Массовые обновления икон в 1949-50 гг. Неизвестные факты из пыльных архивов (публикуется впервые)

  В Русской Православной Церкви известны случаи самых разнообразных «чудес». Многие из них связаны именно с одним из предметов религиозного культа – иконами. Это и мироточение, и кровоточение, случаи чудесного обретения икон, исцеления людей, переотражение ликов на стекле, обновления и многое другое. О случаях массового обновления икон в Беларуси в период коммунистической идеологии и хотелось бы рассказать в этот раз. Данная статья не ставит перед собой целью раскрыть и объяснить механизмы самого явления, но только осветить те факты, которые были собраны автором в архивах во время работы над своей дипломной работой. Эти данные имеют своим источником делопроизводство уполномоченных Совета по делам Русской Православной Церкви при Совете Министров СССР по Брестской и Барановичской областям, хранящимся в Государственном архиве Брестской области и Зональном государственном архиве г. Барановичи.

  Под чудом обновления икон понимается чудесное, самопроизвольное прояснение изображения на иконах, когда еле видимые или совсем утраченные краски проступают во всей своей яркой красоте. То есть старая потускневшая икона снова самопроизвольно становится будто новой. Длительность самого процесса обновления бывает самой различной: от нескольких дней или недель – до мгновенного результата. В последнем случае, по свидетельствам очевидцев, от иконы может исходить сияние или вспышка света. Обновления происходили не только в храмах, но и домах обычных мирян, даже у таких, которых трудно назвать верующими.

  До ХХ века известны лишь единичные случаи обновлений икон, которые сразу же становились святынями и приобретали славу чудотворных. Но в минувшем веке явление стало приобретать массовый характер. Первая волна накрыла Россию в 1920-х годах, в годы победы большевиков в Гражданской войне и установления советской власти во всех частях страны. Обновилось несколько сотен икон в Петроградской и Псковской епархиях, на Дальнем Востоке, в Приморье, в пределах Владивостокской и Харбинской епархий, на Украине. Следующий всплеск приходится уже на 1990-е годы. Но мало кто знает о небольшом подобном эпизоде в Беларуси в 1949-50 годах.

  Началось все в городском поселке Мир и Столбцовском районе. Этому предшествовали некоторые явления религиозного характера годовой давности. В месте падения в Неман его притока реки Береза некоторым верующим чудилось присутствие в воде иконы Божьей Матери. Позже в Кореличах, расположенных в 20 км от г.п. Мир произошел один случай обновления. Все это вызвало определенный религиозный ажиотаж. А в 1949 году массовость обновлений привлекла внимание местных властей, которые не очень жаловали происходящее в рамках своей антирелигиозной пропаганды.

  Распоряжением архиепископа Минского и Белорусского Питирима была создана специальная комиссия для расследования этого явления. В ее состав вошли епархиальный ревизор, столбцовский и мирский благочинные. В ходе проверки 1-3 октября были рассмотрены случаи обновления около 35-ти икон в Мирском и Столбцовском районах. В Мирском районе обновления произошли в самом г.п. Мир, деревнях Оюцевичи, Бол. Жуховичи и Кожево – всего 26 икон. В Столбцовском было зарегистрировано всего 9 случаев – в Говезнянском и Старосверженьском приходах. В делопроизводстве уполномоченного Совета по Барановичской области сохранилась десятистраничная копия отчета данной комиссии. Расследование велось путем опроса как владельцев «обновившихся» икон, так и посторонних свидетелей, видевших иконы до и после обновления. Все было тщательно задокументировано. Только в одном случае было установлено, что «обновление» было мнимым – после протирки от пыли и грязи стекла, покрывавшего икону.

  Предоставим слово документам:

  «Гр. Степан Григорьевич Крупко. Месяц тому назад приблизительно я и моя жена Фекла стали замечать, что одна из наших икон – икона Спасителя – литография на бумаге в ризе из фольги, бывшая темноватой стала светлеть. Посветлел и лик. Сейчас риза блестит как новая. Никто икону не чистил никогда с момента приобретения её лет 12 тому назад. Сначала бабы начали собираться у нас, но я сказал, чтобы не ходили и никто теперь не ходит. Ни о каких исцелениях мы ничего не слыхали».

  «Степанида Иосифовна Бунчук. Обновившаяся у меня икона Спасителя приобретена мною у старого батюшки /уже покойного, прот. Владимира Свигрского/. Икона была при покупке ещё не старая, но немного потускневшая. Никогда я икону эту не чистила. Риза на ней была из фольги и очень тонкая. Когда я услыхала, что иконы обновляются, я пошла посмотреть икону у гр. Нарбутович. Я увидела, что действительно икона блестела как новая. Но я не видела, какой она была раньше, и не знала, верить ли обновлению её. При этом я видела вторую икону у неё – Божией Матери – которая была тёмной. Через неделю я услыхала, что у г. Нарбутович обновилась и эта икона Божией Матери/ причём это обновление произошло на глазах у людей/ я не могу сказать каких/ в тот момент, когда снимали висевшую над нею уже обновившуюся икону Спасителя. Я пошла тогда к Нарбутович и увидела, что икона Божией Матери, которую я видела тёмной, сияла как новая. Я тогда поверила в обновление и придя домой стала молиться у себя перед иконами и плакала. Через несколько дней обновилась и у меня икона Спасителя о сказано выше. Люди ходили смотреть и молиться, но когда запретили собираться и молиться в домах, то и ко мне ходить не стали. Никаких чудес от моей иконы не произошло, а также не слыхала я, чтобы были чудеса от других обновившихся икон».

  «Я, Ольга Ивановна Крупко, проживаю в селе Б. Жуховичи. У меня в доме около месяца тому назад обновилась икона Спасителя /литография украшенная фольгой, в раме под стеклом/. Однажды мы всей семьёй заметили, что икона с правого верхнего угла начинает светлеть. На третий день она стала светлой вся. Эта икона у нас уже находится 15 лет. Общих молений в нашем доме не было. Приходили только отдельные лица посмотреть икону».

  «Я, Ольга Кононовна Валько, проживаю в дер. Кожево, Велико-Жуховичского прихода. Недели три тому назад, когда обновлялись св. св. иконы у других людей, вечером я с дочерью Анной находясь в доме без огня, заметила во тьме, как засияла икона Божией Матери. Дочь испугалась, стала плакать. Я успокоила её, зажгла огонь, и мы увидели, что образ Божией Матери, в деревянной раме под стеклом украшенный ризой, стал гораздо светлее, чем прежде. В нашем доме общих молений пред означенным образом не было. Изредка заходили только отдельные люди посмотреть образ. В настоящее время никаких собраний верующих в нашем доме не бывает».

  Обновления происходили самых разных икон: не только по содержанию изображенных на них ликов святых, но и по материалу, из которых они были изготовлены – как то писанных на дереве, так и бумажных, снабженных ризами из фольги и не снабженных ими. Часто обновлялись иконы у тех владельцев, которые перед этим ходили посмотреть на другие обновившиеся иконы. Наблюдалось нечто, похожее на эпидемию.

  Советские власти, естественно, косо смотрели на происходящее. Религиозное оживление было крайне нежелательно на фоне общей политики идеологической борьбы с религией и массовым закрытием храмов. А людные моления у икон в частных домах было также и запрещенным законодательством, отводившем для этих целей только одно место – территорию приходской церкви. Поэтому епархиальная комиссия в своем отчете поспешила заверить о прекращении незаконных собраний и молений и о том, «что данное явление носит исключительно религиозный характер и не имеет никаких признаков, которые свидетельствовали бы о политическом смысле этого явления».

  Русская Православная Церковь, нашедшая пути примирения с советскими властями в годы Великой Отечественной войны, не желала идти на конфликт. По случаю явлений «обновления икон» были предусмотрены соответствующие меры. Так гродненский епископ в указе о полномочиях и функциях своего секретаря по Брестской области в пункте №6 предусматривал следующее: «в случае обновления икон в домах и церквях Брестской Епархии, немедленно на месте о.о. благочинные или местные о.о. настоятели составляют акт о сем с указанием всех обстоятельств и икону изымают и представляют мне при Вашем /т.е. секретаря/ посредстве для обозрения». Что было, видимо, кстати.

  В 1950 году после праздника Пасхи, особенно в мае-июне месяцах, случаи обновления икон стали происходить и в Брестской области. Обновлялись иконы у жителей Ружанского района (12 случаев), Ивацевичского (4), Кобринского (2), Березовского (2) и Шерешовского (2). Обновлялись даже иконы на придорожных крестах. Как отметил уполномоченный Совета по Брестской области, данные явления «имеют связь с массовым «обновлением» в Слонимском районе Барановичской области». Следовательно, «обновления» затронули и окрестности Слонима. «Чудесные» иконы изымались властями – как работниками местных сельсоветов, так и сотрудниками министерства госбезопасности (МГБ).

  Интересна психологическая подоплека всего произошедшего. 1920-е годы были переломным моментом в установлении советской власти в стране. Большая часть среды верующих, особенно на окраинах, воспринимала происходящие политические события как приход к власти антихриста в лице атеистической коммунистической идеологии. 1990-е годы обозначились развалом Советского союза и разладом экономической жизни, усилением криминала. Народ жил в неуверенности и страхе перед неопределенным завтрашним днем.

  Что же было ключевым моментом в конце 1940-х годов на территории рассмотренных нами районов, ныне входящих в Брестскую, Гродненскую и Минскую области? Именно эти территории входили в состав так называемых «усходних крэсов» - Западной Беларуси, оказавшейся после 1921 года включенной в состав польского государства, а после второй мировой – в составе СССР. И именно здесь в конце сороковых началась массовая коллективизация сельского хозяйства, наверстывая пропущенный ранее этап. Практически принудительное вступление в колхозы рассматривалось рядовыми верующими как нечто из ряда вон выходящее. Автору этих строк до сих помнится рассказ своей бабушки, как ее мать наотрез отказалась вступать в колхоз, считая это равнозначным принятием «печати» от сатаны и отказом от Бога. Думается, это были не единичные настроения. В среде верующих, вероятно, нарастало напряжение, и нужен был знак «свыше». И этот «знак» появился.

  На прямую связь с психологической обстановкой в среде верующих указывает и епархиальная комиссия 1949 года. В ее отчете значится следующее:

  «…Таким образом, на лицо имеется возбудитель повышенной религиозной настроенности до состояния экзальтации, причём, - и это имеет важное значение, - возбуждение охватывает многих, которые, как это всегда происходит в таких случаях, взаимно подогревают один в другом это состояние. Появляется неопределённое желание видеть ещё и ещё нечто чудесное. Экзальтация массы доходит до состояния религиозного экстаза, когда сперва отдельные лица, а затем и многие другие видят необыкновенный свет, яркие лучи, исходящие от иконы, горящую свечу перед ней и даже Самого Спасителя нашего Иисуса Христа, как живого. Вот обстановка, в которой происходило /и может быть будут ещё происходить некоторое время/ обновление икон в обследованных комиссией селениях».

  Во времена антирелигиозной кампании, естественно, искали этому свои научные объяснения, вскрывая «злокозненные обманы священников». Предлагалось несколько версий, как можно сделать подобное. Утверждалось, что иконы писались красками на основе свинцовых белил, которые со временем темнеют. Однако если такую икону протереть слабым раствором перекиси водорода, то образовавшийся под воздействием сероводорода черный сульфид свинца перейдет в белое соединение - сульфат свинца. Картина просветлеет, обновится. Потемнение иконы может быть вызвано и потемнением верхнего слоя – олифы, которой покрывали многие иконы. Оттереть этой потемневший слой можно было без труда концентрированным раствором уксуса или уксусной эссенцией. Результат тот же – икона станет светлее. Кстати, в современных технологиях реставрации икон как раз и используется метод удаления старого темного слоя олифы, покрывающего живые краски, и нанесение нового.

  Однако, кажется маловероятным, что в случаях массовых обновлений верующие в значительном масштабе могли пойти на такой заговор. Тем более, что «обновления» икон происходили и в домах незаинтересованных в этом лиц, как это было в дер. Павловичи бывшего Ружанского района в 1950 году. Хозяева, числившиеся в комсомоле, не только запретили любопытствующим приходить посмотреть на чудо, но и добровольно сдали святыню властям.

  Еще один довод – все эти случаи «искусственного» обновления годятся лишь для определенного типа икон. А в рассматриваемых случаях обновлялись самые различные образа – деревянные, бумажные… даже ризы из фольги.

  Так что ответ на загадку, вероятно, следует искать в ином направлении. Возможно, на стыке религиозной психологии и неизвестных законов физики.


Виктор Гайдучик 06.04.2006
 
Если у вас есть дополнительная информация по этой публикации, пишите нам на ufocom@tut.by Подписывайтесь на наш телеграмм или вайбер каналы, чтобы всегда быть в курсе событий.
 
 
Вышла из печати «Таинственная Беларусь III»
Проекты 2
Вышла из печати «Таинственная Беларусь III»
В самом начале сентября, День знаний стал для нас очередным поводом порадоваться – в минском издательстве «Регистр» вышла из печати новая книга из цикла «Таинственная Беларусь». Представляет она из себя сборник докладов, прозвучавших 22 января 2017 года на одноименной конференции «Уфокома» в г. Минске.
Дьявол в деталях или третья "Необъяснимая встреча"
Мероприятия 72
Дьявол в деталях или третья "Необъяснимая встреча"
23 августа 2017 года в Москве прошла очередная "Необъяснимая встреча", организованная энтузиастами-исследователями загадочного из московской группы "НОЗП". Это, уже третье по счету тематическое мероприятие, которое проходит в уютном гостином зале Белый Лофт, расположенном в парке Сокольники.