Философия паранормальных явлений и наука

Автор: Бутов Илья

  Исторически наука исходит от повседневного знания, представленного в определенных формах:

  1) рецептивное – специализированное знание, характерное для искусств, ремесел торговли, мелкого производства;

  2) протонаука – подготовительный этап становления науки (сбор сведений, фактов и т. д.);

  3) паранаука – такие виды знания как алхимия, астрология, теология, парапсихология, уфология. Данные виды знания нельзя вычеркнуть из общей духовной культуры людей не только в историческом прошлом, но и в наше время.

  На взаимосвязи паранормальных явлений и науки я хотел бы остановиться немного более подробно, так как меня самого давно интересует эта тема.

  Паранормальные явления объясняются: видами природной энергии, о которых мы пока не знаем; наличием «неземных» форм жизни; особыми свойствами сознания экстрасенсов, колдунов, шаманов и т. д. Так называемые «вненаучные явления» (и соответственно вненаучное познание) рассматриваются, тем не менее, не вопреки науке, а дополняют ее, объясняя космос и духовность человека преимущественно нерациональным путем (откровением, озарением и пр.). Магия, астрология, паранормальные явления трактуются как реализация объективных возможностей, заложенных в природе и человеке, но пока еще неизвестных науке, однако в принципе познаваемых. Существует возможность превращения отдельных направлений паранауки в науку. И все же паранаука лишает людей критически-взвешенного взгляда на мир, одурманивает часть населения. Сейчас рождаются и возрождаются так называемые альтернативные науки; (например, трансперсональная психология, восточные системы миропонимания и т. д.). В безграничном мире необходимы все формы его освоения человеком.

  Научное знание в подлинном смысле слова начинается тогда, когда не что-то вымышленное, а реальность, факты выступают предметом исследования, причем за совокупностью фактов осознается закономерность – всеобщая и необходимая связь между фактами, что позволяет объяснить, обосновать, почему данное явление протекает так, а не иначе, предсказать дальнейшее его развитие. Наука – совокупность знаний о фактах и законах, приведенных в систему. Под «фактом» имеется в виду «нечто имеющееся налицо». Вся наша познавательная жизнь является частью процесса приспособления к фактам. Нечто существующее становится научным фактом тогда, когда оно зафиксировано тем или иным принятым в данной науке способом (фотография, запись в виде высказываний, формул, магнитофонная и т. д.). Факт возникает как результат рациональной обработки данных наблюдений, их осмысления и понимания. В фактах науки выражено взаимодействие чувственного и рационального, объективного и субъективного. Объективная составляющая факта – это реальные процессы, события, которые служат исходной основой для фиксации познавательного результата. Субъективный момент – зависимость способов фиксации фактов от системы исходных абстракций теории, теоретических схем, психологических установок и т. п. [1].

  Что же сейчас называют «аномальными явлениями»?

  Аномальность (греч. anomalia букв. неровность) – отклонение от нормы, общей закономерности, несходство с обыкновенным, странность [2].

  Аномальные явления – соответственно явления, отклоняющиеся от общей закономерности, нормы. Однако, термин неправильность, часто приводимый во многих словарях, здесь неуместен. Все аномальные явления – это правильные явления, просто не объясненные современной наукой на данном этапе ее развития. Стоит отметить, что в толковых словарях приводится еще один термин «аномальность» с пометкой физ., что автоматически отсылает нас к физиологической составляющей этого понятия. А это уже неправильность, порок в организме – и является верным утверждением.

  Все известные ученые современности занимались изучением именно аномальных явлений. Мендель проводил опыты с горохом, когда само явление еще не было никем изучено, то есть было именно аномальным. Эйнштейн, Коперник, Колумб – это исследователи аномальных явлений.

  Предмет феномена НЛО, к примеру, рассматривается некоторыми наблюдателями так, что складывается впечатление о наличии у них ошибочного научного подхода – ошибочной эпистемологии (теории знания). Феномен НЛО – это действительно феномен – то есть что-то сущее, что появляется. Иными словами, это явление эмпирическое, явление, обусловленное опытом и наблюдением. Изучением эмпирических явлений занимается наука, таким образом, НЛО (как и другие аномальные явления) является предметом научного изучения.

  Но, нужно отметить, что ни одно аномальное явление ни остается паранаучным навсегда. Большинство их создают новые науки или разделы в науках, когда удается частично или в более или мение полном объеме описать их и исследовать современными методами.

  Еще в 1992 г. в Красновидово по инициативе кафедры философии и методологии науки естественных факультетов МГУ состоялась выездная конференция «Паранаука как феномен культуры», в которой приняли участие преимущественно философы и методологи науки из московских институтов, занимающиеся анализом паранормальных явлений. В их числе были люди, убежденные в реальности паранормальных явлений и не чуждые экстрасенсорной практике. Однако яростных защитников паранауки не было.

  Доцент Л. В. Суркова (МГУ) обратила внимание на то, что понятие паранауки (от греч. – para – возле, мимо, вне), как правило, употребляется для обозначения системы объяснений кажущихся парадоксальными фактов. Эта система основывается на ряде допущений, имеющих в основании научно-гипотетическое, мифологическое либо интуитивное знание.

  Докторр физико-математических наук, профессор Г. Я. Мякишев (МГУ) разделил параявления на пять видов. Первый — воздействие человека на вещество (например, телекинез), второй – воздействие неживого вещества на человека (например, влияние звезд на судьбы людей, которое изучает астрология), третий – воздействие человека на человека (гипноз и разнообразные экстрасенсорные воздействия), четвертый – воздействие вещества на вещество без участия человека и пятый – взаимодействие человека и Космоса. Определяя паранауку, Г. Я. Мякишев высказал категорическое несогласие с высказыванием английского математика Дж. Вэна, который считает, что «всякое новое, ранее неизвестное явление относится к паранауке до тех пор, пока не найдет научного объяснения». С точки зрения Мякишева, существуют факты, твердо установленные и подтвержденные, которые тем не менее не имеют удовлетворительного теоретического объяснения, но это не мешает им оставаться фактами науки. Примером могла служить планетарная модель атома Резерфорда, которая подтверждалась прямыми экспериментами по рассеянию ?-частиц, но не имела фундаментального объяснения до создания квантовой теории. Паранаука – это не просто недостаточно обоснованное знание, которое имеет шанс со временем стать подлинно научным.

  Доктор философских наук Б. И. Пружинин (журнал «Вопросы философии») занял гораздо более мягкую позицию. С его точки зрения, разница между наукой и паранаукой типа астрологии, которая использует и наблюдения, и добротные астрономические знания, и математический аппарат и строит предсказания, достаточно тонкая. Она практически ускользает, если сравнивать научные и астрологические знания в статике. В астрологии действительно большой разнобой мнений, но не больше, чем в космологии или физике элементарных частиц. У астрологов есть общие принципы работы, которые разделяются всеми. Но высказывания астрологов, например о «покровительстве Марса», требуют специальной интерпретации, которая опирается прежде всего на мифы, на старые культурные традиции. Апелляция к традиции – одно из главных отличий астрологии от науки. Имея полную возможность заняться обоснованием своего результата, астролог этого не делает. Равнодушие к научным методам проверки интерпретативных гипотез принципиально, так как функции паранауки другие, – она является прикладным гуманитарным, а не естественнонаучным знанием, способом саморегуляции жизни общества.

  Подчеркивая мифологическую основу паранаучного знания, профессор В. М. Найдыш (УДН) предпочитал называть его квазинаучным мифотворчеством, в котором сплетаются элементы древних верований, фольклора, литературы, научной картины мира, публицистики и начи¬нают жить по своим законам и сюжетам, сохраняя, впрочем, архетипические черты народной «былички». Таким образом, фактор экономической и социальной нестабильности может подогревать интерес к паранормальным явлениям, но он не объясняет устойчивой потребности в чуде в благополучных обществах и тем более не касается разветвленных корней и функций паранауки.

  Доктор философских наук А. И. Панченко (ИНИОН РАН), соглашаясь, что первопричиной широкого распространения паранауки является ее ценность для выживания, считает, что паранаука переходит из своей автономной и, безусловно, имеющей право на существование позиции в науку. И рассматривать ее надо не только в культурологическом аспекте, но и в аспекте психофизиологическом, в аспекте соотношения души и тела, психического и физического как комплексной проблемы.

  В нашей стране после 1917 г. отменили и рынок, и демократию, а вместо научного мировоззрения появилось диалектико-материалистическое. От его имени расправлялись с «буржуазными лженауками», заменяли позитивное знание идеологическими догмами. А сущность научного мировоззрения проста – это уверенность в том, что есть нечто, называемое законам природы, и эти законы никогда не нарушаются в рамках своей применимости. Научное мировоззрение ценно тем, что дает знания, которы не зависят ни от пола, ни от религии или национальности. Впрочем, и что наука может давать совершенно обьективное и достоверное знание при всей очевидной истинности ее конкретных утверждений, логически невыводимо, это скорее предмет нашей веры. Существуют также трудности, связанные с восприятием вероятностного характера фундаментальных законов. Существуют трудности, связанные с прикладным использованием научных результатов. Однако самое ценное в науке метод – остается непоколебимым.

  Философ же может исследовать интерес к паранормальным явлениям как феномен современной культуры и выяснять, какой статус имеют в ней паранаучные представления. Он также может занять методологическую позицию и сопоставить два типа знания: научное и квазинаучное, попытаться выработать критерии их демаркации. Астрология представляет для этого наиболее благоприятную возможность, так как в отличие от других областей паразнания она зафиксирована в текстах. Работая с ними, можно понять, как вводятся гипотезы ad hoc, как делаются предсказания, как они проверяются и т. д.

  Астрология как «логия» сложилась приблизительно в III в. н. э., когда появились достаточно точные астрономические модели, позволявшие вычислять движения небесных тел. Гадания по звездам – вещь куда более древняя (вспомним вавилонских волхвов). А вот поклонение звездам, по-видимому, идет с тех пор, когда люди стали осознавать себя. Роль, которую играли звезды в жизни древнего человека, трудно переоценить. Люди ориентировались в пространстве и времени по звездам, они задавали ритм жизни, определяли время сева и уборки урожая. Таким образом, тысячелетиями в фундамент астрологии откладывался опыт ритмизации жизни.

  С другой стороны, астрология всегда содержала предсказания, т. е. ориентировалась на будущее. В ней также присутствовала ориентация на клиента. На Древнем Востоке предсказания делались в основном на царей, в Риме гороскопами пользовались широко, но запрещалось ставить гороскоп на императора, в демократической Греции предсказывать можно было любому. Но при всем сужении или расширении поля клиент присутствовал обязательно.

  В структуру астрологического знания входят более-менее добротные сведения о небе. Степень добротности зависит только от культурного уровня астролога. Астрология не только пользуется астрономией, но и внесла в нее существенный вклад, ибо когда-то именно астрологи составили таблицы звездного неба с указанием положения планет на каждый день и час – «Эфемериды». Это был, безусловно, научный подвиг. Но есть две особенности астрономической картины мира в астрологии. Во-первых, поскольку Солнце и планеты лежат приблизительно в одной плоскости, то в то время, когда человек смотрит с Земли на Солнце, в плоскости эклиптики высвечиваются 12 созвездий Зодиака. Поэтому астрологический космос принципиально геоцентричен и напоминает собой колесо. Все вращается вокруг человека, для него разворачивается весь звездный театр. Во-вторых, с точки зрения астрологии, главное влияние оказывают не созвездия (они создают фон), а планеты и их расклад – констелляция. Поскольку Земля для астролога находится в центре, видимые движения планет представляют странные ломаные линии. Это питало представления о божественности и свободе воли планет.

  Если бы мы имели дело с наукой, нам надо было бы фиксировать все случаи, например, «покровительства Марса», их варьировать, проверять, сопоставлять результаты. Астрология этим, как правило, не занимается. Она опирается на опыт, но на опыт предсказаний. Она анализирует гороскопы, чтобы по ним научиться предсказывать дальше. Но так как астрологическое предсказание ориентировано на конкретного клиента, объект предсказания становится его субъектом, его соучастником. Кстати, статистика влияния планет на судьбу существует. Французские исследователи Гоклены на основе данных метрических книг составили гороскопы и проанализировали жизнь более 40 тысяч человек и выяснили, что рожденные, допустим, под знаком Марса действительно выбирают чаще всего профессии, связанные с «пролитием крови».

  В споре между наукой и ненаукой философия не должна брать на себя роль арбитра. Мы знаем из истории немало ситуаций, когда эта роль выглядела очень неприглядно. Есть проблемы, которые не разрешаются философским анализом. Но, заняв позицию внешнего, исторического наблюдателя по отношению к творцам квазинаучных мифов, нельзя не заметить, что его адепты представляют себя учеными-новаторами, бескорыстно познающими истину. Современную науку они объявляют ортодоксальной, косной, а они-де предлагают более современные и гибкие способы познания природы, которые должны подчинить себе традиционную науку.

  Можно показать обретение паранаукой научного статуса на примере парапсихологии. История парапсихологии восходит к древности и покрыта мистическим туманом. Секуляризация парапсихологических исследований началась сравнительно недавно, когда сама психология стала превращаться в экспериментальную науку. Научное рождение парапсихологии датируется 1882 г., когда в Великобритании ученые основали «Общество психических исследований» с целью, как указывалось в уставе, «научного изучения тех способностей человека, действительных или предполагаемых, которые оказываются необъяснимыми на основании каких-либо широко принимаемых гипотез». В 1885 г. аналогичное общество образовалось в США, однако на экспериментальный конвейер исследования парапсихологов были поставлены только в 30-е годы нашего века. К настоящему времени в парапсихологии проведены тысячи экспериментов (наиболее распространены опыты по ясновидению с отгадыванием карт), в том числе в России в лаборатории А. Ли. В странах Запада насчитываются десятки периодических изданий, у нас первый журнал по парапсихологии появился в 1991 г. Но в последнее время появилась масса литературы – новой и переизданий – по уфологии, астрологии, магии... В 1969 г. парапсихологическая ассоциация США была принята в «Американскую ассоциацию содействия развития науки», что свидетельствует о признании парапсихологии научным сообществом.

  И главный вопрос: являются ли паранормальные явления просто эпифеноменом человеческой психики, иллюзией, суррогатом веры или в экстрасенсорных и телепатических явлениях, полтергействе и биопритяжении, телекинезе и левитации адекватно проявляется внешняя и психическая природа человека.

  Аргументов в пользу реальности парапсихических феноменов достаточно много, существуют и многообещающие гипотезы, но пока протянуть цепочку от эксперимента до полноценной теории не удается.

  Наиболее правомерным является признание нефизической сущности ряда психофизических явлений. Эмоциональную сторону жизни нельзя свести к физической, интуицию к дискурсу, искусство – к науке. А эффект экстрасенсорного воспрития происходит именно в чувственной, интуитивной среде. По-видимому, психофизические явления реальны, но не в обычном, научном или физическом смысле. Они очень индивидуальны, их трудно или вообще нельзя подвести под общий закон [3].

  Таким образом, мы видим, что до сих пор продолжаются споры о соотношении паранормальных явлений, философии и науки.

  Литература:

  1. Калмыков В. Н. Основы философии. М., 1999. С. 287-316.
  2. Ожегов С. И. Словарь русского языка. М.: Советская энциклопедия. 1973. С. 27.
  3. Паранаука как феномен культуры. Матер. конф. МГУ им. Ломоносова // Вестник Московского университета. 1995. №3. С. 68-78.


Илья Бутов 09.09.2005
 
Если у вас есть дополнительная информация по этой публикации, пишите нам на ufocom@tut.by Подписывайтесь на наш телеграмм или вайбер каналы, чтобы всегда быть в курсе событий.
 
 
Вышла из печати «Таинственная Беларусь III»
Проекты 2
Вышла из печати «Таинственная Беларусь III»
В самом начале сентября, День знаний стал для нас очередным поводом порадоваться – в минском издательстве «Регистр» вышла из печати новая книга из цикла «Таинственная Беларусь». Представляет она из себя сборник докладов, прозвучавших 22 января 2017 года на одноименной конференции «Уфокома» в г. Минске.
Дьявол в деталях или третья "Необъяснимая встреча"
Мероприятия 72
Дьявол в деталях или третья "Необъяснимая встреча"
23 августа 2017 года в Москве прошла очередная "Необъяснимая встреча", организованная энтузиастами-исследователями загадочного из московской группы "НОЗП". Это, уже третье по счету тематическое мероприятие, которое проходит в уютном гостином зале Белый Лофт, расположенном в парке Сокольники.