Реинкарнационные видения: образы, состояния, сны

Я не была здесь лет семьсот,
но ничего не изменилось...
Анна Ахматова

Про реинкарнацию – говорилось и даже писалось еще задолго до нашей эры, однако само явление стало объектом широкого общественного внимания и обсуждения сравнительно недавно. И это также не случайно. Приходя к мысли о реинкарнации, древние исходили из своей твердой уверенности в вечности души.

Они улавливали родовое сходство с предками в потомках определенных поколений (что особенно ярко проявлялось в племенных брачных союзах), достраивали зеркальную картину мироздания, посещали разными способами «страну мертвых», умели получать от умерших информацию. Могли даже иногда оживлять покойников. Но они никогда не вспоминали свои предыдущие рождения – так, как это делают наши современники, странствуя по миру с массой невероятных подробностей.

Также по теме
Немецкого доктора Юстина Кернера в наше время помнят только как исследователя, впервые выделившего ботулинический токсин из испорченных продуктов и испытавшего его действие на себе. Его работы, посвященные «ночной стороне природы» – духам, призракам, одержимости, ясновидению, сомнамбулизму и прочим тайнам мироздания оказались прочно забытыми.

Массовый всплеск интереса к реинкарнации впервые возник в середине XX века с появлением в США книги Мори Бернштейна «Поиски Брайди Мерфи». Автор красочно описывает воспоминания некой американской домохозяйки о «предыдущей жизни» в XIX веке в теле ирландской девушки Брайди Мерфи. Это дало толчок к исследованиям регрессии прошлых жизней. Однако уже тогда многие ученые считали, что подобные регрессии, или «воспоминания о прошлом», являются не свидетельствами реинкарнации, а чем-то иным. Тем не менее большое впечатление на общественность несколько десятилетий назад произвело появление работ таких психиатров, как Р. Моуди, Э. Кюблер-Росс, С. Гроф. В последнее время появляется все больше публикаций, посвященных «реинкарнационным воспоминаниям» у разных людей [1]. К красочным описаниям невероятных историй добавились профессионально обработанные случаи из лечебной практики психиатров и психотерапевтов [2]. Очень многие, «пережившие реинкарнационные воспоминания», видят себя в прошлом царями и богатыми знатными дамами. Такие сюжеты уже давно заведомо исключаются из рассмотрения, так как относятся к иной области индивидуальных психологических проблем.

За экранизацией бестселлера Мори Бернштейна последовали новые фильмы на модную тему. В 1956 году в прокат выходит драма «Я жил прежде», о пилоте авиалайнера, считающем себя перевоплощением военного летчика, погибшего в Первую мировую войну.
За экранизацией бестселлера Мори Бернштейна последовали новые фильмы на модную тему. В 1956 году в прокат выходит драма «Я жил прежде», о пилоте авиалайнера, считающем себя перевоплощением военного летчика, погибшего в Первую мировую войну.
 

Однако проблема подобных «видений» не возникла вдруг, и говорить о ней как о «модном» течении современной культуры было бы слишком легкомысленно. Следует признать, что человеческий мозг всегда обладал странной способностью получать и воспроизводить «чужую» информацию, о чем свидетельствуют этнографические материалы, собранные еще в начале прошлого века. Так, среди некоторых сибирских коренных народов долгое время продолжала существовать традиция «стирания реинкарнационной памяти» для того, чтобы младенец (унаследовавший душу предка) забыл свои прошлые жизни. Проблема возникала в тех случаях, когда по непонятной причине соединялись душа-тень и душа-птица из предыдущих жизней. Вот тогда-то и появлялись реинкарнационные воспоминания. Обычно это проявлялось в том, что не научившийся толком говорить ребенок начинал произносить странные слова. Причем эти слова указывали на некие реалии из прошлого. Это считалось плохим знаком, поэтому родители звали шамана для совершения магических действий, которые должны были «стереть реинкарнационную память». У нивхов родители дожидались, пока такой ребенок достигнет лет шести и начнет внятно излагать свои мысли, и тогда проводили обряд «стирания». Сначала отец или шаман надевал на мальчика шапку задом наперед и начинал спрашивать про его прошлые жизни. После этого едва слышно произносил: «Ну, теперь довольно, забудь прошлое». И надевал шапку правильной стороной. Считалось, что после этого все воспоминания о прошлом уходили и человек мог прожить долгую жизнь. Если же обряд не проводился, ребенок был обречен на скорую смерть [3]. Кстати, и у русских до сих пор существует поверье, что слишком умные, необычные дети – не жильцы. Вот, например, история наших дней (январь 2006 года) о гибели необычного подростка.

Павел Васюра рос уникальным мальчиком. Он умел предсказывать будущее, из-за чего его даже сторонились люди. Свою смерть Павел предчувствовал, но ничего не стал предпринимать. Близкие мальчика считают, что Господь послал его с определенной миссией, но никто этого не понял, поэтому он так нелепо погиб.

Паша был поздним ребенком. Тамаре уже исполнилось 41 год, когда отчаявшаяся женщина узнала о своей новой беременности. Прежние протекали с большими осложнениями, в итоге малыши погибали. Здоровье женщины было основательно подорвано, однако Павлик все же появился на свет.

Чем старше становился мальчик, тем чаще замечали окружающие, что он не от мира сего. Павел еще до первого класса самостоятельно два раза прочел всю Библию, старался донести ее окружающим и близким людям. Даже будущее научился предсказывать, только родители этого не одобряли, боялись плохих видений.

Как оказалось, опасения были не напрасными. Однажды Павел почувствовал, что скоро умрет. В тот день он собирался в лагерь, и Тамара предложила купить новые ботинки. Мальчик отказался, лишь только спросил, не будет ли мама его ругать, если он потеряет обувь.

В день отъезда ребенок вел себя как-то странно: обычно живой и веселый, он был несговорчив и хмур. Через несколько часов домой к Васюрам пришла целая делегация и сообщила, что Павлуша погиб. Он и правда потерял ботинки, мальчика сбила машина. Произошло это за территорией лагеря, как дети там оказались, до сих пор непонятно…

Галина Данилова, классный руководитель Павла, – одна из тех, кто ездил к нему на опознание. Она верит в то, что он действительно был непростым ребенком. «Я когда в морге стояла с ним рядышком, на лице его читалось, что он совершенно ничего не понял и не почувствовал боли, – говорит она. – Павел улыбался безмятежной улыбкой и был похож на ангела». Близкие и знакомые в один голос утверждают, что Господь послал Павлика на Землю с особым предназначением, а никто этого не понял. Поэтому мальчика забрали обратно.

Однако не следует искать в подобных событиях – ранней смерти юных гениев – особой мистики. С одной стороны закономерно, что ребенок «со странностями» оказывается более уязвимым в жизненном пространстве. Такие дети обладают смещенным профилем функциональной асимметрии головного мозга, или, если упростить, определенной формой левшества (это может быть необязательно рука – но и левая нога, левый глаз или левое ухо). Сложная беременность или роды практически закладывают эту особенность головного мозга, когда правое полушарие (в нарушение нормы) становится по некоторым характеристикам доминантным. Эти особенности дают человеку и удивительные способности, вплоть до ясновидения и гениальности, что было обнаружено старейшим психиатром Института нейрохирургии им. Бурденко Тамарой Доброхотовой [4]. Однако вместе с этими уникальными полезными способностями человек может приобрести и целый букет проблем: ослабленная иммунная система, неустойчивость психики, деформации скелета, сложности с половой ориентацией и прочее. Поэтому конкретная история жизни и смерти 14-летнего Павла вполне может быть связана с депрессиями и скрытым стремлением к немотивированному суициду.

«Пещера рук» на юге Аргентины, в провинции Санта-Крус. В ходе обряда инициации подростки на протяжении тысячелетий оставляли силуэт своей руки в этом священном месте. Более 90% силуэтов изображают левую руку, что свидетельствует о стабильном преобладании
«Пещера рук» на юге Аргентины, в провинции Санта-Крус. В ходе обряда инициации подростки на протяжении тысячелетий оставляли силуэт своей руки в этом священном месте. Более 90% силуэтов изображают левую руку, что свидетельствует о стабильном преобладании правшей.
 

Тем более, что, если обратиться к практикам традиционных культур и современных «визионеров», этот тезис – о скорой смерти помнящих свой реинкарнационный опыт – оказывается несостоятельным. В 1930 году был описан случай якутского шамана по имени Ааджа, который помнил свои предыдущие жизни и знал о будущих. Сначала он был тунгусским шаманом, который умер, напоровшись на рогатину во время поиска оленей. Затем родился среди якутов, но на теле, по его словам, «остался не затянутый кожей след от рогатины». Еще в одной жизни Ааджа помнил себя тунгусской шаманкой по имени Кысыятай-Удаган [5]. Как бы то ни было, Ааджа в своей реальной жизни успел достичь вполне зрелого возраста. И этот случай не единичен. Складывается впечатление, что «странных детей», если они не «исправлялись», скорее всего, попросту убивали – из страха перед их контактами с потусторонним миром и потенциальной опасностью для общества. Механизм возникновения подобных опасений и поведения окружающих очень достоверно воспроизведен Б. Акуниным в повествовании о маленьком Митридате.

В современных культурах, которые никак не связаны с традиционным шаманизмом, существует множество рассказов о людях, повествующих о том, как они вдруг узнают местность, в которой до этого ни разу не были. Они знали, что, повернув за угол, увидят определенный дом, а за этим домом находится еще какой-либо известный им объект и т.д. Стоит подметить, что универсально эти рассказы появились после того, как англичане колонизовали Индию, а в европейской культуре стали распространяться индуистские верования о перерождении душ умерших. «Классическими» реинкарнационными рассказами считаются сюжеты из индийской жизни первой половины XX века. Приведем один из них [6].

Бишем Чанд родился в 1921 году в семье Гхуламов в городе Барейлли в Индии. Примерно в полтора года Бишем начал задавать вопросы о городе Фильбхит, находившемся на расстоянии около 50 миль от Барейлли. В семье Гхуламов никого не знали в этом городе. Когда Бишем стал проситься съездить туда, всем стало ясно, что он думает, будто жил там в своей прежней жизни.

Время шло, Бишем стал постоянно рассказывать о своей прежней жизни в Фильбхите. Его семью стало раздражать такое поведение. Летом 1926 года (когда ему было уже пять с половиной лет) Бишем стал говорить, что он ясно помнит свою прежнюю жизнь. Он вспомнил, что его звали Лакшми Нарайн, что он был сыном богатого землевладельца. Он говорил, что помнит дядю Кар Нарайна, который оказался отцом Лакшми Нарайна. Он описывал дом, в котором жил, говорил, что в доме была святая комната и отдельное жилье для женщин. Он любил слушать песни и смотреть танцы девушек – профессиональных танцовщиц, которые порой исполняли функции проституток. Он вспомнил веселые вечеринки в доме соседа Сандера Лала, который жил «в доме с зелеными воротами». Маленький Бишем однажды посоветовал отцу взять себе женщину помимо жены.

Семья Бишема Чанда была бедной (отец был мелким чиновником), и сравнение жизни дома с прежней, более богатой жизнью стало расстраивать мальчика. Иногда он стал отказываться от пищи, говоря, что в прежней жизни такую пищу не давали даже прислуге. Он требовал мяса, рыбы, и, если его семья не могла их купить, он шел выпрашивать все это у соседей. Он швырял одежду из хлопка, требуя шелковой (хлопковая одежда, по его словам, не годилась даже для слуг). Он требовал денег у отца, и, когда отец не давал их, мальчик горько плакал.

Однажды отец Бишема сказал, что собирается купить часы, на это маленький Бишем ответил: «Папа, не покупай часы. Когда я поеду в Фильбхит, я возьму тебе трое часов у моего торгового агента-мусульманина, которого я нанял». И он назвал имя этого агента. Однажды сестра Бишема (которая была на три года старше его) застала Бишема, пьющего бренди (это объяснило причину, почему объем спирта, который держали дома только для медицинских целей, стал уменьшаться). В типичном для него высокомерном тоне ребенок ответил, что он привык пить бренди, что он вообще много пил спиртных напитков в своей прежней жизни. Затем он рассказал, что у него была женщина (при этом он знал разницу между женщиной и женой) в его прежней жизни. По его словам, ее звали Падмой, и, хотя она была проституткой, он считал ее своей собственностью и с гордостью рассказывал, что однажды убил мужчину, выходившего из ее комнаты. Эти воспоминания Бишема Чанда привлекли внимание некоего К. К. Н. Сахая, прокурора города Барейлли. Сахай пришел в дом Бишема Чанда и записал удивительные вещи, о которых рассказал мальчик. Затем он решил взять Бишема Чанда с его отцом и старшим братом в Фильбхит. Прошло почти восемь лет со дня смерти Лакшми Нарайна, кем и был, по мнению мальчика, он сам в его прежней жизни. Когда они приехали в Фильбхит, собралась целая толпа любопытных. Почти все в Фильбхите знали о богатой семье Нарайнов и их развратном сыне Лакшми, который путался с проституткой Падмой (проживавшей и сейчас в этом городке), и о том, что в порыве ревнивой ярости Нарайн выстрелом убил своего соперника – любовника Падмы. И хотя семья Нарайнов была достаточно влиятельной, чтобы замять это дело, сам Лакшми Нарайн умер естественной смертью через несколько месяцев в возрасте 32 лет.

Когда Бишема Чанда повели в старую муниципальную школу, он побежал туда, где была «его» классная комната. Кто-то нарисовал картинку, и Бишем узнал на ней одного из одноклассников Лакшми, который оказался в этот момент в толпе людей, а когда этот одноклассник спросил об их учителе, Бишем правильно обрисовал его как полного человека с бородой.

Также по теме
История, которая произошла в городе Уотсека, стала первым надежно доказанным случаем временной реинкарнации. Покойная Мэри Рофф вернулась с того света, занимая в течение нескольких месяцев тело своей сверстницы.

В той части города, где раньше проживал Лакшми Нарайн, Бишем Чанд узнал дом Сандера Лала, который он прежде описывал, называя его «домом с зелеными воротами». Прокурор Сахай, описывая эти события для национальной газеты «Лидер» в августе 1926 года, сообщал, что эти ворота он видел сам и утверждает, что они действительно были зелеными. Мальчик указал также на двор, где профессиональные танцовщицы обычно выступали с песнями и танцами.

Торговцы этой части города подтверждали слова мальчика. В статье, опубликованной в газете «Лидер», Сахай писал, что толпа, следовавшая за мальчиком, упорно добивалась, чтобы он назвал имя проститутки, с которой он общался в его прошлой жизни. И когда он произнес имя Падма, все стали кричать, что имя правильное. В течение всего этого примечательного дня мальчику несколько раз дарили таблы, т. е. барабаны. Отец мальчика сказал, что он (Бишем Чанд) никогда прежде не видел таких барабанов, но, к удивлению окружающих и членов семьи, Бишем начал довольно умело играть на них, как это прежде делал Лакшми Нарайн. Когда мать Лакшми Нарайна увидела Бишема Чанда, то между ними возникла симпатия. Бишем Чанд отвечал на все ее вопросы, правильно описывал личного слугу Лакшми Нарайна. Он также правильно назвал касту, к которой принадлежал слуга. Позднее он сказал, что больше любит мать Лакшми Нарайна, чем свою собственную.

Отца Лакшми Нарайна научили припрятать кое-какие драгоценности перед смертью, но никто не знал куда именно он их спрятал. Когда Бишема Чанда спросили о драгоценностях, он повел всех в комнату того дома, в котором семья жила раньше. Позднее в этой комнате нашли золотые монеты, что подтверждало справедливость рассказов мальчика о его прежней жизни в этом доме.

Изучая этот случай, Стивенсон настаивает на том, что этот пример особенно важен тем, что записи были сделаны надежными людьми и что многие свидетели еще живы и могут подтвердить воспоминания Бишема Чанда. Многие из тех, кто знал Лакшми Нарайна, были живы и здоровы, когда Бишем делился своими воспоминаниями. Эти люди подтверждали практически все, что он говорил до приезда в Фильбхит. Более того, Стивенсон считает, что возможность обмана в этом случае вообще исключается, потому что семья Бишема Чанда мало что могла выиграть от сближения с семьей Нарайнов. Всем было известно, что семья Нарайнов разорилась после смерти Лакшми. Эти события невозможно объяснить стремлением к материальной выгоде, в чем можно было бы заподозрить любую семью в трудном материальном положении.

Картина «Цикл жизни и смерти» Шримати Шьямарани даси (мирское имя Джуди Луиза), известной духовной художницы и проповедницы из американских хиппи, осевших в Индии.
Картина «Цикл жизни и смерти» Шримати Шьямарани даси (мирское имя Джуди Луиза), известной духовной художницы и проповедницы из американских хиппи, осевших в Индии.
 

Прочие истории мало чем отличаются по содержанию: некий ребенок никому не дает покоя, настаивая на принадлежности к иной семье, наконец его везут «в то место», он узнает родственников, находит припрятанные драгоценности, после чего отношения с новой-старой родней по непонятной причине сходят на нет, и страсти затихают. Кстати, иногда они вдруг начинают «говорить на других языках», но об этом речь пойдет особо в отдельной статье. Чем-то все эти рассказы напоминают индийские фильмы, одинаковые, как яйца в инкубаторе. И точно так же западный зритель проглатывает логические несостыковки и заведомые нелепости, видимо, полагая, что в экзотической Индии «так принято». Сходство и в том, что все эти дети явно имеют серьезные отклонения в психике, поскольку не ощущают привязанности к семье, в которой родились и живут в реальной жизни, но зато настаивают на контактах со своими сексуальными партнерами из предыдущей жизни, ничуть не смущаясь своим юным возрастом. Вместе с тем 6–9 лет – это уже тот возраст, когда ребенок пытается понять происходящее вокруг него, а не просто принимает на веру все подряд. Но герои реинкарнационных историй ничего не пытаются выяснить у родителей, а в поисках новой родни не принимают в расчет чувств нынешних отца и матери. Одним словом, современные индийские реинкарнационные сюжеты выглядят не более достоверными, нежели приводившийся в одной из глав рассказ больного в онейроидном состоянии о разрушении мира вокруг него.

Как бы то ни было, нет уверенности, что в этих случаях речь идет о «реинкарнационной памяти» уже потому, что подобные рассказы вообще появились на свет. Нормальный человек обычно тяжело воспринимает происходящие вокруг него аномальности, считая в первую очередь, что у него «не все в порядке с головой», и потому старается скрыть свое состояние, приспособиться к «норме». Тот, кто яростно доказывает, что он на самом деле Наполеон или Папа Римский, а окружающие этого не понимают, в конечном счете оказывается в лечебнице для душевнобольных. Даже сам Наполеон, возможно, скрывал бы свое имя, если бы это могло спасти его от ссылки. Психически здоровый человек со всеми своими внутренними проблемами (которых хватает и без реинкарнации) так или иначе адаптируется к внешней жизни.

Однако в этих рассказах есть нечто, что позволяет уловить механизм формирования спонтанных видений другой жизни. Дело в том, что любой поселенческий пейзаж за какой-то период (жизнь первая – жизнь вторая) неизбежно претерпевает изменения – ведется строительство, ремонт, обветшание, меняются вывески, цвет покраски, растут деревья и т.д. То есть происходят те самые, кажущиеся иногда даже незаметными, преобразования, которые непременно влияют на записанный в мозгу импринтинговый образ. Более того, каждый из нас прекрасно знаком с совершенно иными ситуациями – когда возвращаешься после отпуска домой или в какую-либо местность всего через месяц и понимаешь, что что-то неуловимо изменилось и запечатленный образ уже искажен этими изменениями, которые бывает трудно даже и назвать. А тут проходят годы, и практически никаких преобразований! Иногда, правда, в рассказах появляется указание на отсутствие неких объектов или присутствие новых (никто об этом не помнит, но потом, в ходе проверки, оказывается, что так оно и было! Или же, впервые за много лет, вдруг красят забор). Но подобные детали свидетельствуют лишь о том, что образ, который вдруг появился у человека, не был обыденным, долговременным «в его предыдущей жизни», а оказался запечатленным одномоментно.

Во-вторых, каково бы ни было происхождение этих «сложных дежавю», совершенно очевидно, что речь идет об одномоментном воспоминании, поскольку если считать, что реально человек «жил» в данной местности, то он должен был бы вычленить конкретный момент в «той» своей жизни, на который приходится «видение». Например, в прошлом году был забор, в этом покрасили крышу, замостили дорогу, снесли гаражи и т.д. О каком же моменте «той жизни» в «реинкарнационной памяти» идет речь?

В-третьих, определенные сомнения вызывают рассказы детей. У них должно было бы произойти смещение масштаба воспринимаемой картины. То, что для ребенка кажется огромным, для взрослого становится маленьким и тесным. Кто из нас не возвращался во двор своего детства! И наоборот – ребенок не сможет «узнать» мир, запечатленный в памяти взрослого, даже потому, что видит его под совершенно иным ракурсом. Попробуйте пройти по собственной квартире на четвереньках, и вы поймете, что имеется в виду.

В-четвертых, эти «проходы по прошлому» на самом деле не имеют никакого информационного продолжения или же развития ситуации. Речь не идет об индийских версиях, где обычно присутствует весь набор канонических деталей и аргументированные с точки зрения индуизма претензии на наследство. Правдивость индийских «реинкарнационных рассказов» уже давно поставлена под сомнение даже самыми убежденными сторонниками реинкарнационных видений. В частности, Роберт Альмедер ссылается на книгу Й. Стивенсона «20 случаев, предполагающих возможность реинкарнации», где проводится анализ этих случаев и высказывается достаточно убедительная критика в причислении их именно к реинкарнации [7].

Однако все эти аргументы не отрицают самой возможности внезапных узнаваний незнакомой местности, но свидетельствуют скорее в пользу гипотезы спонтанного присоединения к некоему информационному пространству, где главной характеристикой остается одномоментность и эмоциональный настрой. Наш мозг вдруг считывает некую картинку случившегося когда-то чьего-то восприятия этой самой местности.

Реинкарнационные видения: чью жизнь мы вспоминаем?

Наверное, многие испытывали иногда странные состояния особых отношений между собой и местом, где вдруг оказались. Некоторые из этих состояний, так называемые «дежавю» (фр. déjà vu – уже виденное), достаточно подробно описаны в литературе, как популярной, так и специальной. Эти состояния являются одним из самых мощных аргументов в пользу существования реинкарнации. А как же иначе? Откуда человек может знать о том, как в ближайшие секунды разовьется новая для него ситуация? При этом мало кто задумывается о том, что обстановка современной квартиры с ее обитателями или города и современных людей никак не могла существовать в неизменном виде даже двадцать-тридцать лет тому назад. Это может быть что угодно, но не «уже пережитое».

Все моменты «дежавю», как правило, длятся лишь мгновения и никогда не растягиваются даже на минуты, не говоря уже о часах и более длительных периодах времени. Подобное может произойти лишь в фантазиях некоторых авторов и выдумках особо впечатлительных рассказчиков.

Да, собственно, почему проживание человеком новой жизни в обязательном порядке должно дублировать предыдущие, устраивая ему своеобразный «День сурка»? И в чем состоит «повторяемость» ситуации – ведь заведомо понятно, что даже за несколько десятков лет истекших от старой жизни до новой, бытовой антураж меняется весьма существенно. Пережить заново можно разве что природный катаклизм, падение с дерева или обрушение скалы на голову. Но таких воспоминаний почему-то нет. Дежа-видение обычно сводится к тихой констатации: «Здесь я уже бывал». Или же к предсказанию поступка собеседника: «Я знал, что он сейчас сделает то-то или скажет то-то». Первый вариант выступает антиподом типичного «жамэвю» (фр. jamais vu – никогда не виденное): «Я стоял перед собственной дверью и не мог понять, где нахожусь». Антипод второго варианта куда как более распространен – мы нередко задаем себе вопрос при разговоре с хорошо знакомым человеком: «Интересно, а что он ответит на мои слова?».

Однако дежавю рассматривается психиатрами в одном ряду с явлением «жамэвю», и вот тут становится более понятной связь между восприятием ситуации и особенностями работы головного мозга человека прежде всего, без всяких предыдущих жизней.

Наиболее убедительную гипотезу, объясняющую явление «дежавю», высказали психофизиологи. Они считают, что феномен уже виденного возникает не у всех, а только у людей, которые способны воспринимать окружающий мир как бы поочередно, правым и левым полушариями головного мозга – в зависимости от обстоятельств. Обладая подобной способностью, такой человек может сначала воспринять ситуацию только правым полушарием – это происходит внезапно, и окружающая обстановка схватывается во всей своей сути, как бы изнутри. Затем, буквально через мгновение, подключается левое полушарие, которое начинает методично воспринимать и анализировать детали, делая выводы, которые лишь подтвердят уже произошедшее «озарение». Однако субъективно человеку кажется, что он уже успел когда-то пережить данную ситуацию. Правое полушарие потому и считается ответственным за колдовские возможности, поскольку как бы сканирует не только саму атмосферу ситуации, но и скрытые намерения ее участников. Поэтому несколько растерянный счастливчик, сумевший случайно переключить первичное восприятие мира на рецепторы правого полушария, и может предсказать то, что произойдет в следующий момент – но не на полминуты позже. Раз мозг заговорил о будущем, это означает, что левое полушарие навело порядок в голове и взяло обстоятельства под свой жесткий контроль. А человек еще долго пытается осмыслить пережитое озарение, приставая к знакомым с рассказами об удивительном мгновении. Особенно если от этого мига зависела его жизнь. Но для других чужой опыт остается лишь невразумительным рассказом, непонятно, о чем – все равно что описывать слепому от рождения буйство красок природы Южно-Курильских островов.

«Deja vu», картина болгарской художницы Кристины Лёринц, 2022 год.
«Deja vu», картина болгарской художницы Кристины Лёринц, 2022 год.
 

Реинкарнационные видения

Изучая опыт некоторых людей, которым вдруг открывается непонятная «реинкарнационная» реальность, мне пришлось столкнуться со странным результатом: ни один из случаев не походил на «традиционные» рассказы о реинкарнации. Реальные рассказы оказались совсем другими.

М. родилась в Калужской области. По маминой линии – бабушка и мама из Хакасии, дед поляк. Предки по отцу – герои 1812 года, бабушка из купеческой семьи, из средней полосы. Историк, после окончания факультета проработала пять лет в музее и ушла на меньшую должность в туристский бизнес – при советской власти была руководителем крупнейшей туристической организации, много путешествовала как по стране, так и за ее пределами. Занимается туризмом профессионально около 20 лет. Любит много читать. Иногда интересуется разными историческими периодами, читая о них, «живо» себя представляет как бы перенесшейся в это время и проживает этот период – это сказывается в одежде, желаниях просмотра литературы об этом периоде. Образно представляет себе в воображении улицы, быт, одежду, поведение людей. Когда читала «Преступление и наказание», испытывала такое чувство страха, как если бы была Раскольниковым. Два места, куда тянет: к памятнику жертвам геноцида в Ереване и в Тарусу – на могилу Борисова-Мусатова, в течение 15 лет возвращается туда регулярно [8].

Видение впервые возникло неожиданно, во время разговора с подругой в ранней юности, в 17 лет. В этот момент подруга что-то рассказывала о своем путешествии. С тех пор видения появляются спонтанно, причем оба сюжета всегда приходят одновременно (стиль изложения сохранен).

Первое видение

Вечер, около 22 часов. Солнце садилось справа, лес окружал с запада (слева). Судя по закату и типу растительности, событие происходило где-то в средней полосе, но явно южнее широты Москвы. В сумерках с правой стороны, очень далеко, видны горы, за заходом солнца. Островерхие.

На большой поляне огромный костер, вокруг него около 50 человек. Костер загашенный, за костром видны мужчина и женщина, одетые в более темные коричневые шкуры.

Я ощущаю себя в обществе первобытных людей, мальчиком 7–8 лет. Мальчик сидит у костра спиной к лесу, напротив себя видит двух человек, которые ему очень близки. Он одет в мягкую уютную шкуру. Комаров, как ни пыталась вспомнить, вокруг нет. Справа ходят мужчины, что-то делают, но в сумерках кажется, что одеты они тоже в темно-коричневые шкуры. Слева бегает маленькое существо, типа собачки, в сумерках не виден цвет.

Я – мальчик, ощущаю себя расслабленным, умиротворенным, после сытного ужина. Сижу, скрестив ноги, на камне-плите, светло-серого цвета. Камень напоминает туф. На мальчике надета мягкая, темная, теплая шкура. Цвет волос у мальчика, возможно, светло-русый. Никаких запахов, никаких звуков не ощущаю. В видениях ощущала себя близорукой, задний фон размыт (в реальной жизни у М. выявлена близорукость примерно с 7-летнего возраста).

Второе видение

По-видимому, его можно отнести к периоду античности. Здесь себя ощущаю девушкой лет 14–15. Живу в доме с большим достатком. Утром, рано-рано, вышла на крыльцо дома, солнышко только встает, веет легкий приятный ветерок. На мне туника или рубашка до пола. Ткань типа батиста.

Украшений нет – только на правой руке на безымянном пальце кольцо гладкое, золотое. Босиком стою на крылечке. По плечам распущены черные, прямые волосы. Стою на крылечке, где одна створка двери открыта. А вторую я вижу, на ней витиеватый продольный рисунок-вязь. Дверь двусторонняя с арочкой, на ней глубокий резной ажурный орнамент в виде растений. Открыта левая половина. Заметно, что она покрыта какой-то краской. Передо мной закрытый дворик, вымощенный камнем. Справа, невдалеке, виден бассейн, не геометрической формы, а естественной, но обложен камнем. В нем есть вода, по ней идет зыбь от влажного морского ветерка. Сам дворик небольшой, но закрытый забором, кладка в несколько ярусов – не кирпичом, а плоскими шлифованными каменными блоками. Постройки на дворе двухъярусные, второй ярус – как открытая галерея. Дворик вымощен серым камнем.

Справа, вдалеке, проходит женщина, которая одета в тунику, со светлыми распущенными волосами. Она несет сосуд в виде амфоры. По социальному происхождению женщина стоит ниже девушки.

Дом принадлежит семье. Из него доносятся голоса. Запах жара и благовоний. Там много народа, мама, брат и другие родственники, ходят, делают что-то, меня все любят. Через некоторое время должен быть урок. Папа – скорее купец, дом богатый. Я – любимое дитя. Состояние покоя, очень хорошо.

Комментарий. По своему типу постройка напоминает вариант итальянской постройки, восходящей к древнеримским виллам, типа «корте» – замкнутый прямоугольник, образованный каменными жилыми и хозяйственными постройками, однако с элементами альпийского типа в виде галереи второго этажа, но в отличие от характерной альпийской постройки (где галерея деревянная) и второй этаж в видении тоже был каменным. Дугообразные портики характерны для ретороманского варианта построек (карнийский вариант альпийского дома). Возможно, речь идет об андалузском помещичьем кортихо, отличавшемся от итальянского корте фундаментальностью каменных зданий? Совершенно точно, что это не может быть греческий тип постройки – он иной (ориентирован на солнечную сторону), на первом этаже скот и хозяйственные постройки; дома скученные, из необработанного камня.

Современный фермерский дом типа кортихо в провинции Гранада, Испания.
Современный фермерский дом типа кортихо в провинции Гранада, Испания.
 

Два условно «реинкарнационных» (связанные с возвращением души из других пространств) события описывает еще один информатор [9].

Ф. родился в 1938 году. Техническое образование.

Случай первый

«Когда мне было около 20 лет, после игры в регби целый день, я физически очень сильно устал и целый день не ел. Сразу после игры выпил около 50 грамм коньяку. В глазах потемнело – вышел на улицу. Вдруг оказался в закрытом темном пространстве. Находился в состоянии провала около 15 минут.

Увидел огромный светящийся шар, который тянул в себя, как магнит, – я туда вошел и ощутил себя счастливым и чрезвычайно комфортно. Уходить не хотел.

Очнулся, чувствуя, что мне растирают грудь и пытаются привести в себя. На груди долго оставался след ожога «от огненного шара» (возможность того, что след образовался от растираний, всячески отрицает). После этого события пульс составлял около 40 ударов в минуту. Температура была чуть пониженной. Я “обрел дар видеть все целостно” и начал писать стихи, которые как бы «диктуют высшие силы».

Затем Ф. начал читать Блаватскую, увлекся Рерихом. Появилась склонность к философствованию о смысле жизни. Считает себя миссионером, посланным высшими силами, которые показали ему путь в Шамбалу. Речь обилует известными истинами. Явно считает себя «Учителем».

Случай второй

Произошел в связи с остановкой (на сколько можно понять) сердца и операцией по шунтированию. Находился в коме на протяжении месяца (хотя то, что описывает, на кому не похоже). Вполне воспринимал окружающее, но отказывался реагировать. Видел снежную вершину, к которой устремился на снегокате. Летел, летел – через поля, через луга и пропасти. Подлетел – и как-то вершина оказалась позади. В правой руке он что-то сжимал, помимо ручки снегоката. Понял, что именно ему показали высшие истины. Возвращаться из того мира не хотел, но врачи вытащили. Когда пришел в себя, первое, что сказал: «передайте таким-то (знакомым), что ключ от всех миров один и тот же». При этом считает, что этот ключ он держал в правой руке. «След от ключа» (мышечную атрофию) демонстрирует с гордостью.

Комментарий. Судя по рассказу, после этого месяца комы у него была общая мышечная атрофия, которую впоследствии ему вылечили иглоукалыванием (которое сам расценивает тоже как «чудесное исцеление»). А правая рука была обездвижена, и до сих пор половина пальцев не имеет чувствительности. Картина соответствует последствиям поражения левого полушария головного мозга, наступившего во время остановки сердечной деятельности, но Ф. такая версия кажется очень обидной. Видения Ф. достаточно характерны для образов, возникающих при кислородном голодании прежде всего левого полушария: ясный свет, который привлекает «как магнит», ощущение комфорта в нем, нежелание возвращаться. Однако у Ф. наступили более глубокие поражения, коснувшиеся моторики и сенсорики. Сам Ф. паралич и мышечную атрофию правой руки воспринял как то, что высшие силы дали ему «ключ от миров», – и атрофированная рука превратилась в «след от ключа». О частичном поражении левого полушария головного мозга косвенно свидетельствует и переключение основной деятельности на общее философствование.

Хотелось бы привести еще одно видение, которое по словам информатора, возникает обычно при простудных заболеваниях с высокой температурой.

Информатор Л. Женщина, 43 года, замужем, работает редактором издательства. Путешествует редко. Первый раз видение появилось в 12 лет.

«Я всегда предчувствую появление видения. Начинает давить грудь, и наступает ужас. Потом я ощущаю себя под водой, она холодная, вся бурлит. Сверху как будто светло. Я ребенок, лет 10–12. Одежда длинная, что-то вроде пальто, мокрая и не дает двигаться. Я хватаюсь за ногу в белой штанине – это матрос, я знаю. И вижу, что он мертвый. Я отталкиваюсь он него и всплываю к свету наверху – а там тонет огромный корабль, и на нем надпись, но не по-русски: “Magestic”. Я потом стала искать этот корабль в библиотеке (рассказ Л. записан в 1992 году) и действительно нашла данные о кораблекрушении на лайнере с таким названием. И о том, что каким-то людям удалось спастись.

Всплываю и больше ничего не помню. Видение длится только пока чувствую ужас и страх. Наверное, думаю, я была девочкой из богатой семьи, которая с семьей плыла из Франции в Англию и после кораблекрушения спаслась».

Это особый случай, поскольку позже аналогичный рассказ мне довелось услышать от другого информатора, тоже женщины, правда, без уточнения названия корабля. Кроме того, ее видения не были связаны с заболеваниями и температурой. Насколько удалось выяснить, эта женщина напрямую не была знакома с Л. Если действительно допустить отсутствие контактов между обеими рассказчицами, то факт «дублирования видения» остается необъяснимым. Однако если говорить о реинкарнации, то сложно предположить одновременно «вселение» в двух людей одной и той же души. Во всяком случае, интерпретация должна быть какой-то иной.

Реинкарнационные состояния

Попробуем теперь обнаружить хоть какие-то следы «народной» «реинкарнационной памяти». Сюда можно, пожалуй, поместить существовавшие у многих народов странные рассказы об оживших покойниках. В литературных традициях многих народов известны так называемые «былички» или мифологические рассказы.

В литературе Исландии поверья об оживших покойниках занимают довольно значительное место. Сюжет может строиться по двум схемам. В первой человек вызывает из могилы покойника, оживляет его при помощи заклинаний – это оживление покойника. Во второй схеме живой мертвец сам выбирается из могилы, когда его что-то беспокоит. Этот покойник не подвержен тлену, но страшен на вид. Иногда этот покойник ограничивает свое влияние пределами погребального кургана. Тлетворная сила мертвеца как бы образует вокруг него смертоносное поле. В других случаях, когда мертвец был похоронен в дисе (незнатная могила), он начинает бродить поблизости, творя злодеяния, – и с каждым таким злодеянием набирает все больше силы и энергии. Он часто является не в своем виде, а в чужом. Однако самым важным фактом является то, что он появляется на земле в результате чудесного зачатия – в виде необыкновенного бычка, рожденного от обычной коровы [10].

Среди русских быличек очень много посвящено встрече с покойниками. Обычно появляющийся покойник несет определенную угрозу, и встретивший его человек оказывается перед проблемой избавления от подобных визитов. Вот как выглядит такой рассказ, записанный у жителя русской деревни в Восточной Сибири:

Я с одной девушкой гулял. И вот девушка эта, невеста моя, померла. Я ее очень любил и крепко жалел.
И вот собрались возле колокольни, вся молодежь бегат. Я и говорю:
– Э-эх, была бы там сейчас моя Маруся, я бы сейчас влез на колокольню.
А ребята привязались:
– Вот, тебе не залезти на колокольню!
Время было уже одиннадцать – двенадцатый час. Я говорю:
– Но, да пустяки. Залезу! Залезу и позвоню.
Только туды залез на колокольню, гляжу моя Маруся там сидит! Вот так, скорнувшись… Я ее: – Маруся! – Она мне голоса не отвечат. – Маруся! – Голоса не отвечат.
Я с ее платок сдяргиваю – и в карман. В колокол позвонил и спускаюсь. Ребятам говорю:
– Вот она счас там была, платочек снял с нее.
Смотрят: верно, в еённом платке, в котором похоронили, – этот платок.
Действительно, правда.
Значит, домой пришел. Вечером она приходит и говорит:
– Отдай мне платок!
Я, значит, ей выношу, кладу на крыльцо, говорю:
– Возьмите.
– Нет, как сумел снять, так сумей и повязать.
А на второй вечер она опять приходит:
– Коля, отдай мне платок.
Я опять вынес ей – она опять не берет.
И вот привели потом попа, поп ходил кадил тут, причастили меня – все это сделали... поговел я. Но решили: что же, делать нечего, придется идти повязывать. И только стал повязывать-то платок – она меня как схватит! Схватила крепко и зажала...
Потом не могли никак разжать: ни топором не разрубить, ни пилой не распилить. Так я тут и помер. Вместе с ней меня и похоронили... Ха-ха [11].

У современных индейцев майя-чорти продолжает существовать довольно странная традиция «рассказов» временно умерших [12]. Количество людей, испытавших «временную» смерть, достаточно велико для небольшой общины, хотя формально эти люди «умирали», или в результате болезни, или же какой-либо травмы. В интерпретации современных индейцев эти события называются посещением «Славы Господней». Судя по событийному ряду, это довольно обширное путешествие, которое охватывает различные сферы иного мира.

Формально путешествие длится три дня. Схема путешествия такова: какое-то время больной не встает с постели, затем перестает дышать и умирает. Душа умершего выходит из тела и видит, как собравшиеся жалеют его и плачут. С этого момента начинается путь по тропе, проложенной другими растерянными и неуверенными душами. Души ожидают распоряжений, куда им отправляться. Гуськом они тянутся к некой царице или привратнику, который и указывает им направление: одни к «Славе», а другие «вниз». Когда доходит очередь до рассказчика, то ему говорят, что «время еще не наступило» и он лишь должен быть наблюдателем, обладая при этом правами задавать любые вопросы сопровождающему его персоналу. После этой обзорной прогулки по потусторонним сферам герою сообщается, что ему пора возвращаться и рассказать живым об увиденном. После чего душа возвращается в тело, и оно оживает. Воскресший начинает свои детальные рассказы [13].

Несмотря на различия в сюжетах, все умершие в основном излагают принципы моральных норм (кара за нарушение) достаточно бытового характера: колдовство, воровство, сплетни, страсть к гулянкам и выпивке. Особо осуждается мелочность и жадность, а также такой странный порок, как «выдумывание баек». Тот, кто придумывает и искажает события, осуждается хуже убийцы. Важно отметить, что существует достаточно большая дифференциация поясняющих «голосов». Одни тексты относятся к «прошлому веку», другие – современные и берутся «из книг». «Голоса» звучат по-разному и различаются степенью доступности. Но в любом случае, сказанное этими «голосами» имеет обязательный для выполнения характер [14].

Неудивительно, что все эти пугающие истории с ожившими покойниками породили множество легенд и прочно вошли в сказки («Спящая красавица»), а затем и в художественную литературу, став предтечей специфического жанра «ужасов». «Заживо погребенные» – так назвал Эдгар По один из своих самых страшных рассказов.

Казнь «ходячего мертвеца» в Румынии. Помимо пробивания колом и обезглавливания, подозрительный труп также могли расстрелять. Иллюстрация из «Journal Des Voyages» от 9 апреля 1893 года (№ 822).
Казнь «ходячего мертвеца» в Румынии. Помимо пробивания колом и обезглавливания, подозрительный труп также могли расстрелять. Иллюстрация из «Journal Des Voyages» от 9 апреля 1893 года (№ 822).
 

Проведенный среди современных двадцатилетних студентов опрос об их индивидуальных страхах показал любопытные результаты. Среди самых распространенных ответов оказался страх оказаться в одиночестве, сопряженный со смертью родных. Но второе место неожиданно, но уверенно, заняли всевозможные ситуации и существа, которые могут поместить человека в пространстве между миром живых и миром мертвых: колдуны, привидения, оборотни, вампиры и даже Баба Яга. Обсуждение причин этих страхов «потустороннего влияния» показало, что главной такой причиной является незнание, чего можно ожидать и как себя вести в этой угрожающей ситуации. При этом наличие потустороннего мира и возможность управлять в нем своим будущим подразумевались у московских студентов в 2007 году как необсуждаемая реальность.

При этом интересно отметить психологическую деталь, что, казалось бы, трагические сюжеты о покойниках, как правило, становятся основой для смешных рассказов и анекдотов и, во всяком случае, дают повод для шуток. Так, например, сохранилась история о том, как умер на Юкатане, в Мексике, монах-францисканец, почитавшийся как святой. Пока его торжественно с песнопениями несли хоронить, прихожане успели несколько раз разодрать в клочки одеяния покойника, чтобы оставить, согласно отнюдь не христианским представлениям, кусочек в качестве талисмана. Когда же от облачения не осталось и нитки, один из прихожан попытался себе на память отрезать палец монаха. От боли тот очнулся и сел на своих носилках, которые сопровождавшие, впрочем, тут же от ужаса уронили вместе с «воскресшим».

Таким образом, чувственное восприятие реинкарнации (в отличие от теоретического) издревле подпитывалось странным опытом, связанным с различными случаями «оживания» и «оживления» покойников. Эти феномены наблюдались во всех культурах достаточно регулярно и не имели, естественно, внятного объяснения вплоть до, пожалуй, XIX века – да и то речь идет лишь о странах, где происходило бурное развитие естественно-научных знаний.

Что же подпадало под эти странные состояния псевдосмерти, которые принято называть «летаргией»? И почему в настоящее время подобные истории стали большой редкостью? Достаточно сказать, что в многомиллионной Москве в 2005 году не удалось найти ни одного человека, находящегося в состоянии так называемой «летаргии». Наиболее приближенным к искомому был диагноз комы, однако при коме обычно без особых усилий регистрируются главные признаки жизни – дыхание и сердцебиение, что не позволяет принять человека за покойника.

Также по теме
Три года назад на страницах сайта проекта «Уфоком» появилась небольшая статья с обзором нескольких историй о летаргии и мнимых смертях, опубликованных в довоенной периодике. С тех пор этот материал был существенно переработан, дополнен, расширен и представлен на прошлогодней конференции «Белорусская Магония» в виде доклада. Представляем вашему вниманию публикацию, подготовленную на его основе.

При этом еще сравнительно не так давно знаменитый физиолог Иван Павлов наблюдал в клинике больного, находившегося в летаргии более 20 лет. Больной уснул в конце XIX века и проснулся только в 1918 году. Есть немало подобных описаний и историй, однако не все они столь достоверны с точки зрения медицины, как те, что зарегистрированы в клинических условиях. При проверке фактов часто оказывается, что многие истории попросту выдумываются или же в лучшем случае творчески «додумываются». Как, например, это приключилось с забальзамированным телом малышки Розалии из монастыря капуцинов в Палермо.

Медицинская энциклопедия определяет летаргию как «состояние патологического сна с более или менее выраженным ослаблением физических проявлении жизни с обездвиженностью, значительным понижением обмена и ослаблением или отсутствием реакции на звуковые, тактильные и болевые раздражения». Вместе с тем многочисленные примеры, которые сохранились в истории, показывают разные варианты проявлений «летаргии». В одних случаях состояния напоминают обыкновенный сон (с ровным дыханием), который даже может иногда спонтанно прерываться. А в других – это полное отсутствие рефлексов, реакции зрачков, неуловимость пульса и дыхания, существенное понижение температуры тела, остановка всех физиологических процессов (прекращается потребление пищи и воды, а также выделение кала и мочи). Причем состояние тела столь убедительно похоже на смерть, что был принят ряд законов, определяющих сроки и условия вскрытия тел умерших.

Причины подобных состояний всегда оставались загадкой для окружающих и врачей, которые, впрочем, издавна пытались обнаружить хоть какие-то закономерности в появлении летаргии. При всей непонятности явления, наступление летаргии (анабиозоподобных состояний?) все же устойчиво связывали со значительными стрессами, которым подвергался человек: тяжелые вирусные заболевания, психотравмирующие ситуации, физические травмы головного мозга, кислородное голодание или изменение баланса питания головного мозга вследствие различных причин, органические поражения головного мозга и психические заболевания.

Если обобщить, то наступление летаргии всегда оказывалось реакцией головного мозга на изменение нормального взаимодействия человека с окружающей средой – как природной, так и социальной. Однако во всех случаях эта реакция обеспечивает временное (иногда затяжное) спонтанное спасение организма от стрессогенной ситуации, когда мозг не может найти адекватного решения в реальном времени. В своих крайних проявлениях эта реакция сходна с состоянием анабиоза, способность к которому живые организмы приобрели при выходе первых земноводных на сушу в качестве механизма приспособления к резким и неожиданным изменениям взаимодействия с окружающей средой. Впрочем, и слабые формы весьма похожи на сезонные спячки животных, которые также относятся к анабиотическим состояниям. По всей видимости, речь идет лишь о глубине состояния, зависящей от уровня стрессогенного фактора.

В настоящее время врачи выделяют следующие состояния, ассоциирующиеся в быту с летаргией:

– сонливость при эпилепсии;

– истероидная гиперсомния;

– кататонический ступор (проявление психических заболеваний при поражениях головного мозга).

Самой известной причиной летаргии является диагноз «летаргический энцефалит», известный по крайней мере с XIX века и бурно проявивший себя в Первую мировую войну. Заболевание было описано в 1917 году австрийским невропатологом К. Экономо. Оно имело вирусную этиологию и потому приводило к эпидемиям, но уже в 1930-х годах по миру оно исчезло практически полностью.

В свете проблемы реинкарнации особый интерес представляют случаи пробуждения уснувших, интерпретируемые как «оживление» или «воскресение» умерших. То есть те самые случаи, которые в принципе подкрепляли веру в наличие отдельной от тела сущности – носительницы жизни. И если эта сущность могла покидать и возвращаться в одно тело, то нетрудно было предположить возможность таких перемещений в другие тела.

С. Рязанцев совершенно справедливо полагает, что случаи «оживления», описываемые в летописях, исторических хрониках, мифах и преданиях, по сути, свидетельствуют о выходе из состоянии летаргии: «…как в Ветхом, так и в Новом Завете имеется огромное число примеров воскресения умерших, которые являются в большинстве своем не чем иным, как пробуждением людей после летаргического сна или реанимацией при клинической смерти. Так, пророк Илия, находясь в Сарепте Сидонской, воскресил умершего сына вдовы» [15]. Другой ветхозаветный пророк, Елисей, воскресил сына благочестивой Сонамитянки: «И вошел Елисей в дом, и вот, ребенок умерший лежит на постели его… И поднялся, и лег над ребенком, и приложил уста свои к его устам, и свои глаза к его глазам, и свои ладони к его ладоням, и простерся на нем, и согрелось тело ребенка… И чихнул ребенок раз семь, и открыл ребенок глаза свои» [16]. Действия пророка Елисея здесь напоминают оказание первой медицинской помощи находящемуся в глубоком обмороке или летаргии [17]. Во всяком случае, подобным образом откачивают утопленников и людей при остановке дыхания.

«Пророк Илия воскрешает сына вдовы». Одна из 240 гравюр созданных Юлиусом Шнорром фон Карольсфельдом в 1850-х годах для издания «Библии в картинах» («Die Bibel in Bildern»).
«Пророк Илия воскрешает сына вдовы». Одна из 240 гравюр созданных Юлиусом Шнорром фон Карольсфельдом в 1850-х годах для издания «Библии в картинах» («Die Bibel in Bildern»).
 

В Новом Завете, по наблюдениям все того же автора, эпизодов с оживлением встречается еще больше. Оживление умерших становится чуть ли не обязательным атрибутом чудес, совершаемых Иисусом: «…слепые прозревают, хромые ходят, глухие слышат, мертвые воскресают…» [18].

Примечательно, что в упоминаемой большинством авторов истории с оживлением дочери Иаира сам Христос вовсе не говорит о воскрешении, а заявляет не верящей ему публике, что «не умерла девица, но спит» [19]. Остальные «воскрешенные» также являлись подростками, только что наступившая смерть которых в описаниях не выглядит убедительной. Исключение составляет лишь Лазарь, якобы находившийся в могиле 4 дня и успевший «засмердеть». Однако этот эпизод приводит только один Иоанн, остальные Евангелия (от Луки, Марка и Матфея) никак его не упоминают, хотя Лазарь, в отличие от безымянных детей и подростков, был персонажем значимым, родным братом последовательниц Христа Марфы и Марии. Подобное событие никак не могло пройти не замеченным всеми – однако это не случилось. Складывается впечатление, что Иоанн, ощущая сомнительность общеизвестных фактов «воскрешения», из лучших побуждений решил поубедительней приукрасить действительность, живописно сочинив эту историю.

Впрочем, античные авторы оставили немало описаний случаев «воскрешения» или пробуждения умерших без всяких чудес. Древнегреческий врач Эскулап делал это, выполняя свой профессиональный долг, и, по всей видимости, понимал разницу между настоящими покойниками и кажущимися. Люди иногда самостоятельно возвращались к жизни уже во время похорон или погребения, и греки-византийцы не считали это чудом, а связывали со странностями перемещения души. Поэтому вновь ожившего воспринимали как своего рода новорожденного и повторно крестили.

Также по теме
На страницах старых подшивок газет и журналов порой можно отыскать удивительные истории, которые отнюдь не являлись вымыслом и происходили на той же земле, где ты живешь. Местами эти истории довольно ужасны и одновременно интересны, так как являются неотъемлемой и малоизвестной частью нашей истории. В этот раз речь пойдет о случаях ошибочной констатации смерти людей, впавших в летаргический сон, которые иногда заканчивались трагически – погребением заживо.

В Средние века обыденность «оживания умерших» даже привела к созданию особого сюжетного направления в жанре проповеди: человек умирает, не успев исповедоваться или расплатиться с долгами, оказывается на том свете и, осознав весь ужас своего положения, воскресает, чтобы выполнить незавершенное, – и только после этого умирает окончательно.

Сны, которые нам снятся

Наконец, очень часто доказательством реинкарнации называют сны. Сны вообще занимают особое место в восприятии человеком реальности. С одной стороны, каждый их видел, и в этом смысле это вполне понятная реальность. Неслучайно издается огромное количество справочников по «объяснению» снов. Но, наверное, каждый сталкивался с ситуацией, когда именно его версия сна оказывалась не охваченной толкователем. Причем зачастую толкования снов отражают минувшую реальность, которая в наши дни уже не существует: вместо плееров, мобильников, компьютеров и всяких ноутбуков сонники услужливо предлагают лабаз (что это такое?), рожь (которую мало кто отличит от ячменя), глашатая, шпоры и вилы. Африка с Америкой в сонном видеоряду предусмотрены, а Китай с Австралией – нет. И химической таблицы, которую увидел Менделеев, тоже нет. Значит ли это, что увиденное нами во сне может относится к каким-то прошлым жизням? Вряд ли, поскольку все прекрасно знают, что во сне, так или иначе, чаще всего переживаются актуальные события, разворачивающиеся в узнаваемой, хотя и искаженной зачастую обстановке.

Бывают сны и не о своей жизни, но опытные психологи объясняют их сигналами нереализованных «Я» собственной личности. Возьмем пример из опыта типичного американского психоаналитика, где главным героем выступает тихий пенсионер, американец итальянского происхождения, не имевший своей семьи, католик настолько, что его можно было назвать «монахом в миру».

Однажды ночью ему приснилось, что он живет Италии. Он крестьянин, у него чувственная жена итальянка и куча ребятишек. Сон снился ему снова и снова в течение почти целого года. Каждую ночь в своем сне он возвращался в ту же самую деревню, к своей жене и детям, жил нормальной жизнью мужа и отца, получал от этого удовольствие, вместе с тем тяжело работал, чтобы прокормить семью. В один год он втиснул двадцать лет семейной жизни.

Закончилась эта история также сном, в котором герой в ипостаси все того же итальянского, обремененного семьей, крестьянина обнаружил и вновь посадил засохший розовый куст, на котором расцвела одна-единственная красная роза.

Психоаналитик не стал рассуждать о реинкарнации (как это особенно любят делать американские психологи), а пришел к совершенно очевидному выводу о том, что во сне реализовывалось стремление здорового мужчины к обычной жизни – с ее сексуальностью, потребностью в детях, радостью труда ради будущего своей семьи. Вот как он объясняет:

Этот великолепный завершающий сон объясняет нам, ради чего наш герой жил непрожитой жизнью итальянского крестьянина. Ставкой в этой игре было его «Я», все его существо. Роза – это великий символ архетипического «Я», и у католиков он ассоциируется как с Непорочной Девой, так и с Христом. «Я» – это древняя роза, цветущая в центре жизни человека. Мужчина из нашего примера, живя жизнью обремененного семьей древнего крестьянина, заставил расцвести изначальное внутреннее единство своей индивидуальной души, соединив разные части своего «Я».
Вы можете видеть, что у этого человека было два мощных потока энергии. Один из них представлял собой его стремление вести жизнь отшельника, занятого только мыслями о Боге. Другой – его желание быть жизнелюбивым, обожающим плотские удовольствия человеком, у которого есть жена и дети и который должен постоянно решать какие-то житейские проблемы. Днем, в реальном мире, он полностью реализовывал одну сторону своей природы, а ночью, в царстве сна, не менее полно реализовывал другую. Когда в его последнем сне появилась роза, это был знак, что его ночная жизнь семейного человека была ему дана как еще один способ созерцания Бога, еще один путь к высшему сознанию.
С помощью Активного Воображения можно прожить «непрожитую жизнь» так же полноценно, как и жизнь действительную.

Таким образом, все подобные сны о «чужих» жизнях действительно могут оказаться нашими нереализованными жизненными мечтаниями и «непрожитыми жизнями», а реинкарнационное видение может оказаться всего лишь плодом активного воображения.

Однако со снами связаны и странные истории, которые не имеют никакого рационального объяснения. Но представляют особый интерес для темы реинкарнации, как, например, та, что рассказана информатором Н. (женщина, 42 года).

В январе умер брат. Он был талантлив, но пил, и в последние два года особенно, постепенно опускаясь все больше и больше. А в октябре я первый раз увидела его во сне. Мы какой-то компанией – все свои – где-то гуляли. Территория, где мы гуляли, была похожа на какие-то острова или парк. Воспринималось, что эти территории как бы наши. Уже выходя, я увидела, как на окраине этого пространства появился брат. У меня сразу стало портиться настроение. Брат подошел, но не близко: он хорошо выглядел, добротно и дорого одет и очень добропорядочен, самоуверен и спокоен и оттого казался как бы выше и шире в плечах. На нем были очень дорогие хорошие ботинки и на одном развязан шнурок, но даже этот шнурок выглядел очень дорогим, статусным. Все в недоумении остановились и замолчали, так как все знали, что он умер и не понимали, что происходит. Брат стоял, а я сказала: «Но ведь ты же умер, зачем же ты пришел?» А он совершенно спокойно, без эмоций, космически бесстрастно, ответил что-то вроде: «Да нет же, я, оказывается, живой, и я буду здесь с вами. Но к вам я не имею никакого отношения». Его как бы не занимала проблема того, что он умер и знал об этом тоже, и вовсе не пытался как-нибудь это объяснить. А у меня было только чувство какой-то досады – зачем же он вернулся, теперь опять вернутся все связанные с ним проблемы, и как теперь со всем этим разбираться.
Я проснулась с чувством ужасной тяжести, которая не проходила, поскольку во сне я как бы отвергла его из нашей жизни, ощущала, что он мне мешает. Даже на работу я едва заставила себя пойти и, отпросившись, сразу вернулась домой, чего никогда не делала. Позвонила на работу мужу и рассказала про ужасный сон, чтобы хоть как-то отделаться от тяжести.
А потом в обед пришла мама. Едва я открыла дверь, она сразу начала рассказывать мне практически мой же сон, начав с этого:
– Сегодня я первый раз увидела Петра во сне. Он хорошо выглядел, был хорошо одет, такие добротные ботинки, теплые на подошве. Шнурок у него развязался. Наверное, – добавила мама, – это потому, что я все хотела купить ему хорошую одежду и не купила.
Он так хорошо выглядел. Был такой высокий. А мы все там гуляли.
Мама заплакала, а я в ужасе молчала, так как понимала, что если теперь расскажу про свой сон, то с ней будет плохо. И со мной тоже.
– И я понимала, что он умер, я знала это, – добавила мама. – И кому-то это говорила, там были люди, что я же видела его мертвого. А теперь он был красивый, спокойный, лицо такое хорошее. – Он что-нибудь сказал? – спросила я.
– Он молчал и глядел. Потом сказал, что к нам не имеет никакого отношения.
Если бы я не позвонила еще до прихода мамы мужу, то сама бы решила, что все это придумала, настолько это все невозможно. И еще. Этот сон и у меня, и у мамы вызвал сильнейшую эмоциональную реакцию, совершенно не соответствующую ни ситуации, ни нашему обычному поведению. Особенно она контрастирует с каким-то невероятным бесстрастием, полным безразличием, отсутствием любых эмоций со стороны брата».

На самом деле этот случай оказывается самым сложным для интерпретации, поскольку в процесс появления странных образов вовлечены два человека. Мы можем допустить любые фантазии, генерируемые мозгом одного человека – тут в дело вступают разные части своего «Я», включая идеальное, реальное и архетипическое «Я». В конце концов, можно все списать даже на болезнь. Но твердо знаем, что два человека не могут одновременно видеть один и тот же сон. Да еще связанный с появлением покойника спустя девять месяцев после смерти.

Истории, которые выходят за рамки и сознательного и бессознательного, заставляют нас задуматься о неких особых законах организации информации в мироздании, о которых можно только строить гипотезы.

Уйти, чтобы вернуться?

Все радости и несчастья людей созданы их собственными мыслями
Хун Цзы Чен. Афоризмы старого Китая.

Классическим и единственным сохраняющимся в культурной традиции экспериментальным «доказательством» реинкарнации считается избрание в Тибете нового Далай-ламы. Согласно традиции, после смерти главы буддистов монахи отправляются на поиски очередного мальчика, который будет соответствовать нужным характеристикам. Одной из таких характеристик является моторное левшество (леворукость), что, с точки зрения психофизиологии, заведомо предполагает наличие смещенного профиля функциональной асимметрии головного мозга и вследствие этого предрасположенность к обладанию повышенной чувствительностью или «паранормальными» способностями [20]. Самым драматическим является момент «узнавания» ребенком предметов, принадлежавших умершему. Для опознания выбираются не случайные, а любимые предметы человека. И ребенок должен «безошибочно узнать» их из некоего набора. И вот тут-то и начинается самое интересное – когда наконец после большого отбора левшей находится мальчик, справляющийся с поставленной задачей. Он признается римпоче – реинкарнацией умершего главы тибетских буддистов [21].

Иллюстрация «Избрание живого Будды» из книги Уильяма Хэзлитта «Путешествие по Татарии, Тибету и Китаю в 1844-5-6 гг., Том I» (Лондон, 1852 год) изображает процедуру выбора реинкарнации одного из важных лам тибетского буддизма. Ребенок должен выбрать предм
Иллюстрация «Избрание живого Будды» из книги Уильяма Хэзлитта «Путешествие по Татарии, Тибету и Китаю в 1844-5-6 гг., Том I» (Лондон, 1852 год) изображает процедуру выбора реинкарнации одного из важных лам тибетского буддизма. Ребенок должен выбрать предметы, принадлежащие его предыдущему воплощению.
 

Однако если рассмотреть «главную версию» обряда как своего рода эксперимент, то результат окажется не столь мистическим. Во-первых, поиск подходящего для эксперимента ребенка проводится долго при достаточно большом количестве тестируемых претендентов, пока наконец не попадется тот, кто правильно выполнит задание. Во-вторых, ребенок-левша может в большей степени обладать способностью к «чувствованию» так называемого «поля» предметов – и неосознанно отбирает те, что обладают едиными характеристиками. Таким образом, этот ритуальный эксперимент производит впечатление на публику, но в реальности он гораздо менее сложен, нежели угадывание номеров в лотерее. Нами проводился аналогичный эксперимент по угадыванию испытуемым набора «любимых» предметов, помещенных среди прочих. Каждый из участников эксперимента принес по четыре своих любимых предмета, о которых не догадывались остальные. Коллекция для выбора составлялась из трех наборов, т.е. двенадцати неизвестных для испытуемого предметов, из которых следовало отобрать три, принадлежавших конкретному человеку. В качестве испытуемых были выбраны люди с преимущественно сенсорным левшеством (глаз, ухо) и амбидекстрией (по тестам Доброхотовой и Брагиной) и «очень хорошими» показателями по двум тестам Л.П. Гримака [22] на выявление паранормальных способностей и дифференциации паранормальных способностей на «ясновидение» и «целительство». Результат оказался даже выше, нежели при поисках римпоче. Из двадцати испытуемых трое правильно выбрали нужные предметы (4 из 12). Одиннадцать человек опознали по 2–3 предмета. Поэтому вряд ли выбор далай-ламы подобным способом может быть отнесен к очень убедительным доказательствам реинкарнации. Скорее речь идет о некоем, как сейчас говорят, «энергоинформационном» взаимодействии.

Итак, что понимается под термином «реинкарнация» и существует ли она в реальности? Обзор различных историко-культурных феноменов и интерпретаций позволяет сделать следующий вывод.

Первое, что человек начинает познавать в мире, – это он сам как центральное явление существующего мира. При этом на рациональном уровне феномен человека рассматривается всеми народами как соединение нескольких сущностей, отвечающих за жизнь, познание и вечность. Понятие реинкарнации – как веры в возвращение души умершего для нового рождения – существует у всех народов на ранних этапах общественного развития со времен палеолита. Со временем эти представления начинают видоизменяться ввиду отсутствия убедительных, наблюдаемых и прогнозируемых доказательств «возвращений души». Большинство народов останавливается на окончательном уходе, рано или поздно, всех сущностей умерших из мира живых.

Самым очевидным «доказательством» реинкарнации в племенах считалось фамильное сходство (физическое, психическое, заболевания и так далее) между членами одного рода. Однако, развитие знаний и понимание закономерностей генетического наследования вывели это «доказательство» из разряда мистических. Веру в возвращение душ подпитывают долгое время необъяснимые феномены – «оживление умерших», «нетленность останков», различного рода «видения» в состояниях измененного сознания и без оного, которые чаще всего оказываются доступны не всем, а особым членам общества.

Реинкарнация, основанная на вере в бессмертие души, возникает как способ контроля за рождаемостью, объясняя все странное, что может появиться в поведении древнего человека. Однако постепенно она превращается в культурную и духовную традицию, которую не стремятся пересматривать. Складываются два основных направления: одни народы считают, что вечная душа уходит в «загробное царство» и там остается на неопределенно долгое существование. С другой – поддерживалась версия о том, что некая человеческая сущность, освободившаяся после смерти, обязательно должна вернуться на землю. С установлением мировых религий даже в буддизме реинкарнация подвергается строгой регламентации. Этот организованный подход хорошо представлен в «книгах мертвых», которые создаются отнюдь не для умерших, а для тех, кто остался жить. В текстах закрепляются статусные позиции вполне живых членов общества. При этом ритуализация выполняет роль психотерапевтических практик, облегчающих боль утраты, переориентируя живых с прошлого на будущее, формируя позитивные стратегии.

Активное развитие культурных контактов между самыми разными регионами, приспособление религиозных верований к развитию науки, исследование практик, которые долгое время считались магическими, а также расширение сферы деятельности психиатрии привели к появлению нового в обществе культурного контекста, в котором создается эклектичная смесь из самых разных феноменов и духовных концепций. Этот процесс со всей очевидностью проявил себя к концу XIX века, вызвав к жизни всплеск интереса к «неизведанному», которое могло вдруг оказаться достижимым.

В результате в начале XX века обретает жизнь новый жанр – так называемые красочные «реинкарнационные воспоминания» от первого лица, о которых в древние времена имели совсем иное, более скромное представление. Древние больше говорили о том, что могла видеть душа в мире мертвых, а не о том, что она делала в предыдущих жизнях. Следы таких воспоминаний не найдешь ни в одной «Книге мертвых», ни в одном древнем тексте и даже мифе. А рассказы, существовавшие у древних народов, скорее носят характер предельно кратких изолированных сюжетов. Явное исключение составляет разве что сомнительная с точки зрения проверки достоверности история о Будде, который в момент просветления «вспомнил все 99000 своих воплощений». Естественно, что именно Индия стала родоначальницей реинкарнационной моды, распространившейся на пространстве европейской культуры и особенно в США.

«Колесо мира» Жана Дельвиля (1940). Человеческие фигуры в колесе «Повелителя Кармы» изображают духовный прогресс в цикле жизней: внизу отражены темы страдания, чувственности и преступления; выше появляются любовь, материнство; в эмпирее на вершине души го
«Колесо мира» Жана Дельвиля (1940). Человеческие фигуры в колесе «Повелителя Кармы» изображают духовный прогресс в цикле жизней: внизу отражены темы страдания, чувственности и преступления; выше появляются любовь, материнство; в эмпирее на вершине души готовятся к дальнейшим воплощениям.
 

Доказательной базой (и питательной средой) этих «воспоминаний» является внерациональное обретение некой информации (иногда бесполезной или «чужой»), которую можно перепроверить тем или иным способом. Древние связывали получение такой информации с ошибочным вселением в человека ненужной сущности-души или временными отлучками души из тела: во время обморока, магических практик, измененного состояния сознания. В современной духовной культуре сведения из прошлого иногда интерпретируют как «реинкарнационную память». Вместе с тем существует множество практик, где неожиданные знания приписывают «разведке», проводимой душой. Более того, нет оснований оспаривать то, что эти состояния являются практическими способами обретения информации, тем более что факты зачастую оказываются вполне достоверными. Но вопрос состоит в том, чтобы понять, какова схема получений информации и как она организована. «Душа» и «реинкарнационная память» – это лишь форма описания способа добывания невероятной информации. Особенно хорошо это умели делать связники между мирами – нагуали и шаманы, которые слышали голоса дававшие указания. Вместе с тем есть и душевнобольные люди, которые совершают даже преступления «по приказу голосов», и никакие «мертвые души» в этом явно не участвуют. В древности все было просто – сумасшедших объявляли «одержимыми плохими духами» и истребляли как их проводников. Теперь же понятно, что нездоровый мозг формирует неверную информацию, которая приводит к неадекватным действиям.

Мы с уверенностью можем утверждать лишь одно: откуда бы ни приходили «воспоминания» и «знания» и какими бы качествами они ни обладали, они возникают только в головном мозге живущего сейчас конкретного человека. Как уже отмечалось, ни один серьезный специалист по гипнозу не будет моделировать реинкарнационные состояния хотя бы потому, что для перехода в «другую жизнь» нужно перейти через рождение в этой жизни, однако для мозга этот рубеж оказывается непреодолимым. Поэтому сразу исключим образы, возникающие в состоянии гипноза, в качестве доказательств «реинкарнационной памяти». Те видения, которые может обрести человек в состоянии гипноза, должны иметь иное объяснение.

Можно гипотетически предположить, что конкретный мозг родившегося ребенка несет (по схеме генетического наследования) информацию, которая была в родительском мозге и кровных предков. В этом случае надо допустить, что генетический набор несет в себе весь объем этой информации (или перехватывает избирательно по какому-то принципу, но все равно от родственников) по родственным линиям (как цвет глаз). Но тогда все современные рассказы, включая индийские, ложны, поскольку в этом случае человек не может оказаться в чужом месте, где он никогда не был, с людьми, которые не имеют к нему отношения и тому подобное. Кроме того, все случаи людей, унаследовавших характеристики одного из родственников (как мертвых, так и живых), никогда не дают примера «реинкарнационных исправлений» или воспоминаний о своем прошлом состоянии в виде какой-нибудь змеи или камня. Они идентичны, согласно заложенному коду, конкретному предку-человеку – чаще всего со всеми его достоинствами и психическими характеристиками.

Для объяснения всего этого сложного комплекса проблем надо рассматривать два аспекта: один – это странные (рудиментарные) способности, которыми вдруг начинали обладать люди, становившиеся в общественном мнении святыми, колдунами, шаманами и нагуалями, умевшими воплощаться в тотемных предков-животных. Второе – странная память и знания, которые всплывали неизвестно откуда в головном мозге человека, чаще всего обладавшего «странными» способностями.

Складывается впечатление, что для объяснения феномена «реинкарнационной памяти» следует предположить наличие не менее условного «информационного пространства». Об «информационном пространстве» в последние десятилетия пишут чрезвычайно много самые разные по специализации авторы, при этом никто не может сказать ни как оно выглядит, ни в каких единицах измеряется, ни где находится. Как никто не знает наверняка, как этим пространством пользоваться. И только огромная многолетняя практика человечества эмпирически нашла способы взаимодействия с внешней информацией. А психиатры описали некоторые закономерности в ее получении головным мозгом. Поэтому и наши рассуждения не выходят за рамки очередной полуфантастической (по причине бездоказательности) гипотезы.

Складывается впечатление, что «информационное пространство» должно представлять огромный виртуальный «симулятор», куда закладывается абсолютно вся информация. И эта информация не исчезает – она находится рядом с нами, дозированно отражаясь в головном мозге, который выступает в этом случае в качестве особого терминала, переводя виртуальную информацию во вполне реальную. Причем, похоже, содержанием этой информации становятся эмоции человека. С этой точки зрения становятся понятными те «видения», которые описывают информаторы.

Человек видит некую ситуацию и даже порой знает, как она будет развиваться, но всегда при этом ни один человек не может объяснить назначение каких-то предметов, типа одежды и т.д. Если бы это была действительно реинкарнация, то выплыл бы весь комплекс знаний на тот период. Однако подобное не происходит – выплывает лишь картинка или чередующиеся картинки, либо (прежде всего) эмоции человека по отношению к ситуации, но никогда знание деталей. Это замечание касается даже одежды, денег или орудий: человек говорит, что «одет в тунику или ночную рубашку», «какие-то предметы, видимо деньги…» Если бы он переживал целостно ситуацию, то знал бы, во что именно он был одет. А по поводу денег заметил бы: это были рубли, некая валюта, необычные деньги, то есть обозначил хотя бы точку отсчета для конкретной интерпретации.

Складывается впечатление, что реинкарнация оказывается связанной с эмоциями, которые приходят «ниоткуда» и могут быть разными и немотивированными: панический ужас, подавленность, тихое счастье, радость.

Итак, гипотеза состоит в следующем: можно предположить, что мозг обладает способностью присоединяться к некоему информационному симулятору, откуда получает эмоционально окрашенную необычную информацию, которую расценивает как «собственный» предыдущий опыт. На самом деле это обрывки чужих образов и ситуаций, которые, однако, воспринимаются с позиции некоего наблюдателя и потому становятся личностными. Например, если мне плохо, меня убивают, поздравляют, любят и т.д., то остается «эмоциональный слепок» моего отношения к этой ситуации. И именно этот слепок кто-нибудь вдруг улавливает, ощущая происходящее как бы «от первого лица». Видимо, чем ярче эмоция, тем отчетливее информационный слепок. И эмоция в этом процессе имеет гораздо большее значение, нежели, собственно, информация. Возможно, что откуда-то «оттуда» на нас вдруг накатывают чужие депрессии, а мы ищем причины в себе вместо того, чтобы попросту отключиться от информационного канала.

Но самой яркой оказывается эмоция «тихого счастья и наслаждения от факта бытия» – та самая, которую выражает полуулыбка Будды. Или светлый лик Девы Марии, воплощающей вселенскую мудрость – Софию. Похоже, что, «медитируя на Будду» или «молясь на Богоматерь», мы как бы подключаемся к «информационному пространству» и тем самым к вечности.

Но в этом поиске светлого чувства есть и обратный процесс. Получается, что именно любовь к миру, а не перипетии странствия души делает человека вечным, поскольку даже спустя сотни лет кто-нибудь вдруг сможет искренне вновь пережить и разделить наше сиюминутное теплое ощущение радости жизни.

Примечания

1. Книги таких зарубежных авторов, как Альмедер, Моуди, Вейсс и др., регулярно переводятся на русский язык. Многосторонний анализ этого феномена, подкрепленный историческими данными и текстами, был проделан С. Рязанцевым в книге «Танатология». СПб., 1994.

2. Ссылки на авторов и публикации приведены, в частности, в книге Дж. Льюиса «Энциклопедия представлений о жизни после смерти». С. 106–107. Из последних авторов – М. Ньютон.

3. Косарев М. Ф. Основы языческого миропонимания. М., 2003. С. 185.

4. См. подр.: Доброхотова Т.А., Брагина Н.Н. Левши. М., 1994.

5. Ксенофонтов Г.В. Легенды и рассказы о шаманах у якутов, бурят и тунгусов. М., 1930. С. 52, 81.

6. См.: Альмедер Р. Реинкарнация // Жизнь после смерти. М., 1991. С. 236–238.

7. Альмедер Р. Указ. соч. С. 244–245.

8. Рассказ был записан мною в середине 1990-х годов.

9. Рассказ был записан мною в 2005 году.

10. Березовая Н.В. Исландские поверья об оживших покойниках // Представления о смерти и локализации иного мира у древних кельтов и германцев. Сборник статей. М., 2002.

11. Мифологические рассказы русского населения Восточной Сибири. Новосибирск, 1987. С. 286–287.

12. Lopez Garcia J. Morir tres dias // Cuadernos Hiaspano-americanos № 597 (Marzo, 2000).

13. Lopez Garcia J. Указ. соч. Р. 33–34.

14. Там же, Р. 41.

15. Третья книга Царств. Глава 17, стихи 17–24.

16. Четвертая книга Царств. Глава 4, стихи 32–37.

17. Рязанцев С. Танатология. СПб., 1994. С. 128.

18. Евангелие от Луки. Глава 7, стих 22.

19. Евангелие от Матфея. Глава 9, стихи 23–26.

20. См. подр.: Доброхотова Т.А., Брагина Н.Н. Левши. М., 1994.

21. Трудно в это поверить, но рассказывают про облегченный вариант выбора будущего далай-ламы: сначала отбираются обладающие определенными характеристиками мальчики-претенденты, а затем проводится обычное гадание.

22. См. подр.: Гримак Л.П. Магия биополя. М., 1994.

Об авторе: Галина Ершова – доктор исторических наук, профессор. Специалист по древней Америке и иероглифическому письму майя, культурам народов Америки, религиозному сознанию и истории религий; археоастрономии, древнему научному знанию, мифологии. Автор теории самоорганизации антропосистемы. Научную деятельность начала под руководством Ю.В. Кнорозова – гениального российского ученого, осуществившего дешифровку письма майя. Опубликовала около 350 научных и научно-популярных работ, в их числе свыше 20 книг.

Текст публикуется по книге Г.Г. Ершовой «В поисках бессмертия: от египетской Книги Мертвых до феномена ламы Итигэлова» (М.: ЭКСМО, 2009, С. 353–389, 405–415).

 

Комментарий Михаила Герштейна:

Про «реинкарнационное» видение, связанное с кораблем. Во-первых, название корабля английское, но указано с ошибкой – не Magestic, a Majestic. Во-вторых, известен только один лайнер с таким названием, бывший «Отто Бисмарк», отобранный у Германии в счет репараций. Но он не тонул, а был переделан в военный транспорт, переименован и сгорел во время войны у самого причала уже как «Каледония». Был еще одноименный старый пароход, но он также не тонул и был разобран в 1914 году. Так что с точки зрения истории мореплавания реинкарнации здесь нет, а есть какие-то интересные игры разума.


Галина Ершова 05.06.2024
 
Если у вас есть дополнительная информация по этой публикации, пишите нам на ufocom@tut.by Подписывайтесь на наш телеграмм канал, чтобы всегда быть в курсе событий.
 
 
Легенда о «ледяном корабле»
Курьезы 1
Легенда о «ледяном корабле»
Чуть ли не во всех книгах о тайнах и опасностях моря можно встретить историю про обледеневшее судно с мертвым экипажем, годами, а то и десятилетиями блуждающее среди айсбергов. Оно, как хамелеон, меняет название и место, где его встретили, но история о нем в общих чертах остается прежней. В одних версиях легенды корабль – плавающая развалина с трупами, в других – что-то вроде полярного Летучего Голландца, который преследует живых и предвещает страшные бури.
Эра прорывов: пионеры забытой науки
Мероприятия 394
Эра прорывов: пионеры забытой науки
После двухлетнего перерыва, 24 ноября 2023 года в Музее Русского Искусства (он же Музей Императора Николая II) состоялась Необъяснимая встреча №17. С докладом выступила Людмила Борисовна Болдырева – кандидат технических наук, доцент ГУУ, преподаватель, автор множества научных публикаций и книг.