Экспресс-метод анализа почвы на общую токсичность

Иногда среди лесных насаждений, находящихся в непосредственной близости от мест активной аграрной деятельности человека, можно встретить участки земли, диагональю от нескольких метров, где деревья выглядят, мягко говоря, странновато. Их стволы изогнуты, ветки вместо того, чтобы тянуться вверх, стремятся врасти в землю, а корни наоборот, тянутся к свету. Некоторые "специалисты" считают, что причиной таких "аномалий" является некогда имевшее место приземление инопланетного космического аппарата. Другие авторитетно утверждают, что это результат воздействия гигантских шаров плазмы, периодически "вырывающихся" на поверхность из "недр земли" в местах "пересечения энергетических линий". И только бывший бригадир полеводческой бригады бывшего совхоза "Заветы Ильича" Степан Алексеевич1 знает правду. Давным-давно, "еще до сухого закона", они с трактористом Федей и биндюжником Петей, с благословления главного агронома Ивана Палыча, всю ночь "накануне большой проверки" развозили и закапывали мелкими кучками "старые пестициды, которые не успели сдать в район".

Однако темой данной статьи является вовсе не порицание нехорошего поступка Пал Палыча, которого, разумеется, нужно сначала судить, потом расстрелять, а затем кремировать, развеяв прах по лесу "как удобрение". О том, какие мутанты появляются "в экосистеме" в результате подобных действий, сколько у них глаз и какой длины кровожадные клыки - об этом мы тоже расскажем как-нибудь в следующий раз. Также не станем рассказывать, какие занятные алхимические приспособления можно встретить в укромных уголках леса. Внезапно посерьезнев, посуровев и нахмурившись, перейдем, собственно, от лирического предисловия к содержательной части данной статьи.

Вот так может выглядеть дерево под большой "антропогенной нагрузкой"
Вот так может выглядеть дерево под большой "антропогенной нагрузкой"
 

Как известно, в настоящее время загрязненность почв различными химическими веществами, активно используемыми в сельском хозяйстве2 является глобальной проблемой, экологическая оценка которой традиционными аналитическими методами очень затруднена по ряду причин. Во-первых, очень дорого стоит необходимое для анализа оборудование и "расходным материалы". Во-вторых, часто бывает, что химический анализ показывает наличие вредного вещества, но признаки токсичности не регистрируются; либо наоборот, нет даже следов "проверяемого" вещества, но почва токсична, т.к. это вещество уже вступило в реакцию с другими веществами и его химический состав изменился до неузнаваемости3. В третьих, сами "расходные материалы" для химического анализа - отрава еще та, а "варить" одну отраву для обнаружение другой отравы - как-то не очень соотносится с самой целью ее обнаружения4.

Поэтому для определения общей токсичности в настоящее время широко используется биологические методы, позволяющие производить "интегральную" оценку вреда, наносимыми содержащимися в почве остатками препаратов и их метаболитами. Суть метода очень проста - берем пробы земли и в лабораторных условиях оцениваем поведение "в токсичных условиях" особо чувствительных к ним "биологических объектов". И если последние угнетаются - значит, почва токсична5. "Позвольте", - скажет строгий читатель, - "Что значит "угнетаются"? На глазок, что ли это "угнетается" определять?". Разумеется, не на глазок. На глазок можно только определить с какой планеты прилетел наблюдаемый зеленый человечек, и то, конечно, только при условии широко открытых чакр, а в более традиционной науке это определяется последствием соответствующих приемов биометрии. Впрочем, обо всем по порядку.

***

Приборы и материалы: семена редиса, чашки Петри, фильтровальная бумага, колбы с дистиллированной водой, образцы почвы, колбы на 250 мл., химические стаканы емкостью 75 мл., автоматическая качалка, термостат, весы.

Ход выполнения работы: в полнолуние, в день и час Сатурна, воскурив благовония, окрестить стены лаборатории трижды и начертить на полу защитный круг. Шутка. Можно и не в полнолуние, и не воскуривая благовония, и без защитных кругов, но обязательно в халате и в перчатках, ибо токсины - штука опасная, даже их остаточные количества...

1. Составляем смешанную пробу почвы из не менее чем 20 образцов, собранных в разных частях анализируемого участка. Почву тщательно перемешиваем, очищаем от растительных остатков.

2. 100 г. почвы вносим в колбу объемом 250 мл., добавляем 100 мл. дистиллированной воды. Колбу закрываем резиновой пробкой и взбалтываем в течение 2.5 ч. при 60 колебаниях в минуту. Получившуюся водную почвенную вытяжку фильтруем через складчатые фильтры в чистые колбы.

3. Отбираем 200 шт. семян редиса, близких по величине и цвету. Лучше использовать семена со светло-желтой оболочкой, т.к. они обладают более высокой всхожестью.

4. Отобранные семена помещаем в чашки Петри, заливаем 10 мл. почвенной вытяжки. Распределяем равномерно двумя порциями по 50 шт. В качестве контроля используем две порции семян по 50 шт., залитые дистиллированной водой.

5. Проращиваем семена в течение 72 часов при комнатной (21-23) температуре.

6. Рассчитываем среднюю длину корня семени и процент снижения длины по сравнению с контролем. Показатель токсичности определяем как уменьшение длины корней проростков по сравнению с контролем, выраженное в процентах. Данные записываем в виде таблицы:

Вариант Общее количество семян, шт. Проросло семян, шт. Всхожесть, % Общая длина корней проростков Средняя длина одного корня, см. +- к контролю Токсичность
см %
1 2 3 4 5 6 7 8 9

Делаем выводы. Достоверной считается токсичность в 20% и более. Такая токсичность по биотесту при сравнении с калибровочной шкалой растворов пестицидов соответствует их количеству, превышаемому остаточность препарата, определенную химическим методом, в 3 и более раз.

***

"Это оно все, конечно, понятно. Однако, остается один весьма интересный момент, который вы, уважаемый автор, пропустили мимо внимания. ПОЧЕМУ бригадир полеводческой бригады Степан Алексеевич с трактористом Федей и биндюжником Петей закапали пестициды ИМЕННО В ТОМ МЕСТЕ, ГДЕ ПЕРЕСЕКАЮТСЯ ЭНЕРГЕТИЧЕСКИЕ ЛИНИИ ЗЕМЛИ ПРОВОЦИРУЯ ВЫХОД НА ПОВЕРХНОСТЬ ЭНЕРГЕТИЧЕСКИХ ПЛАЗМОИДОВ?".

***

Примечания:
1. Все "имена собственные", разумеется, изменены.
2. Пестициды, регуляторы роста, антибиотики, гормональные препараты, нитраты, нитриты, нитрозаамины и т.д. - список очень длинный.
3. Например, при разложении гептахлора образуется метаболит эпоксид, который токсичнее исходной формы в три раза; у метаболита хлорорганический ядов ДДВФ токсичность в 7-8 раз выше.
4. Ага, утилизация химических препаратов, используемых в лаборатории - проблема еще та.
5. Учитывая, что разные растения обладают различной чувствительностью к различным токсикантам, можно даже эмпирически вычислить, к какой группе относится токсичное химическое соединение. Например, овес, крес-салат, кукуруза, кабачок, горох, свекла - особо чувствительны к производным мочевины; овес, пшеница, рапс, сахарная свекла - к производным симтриазинов; проростки кукурузы и редиса - к повышенному содержанию кадмия и т. д.


Сергей Воробьев 08.10.2010
 
Если у вас есть дополнительная информация по этой публикации, пишите нам на ufocom@tut.by Подписывайтесь на наш телеграмм или вайбер каналы, чтобы всегда быть в курсе событий.
 
 
Полтергейст 1899 года в Якутии
НЛО и АЯ 13
Полтергейст 1899 года в Якутии
Три года назад на страницах "Уфоленты" мы уже сообщали об обнаруженном среди фольклорных материалов неординарном случае полтергейста, имевшем место в далеком 1923 году на территории Монголии. Неординарным он кажется не столько за давностью событий, сколько из-за непривычной этноконфессиональной среды, в которой проявил себя этот феномен. На этот раз речь пойдет об еще одном подобном случае, имевшем место в конце XIX века на территории Якутии.

Гостья из другого мира или пятая «Необъяснимая встреча»
Мероприятия 89
Гостья из другого мира или пятая «Необъяснимая встреча»
26 октября 2017 года в уютной гостиной Белый Лофт, что в парке Сокольники в Москве, состоялась пятая "Необъяснимая встреча". На этот раз темой встречи стало такое явление, как шаровая молния. Докладчиком выступил Андрей Чистолинов – научный сотрудник Объединенного Института высоких температур РАН, выпускник МИФИ, областью научных интересов которого является физика низкотемпературной плазмы.