св. Параскевы Пятницы, обновившейся первой, рассказывали: «В деревне Варварино обновилась икона. Когда коммунисты хотели забрать ее, лошадь, везшая икону, сломала ноги, возницу-солдата разбило параличом, а икона исчезла. В виде такого чуда коммунисты стали молиться и каяться. Через 3 часа икона появилась, и тогда они уверовали в Бога окончательно. Вызвали из Москвы комиссию. Члены комиссии, расследуя обстоятельства дела, также уверовали, вышли из партии и решили строить церковь на месте обновления».

Многих священников арестовали за «поповский обман» и приговорили к различным срокам тюремного заключения. Судьба многих осужденных по данному делу неизвестна, как неизвестна также и участь чудесно обновившихся икон. По некоторым сведениям, они находились в конце 1920-х гг. в музее В. И. Ленина. Газеты «Псковский набат», 1924 г., № 222, 280, 292–298; 1925 г., № 60; «Ленинская гвардия», № 8 [36].

В 1925 году в Новгороде были осуждены 48 человек – 31 мужчина и 17 женщин. Обвинительное заключение гласило: «В конце 1924 года в Медведской и Самокражской волостях Новгородского уезда распространились слухи о происходящих чудесных обновлениях икон в пределах Ленинградской и Псковской губерний. Эти слухи привлекли на свою сторону религиозно настроенных граждан, которые начали паломничество в места обновления для осмотра икон и поклонения им. Такое паломничество привело к тому, что среди населения стали распространяться всевозможные слухи, имеющие перед собой чисто контрреволюционную почву… Религиозный фанатизм распространялся с неимоверной быстротой, и эпидемия обновления икон начала поражать одну за другой деревни Медведской и Самокражской волостей Новгородского уезда».

«Вообще... в ряде волостей Новгородского и Старорусского уездов обновилось столько икон, что подсчитать их точно при данных условиях является работой весьма трудной. Однако органами дознания в этих уездах обнаружено более 150 обновленных икон...». Судя по документам, все обновленные иконы отбирались и уничтожались; их владельцы, свидетели и священники, служившие перед ними молебны, попадали на скамью подсудимых [32].

«17 ноября 1924 года Дарья Александрова (д. Закибье Медведской волости Новгородского уезда), которая ранее считала себя человеком неверующим и среди населения слыла за коммунистку, объявила об обновлении принадлежавшей ей иконы «Троеручицы» Божьей Матери и распространила слух о чуде, виденном ею при обновлении. Этим чудом, по рассказам Александровой, явилось то, что от иконы якобы сыпались искры, когда пред нею зажигалась лампадка. Сама Александрова после этого надела на шею крест, коего раньше не носила». (За свое свидетельство Д. А. Александрова была осуждена по 120-й статье Уголовного кодекса).

Андрей Прокофьевич Прокофьев (деревня Менюши Медведской волости) свидетельствовал, что «В январе месяце, проснувшись ночью, он увидел, что весь его дом охватило сияние. Это сияние продолжалось около получаса, ввиду чего он, Прокофьев, стал молиться Богу. На следующий день утром он пошел в свою нежилую избу и там увидел, что икона Казанской Божьей Матери стала светлая. Лицо иконы, риза и руки стали совершенно другими, [чем] какими он видел их раньше». За свое свидетельство Прокофьев был осужден по 120-й статье УК [35].

4 января 1925 г. в деревне Сосенки распространился слух о чудесном обновлении иконы Божьей Матери «Иверская», принадлежавшей Василию Григорьеву. «Весть об этом чуде укрепляла веру в обновление, и на поклонение иконе стали приходить паломники из разных деревень...» [27]. Из обвинительных документов специальной экспертной комиссии, 1925 год: «Об обновлении иконы Иверской Божьей Матери, принадлежавшей гражданину Василию Григорьеву. Обновление иконы было обнаружено во время распития самогонки гр-ном Антоновым, сидевшим за столом совместно с хозяином иконы Григорьевым и соседом Харламовым. Молва о чуде быстро распространялась по деревне, верующие несли святые подаяния... Икону осмотрели сельские власти, местные комсомольцы и священник. Икона действительно светлела, и это происходило на глазах присутствующих. При осмотре экспертной комиссией иконы, отобранной у Григорьева, установлено, что обновление ее произведено путем протирания стекла с наружной стороны и удаления, таким образом, грязи и копоти, затемняющих лик иконы. Потемнение же иконы было вызвано тем, что за нижнюю планку ее окантовки было налито деревянное масло, которое по законам капиллярности поднималось вверх по бумажному изображению иконы и создавало медленное ее потемнение» [44].

Дарья Александровна Васильева (деревня Уномерье Самокражской волости) свидетельствовала, что «В феврале 1925 года, проснувшись ночью, она увидела в углу какой-то свет. Через несколько дней, обратив внимание на свои иконы, она увидела, что иконы из черных превратились в светлые. После этого ей во сне явилась Богородица и сказала: «Не скрывай». За то, что Васильева «не скрыла» этого факта, она была осуждена по той же статье [32].

Из обвинительного заключения священника Заозерского Никанора Еразмовича в 1925 году: «...Священник пог. Сабле Никанор Заозерский обвиняется в том, что в феврале 1925 г. ходил по деревням своего прихода и вел пропаганду о том, что обновляющиеся иконы есть чудо Божие, посланное Господом, чтобы народ молился Богу и ходил в церковь, что в наказание за грехи Бог согнал с полей снег, что обновленные иконы отбираются властью неправильно...». Из других протоколов: «В конце марта или апреле 1925 г. в деревне Сергово Трясовской волости в доме Ивана Пухтина обновилась икона Божьей Матери «Владимирская»». Обновление иконы было обнаружено маленькими детьми, пришедшими в избу Пухтина. […] При изъятии от Пухтина иконы 13 апреля 1925 г. Иван Пухтин оказал милиции сопротивление, не желая, чтобы икона у него была изъята. При этом он оттаскивал милиционера от иконы за руку, а 100-летняя его мать, как написано в обвинительном заключении, «наносила представителям власти словесные оскорбления, называя их грабителями...» [27].

В марте 1925 г. в д. Дубня Трясовской волости было объявлено об обновлении иконы «Николай Чудотворец», принадлежавшей Степаниде Арестоуловой [27].

А вот обвинительное заключение по делу священника, который был подвергнут тюремному заключению только за то, что отслужил перед обновившейся иконой молебен. «Гражданин Георгиевский обвиняется в том, что, будучи священником Астриловской церкви, 29 мая с. г. из корыстных и иных видов прибыл в дер. Овчинкино Астриловской волости и отслужил перед так называемой обновившейся иконой молебен, чем способствовал укреплению в сознании граждан чудесных обновлений и дальнейшему развитию этого явления, то есть в преступлении, предусмотренном ст. 16 и 120 УК» [32].

В других делах фигурируют обновившиеся иконы из д. Ушно (в декабре 1924 года у Алексея Павлова), д. Взъезды Медведской волости (февраль 1925), д. Ямок Трясовской волости (в марте (апреле?) 1925 г. у гр. Пентюшкина Григория и его жены Анны («жена Пентюшкина сказала, что икона обновлялась на ее глазах и это происходило постепенно снизу вверх), с. Новые Теребони (в январе 1925 года у Семена Волкова) и др. [27].

В Новгородской и Старорусской епархиях явление обновления икон происходило и в церквях. Обновилась икона Старорусской Божьей Матери в Спасо-Преображенском Старорусском монастыре и Владимирской Божьей Матери в часовне д. Овчинкино Астриловской волости [11].

Один из последних случаев, произошедших в Новгородской области до войны, имел место 15 марта 1929 года. Специальный протокол отмечает: «В с. Саюкино у Екатерины Петровны Носовой обновилась икона «Спасителя«. Направлена комиссия РАО с участием священника и населения. Установили, [что] вследствие сухости воздуха икона приняла более чистый вид, так как налет сырости высох и отпал» [34].

В июне 1925 года в г. Бузулуке Оренбургской области в разных частях города обновились 44 иконы... [2].

В 1925 году обновления добрались до Ленинграда. Иеромонах Сапсон (Сиверс), видевший обновление одной из икон в этом году, рассказывает об этом явлении так: «Она горела каким-то особым огнем. Пламенем синим горела, не красным огнем. Причем сама икона хрустела, как будто лучины разжигают, чтобы разжечь самовар. У меня был маленький кот в келии, он, бессловесная тварь, спрятался под шка, оставались видны тольео хвост и задние ноги… Я остановился в дверях – у м еня пожар, а дыма нет, какой-то сине-голубой свет, и колышется. Горела икона, а все было тихо – ни запаха дерева, ни пыли, ни гари, ничего не было. Я оцепенел! Думал: заливать? […]. А потом – хлоп! Как хлопушка, и потухло. И чистый вохдух. Подхожу к Феодоровской иконе – она чистая, а была вот такая черная. И все: краски, изображение, лик – все полностью видно. […]. А второй раз обновление иконы было уже после смерти Патриарха Тихона, через два года, в двадцать седьмом году, когда я служил с Патриархом Алексием в греческой посольской церкви. […]. Я вернулся, вхожу – опять такой же пожар» [14].

В 20-е годы в Петрограде обновились купола на храме: стали золотые, а были черные [21].

Чудеса происходили в течение длительного срока. Уже в 1930 году были произведены многочисленные аресты в Рязанской области. Здесь, в селе Апушка, в 20 верстах от города Шацка обновилась икона Божьей Матери, а неподалеку, в селе Вановье, жители стали свидетелями целого ряда чудесных знамений от икон [32].

В 1930 г. в селе Бузинове Средневолжского края кулаки распространили слух о том, что у вдовы Шапченковой «обновилась» икона. В короткий срок почти все жители села собрались у дома вдовы. Были там священники и церковные активисты. Они говорили крестьянам: «Вот видите! Не пошли в колхоз – милость господняя воссияла». Позднее следствием было установлено, что икона приобрела свой первоначальный вид потому, что вдова ее вымыла с мылом [3].

Конец 20-х годов ознаменовался обновлениями на Кавказе (к сожалению, точный год неизвестен). Умерший в 1991-м году 99 лет от роду двоюродный брат владыки Иоанна (Шаховского) Константин Сергеевич Родионов застал множественное обновление икон при закрытии в конце 1920-х годов скита Ново-Афонского монастыря на Кавказе в местечке Псху, куда доныне можно добраться только на вертолете [43].

Волна обновлений икон в Приморье и Китае в 1922–1925 гг.

С 1922 года Приморье либо стало очередным очагом, либо же кто-то привез сюда сведения об обновлениях, спровоцировав тем самым волнения в умах. Спустя 6 месяцев в Японии случится Великое землетрясение Канто, в котором погибнет около миллиона человек, и чем ближе к роковой дате 1 сентября 1923 года, тем больше случаев обновления икон будет происходить. Описание этой волны мироточений приведено в книге архиепископа Мефодия. «О знамении обновления святых икон» (1-е изд. Харбин, 1925, последнее издание – Москва, 1999).

Как пишет архиепископ Мефодий: «Волна обновлений прошла по югу России как бы каким-то многоводным потоком. Знамения обновления так многочисленны, так явственны, так очевидны, что сама безбожная власть вынуждена признать действительность происходящего и засвидетельствовать об этом в своем официальном органе. Так, в одном из номеров газеты ВЦИК за вторую половину 1923 года или за первую 1924 года была помещена заметка, которая начиналась словами: «Повсеместно началось обновление икон...» [2].

Приморье стало распространять обновления на северо-запад в сторону Китая, Благовещенска и граничащих с ним поселений в самом конце 1922 года. Кролевец и Кневичи стали первыми городами, где произошли новые случаи обновлений. Так, имеется письмо христианина из Владивостокской епархии священнику-беженцу этой епархии, находящемуся в Харбине (Китай). Письмо описывает поистине поразительный случай обновления иконы: «У нас, слава Богу, появилось множество чудес, и я решил сообщить о них Вам, предварительно убедившись своими грешными глазами; в Кролевце обновилось более десяти икон. И вот мне представился случай смотреть на них. Да, действительно чудеса Божии, посылаемые нам, грешным, чтобы мы каялись и обратили сердца свои к Господу. У Василия Косячука икона Спасителя, окруженного двенадцатью апостолами, на бумаге, без стекла, в простенькой рамке, уже изорванная, сделалась совершенно новой и следы изорванного зажили, только рубцы. Один неверующий колол ее и резал ножницами, но и эти следы в течение некоторого времени заросли, и это на глазах людей. Лики икон как живые, необыкновенные. Внизу на иконе в ¼ вершка осталась черная полоса, указывающая прежнее состояние иконы. У Марченко Хромого икона Богоматери была в серебряной обделке, но сделалась в золотой, и необыкновенного золота. Остались только в трех местах признаки дообновленного состояния иконы. Лики поразительные, очень заметные издали. Я видел это своими глазами и верю, что это чудо Божие...» То же лицо в другом письме (29 декабря минувшего [1922] года) пишет: «Я писал о чудотворно обновленных иконах в селе Кролевце, а сейчас счастлив написать Вам, что это Божественное чудо перекинулось и на Кневичи. Икона Божьей Матери Казанской чудотворно обновилась и у меня. Не могу Вам описать радости, которую я с семейством испытываю, глядя грешными взорами на лик Богоматери и Богомладенца, изменившиеся на невообразимо кроткие, миловидные, нежные, весьма красивые, с кровавым румянцем лица. Позолота обделки изменилась, как только что из магазина куплена, даже много красивее. Осталось только пятнышко на венчике Богоматери величиною в ¼ медной монеты копейки прежнего темного цвета – это доказательство бывшей темноты иконы, стоявшей на стене в течение девятнадцати лет. Между тем стоящая рядом и такое же время икона Спасителя оставалась темной. Я искренне верю и благодарю Бога, посетившего меня грешного своим благословением. Кроме меня, чудотворно обновились иконы у стариков Дьяченко, Мокриенко, Тарасова, Д. Барабаша, Феодора Сущенко, моей матери, Гервасия Сидоренко, Василия Остапенко. Каково это знамение, Бог знает, но люди, не верующие в Бога, по-прежнему не верят, а веровавшие укрепились еще лучше в вере».

Далее случаи благодатных обновлений на Дальнем Востоке стали ползти во Владивостокскую епархию. Первое знамение обновления последовало в Гродекове, в пятницу на сырной седмице 1923 года. 3 февраля старого стиля обновилась икона у жителя Гродекова казака Аполлона Степановича Мрыхина, проживающего на Андреевской улице. Обновившаяся икона небольшого размера, штампована чернью по белой фольге, наложенной на доску. Икона – родительское благословение. На ней девять изображений в три ряда... Первым заметил обновление красноармеец, бывший на постое у хозяина дома, когда утром после уборки лошадей вошел в комнату и, вымыв руки, взглянул на икону. Заметив обновление, он тотчас же сказал проснувшейся хозяйке: «У вас икона обновляется; у нас на юге России (откуда красноармеец был родом) иконы тоже обновлялись [возможно он имел в виду Тамбовскую губернию – И. Б. ] ». Икона обновлялась постепенно. По словам одного лица, видевшего святую икону спустя неделю после обновления, обновление шло с левого от зрителя угла сверху книзу, захватывая часть изображения святителя Николая и Воскресения Христова и внизу все изображения Успения Божьей Матери. Оставались необновившимися вверху два изображения Божьей Матери, в средине Зосимы и Савватия и внизу в углу слева Воздвижение Честного Креста. То же лицо видело икону в следующее воскресенье через неделю. На иконе оставались необновленными только изображения Зосимы и Савватия Соловецких и Воздвижения Честного Креста и необновившееся пятно по изображению Воскресения Христова (левый угол внизу) и святителя Николая (правый угол внизу). В обновившихся местах можно было заметить полное и неполное обновление, которые незаметно сливались одно с другим... [2].

29 июня 1923 года в том же Гродекове произошло обновление куполов местного храма. Вот как об этом рассказывает настоятель храма: «Входит ко мне в алтарь казак Иван Семенович Понявкин, человек верующий, строгий ревнитель Православия, и говорит мне, что на нашем храме обновляются кресты и что много собралось народу. Я, говорит, стоял и наблюдал. Один из крестов обновлялся на глазах у всех, а всех обновилось пять крестов; даже там, где местами золото слиняло, обновилась грунтовка желтого цвета. Обновились местами также купола, покрытые зеленой краскою и от времени побелевшие. Когда я вышел на улицу, то, действительно, народу собралось много, было много служащих железной дороги и красноармейцев, которые относились с насмешкой к чуду и говорили казакам: «За сколько вам поп в одну ночь выкрасил кресты? Наверное, рублей двести взял?». Против этих нечестивцев восстали женщины и говорят: «Дадим тебе триста, выкраси в неделю» [цит. по 23].

После первых случаев благодатных обновлений прошла как бы какая-то волна по всему Приморью. Стали обновляться святые иконы в храмах и у частных лиц по разным селам Приморья; обновлялись также в храмах хоругви, утварь и другие священные предметы.

После Приморья волна обновлений двинулась в пределы Харбинской епархии. Первые случаи обновления здесь произошли в конце июня старого стиля того же 1923 года. Достойно внимания, что, по дошедшим до нас сведениям из Советской России, начало обновлений на юге России началось точно так же на это время. Первою обновившеюся иконою в пределах Харбинской епархии была икона Божьей Матери Владимирская. После обновления этой святой иконы последовало обновление других икон Божьей Матери, а также икон Спасителя и угодников Божиих. Последовательно через некоторые промежутки обновились иконы Божьей Матери Казанская, Иверская, Всех скорбящих радость, Умиление, Знамения Курская Коренная, Калужская. Есть обновившиеся иконы Спасителя, но их небольшое число по сравнению с обновившимися иконами Божьей Матери. Из икон угодников Божиих первою обновилась в пределах Харбинской епархии икона мученика Иоанна Воина, защитника от обидящих. Но наибольшее число обновившихся икон – иконы великого угодника Божия святителя Николая и иконы святого великомученика Георгия Победоносца.

Первый случай обновления благодать Божия явила в пределах Харбинской епархии на станции Пограничная, и первая обновившаяся икона была, как сказано, икона Божьей Матери Владимирская. Обновление святой иконы совершалось с 3 на 4 июля. Первое чудо обновления совершилось так неожиданно и так было ново, что слух об этом быстро разнесся по всей Маньчжурии и произвел на всех неизгладимое впечатление, привел всех как бы в какое-то недоумение. Иконе более двадцати лет. До обновления икона была потемневшей, тусклого бледного цвета. Такой же вид имеет икона Спасителя, находившаяся рядом. После обновления краски лика так оживились, как будто икона только сейчас написана и покрыта лаком, фольговые украшения так блестят своим золотистым блеском, как будто они сейчас только вышли из рук мастера. Обновление иконы никак не могло произойти путем обыкновенной чистки. Икона никогда не вынималась из киота, чему доказательством служит насевшая в нижней части киота паутина, а фольга настолько слабый материал, что при малейшей попытке чистки фольговых украшений они рассыпались бы в прах. Описанная святая икона принадлежит жительнице станции Пограничная Евфимии Потаповне Немерецкой. Вставши утром 4 июля на молитву, хозяйка дома увидела икону уже обновившейся, а потому полагает, что обновление произошло в ночь с 3 на 4 июля.

9 июля 1923 года у прихожан станции Пограничная Георгия Васильевича и Елизаветы Ивановны Журицких обновилась икона святого мученика Иоанна Воина. Икона была темной с едва заметным ликом и производила впечатление старой и ветхой. Находилась она в киоте под стеклом, которое не открывалось, написана на дереве, риза и венчик вокруг головы из фольги золотистого цвета. После обновления икона стала необыкновенно светлой, с отчетливо прояснившимся ликом святого и обновившейся фольговой ризой. Икона пожертвована владельцем в местный храм.

10 июля обновилась Казанская икона Божьей Матери и икона святителя Николая у жителя соседнего с Пограничной поселка Благовещенского Ивана Дмитриевича Кондратюка. Казанская икона была приобретена владельцем сорок два года назад. Просветление иконы заметила хозяйка дома во время утренней молитвы, немедленно позвала дочь, которая заметила и самый процесс просветления иконы. Икона святителя Николая напечатана на бумаге. В средине поясное изображение Святителя, по бокам мелкие изображения из его жития, иконе пятнадцать лет. На иконе во всей ясности видно, какою она была до обновления и какою стала после... Переход светлого в тусклое и, наконец, темное в самом углу настолько незаметен, что исключает всякую возможность чистки иконы человеческою рукою, потому что тогда остались бы какие-либо полоски. Икона пожертвована владельцем в Харбинский собор.

10-го же июля у прихожанина поселка Благовещенского Пограничного прихода Ивана Григорьевича Козловского обновились следующие святые иконы: небольшая иконка Тайной Вечери, печатанная на бумаге, приобретена тридцать три года назад, родительское благословение; Казанская икона Божьей Матери, писана на дереве, с фольговою ризою в киоте, приобретенная около пятидесяти лет назад; икона святителя Николая, приобретеннная около тридцати лет назад, писана тоже на дереве, с фольговою ризою в киоте. Все поименованные иконы были так загрязнены пылью и засижены мухами, тараканами, что почти невозможно было рассмотреть изображения. Обновление произошло заметным образом на глазах присутствовавших. Вот простой беспристрастный рассказ об этом хозяина дома: «10 июля в 12 часов дня я пришел в кухню обедать. Жена старуха пошла в комнату, где стояли иконы, и увидела, что икона Божьей Матери, стоящая выше других икон, стала обновляться. Она возвратилась в кухню и сказала мне: «Старик, иди, посмотри на нашу икону, какая она светлая!». Я пошел вместе со старухой, снял икону и вынес ее на кухню, где вместе с квартирантами стали рассматривать. Когда мы рассматривали, то икона в наших руках обновлялась и стала совершенно светлой. После пришло много народу, стали смотреть на угол, где находились иконы, и заметили, что и остальные иконы стали значительно светлее, чем раньше. Небольшая иконочка Спасителя, печатанная на бумаге, лежала ликом вниз, но когда ее подняли, то тоже заметили перемену. Икона, бывшая совершенно темной, грязной, засиженной мухами, оказалась светлой, чистой. Через два часа все иконы обновились, и к вечеру пришел отец, настоятель церкви станции Пограничная, протоиерей Ильинский, при большом стечении народа отслужил молебен». Икона Тайной Вечери пожертвована владельцем в Харбинский собор.

В то же приблизительно время обновились святые иконы: 1) Икона Спасителя у прихожанки станции Пограничная Матрены Викуловны Мотях. Иконе 42 года; писана красками, простой, но приличной работы; икона пожертвована владелицей в Харбинский собор; 2) Иверская икона Божьей Матери у прихожанина Михаила Прокопьевича и Варвары Андреевны Романюк... 3) Икона святого великомученика Георгия Победоносца в доме большевика, но верующего человека, Василия Ананьевича Беликова, большевика скорее, как говорят, по должности. Икона была приобретена его матерью, богобоязненной женщиной, которая и доселе жива. Иконе шестнадцать лет, напечатана на жести. Икона блестит, как будто только сейчас изготовлена на фабрике; остались только кое-где ничтожные пятнышки, показывающие, какой икона была до обновления. Большевик хозяин скрывал обновление иконы и только кое-кому проговаривался об этом: "Вот как у меня обновилась икона святого Георгия Победоносца. Икона висела в переднем углу. Когда я стоял на молитве, то заметил яркий блеск, причем обновление иконы последовало в течение суток. О просветлении иконы я никому не говорил, кроме своей матери, боясь различных кривотолков. До обновления икона была совершенно темная, покрыта пылью и засижена мухами". Когда спрашивали владельца иконы, почему он не объявил всем о ее обновлении, он отвечал, что тогда его единомышленники подняли бы его на смех [2].

Архиепископ Мефодий в ежемесячном православно-церковном журнале «Вера и жизнь» (июнь, 1925) упоминает о ряде городов, сведений об обновлениях в которых практически не имеется в других источниках. Можно заключить, что обновления имело место с августа 1923 в различных населенных пунктах Приморского края и других городах: Богуславке, Воздвиженке, Михайловке, Жариковом, Сергеевском, Барановском, Черниговке, Полтавке, Димитриевке, Прохорах, Александровке, Имане, Спасском, Владивостоке, Хабаровске. Обновлялись иконы, писаные на досках и отпечатанные на бумаге, на фольге. При этом наблюдалось необыкновенное явление: начавшееся обновление святой иконы после того, как ее брали в руки разные любопытные для осмотра останавливалось и прекращалось [45].

Шествуя на запад, благодатная волна обновлений достигла города Харбина. 8 ноября 1923 г. старого стиля совершилось в Госпитальном городке первое обновление: обновилась икона великомученика Георгия Победоносца... Икона печатана на жести, принадлежала Пятому Сибирскому стрелковому полку и была сдана в склад изъятых из употребления вещей. Оттуда она была взята в свою квартиру врачом Николаем Александровичем Смирновым... Вторая обновившаяся икона в Харбине была икона Божьей Матери «Всех скорбящих радость», находящаяся в домовом храме хронических больных... [2] Рассказывает владыка Дмитрий из Харбина: «Вдруг люди стали замечать, что икона светлеет и становится все выразительнее. Художник Волоченко приходил в храм каждое воскресенье, и каждый раз видел икону все более светлой и более отчетливой. В конце концов она обрела совершенную выразительность. […] Более всего нас удивляло то, что золотой ореол вокруг главы Богородицы сиял даже из-под воска, то есть сквозь воск, которым икона была закапана. Это обновление иконы воодушевило и обрадовало всех русских на Дальнем Востоке» [31].

После обновления иконы «Всех скорбящих радости» вскоре обновилась в Харбине Владимирская икона Божьей Матери, принадлежавшая Павлу Домниковичу и Елене Никаноровне Шумским — родительское благословение госпоже Шумской. Икона пожертвована владельцами в харбинский мужской Богордице-Казанский монастырь. Икона печатана на бумаге, покрыта фольговой плоской ризой, под стеклом в наглухо заделанной рамке...

Почти одновременно с Владимирской иконой Божьей Матери обновилась в доме Владимира Николаевича Рыкова не менее как полуторастолетняя родовая икона Божьей Матери «Умиление». Эта святая икона не только обновилась, но на одежде Богоматери выступили еще небольшие капли мира. Икона живописной работы. В том же семействе в начале марта 1924 года стала обновляться икона святителя Митрофания Воронежского, прекрасной живописной работы; была в семье Рыковых более ста лет. Мать госпожи Рыковой, 82-летняя старица, помнит икону, когда была еще маленькой; икона и тогда уже была темная. Незадолго до Благовещения вся икона ясно просветлела и продолжает как бы все более становиться ясной. Осталась только левая ручка святителя совершенно черной, какой вид имела вся икона до обновления. Перед иконой всегда лежал акафист святителю Митрофанию, напечатанный в 1850 году и от времени весь пожелтевший. Госпожа Рыкова каждодневно читала этот акафист перед иконой, хотя и не весь. Дня три не читав акафиста, госпожа Рыкова взяла его по обычаю, чтобы читать, и вдруг увидела, что пожелтевшие листы, за исключением крайних, побелели и стали почти как новые. Это было вечером 15 ноября старого стиля.

В декабре 1923 года обновилась иконы в г. Хайларе У Натальи Кирилловны Емельяновой. Икона долго хранилась в кладовке; кладовка протекала, и иконы были испорчены влагой настолько, что рассохлись. И все же хозяйка решила повесить их в доме. «Общий вид икон был темный, тусклый от времени, и я сама видала на лике Спасителя ясные, сразу заметные трещины, - вспоминала Емельянова. – Недели за две до Рождества Христова (1923), вечером, около 8 часов, когда в квартире горело электричество, старшая моя дочь Зинаида, 25 лет, сказала: «Мама, чистили ли вы ее?». Ответив, что иконы не чистила, я взглянула на нее и тут же увидела, что икона Спасителя действительно поновилась. Икона показалась как бы совершенно новой, с чистым и светлым ликом и ризой. Вторая икона Богоматери осталась без изменений, и разница между этими иконами явно бросалась в глаза. Кроме меня и дочери Зинаиды, в квартире тогда были зять мой Драговозов и муж мой Иван Александрович. Все мы ясно видели обновление иконы, причем зять мой Драговозов еще высказал предположение, не изменился ли цвет металла от тепла. Ночь та была лунная, и блеск иконы был ясно заметен в темноте. Упомянутых выше трещин на лике Спасителя не оказалось; нет даже следов их, и я по совести свидетельствую, что ни я, ни кто другой никаких искусственных мер к уничтожению этих трещин не принимали [Цит. по 23].

14 декабря 1923 года обновилась в Харбине икона у фельдшерицы Софии Ермолаевны Антоновой. Икона старинной иконописи, родительское благословение. На иконе изображены преподобные Сергий Радонежский и Никон, ученик его, святитель Николай Мирликийский и святая мученица София. Иконе около ста лет; перешла она к госпоже Антоновой от прадеда ее. Есть особенная деталь в обновлении этой святой иконы. Госпожа Антонова вела споры о знамении обновления икон с врачом, доктором медицины Будбергом; доктор Будберг, лютеранин, увлекался оккультизмом. Господин Будберг не отрицает вообще факта обновления, но объясняет его скоплением в атмосфере магнетизма и электричества после землетрясения в Японии и напряжением магнетической энергии в людях вследствие особого состояния Солнца. В этом споре госпожа Антонова сказала господину Будбергу, не уверует ли он, если у нее обновится икона, и как она хотела бы этого, чтобы его убедить. Относительно обновления святой иконы госпожа Антонова показывает: «Раньше не наблюдая совершенно за иконой, я 14 декабря прошлого 1923 года нечаянно утром взглянула на икону, и мне показалось, что лики святых, изображенных на иконе, более рельефно выделяются, но, подумав, что мне это показалось, сейчас же, не говоря об этом никому ни слова, пошла на работу в больницу. Вечером в тот же день при свете электрической лампочки я более тщательно посмотрела на икону и опять вторично убедилась, что лики более ясны, чем прежде. На третий день я категорически убедилась, что икона просветлела и лики святых стали отчетливо явны. Икона была под серебряной ризой, которая тоже просветлела, как новая; сняв ризу, увидала, что и облачения святых угодников под ризою тоже просветлели. Но повредившиеся от времени места остались как прежде. Видя в обновлении иконы Промысел Божий, я отслужила перед ней молебен, на котором присутствовал господин Будберг и молился, как православный».

После Харбина волна обновлений двинулась еще дальше на запад. В декабре же месяце совершилось обновление иконы святителя Николая в Пекине в миссии. Обновление иконы замечено 21 декабря старого стиля. Прежде икона была совершенно темная, так что на ней трудно было разобрать изображение Святителя. Икона была настолько темна, что невозможно было различить краски, а после обновления оказалось, что на копии положены были художником другие краски, чем какие обнаружились после обновления ее, что естественно делает чудо обновления еще более явственным и поразительным.

В феврале 1924 года совершилось знамение обновления в Чанчуне, где живет значительное число беженцев. Обновление совершилось у беженца Иннокентия Ильича Раздобреева. В комнате, где жил Раздобреев, висело четыре литографированных в рамах иконы: Спасителя, Курская икона Знамения Божьей Матери, икона святой великомученицы Варвары, святителя Иннокентия Иркутского. Иконам около двадцати лет. В комнате, где висели иконы, живет-ютится двадцать пять человек беженцев, стоит постоянная пыль и грязь от народа, стирки белья, копоть и дым от печей, кухни и беспрерывного курения табаку. 16-17 февраля 1924 года обитатели жилища стали замечать просветление иконы Божьей Матери. После нее обновилась икона Спасителя. Небезынтересно привести точные слова показания о чуде одного из свидетелей, врача, отнесшегося с полной осторожностью и критически к происходившему явлению.

Вот его показание. «Врач, Семен Константинович Сажин, 38 лет, православный, под судом и следствием не состоял и не состою. По делу чудотворного явления – обновления иконы Курской Божьей Матери показываю: около 19 февраля текущего года одним из близких знакомых мне было передано как слух и как факт о чудотворном обновлении иконы в помещении общежития беженцев... Придавая особое значение этому огромной важности событию, я решил ознакомиться с ним с большей или меньшей осторожностью, дабы не быть введенным в заблуждение кем и чем-либо, так как в наше переживаемое тяжелое время возможно встретить злостные деяния со стороны какой-либо психопатологической личности. Зная седовласого старика Иннокентия Ильича Раздобреева как национально-мыслящего и глубоко верующего человека, я был уверен, что никакие преступные лица не могли уговорить старика на какой-либо шантаж и спекуляцию в этой области. Одновременно и параллельно этому событию со стороны врагов Церкви распространялись объяснения этого явления как не выходящего из круга физических законов – что при известном влиянии атмосферы подобные явления могут наблюдаться. Для меня было неясным, почему атмосфера проявляет свое исключительное действие по принципу избирательного права только в отношении икон, а не других каких-либо ценных частных и общественных картин и прочих изображений; ведь атмосфера как таковая не религиозна и аполитична. К сожалению, только 21 февраля мне удалось впервые посетить общежитие и угол Иннокентия Раздобреева.

В северо-восточном углу общежития, достаточно освещенном двумя окнами, выходящими на север и восток, висели четыре иконы... все иконы бумажные, в рамках без стекол, кроме двух, три из них ветхие от времени, темны, закопчены, загрязнены, пылью покрытые, не было возможности прочитать на них мелкие славянские надписи, а у иконы Спасителя не представлялось возможным разглядеть даже лики окружающих Спасителя апостолов. Икона же Курской Божьей Матери была чиста, нова, блестяща, светла, как свежие выпущенные из литографии. По словам обитателей и самого И. Раздобреева, два дня тому назад, 19 февраля, на иконе Спасителя, находящейся в киоте под глухим стеклом, появилась внизу светлая полоса. Считаясь как с совершившимся фактом обновления в отношении иконы Курской Божьей Матери, я задался целью наблюдать за чудесным обновлением иконы Спасителя, и с 21-го по 26-го февраля я ежедневно, иногда дважды в день, в разное время посещал это общежитие и пристально всматривался в икону Спасителя, запоминая мельчайшие подробности; ежедневно и каждый раз я замечал изменения просветления снизу вверх, обновления, объяснения которому я дать не могу иначе, как чуда, так как любое изображение, рисунки, олеографии, литографии и фотографии со временем теряют свой цвет, состав и качество, а в данном случае происходит процесс обратного, противоестественного характера – приобретения первобытных качеств. На вопросы, как и почему это совершилось, ответы приходится искать только в религии. Очищение происходило не как таковое, как физический акт очищения от пыли, грязи и пр., а как просветление, обновление в буквальном и полном смысле этого слова. Через три дня, 24 февраля, я имел возможность ясно рассмотреть лики окружавших Спасителя апостолов и без труда прочесть все мелкие надписи над и под ними. […]. Если подобные явления до сего времени не наблюдались у нас и среди нас, то подобного безвременья и подобного надругательства и издевательства над святынями и православной верой также наблюдалось до сего времени ни вне, ни внутри сии. Врач С. К. Сажин» [2].

В это время иконы уже вовсю обновлялись в Китае. В конце июня 1924 года на станции Маньчжурия у супругов Ефема и Анны Горных обновилась бумажная Почаевская икона, некогда купленная за 50 копеек в Почаеве. Этот образ также обновлялся постепенно. Когда супруги первый раз заметили обновление, они ничего не сказали друг другу. Однако через неделю изменения в иконе стали столь очевидны, что они решили сообщить об этом архиерею. Темный, старый, покрытый пятнами образ совершенно просветлел, а с фольговой ризы исчезла ржавчина [Цит. по 23].

11 сентября 1924 года обновилась святая икона святителя Иннокентия, Иркутского чудотворца, в восточной части Китайско-Восточной железной дороги, на станции Эхо, у служащего Ивана Ионовича Моргунова. Обновление святой иконы владелец описывает так: «После обеда я лег отдохнуть; проснувшись, услышал какой-то непонятный треск. Взглянув на икону, к своему изумлению увидел, что вместо совершенно темной иконы получилось совершенно явственное изображение, хотя и тускловатого вида».

7 ноября 1924 года по новому стилю в квартире Климента Панченко, служащего при депо станции Мяньдухэ, обновилась принадлежащая ему икона Спасителя. Случай обновления весьма замечательный. Икона – родительское благословение... Хозяин неоднократно намеревался снять святую икону с божницы и вынести в кладовую, но исполнить свое намерение он окончательно не решился, потому что каждый раз ему при этом вспоминался отец, благословивший его этой иконой... На глазах присутствовавших не более как в течение пяти минут икона просветлела вся. Потрясенный до глубины души, в простоте сердечной Панченко многим рассказывал: «Вот уже двадцать лет я не верую в Бога, не верю в иконы, не молился Богу, не бывал в церкви. Иконы поносил самыми страшными ругательствами; теперь тех слов, которые я произносил об иконах, я сказать не могу, мне так жутко».

Весной 1925 года последовало обновление Иверской иконы Божьей Матери у Василия Александровича и Марии Михайловны Ушановых, проживающих в Харбине. Обновление сопровождалось особенным, необыкновенным знамением. Приводим описание знамения со слов самих владельцев иконы. В.А. Ушанов, придя домой, по обыкновению направился помолиться перед иконами в другую комнату. Горела лампада. Перейдя через порог, почему-то начал читать «Воскресение Христово видевши...» и увидал «полон угол огня»... Смутился, испугался, не стал молиться и вышел из комнаты, однако не сказал никому ни слова. В среду перед Троицей дети заметили белое пятно на подбородке лика Божьей Матери. После этого постепенно просветляются остальные черты лика как Божьей Матери, так и Спасителя. В продолжение двух месяцев просветлели пречистые руки и ноги Божьей Матери и Спасителя. Явление света, виденное В.А. Ушановым, повторилось 16 августа. Около 9 часов вечера вдруг увидели в углу, где иконы, несколько раз вспыхивавший свет голубого и белого цвета... Вспышки света повторялись до 25-30 раз... [2].

С 18 июня 1925 г. стали совершаться обновления икон в Амурской области. Летом 1925 г. обновились кресты на храме в станице Поярковой Амурской области, в сотне верст от города Благовещенска [Цит. по 23]. Архиепископ Мефодий продолжает: «Мы выписываем почти целиком, что об этом предмете было напечатано в местной православной газете «Русский голос». Напечатанное в газете нами тщательно проверено и восполнено из личных расспросов лиц, прибывших из Благовещенска...» [2].

За обновлением икон в станице Поярковой последовало обновление крестов на храме. Обновление крестов совершилось на глазах у всех. Между прочим, это дивное знамение наблюдали с парохода, который стоял в тот день на Амуре у берега Поярковой. Церкви битком набиты молящимися. Красная власть волнуется. Назначается комиссия за комиссией. «Амурская правда» ежедневно наполнена кощунственными статьями, доказывающими, что в обновлении нет ничего чудесного, что это влияние химической реакции, развившейся благодаря засухе... Относительно обновления в № 1559 от 19 июня 1925 года «Амурской правды» появилась заметка, которая дословно гласит так: «В Завитинской волости Зейского уезда... стали десятками появляться обновленные иконы. Среди верующих крестьян, особенно крестьянок, это вызвало довольно сильное религиозное движение». Высказывая свое сожаление, что антирелигиозная пропаганда в деревне поставлена из рук вон плохо, газета добавляет, что после научного исследования комиссией обновления хотя многие и прозрели, но религиозный дурман в народе так силен, что по уезду ходят нелепые слухи о том, что «у членов комиссии руки отсохли».

Всех обновившихся икон насчитывается до трехсот, но многие владельцы обновившихся икон скрывают чудо, чтобы избежать арестов и других притеснений от ГПУ.

Одновременно произошли замечательные случаи обновления икон в Благовещенске... ГПУ объявило, что если еще у кого окажутся обновленные иконы, то будут закрыты все церкви. Но обновление совершалось в таком множестве, что повергло в смущение самих агентов ГПУ, и они оставили свои угрозы невыполненными.

Первое чудо в Благовещенске произошло в доме украинца по фамилии Бойко, проживающего по Конной улице. В июне того года была сильная засуха. Как-то днем жена Бойко стала поливать огороды, но совершенно устала, вошла в дом и встала перед иконой святителя Николая: «Святитель Николай, пошли дождь!». В этот момент от иконы блеснула молния и освятила всю комнату, после чего старая и темная, отпечатанная на жести икона стала сиять, как новая. Увидав это, жена Бойко закричала. На крик прибежал ее муж, а следом – соседи. Собралось много народу, появились и представители власти […]. Супруги Бойко передали образ в приходскую Ильинскую церковь. Вскоре в этой церкви также обновились несколько икон. Начали обновляться иконы и в других домах.

25 июня чудо посетило дом золотопромышленника Казанцева, проживающего на углу Амурской и Чигиринской улиц. В доме Казанцева в то время снимала комнату женщина-коммунистка. В этот день зашел разговор об обновившейся иконе в доме Бойко; женщина заявила Казанцеву, что она только тогда поверила бы этому, если бы у него самого обновилась икона, и указала на старую икону Спасителя в медной ризе, наглухо вставленную в киот. Хозяин взглянул на эту икону и увидел, что она… начала светлеть. […]. На их глазах икона вся просияла, а медная риза на ней заблестела сильным металлическим, как вспоминают очевидцы, «средним между золотым и серебряным» блеском. Даже украшавшие венец зеленые листики, сделанные из бумаги, совершенно черные и свернувшиеся, оживились и приняли вид только что сорванных листьев. Все присутствующие, в том числе и неверующая-коммунистка, упали на колени.

В конце июня–начале июля на глазах у массы людей на куполах церкви Святителя Николая обновились кресты. В это время на Никольской улице оказался один активный городской коммунист. Он вскочил на бочку и стал громко обвинять церковников в шарлатанстве. Но речь его была прервана громкими возгласами: «Смотрите! Смотрите!». Прямо перед большевиком начал проясняться образ святителя Николая Чудотворца, вделанный в кирпичи на воротах ограды церкви по Никольской улице. Оратор замолчал, глядя на образ перед собой, потом изменился в лице, спрыгнул с бочки и быстро скрылся в толпе. Подходя к иконе, все видели, что насевшая на ней пыль осталась совершенно нетронутой, а икона и риза блестели сквозь нее, как новые.

Вскоре обновилась еще одна икона святителя Николая на воротах – уже по Релочной улице. Возле нее совершилось несколько исцелений. Не зная что предпринять, чтобы остановить религиозный подъем в народе, ГПУ развернуло аресты по всему городу. В числе других был арестован старик Казанцев, которого обвинили, будто он «подстрекал народ». [Цит. по 23].

В июне 1925 года получено письмо из Бузулука Оренбургской области, в котором говорится, что незадолго до праздника Святой Троицы в различных частях города обновились 44 иконы... Все были поражены этим чудесным событием, и перед праздником Святой Троицы большая часть жителей Бузулука исповедовалась и причащалась Святых Христовых Тайн. Доходят и еще сведения из Советской России о совершающихся обновлениях; то там, то в ином месте неожиданно происходит массовое обновление икон. Нельзя не обратить внимание, что знамение обновления в Бузулуке по времени приблизительно совпадает с обновлением святых икон в Амурской области и на станции Ханьдаохэцзы Китайско-Восточной железной дороги и в Харбине.

26 августа старого стиля 1925 года, в день празднования Владимирской иконы Божьей Матери, в Харбине совершилось обновление Владимирской иконы Божьей Матери в общине беженок сестер Владивостокского женского монастыря. Обновление совершилось при некоторых особых обстоятельствах. День 26 августа был днем освобождения узников: бывшего управляющего КВЖД Б.В. Остро-Кумова, Н. Л. Гондатти и других, томившихся в заключении по настоянию большевиков. Освобождение узников явилось знаком крутого поворота в политике Китая в отношении к большевикам не в пользу последних. По случаю освобождения высоких узников настоятельница общины игумения Руфина вознамерилась дать на благословение тому и другому Владимирскую икону Божьей Матери. Для Б.В. Остроумова нашлась приличная по внешности икона, но для Н.Л. Гондатти не находилась. Тогда игумения вспомнила, что при общине имеется икона Божьей Матери, висевшая в алтаре над жертвенником. К сожалению, эта святая икона и по письму, и материалу, из которого она была сооружена, не представляла никакой ценности: лик Божьей Матери и фольговая риза так от времени потемнели, что икона была слишком неблаголепного вида. Относительно этой иконы один иеромонах Казанско-Богородицкого монастыря, бывший в храме женской общины за два дня до ее обновления, выразился очень нелестно. «Зачем это жертвуют в храм такое барахло?» - спросил он игумению, указывая на икону. А другой священник, служивший в монастырской церкви, не хотел совершать каждение перед этой иконой, ибо она казалась ему слишком уж неблаголепной. Еще раньше этого протоиерей Модягоуской церкви отец Евгений Панормов, посетивший храм общины, очень неодобрительно отзывался о жертвователе этой иконы и рекомендовал поместить ее куда-нибудь подальше в уголок, чтобы она не бросалась в глаза молящимся. Икона действительно по распоряжению игумений была повешена в алтаре над жертвенником и совершенно скрыта от взоров молящихся; там она и находилась до знаменательного дня 26 августа.

Итак, игумения Руфина, вспомнив про указанную икону, решила дать ее Н. Л. Гондатти, руководясь тем соображением, что хотя сказанная икона по своему внешнему виду и неблаголепна, зато она древнего происхождения, а всякая древность почтенна, и кроме того, эта святая икона носит наименование Владимирской, а по мнению игумений, Николаю Львовичу было бы приятно иметь эту, хотя и старенькую и неблаголепную, но все же именно Владимирскую икону Божьей Матери... Икона немедленно была снята со своего места послушницей Августой и передана игумении, которая, взяв икону, вынесла ее из алтаря в средний храм, где было до семи человек случайно прибывших мирян и некоторые сестры обители. Рассматривая святую икону, игумения вдруг переменилась в лице: икона мгновенно стала светлеть подобно тому, как под влиянием солнечных лучей рассеивается туман, и как бы очищаться от пыли и грязи, насевших на нее от времени. Не прошло и нескольких секунд, как икона приняла совершенно иной, блестящий вид. Игумения, повертывая святыню в своих руках со словами: «Смотрите, смотрите, ведь совершается чудо... икона обновляется», стала показывать ее присутствовавшим в храме сестрам и мирянам. Все убеждаются, что действительно совершилось необычайное чудо милости Божьей и что святая икона воистину внезапно обновилась... Венчик над ликом пречистой Богородицы засиял каким-то переливающимся светом, икона вдруг на глазах присутствовавших засветлела необычайным блеском, и только кое-где остались темные пятна как бы в удостоверение совершившегося чуда обновления. Итак, что для людей казалось малоценным, ничтожным, благодать Божия нашла достойным сделать драгоценным. Чудо обновления совершилось в 2 часа дня. В ближайшее воскресенье пишущим сие был совершен молебен перед обновившейся святой иконой...

Архиепископ Мефодий резюмирует: «Поражает внимание то обстоятельство, что большинство обновившихся икон сооружены не из какого-либо 5 дорогого материала и не высокой какой-нибудь работы знаменитого художника, а самой простой недорогой работы и из самого простого недорогого материала; это те самые иконы, какие мы видим обыкновенно в жилищах благочестивых простецов».

Вот что говорится в письме, которое получил один житель частного поселка станции Ханьдаохэцзы от родного брата, служащего дорожным мастером на Юго-Западной железной дороге Каменец-Подольской губернии в местечке Гайсин: «Под праздник Воздвижения Креста Господня (14 сентября) проходили два солдата-красноармейца, и на окрестной дороге стоял большой крест, на котором было изображение Распятия Христа. Один из этих солдат перекрестился и поклонился Кресту, а другой сказал: «Что кланяешься дереву?» - и выстрелил в Распятие. Из простреленного места потекла кровь, которая капала три дня. Означенная весть распространилась в народе с быстротою молнии кругом верст на сорок-пятьдесят, откуда стали собираться к Кресту толпы народа, и такое количество собралось, что радиус от Креста простирался на пять верст, и не расходилась толпа три дня, пока не была разогнана коммунистами, что вызвало страшное возмущение в народе. Анализ, произведенный врачами, указанной крови дал результаты человеческой крови». Обратите внимание, насколько поразительно эти события напоминают Калиновское чудо, произошедшее в Украине в 1923 г.

Одно из последних известных китайских обновлений произошло в Шанхае в 1927 году. В доме у русского генерала Дитерихса икона «Знамение» (Албакская), лик которой от времени так потемнел, что его нельзя было разобрать, вдруг начал проясняться и икона стала как новая [2].

Первая волна обновлений икон в Западной Беларуси в 30-х годах

В Белоруссию обновления по всей видимости пришли из северных областей Украины – в граничащую с Украиной территорию западной Беларуси (Пружаны, Кобрин, Брест). Хронология обновлений и сопутствующим им чудес в Белоруссии, примерно следующая.

10 апреля 1924 года произошло обновление Иверской иконы Богоматери в доме Павла Бунато в с. Городицы Пружанского повета. В январе 1927 года в д. Пиняны Хоревского прихода Пружанского повета у Федора Кузьмича Кобринца на окне появился шестиконечный крест. 25 декабря 1930 года (рождество Христово) в с. Доменичи Хмелевского прихода Брестского повета в доме Димитрия Яцевича обновились иконы. В том же селе обновились еще три иконы. Март 1930 года (накануне праздника Благовещения – 25 марта) в имении Лепасы Кобринского повета обновилась икона, обнаружила ее владелица г-жа Гросмани. Над иконой то появлялось, то исчезало сияние в виде короны, звезд и кругов. В 1930 года в д. Теляки дома у крестьянки Феклы Блохи обновились иконы Воздвижения и Божьей матери. 26 января 1931 года в д. Плянты Радостского прихода Брестского повета у Тимофея Белевца обновилась икона великомученицы Варвары. 9 мая 1931 года в д. Ратайчицы Тростяницкого прихода Брестского повета, у Анастасии Печко обновилась иона святых мучениц Софии, Веры, Надежды и Любови. 19 мая 1931 года в местечке Дивин Пятницкого прихода Кобринского повета у Галактиона Давидюка обновилась икона Божьей Матери Казанской. 26 июня 1931 года у супругов Захарии и Екатерины Черняк из д. Бояры Речицкого прихода Пружанского повета обновилась икона Божьей матери. Июнь 1931 года обновились иконы святителя Николая на придорожном кресте около д. Пугачево Брестского повета. Июнь (?) 1931 года у крестьянки д. Бляжки Вежнянского прихода Пружанского повета Вассы Мельничук обновилась икона Богоматери «Знамение». 9 декабря 1931 года в доме жителя д. Слонимцы Пружанского повета Павла Субботы обновилась икона Божьей Матери Владимирской. 15 мая 1932 года обновилась икона Рождества Богородицы в доме бывшего народного учителя Василия Марцуты, проживавшего в селе Качановичи Пинского повета. 2 мая 1932 года обновилась икона Спасителя в Кобрине в доме Павла Сергуты. В 1932 году чудесно обновилась икона святителя Николая в Пинске в доме вдовы Любови Алферчик. Апрель 1933 д. Щерчево Пружанского повета обновилась икона Спасителя у Василия Бокщи. 19 сентября 1933 в д. Толмачево Столинского повета в доме Вечерко обновилась икона святителя Николая. 7 апреля 1933 года в Рубельском приходе Столинского повета Анастасия Резунович, бывшая совершенно слепой, прозрела от прикосновения к каменному придорожному кресту. 9 апреля 1934 года в Пружанах в соборном храме наблюдалось слезоточение иконы Божьей матери; слезы протекали по Пресвятому Лику, образуя у крестообразно сложенных рук большое влажное пятно. 8 июня 1937 года в селе Субботы у Ивана Федосюка обновилась икона Божьей Матери. Ноябрь (?) 1936 года обновление икон в селах Заречка, Осовцы, Адамовка, Кублики и селе Ляховичи [22, 30, 37].

В соседнем с деревней Толмачево населенном пункте Ольгомель, в наше время также обновились иконы. Возле одной из них – иконы Николая Чудотворца – отклоняется стрелка компаса (фото автора)
В соседнем с деревней Толмачево населенном пункте Ольгомель, в наше время также обновились иконы. Возле одной из них – иконы Николая Чудотворца – отклоняется стрелка компаса (фото автора)
 

До сих пор продолжает поступать информация о том, что в те годы обновления происходили повсеместно, теперь об этом сообщают уже внуки очевидцев. Так, в эти же годы обновилась и икона Георгия Победоносца. Это было в начале 20 века (20-е–30-е годы). Сидели за столом отец семейства и другие люди из деревни, кушали, выпивали. Один мужик говорит: «Смотрите, икона обновляется». Как только это увидели, обновление остановилось, а икона до сих пор такая… [40].

Сценарий, по которому происходили все обновления, уже хорошо нам известен. Практически всегда от иконы исходило некое свечение. Так, г-жа Гросмани заметила, что ее икона сияет необыкновенным светом. Особенно сильно сияли казавшиеся живыми лики Богомладенца и Его Матери. В сумерках следующего дня было замечено, что над иконой то появлялось, то исчезало сияние в виде короны, звезд и кругов. Гражданка Л. Алферчик обратила внимание, что ее потускневшая и выцветшая икона темно-серого от времени цвета вдруг стала яснее и излучает свет. Вскоре икона сделалась настолько светлой, что производила впечатление совершенно новой, только что вышедшей из-под кисти иконописца. Риза на иконе стала блестящей, как бы высеребренной, митра и сияние вокруг главы сверкали, словно вызолоченные. Анастасия Федорюк перед специальной комиссией рассказала следующее: «8 июня 1937 года, в пятницу, к вечеру небо затянули тучи и стало темно. В доме тоже стало темно. И вдруг, к ужасу моему, на столе я увидела свет. От неожиданности увидеть свет в доме я бросилась во двор, думая, что оттуда падает свет. Но на дворе было темно и никакого света не было… Я опять вбежала в дом. И не знала, что делать. В это время дочь моя Анна закричала: «Гляди, гляди, мама, светится иконка!». Я взглянула на икону и действительно увидела свет от коробки иконы. Я побежала к соседям, которые зашли к нам в дом и также были поражены этим светом».

В другой раз, как выражались в то время, «от иконы звонило». Именно такой случай произошел в д. Заречка Дрогичинского района. Об обновлении этой иконы шла усиленная молва среди народа в течение многих месяцев [22, 30]. Вскоре икона начала издавать тихий колокольный звон, который был слышен в течение двух месяцев и возле деревенского дома начали собираться сотни паломников, чтобы самим все увидеть и услышать. В Заречке побывала и комиссия из тогдашнего Пинского монастыря, которая засвидетельствовала это чудесное явление. По утверждению здешнего священника Геннадия Станиславовича Ворона, в окрестных деревнях до сих пор остались люди, которые могут рассказать о событиях 74-летней давности [20]. В 2008 году на месте, где «звенела» икона, была установлена часовня.

Происходили и более известные современному обывателю явления мироточения, хотя в данном случае речь скорее идет о слезоточении. 9 апреля [1934] в Пружанах после вечерни благочестивые женщины, лобызая икону Божьей Матери на так называемой «Голгофе», заметили у стоп Богоматери влагу. Велик был их трепет, когда они увидели, что на иконе, сверху вниз, проходит влажная струя, текущая из очей Пресвятой Девы. Слезы протекали по Пресвятому Лику, образуя у крестообразно сложенных рук большое влажное пятно. Оттуда вначале тремя малыми а затем, соединившись одной большой струей они стекали к стопам. Страх и трепет, объявший собравшийся народ, увеличился после того, как кто-то, усомнившись в чуде, платком стер слезы на Лике Богоматери: они вновь появились на очах Девы, стекая вниз. Весть о чудесном явлении мгновенно разнеслась по Пружанам и его окрестностям. Толпы народа устремились в храм [30]. В пособии для атеистов позже было написано, что влага образовалось из-за того, что в «холодной церквушке собралось много верующих, и от их дыхания на поверхности иконы божьей матери появились капли воды» [37].

С середины тридцатых годов случаи чудесных обновлений икон участились. По поводу этих чудес народ говорил, что они предвещают особые испытания для Западной Белоруссии.

Вторая волна обновлений икон в Западной Беларуси в 1949–1950 гг.

Сведения о том, что иконы обновлялись в Беларуси в 1949–1950 гг. впервые по крупицам собрал в архивах белорусский исследователь В. Гайдучик во время работы над своей дипломной работой. Им был сделан вывод о том, что в 1949–1950 гг. в нашей стране зафиксирована неизвестная на тот момент волна обновлений икон, продолжавшаяся по меньшей мере 2 года. Локализована она была в Ружанском, Ивацевичском, Кобринском, Березовском, Мирском, Столбцовском и других районах.

Началось все в городском поселке Мир и Столбцовском районе. Этому предшествовали некоторые явления религиозного характера годовой давности. В месте падения в Неман его притока реки Береза некоторым верующим чудилось присутствие в воде иконы Божьей Матери. Позже в Кореличах, расположенных в 20 км от г.п. Мир, произошел один случай обновления. Все это вызвало определенный религиозный ажиотаж. А в 1949 году массовость обновлений привлекла внимание местных властей, которые не очень жаловали происходящее в рамках своей антирелигиозной пропаганды [8].

На основании распоряжения его Высокопреосвященства 30.09.1949 Высокопреосвященнейшего Питирима, Архиепископа Минского и Белорусского за № 1115 комиссия в составе Епархиального ревизора Священника Петра Бычковского, Столбцовского Благочинного Протоирея Виталия Богаткевича и Мирского Благочинного Священника Анатолия Авласенко. 1–3 октября 1949 года комиссия опросила десятки очевидцев. В Зональном государственном архиве г. Барановичи до сих пор хранятся показания очевидцев, чьи дома подверглись вмешательству высших сил.

1949 г., 1 октября, г. Мир. Я, Евдокия Михайловна Кедо, что дочь моя, Мария Степановна Коробка, вдова, муж расстрелян немцами, православная, когда начались в Мире разговоры об обновлении икон в окрестных сёлах и деревнях, сказала мне: «Смотри, мама, и наши иконы тоже как будто обновляются». Я посмотрела и увидела, что икона св. Иоанна Рыльского тоже посветлела, так как она была раньше тёмная. Икона эта была раньше не под стеклом, а после постройки дома – примерно в 1914 году – дочь моя принесла её откуда-то и поставила под стекло. С тех пор её уже никто не вынимал из-под стекла. Обновилась она приблизительно недели две тому назад. Сперва народ ходил ко мне молиться, но теперь уже не ходят [12, л. 8].

1949 г., 1 октября, г. Мир. У гр-ки Веры Семёновны Шпак икона Спасителя – «Сердце Иисуса» – считалась ею и другими обновившейся. При обследовании оказалось, что икона эта от давности сильно запылилась и стекло от пыли тоже сильно потускнело. Когда пёрышком была икона эта в тёмных ещё местах почищена, она посветлела. Таким образом, ясно, что в месте иконы «посветлевшем» до сего времени она была просто почищена кем-то. Предложено гр. Шпак помыть стекло и хорошо почистить самую икону или принести её для этой цели к Настоятелю церкви. Икона была принесена к Настоятелю церкви, членами комиссии вынута из рамы и окончательно очищена от пыли и копоти [12, л. 8].

1949 г., 1 октября, д. Оюцевичи Мирского района Барановичской области. Гр. Ефим Емельянович Манюк. У нас была икона, приобретённая в 1932 году, литография – изображение Божьей Матери с Младенцем, наклеенная на дерево. В последнее время эта икона была немного потемней, но недели три тому назад эта икона посветлела. Её никто не чистил, а лишь когда она посветлела немного, то её почистили от следов сидения мух. Ни о каких исцелениях от молитв перед этой иконой мы не слыхали. Собрались было у нас только один раз люди, когда меня не было дома, а теперь никаких собраний у нас молитвенных не бывает [12, л. 9].

1949 г., 1 октября, дер. Оюцевичи. Гр. Степан Григорьевич Крупко. Месяц тому назад приблизительно я и моя жена Фекла стали замечать, что одна из наших икон – икона Спасителя – литография на бумаге в ризе из фольги, бывшая темноватой, стала светлеть. Посветлел и лик. Сейчас риза блестит, как новая. Никто икону не чистил никогда с момента приобретения её лет 12 тому назад. Сначала бабы начали собираться у нас, но я сказал, чтобы не ходили и никто теперь не ходит. Ни о каких исцелениях мы ничего не слыхали [12, л. 9].

1949 г., 1 октября, д. Оюцевичи. Степанида Иосифовна Бунчук. Обновившаяся у меня икона Спасителя приобретена мною у старого батюшки, уже покойного, прот. Владимира Свигрского. Икона была при покупке ещё не старая, но немного потускневшая. Никогда я икону эту не чистила. Риза на ней была из фольги и очень тонкая. Когда я услыхала, что иконы обновляются, я пошла посмотреть икону у гр. Нарбутович. Я увидела, что действительно икона блестела, как новая. Но я не видела, какой она была раньше, и не знала, верить ли обновлению её. При этом я видела вторую икону у неё – Божьей Матери, которая была тёмной. Через неделю я услыхала, что у г. Нарбутович обновилась и эта икона Божьей Матери, причём это обновление произошло на глазах у людей (я не могу сказать каких) в тот момент, когда снимали висевшую над нею уже обновившуюся икону Спасителя. Я пошла тогда к Нарбутович и увидела, что икона Божьей Матери, которую я видела тёмной, сияла, как новая. Я тогда поверила в обновление и, придя домой, стала молиться у себя перед иконами и плакала. Через несколько дней обновилась и у меня икона Спасителя о чем сказано выше. Люди ходили смотреть и молиться, но когда запретили собираться и молиться в домах, то и ко мне ходить не стали. Никаких чудес от моей иконы не произошло, а также не слыхала я, чтобы были чудеса от других обновившихся икон [12, л. 10].

1949 г., 1 октября, д. Оюцевичи. Александра Григорьевна Бунчук. У меня обновились все иконы в доме. Обновление произошло после Преображения, причём первой обновилась икона Божьей Матери в ризе из фольги, которая заблестела как новая. Сперва люди собирались молиться и поглядеть на диво, а когда было запрещено, то перестали. О чудесах от обновившихся икон я ничего не слыхала. Всех икон было 8 [12, л. 10].

1949 г., 2 октября. д. Жуховичи. У моей дочери, Иустины Васильевны Буховец, проживающей в д. Б. Жуховичи, обновилось две иконы, одна – Божьей Матери в ризе посеребренной фольги и другая, находившаяся в кладовой без стекла, в пыли – св. Николая, икона старая: лик на дереве и риза из фольги. Недели три тому назад хозяин, Иосиф Аникеевич Буховец, зашёл в кладовую и увидел, что икона Св. Николая стала светлая в лике и в ризе, хотя на ней была паутина и пыль. Её внесли в хату, сняли паутину и почистили от пыли. Через дней пять после этого бывшая в доме другая икона Божьей Матери, которая была много темнее, чем сейчас, посветлела в лице и в ризе из фольги. Молиться к нам не ходили, но так посмотреть много заходило. Пелагея Андреевна Кандера, а за неё неграмотную по её просьбе расписалась Марциневская.

2 октября 1949 г. Я, соседка Иустины Буховец, Феофания Васильевна Марциневская, подтверждаю, что указанная выше икона Св. Николая хранилась в кладовой в пыли, была без стекла и была тёмная, а потом посветлела. Точно также означенная выше икона Божьей Матери была раньше темнее, а сейчас заблестела [12, л. 7].

1949 г. 2 октября. Я, Ольга Ивановна Крупко, проживаю в селе Б. Жуховичи. У меня в доме около месяца тому назад обновилась икона Спасителя (литография, украшенная фольгой, в раме под стеклом). Однажды мы всей семьёй заметили, что икона с правого верхнего угла начинает светлеть. На третий день она стала светлой вся. Эта икона у нас уже находится 15 лет. Общих молений в нашем доме не было. Приходили только отдельные лица посмотреть икону [12, л. 7].

д. Кожево. Аксиния Васильевна Валько. У меня обновилась большая икона Св. Чудотворца Николая в золочёной из толстой фольги ризе. Эта икона у меня больше 60 лет. Никто её не открывал и не чистил всё это время. До усекновения, т. е. до 29 августа старого стиля этого года, она была совершенно тёмная, а затем начала светлеть и в лике и в ризе и за два стала светлая, как сейчас. Когда она посветлела, то люди приходили и молились. Вообще, когда пошёл слух об обновлении икон, то люди стали приходить один к другому посмотреть обновившиеся иконы [12, л. 6].

1949 г., 2 октября. Я, Феодора Адамовна Гасюк, с мамой и сестрой проживаю в дер. Кожево. У нас обновилось три иконы: 1) Св. Николая – на бумаге без стекла, 2) Покрова Божьей Матери тоже на бумаге без стекла и 3) Распятие Спасителя – тоже на бумаге под стеклом. Все иконы были тёмные. Но недели три тому назад, когда стали обновляться у других иконы, эти тоже обновились. У нас не молились люди, но приходили посмотреть. Теперь уже не собираются. Гасюк Ф. [12, л. 6].

1949 г., 2 октября. Я, Татьяна Емельяновна Волчек, проживаю в дер. Кожево, Велико-Жуховичского прихода. У моих соседей Владимира Осиповича и его жены его Софии обновилась икона Божьей Матери на бумаге в раме под стеклом, украшенная жёлтой ризой на фольге. Я и супруги Гасюк недели три назад заметили, что лик Богоматери и Младенца, а также риза на иконе в течение суток постепенно просветлялись, и в настоящее время являются несравненно более светлыми, нежели были прежде. У супругов Гасюков пред означенной иконой в доме люди не совершали общих молений, но приходили посмотреть. В настоящее время у них никто не собирается [12, л. 5].

1949 г., 2 октября. Я, Ольга Кононовна Валько, проживаю в дер. Кожево, Велико-Жуховичского прихода. Недели три тому назад, когда обновлялись св. иконы у других людей, вечером я с дочерью Анной находясь в доме без огня, заметила во тьме, как засияла икона Божьей Матери. Дочь испугалась, стала плакать. Я успокоила её, зажгла огонь, и мы увидели, что образ Божьей Матери в деревянной раме под стеклом, украшенный ризой, стал гораздо светлее, чем прежде. В нашем доме общих молений пред означенным образом не было. Изредка заходили только отдельные люди посмотреть образ. В настоящее время никаких собраний верующих в нашем доме не бывает [12, л. 5].

1949 г., 2 октября. Я, Любовь Митрофановна Штетько, проживаю вместе с мужем Степаном Штетько в дер. Кожево, Велико-Жуховичского прихода. Недели три тому назад, после того как обновились иконы у наших соседей, я, муж и соседи заметили с утра, что икона начинает светлеть. К вечеру наша икона Божьей Матери (литография в деревянной раме под стеклом, украшена ризой из фольги) стала совершенно новой. Мой шурин, который покупал эту икону 17 лет тому назад, придя к нам в дом, удивился и сказал, что она и в то время, когда он её покупал, была менее ясной, чем в настоящее время. Общих молений перед этой иконой у нас в доме не совершалось, а также и теперь не совершается. Отдельные люди к нам приходили посмотреть на обновленную икону [12, л. 5].

1949 г., 2 октября. Я, Феофания Давыдовна Бычок, с мужем и детьми проживаю в д. Кожево. У нас в доме обновилась икона Божьей Матери (копия Смоленской иконы Божьей Матери), писанная на дереве, украшенная ризой из белой фольги, в раме под стеклом. Она у нас находится около 30 лет. Более месяца тому назад, когда ещё не было в нашей деревне обновления икон, я заметила днём, что наша икона, которая была очень тёмной, стала в некоторых местах светлеть. Я про это никому ничего не говорила. Прошло 5 дней. За это время стали светлыми на иконе лик и риза настолько, что дочка моя обратила на это внимание. Потом увидел обновление и муж. В течение трех недель мы об этом никому не говорили. Но вскоре соседи сами, придя к нам в дом, увидели обновление нашей иконы и стали об этом говорить. Вначале приходили к нам люди и молились. В настоящее время у нас никто не собирается [12, л. 4].

1949 г., 2 октября. Я, Ольга Григорьевна Елак, проживаю в д. Кожево. У меня в доме обновилась икона Божьей Матери (литография, украшенная фольгой, в раме, под стеклом). Эта икона у нас в доме 18 лет. За эти годы она у нас несколько потемнела. Более месяца тому назад наши соседи обратили внимание на то, что икона эта наша стала светлее. Стали смотреть мы всей семьёй, и нам также стало казаться, что она посветлела. У нас в доме сначала собирались люди из нашей деревни и соседних деревень и молились перед иконой. В настоящее время у нас никто не собирается [12, л. 4].

1949 г., 2 октября. Дер. Кремец Столбцовского района. Я, нижеподписавшаяся, Евдокия Николаевна Ярошевич, настоящим утверждаю, что у меня в доме три недели тому назад после того, как я побывала в г. Мире и молилась там пред обновленными иконами, обновилась икона Божьей Матери (литография, украшенная резьбой, с ризой из фольги, в раме под стеклом). Обновление иконы началось днём и продолжалось в течение минут 15 на глазах моих и в присутствии соседей. Первой заметила обновление моя соседка, Ольга Александровна Возанова, которая ходила вместе со мной в г. Мир на приложение обновленным иконам, она вошла ко мне в дом по делу и, взглянув на икону, сказала: «Твоя икона обновляется». Я взглянула и увидела, что моя икона, которая до этого была сильно почерневшей, ибо висела в сыром углу, начинает светлеть. Ольга Лозанова кликнула соседей, и все видели, что икона сияет, как новая. После этого в течение двух недель вечерами собирались у нас люди из Кремца и соседних деревень и молились. Теперь, начиная от прошлой субботы, у нас никто не собирается [12, л. 11].

1949 г., 2 октября. Село Б. Жуховичи. Я, церковный староста Петро-Павловской церкви с. Б. Жуховичи Мирского района Барановичской области, Михаил Арсеньевич Воронков, служу при церкви около 40 лет. Лет 15 тому назад были пожертвованы в церковь несколько икон, лики которых на бумаге, и покрыты ризами из фольги. Иконы в рамах под стеклом. Иконы эти чистились только сверху (обтиралась пыль), а внутри не чистились. Сейчас они также светлы и блестят, как и раньше. Они по размерам и по состоянию такие же, как те, которые по заявлению женщин – владелиц икон, обновились [12, л. 4].

3 октября 1949 г. комиссия в результате обследования случаев обновления икон в Столбцовском районе установила следующее: на 3-е октября в Столбцовском районе зарегистрировано всего 9 случаев обновления икон, а именно: в Говезнянском приходе – 8 икон и в Старо-Сверженьском – 1 икона. Означенные случаи в Столбцовском районе произошли позже, нежели в Мирском районе, имеют безусловную зависимость от таковых же в г. Мире и его окрестностях, по характеру своему однородны с ними и к ним приложили те соображения, которые комиссия высказала […] касательно Мирского района. Массовое моление перед обновленными иконами имело место в течение небольшого времени – 10–14 дней, а затем само собой прекратилось.

В 1950 году после православного праздника Пасхи и особенно в мае–июне по Брестской области в районах – Ружанском, Ивацевичском, Кобринском, Березовском и других в домах крестьян стали обновляться иконы не единичными случаями, а в значительных размерах. Так, в Ружанском районе обнаружено 12 случаев обновления, в Ивацевичском – 4 случая, в Кобринском – 2, в Березовском – 1. В селе Гощево Ивацевичского района в начале апреля у 70-летней старухи Ганны обнаружилась обновленная икона. Как только пошел об этом слух по селу, к Ганне началось хождение женщин с приношением пожертвований на «бедность» старухи. Когда Ганна обратилась к своему местному священнику Н. С. Демьяновичу с предложением взять икону в церковь, то последний отказался от этого предложения и икона была изъята сельсоветом. В д. Близкое Ружанского района у гражданина Пашкевича в доме обнаружилась «обновленная» икона. Сам Пашкевич, как заявляет священник И. В. Нарыдский «праздников православных не соблюдает, в церковь не ходил, а после этого стал ходить в церковь». В д. Павловичи этого же района в дом семьи двух комсомольцев вошел бывший при немцах сельский староста гражданин Кузмицкий и, посмотрев на иконы в угол, объявил, что икона обновилась. Началось хождение стариков и старух, но комсомольцы запретили ходить к себе в дом к обновленной иконе и последняя была изъята. Всего по этому району в течение последних двух-трех месяцев изъято органами МГБ 12 таких икон [6, л. 9-10].

Из итогового доклада за 1950 г. уполномоченного по делам русской православной церкви при СМ СССР в Брестской области Авласенко (от 28 ноября 1950 г.). В Пружанском районе имело место 12 случаев «обновления», в Ивацевичском – 4, в Березовском – 2, Шерешовском – 2, Кобринском – 2 случая. Все эти случаи обновления в большинстве своем исходили от самих верующих и главным образом на дому, у «истинно» верующих бедных вдов (д. Куляны Ружанского района – Александра Предко, с. Сухополь Шерешевского района – Казакевич Фекла Александровна и Корупас Анна Корниловна, с. Гощево Ивацевичского района – Гштан и др.). В самих Ружанах и в Березовском районе «обновились» иконы на придорожных крестах. Только в гор. Коссово слух об «обновлении» распространил сторож кладбища и кладбищенской церкви 22 мая 1950 г. гражданин Ласько Иван Григорьевич [6, л. 42, 43.].

Комиссией, обследовавшей 26 икон, установлено:

1. Этому явлению массового обновления икон в указанных селениях предшествовали год и более тому назад в этой местности случаи аналогичного характера: первое – казавшееся некоторым верующим присутствие в воде иконы Божьей Матери в одном месте при впадении реки Березы в Нёман […]. Это даёт основание считать, что в этой местности население вообще отличается повышенной религиозной настроенностью и экзальтированностью, и, таким образом, имеется благоприятная почва для возникновения разного рода явлений религиозного характера.

2. Комиссии не удалось установить, в каком именно пункте и у кого из жителей в данное время имело место первое обновление иконы. Но из показаний лиц, у которых были осмотрены обновившиеся иконы, определённо видно, что каждое новое обновление происходит после происшедшего уже обновления в другом месте (у другого лица), где обязательно побывало с другими то лицо, которое обнаруживает новое обновление у себя или в соседнем доме. Таким образом, на лицо имеется возбудитель повышенной религиозной настроенности до состояния экзальтации, причём, - и это имеет важное значение, – возбуждение охватывает многих, которые, как это всегда происходит в таких случаях, взаимно подогревают один в другом это состояние […].Комиссией совершенно точно установлено, что данное явление носит исключительно религиозный характер и не имеет никаких признаков, которые свидетельствовали бы о политическом смысле этого явления […]. Несомненным доказательством аполитичности означенного явления служит и то, что случаи обновления икон происходят в равной степени в домах как колхозников, так и единоличников, а также в домах лиц, потерпевших при немецкой оккупации, и даже в домах местных ответственных работников [6].

Возможно, эта волна добралась и до восточных регионов Беларуси, хотя подробные данные по ним пока отсутствуют. Косвенным свидетельством этого можно считать события, произошедшие в Смоленске в 1949 г. – здесь также прошли самообновления как минимум одной иконы [26].

Другие обновления икон в послевоенное время

Новые случаи обновления икон были отмечены в Новгородской области уже только после Великой Отечественной войны. В Кирсанове в конце 40-х гг. на фронтоне Успенского собора обновилась роспись с изображением св. Николая и Успения Божьей Матери. Давно отцветшие краски засияли как новые. Свидетелем тому был весь город, так как красавец собор возвышался в самом его центре. Это послужило толчком к варварскому разрушению памятника архитектуры. 18 марта 1950 г. партийные власти города создали комиссию для осмотра здания. Вскоре под предлогом аварийного состояния собора в Тамбов было направлено ходатайство об его уничтожении. 31 марта 1950 г. Тамбовским облисполкомом ходатайство было удовлетворено и приведено в исполнение...

Через некоторое время, также в начале 50-х годов, на апсиде монастырской церкви бывшего Кирсановского Тихвино-Богородичного женского монастыря, появилось изображение иконы «Покрова Божьей Матери». Примечательно, что церковь эта снаружи расписана никогда не была. Как это изображение ни закрашивали, оно все равно проступало, и в нем явно была видна Богородица. Глумясь, в Нее стреляли из винтовки, а после всю икону и вовсе скололи зубилом вместе со штукатуркой. До сих пор виден сколотый контур склонившейся над людьми Божьей Матери. Здание самой церкви, правда, уже без купола и колокольни, разрушать не стали, так как в нем разместились мастерские Совхоз-Техникума, расположившегося тут же на территории бывшего монастыря [18].

В 1956 году в совхозе Бехтеевском Смоленской области стали поговаривать, что сама собой обновилась икона. Была она закопченной, неприглядной и вдруг обновилась. Директор совхоза И. К. Юранов объяснил это тем, что будто бы кто-то протер ее луком [26]. В том же году чудеса опять вернулись на свою «малую родину» в Украину – на Херсонщину. Случилось это в июне 1956 года за день до Троицы в селе Музыковка Белозерского района. В доме Марии С. обновилась икона... В день Троицы к ней повалил народ, оставляя возле «чудотворной» деньги. А из Херсона вскоре приехали специалисты-атеисты из общества «Знание». Вскоре они заметили грубую фальсификацию – стекло на иконе оказалось вскрытым. Мария была вынуждена признать, что в тот памятный день сынок снимал со стены икону, открывал стекло и что-то протирал [17].

Газета «Красная звезда» от 18 июля 1959 года писала, что «в киргизском селе в избе у некого Ходова «обновилась» икона. Слух о «чуде» пополз по селу и пробрался за его околицы. Верующие окрестных деревень со щедрыми дарами потянулись к хозяину иконы, чей дом был отмечен особым проявлением «божьей воли», явившей «чудо». Однако здесь «чудотворцем» оказался, как это вскоре выяснилось, не «господь-бог», а предприимчивый обманщик Ходов, решивший поживиться за счет своих «братьев во христе». Он даже не применял известные химические средства, а просто почистил и подшлифовал металлические украшения на иконе, как говорится – навел блеск» [7].

В то же время в газете «Вечiрiй Київ» был описан еще один случай, имевший место на Волыни, недалеко от Ковеля. «В хате гр. Кузьмук «чудесным» образом вдруг «обновилась» икона божьей матери с младенцем. До «обновления» икона имела весьма потертый и дряхлый вид. Лики божьей матери и младенца потемнели и потрескались. Рамку источили жуки-древоточцы. Но вот накануне религиозного праздника Троицы состоялось чудо... […]. Но религия не терпит конкуренции. В «высших церковных кругах» было решено объявить икону гр. Кузьмук не чудом, а «бабским суеверием». Однако не так просто было объяснить верующим, что они имеют дело с чистым обманом. Вот тогда-то религия и обратилась за помощью к науке. Икона была отправлена в Институт судебной экспертизы. Исследование показало, что обновление было осуществлено с помощью тряпки и мыла, в этом призналась юристам и сама гр. Кузьмук» [7]. Впрочем, за все время различные комиссии в СССР, исследовав тысячи икон не признали ни одну из них чудотворной, везде они писали об обмане или жажде наживы…

Причины обновления икон

Для первого периода, относящегося к 1900–1917 гг., среди причин назывались одурачивание населения с целью зарабатывания денег и даже соревнование между епархиями с целью заиметь у себя побольше чудотворных икон! Для второго периода, продолжавшегося с 1917 по 1945 г. характерным было «прописывать» явления в домах людей религиозных фанатиков или кулаков, а также нажива священников или фальсификация ими данных, в тот же период распространение получили различные химические теории. С 1945 по 1990 г. доминирующими объяснениями стали исключительно естественные микробиологические и физико-химические процессы на иконах, все еще назывался обман со стороны священников (но не тех, у кого образа обновлялись). С 1990 и по настоящее время все случаи обновления в основном рассматриваются как проявление неких божественных сил, произошедших под гнетом большевизма. Высказывались и модифицированные варианты гипотез, например «обновления святых икон происходили по преимуществу в местах борьбы белых с красной нечистью» [43]; «самообновление икон происходило как раз в то время, когда церковный хитон раздирали обновленцы-раскольники, а церковные ценности изымали большевики-безбожники» [2] и т. д.

Вот что было написано в эмигрантской газете «Новое время» в 1923 г.: «И каждый по-своему объяснял эти чудеса, толкуя их то как предзнаменование близкой победы христианства над безбожием («Новое Время», 5 сентября 1923 г., № 707), то как знамение, что русские люди на пути к обновлению (там же, № 709), то как уступку Бога нашей нечувствительности к мистике мира (там же, № 727) и т. д., тогда как достаточно было осмыслить совершающееся и увидеть, где, когда и при каких условиях происходили эти чудеса, чтобы сказать, что они являли собою только грозное свидетельство бытия Бога, отрицаемого людским безумием… [38].

Священники даже пытались систематизировать обновленные иконы по частоте этого явления и у них получилось, что в одних местах чаще всего это событие происходило с иконой Божьей матери (причем при наличии других икон), обновившихся икон Спасителя гораздо меньше, затем в порядке убывания следуют иконы Иоанна Воина, Сергия Радонежского Чудотворца, пророка Илии, угодника Божьего Иннокентия, великомученицы Варвары, старотрпцев Бориса и Глеба. В других местах первыми обновившимися были иконы святителя Николая и великомученика Георгия Победоносца, не менее часто в качестве первых «ласточек» были иконы Серафима Саровского, Алексия человека Божьего, царей Константина и Елены, Феодосия Черниговского. Неясно какая выборка была у священнослужителей и сколь тщательным было их исследование [45].

Как видно из приводящихся сведений, обновления икон совершались как в Российской Империи, так и в СССР, что делает несостоятельным безоговорочное утверждение о том, что главной причиной обновлений стали массовые гонения церкви, расстрелы священников и т. д. Возможно, факторы действовали вкупе с другими невыявленными до сих пор обстоятельствами, запустившими процесс обновлений. Интересным представляется то, что во время двух мировых войн данных об обновлениях не поступало или таких фактов пока не найдено.

Иногда иконы обновлялись после посещения дома неким «богомольцем», как то было в 1906 году в Макишене, то же самое произошло в 1956 году в одном из многоквартирных домов города Сталино (теперь – Донецк), после того, как там переночевала прохожая богомолка [24, 26].

Высказывались и другие предположения. Например, ученый Будберг объяснял их «скоплением в атмосфере магнетизма и электричества после землетрясения в Японии и напряжением магнетической энергии в людях вследствие особого состояния Солнца». Накануне крупного землетрясения в Японии в граничащих с ней регионах России действительно обновилось множество икон, однако после него обновления продолжились с не меньшей силой [2].

Влияние разрядов электричества на процесс обновления иконы подтверждается несколькими эпизодами. Во время грозы 23 июля 1888 г. в деревне Клочки близ Стекольного завода, в нескольких верстах от Петербурга, по Шлиссельбургскому тракту молния ударила в часовню, ожгла внутренние стены и большую часть икон; коснулась и иконы Богоматери «Всех скорбящих Радость», прикрепленной на шнурке в углу часовни. Икона до того с потемневшим от времени и копоти ликом обновилась, просветлела и неповрежденной спустилась на землю [15]. В 1964 году молния ударила в старинный деревянный храм ХVII столетия во имя Иоанна Богослова на Ишне, что близ Суздаля. Разрял прошел вдоль иконостаса, молния «завязала узлом» увесистый бронзовый подсвечник, а потом, пройдясь по иконе Распятия Христова, обновила ее и вылетела вон. Об этом невиданном прежде случае написал замечательный исследователь нашей отечественной старины и новизны Александр Николаевич Стрижов, видевший нерукотворно «отреставрированную» икону вскоре после происшествия [10]. Описанный выше случай в Благовещенске произошел в июне, когда была сильная засуха. Женщина молилась возле иконы о дожде: в этот момент от иконы блеснула молния и освятила всю комнату, после чего старая и темная, отпечатанная на жести икона стала сиять, как новая [2].

Уже современные наблюдения показывают, что при просветлении ликов меняется показание стрелки компаса, что может свидетельствовать о мощных электромагнитных полях возле таких икон [39].

По мнению авторов данной публикации, не стоит полностью списывать со счетов и мощные засухи, имевшие место в начале века в России (во время первой волны обновлений) и в 20-х годах в СССР. Такая засуха, например, стала одной из причин голодомора на Украине в 1921–1923 гг. и голода в Поволжье 1921–1922. Первые сведения об обновлениях пришли из Украины, Волгоградской, Ростовской областей и Краснодарского края (конец 1920 г.–начало 1921-го), то есть из регионов, где началась засуха. Пик голода пришёлся на осень 1921 года – весну 1922 года, хотя случаи массового голодания в отдельных регионах регистрировались с осени 1920 года до начала лета 1923 года [41]. Аналогичная засуха имела место в 1906 году. В одном из отчетов, где рассматривалось обновление икон в Белоруссии, значилось: «Из ряда мест, главным образом из районов, подвергшихся неурожаю, приходят сообщения о росте религиозных настроений среди крестьянства (требование открытия мощей, массовые мирские молебны, чудесные явления икон и т. д.). Меры административного воздействия, принимаемые в этих районах, могут дать и дают лишь резко отрицательный результат, содействуют росту фанатизма и вызывают полное недовольство некоторых слоев деревни [33, л. 95.]. В г. Сорочинске, что недалеко от Самары, сотни изможденных от голода людей весной 1922 г. наблюдали, как у них на глазах «поновляется надвратный образ Спасителя на одной из церквей» [11]. В секретном постановлении для местных администраций значилось: «В неурожайных местах необходимо центр тяжести антирелигиозной пропаганды перенести на объяснение причин засухи и популяризации мер борьбы с нею, аппелируя к здоровой энергии и самодеятельности населения» [33, л. 95]. В обвинительном протоколе по делу Степаниды Арестоуловой и Елены Фроловой, у которых произошли обновления икон в 1925 году, читаем: «убеждали паломников в том, что перед голодом на Украине также происходило обновление икон...» [27].

Карты засухи 1921 года, ставшей одной из главных причин голодомора на Украине 1921–1923 гг. и голода в Поволжье 1921–1922 гг. Это также регион массовых обновлений икон
Карты засухи 1921 года, ставшей одной из главных причин голодомора на Украине 1921–1923 гг. и голода в Поволжье 1921–1922 гг. Это также регион массовых обновлений икон
 

В регионах засух обновления были особенно массовыми, однако происходили они и в других местах, по которым на сегодняшний день не имеется сведений о массовых смертях, вызванных голодом. Однако архивы, еще недавно бывшие секретными, сейчас становятся достоянием общественности, и проливают свет не только на ужасные события 20-30-х годов прошлого века, но и на подоплеку массовых обновлений икон в этот период.

Выводы

1. Установлено, что в 1900–1906 годах на Украине проходили волны обновлений икон, это опровергает утверждение, что все обновления являются исключительно следствием большевистского террора.

2. В 1920–1921 гг. на Украине зарегистрирован очаг обновления икон, который вышел за ее границы через современные Брянскую, Ростовскую и Воронежскую области. Они распространились далее в Волгоградскую область и Краснодарский край, первые сведения об обновлениях в которых датированы ноябрем 1920 г. и январем 1921 г. соответственно. В Белоруссии обновления начались в 1924 году.

3. Прослежена хронология возникновения обновлений икон на территории России, Белоруссии и Украины.

4. Определена одна из причин возможного массового обновления икон – ей является засуха 1921 года, вызвавшая массовый голод в 1921–1923 гг. В регионах, подвергшихся неурожаю, обновления происходили гораздо чаще, чем в других регионах.

Литература

1. Алабин, Л. Чудеса во время революционного террора. http://www.litrossia.ru/2009/08/03852.html.
2. Архиепископ Мефодий. О знамении обновления святых икон. Джорданвиль, 1967, 82 с.
3. Борисов, В. В. Чудеса без «чудес» О-во «Знание» РСФСР. Ленингр. организация. Л., 1965. С. 20–23.
4. В Винницкой епархии УПЦ МП прошел крестный ход, посвященный 80-летию Калиновского чуда. http://www.portal-credo.ru/site/?act=news&id=11632.
5. Вячеслав Ященко. 14 марта 2007 г. Дело об обновлении икон. http://www.volgograd.ru/theme/info/nuinu/93802.pub.
6. Госудраственный архив г. Барановичи. Ф. 1482, оп. 2, д. 9, л. 9–10, 42–43.
7. Гаврилов, В. Д. Чудеса без чудес. Сталино, Кн. Изд, 1961. С. 10–12.
8. Гайдучик, В. Массовые обновления икон в 1949-50 гг. Неизвестные факты из пыльных архивов http://www.ufo-com.net/articles/detail.php?ID=1068.
9. Гайдучик, В. Феномен «нерукотворных ликов» в Лыщанской церкви. http://www.ufo-com.net/publications/art-3959-fenomen-nerykotvornix-likov-v-lischanskoi-cerkvi.html.
10. Гришечкина, Н. В. Чудотворные иконы на Руси. Феникс. 2006. 254 с.
11. Жоголев А. Голодный год. http://www.cofe.ru/blagovest/article.asp?heading=28&article=9796.
12. Зональный Государственный Архив г. Барановичи. Ф. 477, оп. 1, д. 10, л. 4–7, 10–11.
13. Игумен Иосиф (Марьян). Жизнеописание протоиерея Павла Александровского. Сайт успенского кафедрального собора. http://uspenskiysobor.narod.ru/html/11_2_7.html.
14. Иеромонах Сампсон (Сиверс). Беседы и поучения. Т. 2. М., 1995. С. 394, 395.
15. Икона Божьей Матери, именуемая «Всех скорбящих Радость». http://sobor.by/Icona-VSR.php.
16. Концевич, И. Оптина пустынь и ее время. Джорданвилль, 1970. С. 503.
17. Кучеренко, Г. «Чудо» в Музыковке // Гривна-СВ № 18 (129) 01.05.2004. С. 7.
18. Левин, О. Ю., Просветов, Р.Ю. Обновление икон в Тамбовской губернии в 1922–1929 гг. Вестник Православия (Тамбов): Вознесенский женский монастырь. 2000. № 10 (56), октябрь.
19. Любомудров, А. Знамения Божии от святых икон 1991-1996. Из-во Вэб-Центра «Омега», Москва, 2000.
20. На месте «звенящей иконы» – часовня. http://www.drogichin.by/новости/na-meste-zvenyashhej-ikony-chasovnya.
21. Об обновлении икон. http://www.homutovo.ru/questions/q_quest_072.html.
22. О необычайных чудесных явлениях, свидетельствующих о силе Божьей, действующей и в наши дни в Святой Православной Церкви. Издание Полесского Епархиального Миссионерского комитета. Пинск. Цит. по. Семенова А. Почему плачут иконы. Чудеса мироточения и обновления. СПб.: Вектор, 2010.
23. Орехов, Д. Чудо мироточения. Амфора. Спб.: 2009. С. 74, 75.
24. Паозерский, М. Ф. Чудотворные иконы. М.: Пг. Гос. изд., 1923. С. 51–54, С. 64–65, C. 65-66.
25. Петровский, Е. И. Чудеса и мощи. Л.; М. : Гос. изд-во, тип. Печатный двор в Лгр., 1930. С. 21–25.
26. Пинчук Л. Т. «Чудеса» религии. Всесоюз. О-во по распространению полит. И науч. Знаний. Изд. 2, доп. и перераб. М. : Знание, 1959.
27. Православный Свято-Тихоновский гуманитарный Университет. (Институт до 2004г.). Новомученики и Исповедники Русской Православной Церкви. http://www.pstbi.ru.
28. Россия перед вторым пришествием. М., 1993. С. 235. Архив СВР, ф. 2, on. 4, д. 372, л. 118–121. Информационная сводка о состоянии православных церковников по СССР IV отделения Секретного отдела ОГПУ на 1 января 1924 года. Волынская губерния.
29. Руденко, Е. И. Чудеса, как они есть. – Волгоград: Н. волж. Кн. Изд., 1969. С. 37.
30. Семенова, А. Почему плачут иконы. Чудеса мироточения и обновления. СПб.: Вектор, 2010. С. 87, 89, 95–96.
31. Сербский Николай (1880–1956) Чудеса Божии. Минск: Белорусский Экзархат, 2007. С. 178–180.
32. Сошинский, С.А. Чудо обновления // Новый мир. 1992. № 6. С. 234–236.
33. ЦДНИТО, ф. 849, оп. 1, д. 2898, л. 61.
34. ЦДНИТО, ф. 855, оп. 1, д. 19, л. 150.
35. Чудо – схождение смысла. http://www.rusvera.mrezha.ru/355/5.htm.
36. Чудо обновления икон. Отрывок из книги «Псковский синодик». http://www.rusderjavnaya.info/2006/11/a_0611215.htm.
37. 100 ответов верующим. М., политиздат, 1974.
38. http://gosudarstvo.voskres.ru/zevah2.htm.
39. http://new-icon.org.ru/you_write_miracles.html.
40. http://rebenok.by/community/index.php/topic,131067.540.html.
41. http://ru.wikipedia.org/wiki/Голод_в_Поволжье_1921—1922.
42. http://www.ogoniok.com/5069/34.
43. http://www.pravoslavie.ru/jurnal/406.htm.
44. Плачущее чудо // Московский Комсомолец. № 1288 от 16 сентября 2001 г.
45. О знамении обновления святых икон // Вера и жизнь, №4, июнь, 1925. С.1-31.


Илья Бутов 07.12.2010
 
 
Вторая "Необъяснимая встреча"
Мероприятия 17
Вторая "Необъяснимая встреча"
14 июня в "Белом лофте", расположенном в московском парке Сокольники, прошла вторая по счету "Необъяснимая встреча" или, говоря простым языком, общение в неформальной обстановке на заранее обговоренную с гостями "таинственную" тему. На этот раз  спикерами были координатор Проекта "Уфоком" Илья Бутов и руководитель "НОЗП" Георгий Федоровский и обсуждали они такое явление, как полтергейст.
О грустном...
НЛО и АЯ 30
О грустном...
Ранним утром 18 мая 2017 года после тяжелой продолжительной болезни в возрасте 51 год ушел из жизни Вадим Александрович Чернобров – бессменный на протяжении 20 лет руководитель и идейный вдохновитель общественного объединения "Космопоиск", которое давно уже, благодаря его усилиям, переросло в международное движение. Это скорбное известие оказалось абсолютно неожиданным для многочисленных членов объединения.