От формул к феноменам

Необычный поворот: как «технарь» стал изучать парапсихологию

Поступление в медицинский институт и получение второго высшего образование в советское время было редким явлением, которое существенно изменило мою жизнь. В принятии этого сложного решения о поступлении мне помогла моя мама, без помощи которой я, возможно, не решился бы на такой шаг. Поступил я на вечернее отделение. Несмотря на то, что некоторые предметы мне перезачли из предыдущего высшего образования, объем новых знаний, который я должен был освоить, был огромен. Не все правильно восприняли такой крутой жизненный поворот, многие посчитали принятое решение неправильным.

Также по теме
Экстрасенсорные способности и изучающая их парапсихология до сих пор не признаются официальной наукой, но это отнюдь не мешает проводить исследования пси-способностей на научной основе, чем успешно занимались и занимаются сотрудники во многих известных университетах: в Стэнфорде, Гарварде, Кембридже, Принстоне, Беркли, Лондоне, Хертфордшире, Эдинбурге и других. В ОНИОО "Космопоиск" в 2009 году также возникло подобное исследовательское направление. Вашему внимание представляется статья, основанная на докладах членов объединения, прозвучавших на XXXV Зигелевских чтениях (Москва, ноябрь 2009 г.).

По условиям обучения на вечернем отделении я должен был где-то работать по медицинской специальности. Так как среднего медицинского образования (не заканчивал медицинского училища и не был ни фельдшером, ни медбратом) у меня не было, после долгих поисков мне удалось найти работу дезинфектора. Иначе говоря, я работал крысоловом, в течение нескольких лет травил тараканов, ловил мышей и крыс. Приходилось скрывать, что высшее образование у меня уже есть, тем более что я кандидат технических наук. Это было бы неправильно воспринято моим окружением и создавало бы дополнительные вопросы и трудности там, где я работал. Но график работы оставлял свободное время, которое я мог использовать для обучения институте. В мединституте ко мне относились с пониманием, многие преподаватели помогали. В первую очередь, я хотел бы вспомнить помощь преподавателя анатомии Татьяны Николаевны Рябовой. Благодаря ей и её методическим разработкам я смог освоить анатомию человека и, особенно, строение мозга.

Нагрузка и объёмы изучаемых материалов были огромны, однако было понимание необходимости обучения и желание овладеть знаниями – время летело стремительно и первые годы учёбы промчались мгновенно.

Одновременно с обучением в медицинском институте я по мере сил продолжал исследовательскую работу. Некоторое время я работал в качестве инженера-радиолога (дозиметриста) в отделении радиологии Института нейрохирургии им. Н.Н. Бурденко, которым руководил профессор, доктор медицинских наук Федор Миронович Лясс – энтузиаст, исследователь, прекрасный врач. Ф.М. Лясс поддержал мои усилия по изучению необычных феноменов и разрешил проводить исследования в подвале отделения радиологии в старом здании института на ул. Фадеева, 5.

В отделении радиологии работали два молодых инженера, которые также увлеклись необычными явлениями, – Сергей Макаревич и Дмитрий Манихин. Вместе с ними мы продолжили исследования.

Начали мы с того, что собрали в своём подвале установку для регистрации ауры человека. Аура – это свечение, которые многие люди-феномены видят вокруг различных предметов и используют для диагностических целей. Такая установка была предложена ранее сотрудником Тверского университета А.В. Золотовым, и мы воспроизвели его конструкцию. Довольно скоро мы пришли к заключению, что описанное ранее свечение вокруг человека, которое многими исследователями интерпретировалось как биополе человека, на самом деле является артефактом и обусловлено явлением хроматической аберрации либо в хрусталике глаза человека, либо в оптике фотоаппарата. После изготовления камеры-обскуры и съёмки ауры на камеру-обскуру свечение вокруг человека исчезло. Мы были довольны тем, что смогли разобраться в новом для нас явлении.

На этом исследования ауры были закончены, и мы приступили к изучению телекинеза. В литературе были упоминания, что люди-феномены могут влиять на процесс радиоактивного распада, это казалось совершенно фантастическим и нереальным. Однако поскольку мы работали в отделении радиологии, у нас были все возможности для проведения такого рода исследований: изотопы с разными периодами полураспада, все необходимое оборудование для регистрации радиоактивного распада всех видов, счётчики, диагностическое радиологическое оборудование, генераторы короткоживущих изотопов, спектрометры, клинические лаборатории и даже редкий для того времени компьютерный томограф. Всё это позволило нам выполнить уникальные исследования, в том числе с использованием короткоживущих изотопов.

Мне повезло, судьба свела меня с уникальными феноменами: Н.С. Кулагиной, Э.Д. Шевчик, В.В. Авдеевым, Д.Ю. Давиташвили (Джуной), А. Кавтарадзе, А.В. и С.М. Чернетскими, В.И. Балашовым и многими другими. Эти люди с энтузиазмом участвовали в экспериментах, что помогло быстро выполнить намеченные исследования.

С Джуной и А.Н. Моисеевым.
С Джуной и А.Н. Моисеевым.
 

Для регистрации радиоактивного распада использовали детекторы радиоактивного распада, работающие на различных физических принципах – фотоэлектронные умножители и счётчики Гейгера. Было установлено, что исследованные люди-феномены могут влиять на работу датчиков и систем регистрации, работающих на различных физических принципах. Именно тогда стало ясно, что для фиксации быстропротекающих и слабовоспроизводимых феноменов нужно использовать одновременно системы регистрации, основанные на различных физических принципах. Тогда в наших исследованиях не удалось установить факт воздействия на процесс радиоактивного распада, но удалось достоверно установить воздействие на системы регистрации, которые могли привести к неправильной трактовке результатов исследований. Были сформулированы требования и рекомендации к проведению экспериментов по изучению телекинеза.

В конце девяностых годов прошлого века в нашей стране работало много уникальных исследователей-профессионалов, представителей различных отраслей знаний, вышедших из советской научной школы. Они внесли важный вклад в изучение экстрасенсорики и биоэнергетики. Особо следует упомянуть Л.Б. Болдыреву, Э.Э. Годика, А.Г. Гуртового, В.И. Докучаева, Г.Н. Дульнева, В.П. Казначеева, О.И. Коёкину, И.П. Когана, И.В. Мирзалиса, Э.К. Наумова, А.Г. Пархомова, В.Б. Полякова, И.В. Родштата, Н.Б. Сотину, Н.Н. Сочеванова, Ф.Р. Ханцеверова, А.В. Чернетского (его супруга – знаменитая женщина-феномен Светлана Марковна Чернетская), хотя список этот далеко не полон. Исследований было много и качество исследований было хорошим. Однако не было единого журнала или издания, где такие работы могли быть опубликованы.

Для исследования необычных феноменов первоначально мною был создан Научный кооператив «Психофизика» (впоследствии Научное объединение «Психофизика»), а позднее, в связи с ликвидацией кооперативной формы собственности, в 1991 году основана общественная организация «Фонд парапсихологии имени Л.Л. Васильева». Фонд парапсихологии продолжил традиции научной школы известного ленинградского учёного Леонида Леонидовича Васильева, поставившего изучение аномальных явлений на научную основу. Под эгидой Фонда парапсихологии в 1991 году мною был учреждён и в течении многих лет издавался единственный в своём роде журнал «Парапсихология в СССР», который после распада СССР получил новое название «Парапсихология и психофизика». В течение длительного времени я являлся главным редактором этого журнала и мне удалось опубликовать в нем все наиболее важные исследования по данной тематике, выполненные в нашей стране до 1991 года. Были изданы архивы многих известных исследователей, переведены на русский язык наиболее значимые работы иностранных исследователей, подготовлены обзоры иностранных работ по соответствующим направлениям и многое другое.

С А.П. Дубровым.
С А.П. Дубровым.
 

Следует отметить, что именно при Фонде парапсихологии впервые в мире был организован Музей истории парапсихологии. Здесь каждый посетитель мог определить, какими именно способностями он обладает. По существу, это был музей-лаборатория. Устроен он был следующим образом: на столах вдоль стен было установлено исследовательское оборудование, установлены компьютеры с тестами, которые позволяли выявить различные необычные способности человека, имелись тесты на ясновидение, телепатию, крутильные весы (для выявления макротелекинеза), генераторы шума (для выявления микротелекинеза), воздействия на луч лазера, воздействия на воду, флаттографии и другое.

На стенах на стендах были размещены сведения из истории парапсихологи с упором на достижения отечественных учёных. Имелся при музее и киоск, в котором мы продавали тематическую литературу. Первоначально вместо киоска мы предполагали устроить библиотеку, но уже после двух дней работы мы лишились многих ценных книг и были вынуждены от этой идеи отказаться.

Фонд парапсихологии и музей выполняли ещё одну задачу. Здесь мы проводили массовое обследование людей с целью выявления феноменов с выраженными способностями к экстрасенсорному восприятию (ЭСВ) и телекинезу. С теми, у кого они были большими, мы проводили дальнейшие исследования уже в академических организациях. Среди приходивших людей было много таких, которые заявляли, что обладают способностями, но при тестировании высоких результатов не показывали. Если бы всех сразу отправляли в научно-исследовательские структуры, работа последних была бы дезорганизована. Так Фонд и музей решали своеобразную, но очень нужную задачу предварительного фильтра.

Также по теме
13 ноября в Музее Русского Искусства состоялась девятая "Необъяснимая встреча", спикером на которой был известный исследователь, психиатр, доктор медицинских и кандидат технических наук, настоящий "возмутитель спокойствия" нескольких предыдущих дискуссий – Андрей Гендинович Ли.

Музей истории парапсихологии располагался в подвале обычной школы – у нас там было несколько помещений. В соседних с музеем комнатах, где могли располагаться группы в 10–15 человек, мы проводили исследования по изучению возможности использования различных психотехник для раскрытия феноменальных способностей человека: гипноза, йоги, ребёфинга, практикумы по раскрытию способностей к биолокации, биокоррекции и многому другому.

Пожалуй, моим наивысшим достижением во время работы в музее было воспроизводимое получение явления макротелекинеза в группах за счёт синхронизации усилий их участников. Мне удавалось два, а то и три раза в течение одного вечера вызывать явление телекинеза продолжительностью несколько десятков секунд. Участники групп могли вращать лёгкую вертушку из различных материалов внутри стеклянного защитного колпака. Мне даже удалось вызвать телекинез в группе из пяти японцев, работая с ними посредством русскоязычного переводчика! Мы смогли сформулировать набор требований к участникам группы для того, чтобы такая группа могла успешно работать.

Обучению телекинезу. Слева направо: Е. Букирев, я и М.В. Барсуков.
Обучению телекинезу. Слева направо: Е. Букирев, я и М.В. Барсуков.
 

Замечу, что ещё в 1993 году я защитил докторскую диссертацию, получив учёную степень доктора медицинских наук, и в том же году был удостоен звания профессора. Содержание диссертации было тесно связано с управлением особыми состояниями сознания, в которых у человека и проявляются необычные способности.

При Фонде парапсихологии была создана единственная в мире «Служба скорой помощи при полтергейстах». Служба на научной основе расследовала обращения граждан касательно аномальных явлений: самовозгораний предметов, их произвольному перемещению и разрушению, необычных звуков и пр. (группа по научному рассмотрению заявлений граждан в области аномальных явлений). Особенно нас интересовали проявления спонтанного телекинеза – перемещение предметов, их саморазрушение, самовозгорание и т. д. Просуществовала служба пятнадцать лет (с 1995 по 2010 год). За это время было выявлено несколько интересных случаев. К сожалению, в подавляющем большинстве эпизодов мы сталкивались с добросовестными заблуждениями, болезненными состояниями, а также розыгрышами и мистификациями со стороны участников полтергейста.

В рамках Фонда парапсихологии были организованы научные экспедиции на Филиппины для изучения «филиппинских хилеров» (пси-хирургии), в Бразилию для изучения материализации предметов бразильским феноменом Амиром Амиденом, в Японию для изучения методики целительства Рэйки.

Усилиями Фонда мы наладили нужные контакты, и я сумел посетить крупнейшие в мире исследовательские лаборатории за рубежом, где изучают экстраординарные способности человека. В первую очередь, конечно, необходимо упомянуть «Мекку» исследователей аномальных явлений – Лабораторию PEAR в Принстонском университете и тесные деловые контакты с Робертом Джаном и Брендой Данн, признанными лидерами изучения психофизических явлений. Меня удивило, что всемирно известная лаборатория Р. Джана располагалась в подвале инженерного корпуса Принстонского университета, так же, как и наш Фонд в подвале школы. Я убедился ещё раз, что большую науку можно делать в любом месте, а многие передовые технологии начинали свою жизнь в подвалах, гаражах и квартирах.

В «Мекке» психофизики – Роберт Джан и Бренда Данн. Лаборатория PEAR, Принстонский университет.
В «Мекке» психофизики – Роберт Джан и Бренда Данн. Лаборатория PEAR, Принстонский университет.
 

У Фонда и у меня сложились прекрасные отношения и научные связи с Э. Мэй из Стэнфордского университета, Д. Радином из Университета Невады, Райновским исследовательским центром Дьюкского университета, Центром передовых наук Temple University в Филадельфии, Американским обществом психических исследований, Сайбрукским институтом и его руководителем Стэнли Крипнером. Я и наши сотрудники неоднократно выступали с рассказами о полученных результатами в Великобритании: в Обществе психических исследований в Лондоне, в Эдинбургском университете у проф. Р. Морриса, научной и медицинской сети (Д. Лоример и П. Фенвик) в Лондоне, Кембридже, Дурхэме.

Наши исследования были высоко оценены и в немецкоговорящих странах: Институте пограничных исследований в психологии и психогигиене во Фрайбурге (проф. Мишо), К. Вайзендагером в Германии. Особо хорошие отношения были установлены с японскими учёными. В то время японские исследователи в рамках научного обмена часто приезжали в Россию, активно посещали российские исследовательские организации и принимали участие в наших конференциях. Следует отметить, что исследования в этом направлении финансово поддерживаются японским правительством. Мы тоже посетили (правда, на средства Фонда) Японию, где и доложили свои результаты по телекинезу и управлению особыми состояниями сознания на крупнейшей конференции в Токио, а затем в ряде лабораторий. Из японских друзей следует в первую очередь упомянуть выдающегося учёного, энтузиаста и просто хорошего человека профессора Кокубо Хидейки. Деловые и научные связи были установлены также с Аргентиной (А. Парра) и Бразилией (Вальтер да Роза Боргес). В это же время я был принят в научную и медицинскую сеть (Великобритания) и Отдел передовых исследований Американской академии наук.

Мы установили связи со всеми ведущими изданиями в области психофизики и парапсихологии и на основе безвалютного обмена получали все последние номера иностранных журналов, труды научных конференций и информационные материалы. Взамен мы отправляли зарубежным коллегам очередные выпуски своего журнала и были в курсе самых свежих мировых новостей.

Мною были инициированы широкие ЭЭГ исследования деятельности мозга людей-феноменов. Так, например, совместно с д. м. н. Н.Е. Свидерской из Института высшей нервной деятельности РАН при топографическом картировании ЭЭГ людей-феноменов непосредственно в процессе проявления необычных способностей были выявлены специфические особенности пространственной организации деятельности мозга. Были выявлены особые очаги активности (синхронизации потенциалов) и изменения индивидуального профиля функциональной асимметрии мозга. Появилась возможность контролировать проявления экстраординарных способностей по данным ЭЭГ... Даже странно, что никто не догадался сделать это раньше.

Фонд парапсихологии работал на пике интереса к исследованиям паранормальных явлений в России и был без преувеличения ведущей организацией в этой области, а исследования соответствовали лучшему мировому уровню. В Фонде проводили как самостоятельные работы, так и поддерживали исследователей из других организаций.

Экспертная комиссия конкурса «Человек-рентген» в Доме учёных в Москве.
Экспертная комиссия конкурса «Человек-рентген» в Доме учёных в Москве.
 

Особо подчеркну, что в те годы (1980-е и 1990-е) понятие «парапсихология» ассоциировалось с инновационными, передовыми исследованиями необычных феноменов психики человека. Тем прискорбнее признавать, что постепенно словами «парапсихология», «парапсихолог» стали прикрывать свою деятельность различного рода шарлатаны и мошенники. Понятие стало размываться и постепенно стало синонимом антинаучности, лженауки, подтасовки данных исследований, с полным отсутствием самокритики. Термин «парапсихология» дискредитировал себя и начал ассоциироваться с псевдонаукой и даже со специфическими «паранормальными верованиями».

Это и стало одной из причин, по которой я счёл необходимым ликвидировать организацию и прекратить выпуск печатного периодического издания с таким названием.

В 2003 году я вплотную занялся изучением возможностей биоэнерготерапии для лечения различных заболеваний нетрадиционными методами. Для этой цели в том же 2003 году было создано ЗАО «Клиника неврозов». Как главный врач клиники, я поддерживал работы, посвящённые использованию нетрадиционных методов диагностики и лечения.

Исследования показали высокую эффективность биоэнергетических методов диагностики и лечения при многих функциональных расстройствах, неврозах, неврозоподобных состояниях. К сожалению, эти методы оказались неэффективными при лечении эндогенных психических расстройств – шизофрении, маниакально-депрессивных психозов и другой грубой психопатологии, которые, конечно, и интересовали меня как психиатра в первую очередь.

Также по теме
В журнале "Frontiers in Human Neuroscience" было опубликовано письмо Этцеля Кардены - психолога из шведского Лундского университета, который призвал к максимальному привлечению ученых к исследованию явлений, имеющих отношение к парапсихологии и загадкам сознания. Под его обращением свои подписи оставило 90 ученых со всего мира, преимущественно специализирующихся в психологии, неврологии и прочих родственных дисциплинах.

Несколько лет я работал старшим врачом в отделе психиатрической помощи Станции скорой и неотложной помощи города Москвы им. А.С. Пучкова. В то время в «Скорой помощи» активно внедряли компьютеры. Стояла задача внедрить компьютерные методы и в отделе психиатрической помощи, чем я, будучи ко всему прочему инженером, кандидатом технических наук, и занимался.

В моём распоряжении было 17 бригад психиатрической скорой помощи, 11 перевозок и большой коллектив диспетчеров, врачей, фельдшеров и санитаров. Введение компьютерных методов вызывало недоверие, особенно у диспетчеров – исключительно женщин разных возрастов и семейного положения, принимающих и распределяющих вызовы. Они с трудом усваивали приёмы работы на компьютерной технике, которая в их руках часто ломалась. Они высказывали мнение, что это всё не нужно, плохо и вообще документацию лучше вести на бумаге, как всегда и было. Но вот что примечательно. Настал день, когда отдел в приказном порядке полностью перешёл на компьютеры. Хотя и с проблемами, рабочий день окончился благополучно. А назавтра в главном компьютере возник небольшой сбой, и нам пришлось вновь перейти на бумажные документы. Но все диспетчеры, как один, заявили, что работать без компьютера они уже не могут. Достаточно было одного дня, чтобы понять преимущества нового! А сколько было потрачено времени и сил на преодоление инерции…

Однако я был уже не очень молод, и суточные смены с постоянным недосыпанием переносил всё труднее и труднее. Надо было уходить, что я, в конце концов, и сделал. Чтобы не терять врачебную квалификацию, устроился работать врачом-психиатром в 17-ю Центральную поликлинику Министерства обороны РФ, где некоторое время спустя стал врачом высшей категории. Нашим контингентом были сотрудники Генерального штаба и члены их семей, а впоследствии к нашей поликлинике прикрепили и лётчиков с семьями. Контингент и его проблемы были интересными, работа не занимала много времени и оставляла достаточно свободы для занятий другими делами. Со временем условия работы изменились, нагрузка (физическая и психологическая) увеличилась, а поскольку я не состоял на военной службе и работал по контракту, то ушёл с работы по собственному желанию.

Я смог полностью переключиться на исследовательскую работу и общественную деятельность.

С помощью генераторов случайных чисел были продолжены исследования телекинеза – явления, которое меня всегда интересовало. Я предложил новый подход к регистрации дистанционного воздействия с помощью генераторов шума. В отличие от прежнего, в котором используется только один генератор шума, мы начали использовать два генератора одновременно. Затем наш новый подход требовал провести сопоставительное изучение работы двух генераторов методом корреляционного анализа, что позволило существенно повысить чувствительность детектора. Такое сопоставление мы проводили в реальном времени непосредственно в ходе опытов. В разработке конструкции генератора и программного обеспечения активное участие принимали к. т. н. Д.Н. Куликов и проф. Ю.А. Попов, руководивший в то время студенческой группой «Диаманд» при Московском инженерно-физическом институте (МИФИ, в настоящее время – Ядерный университет). Всестороннее исследование детектора было проведено в многочисленных группах, занимающихся развитием уникальных способностей. Особенно хочу выделить исследования, проведённые в Греции и Германии совместно с выдающимся феноменом Христосом Дроссинакисом. Исследования показали высокую эффективность нового детектора. Исследования продолжаются и в настоящее время. Хочу особо отметить выдающегося человека-феномена Вадима Кузьменко, с которым нас связывает многолетнее сотрудничество.

Эксперименты с квантовым мозговым сенсором (QBS) и ЭЭГ. Халкида. Греция.
Эксперименты с квантовым мозговым сенсором (QBS) и ЭЭГ. Халкида. Греция.
 
Эксперименты, эксперименты... Греция.
Эксперименты, эксперименты... Греция.
 

В настоящее время общепринятого объяснения физической природы телекинеза нет. Мне больше всего нравится квантово-механический подход, предложенный Р. Джаном и Б. Данн из Принстонского университета. Телекинез и другие экстраординарные явления они объясняют свойствами квантово-коррелированных систем. В качестве физиологического посредника С. Хамерофф и Р. Пенроуз предложили рассматривать микротрубочки нейронов мозга. Ранее считалось, что они выполняют функцию цитоскелета и служат для транспортировки нейромедиаторов к синапсам. Но, возможно, специфическое строение микротрубочек, размер которых в одном направлении на многие порядки превышает размер в другом направлении, приводит к возникновению у них качественно новых свойств. В них могут появляться свободные электроны и даже возникнуть явление сверхпроводимости. Трудно представить себе, что в тёплом, влажном, живом мозге (а по современным представлениям, он – «биохимическая машина»!) при высоких температурах могут иметься свободные электроны и/или даже существовать сверхпроводимость! Положение дел напоминает ситуацию с эндогенным магнетитом, постоянными магнитными полями и их влиянием на живые организмы. Однако, насколько мне известно, экспериментальных доказательств такой гипотезы пока нет. Да и трудно представить себе, как может быть организован подобный эксперимент. Возможно, ответ будет получен при изучении свойств искусственных нейронных сетей.

В совместной работе с к. т. н., заведующей лабораторией Центра Единства измерений (бывший Институт метрологии им. Д.И. Менделеева) в Санкт-Петербурге А.Г. Чуновкиной, нами были показаны ограничения в использовании общепринятых подходов к статистической обработке результатов измерений экстраординарных способностей по схеме Бернулли, не учитывающие специфическую природу явления. Они непостоянны, плохо контролируются и проявляются непродолжительное время. Привычные способы обработки результатов неприемлемы. Нами был предложен новый подход к статистической обработке результатов измерений, основанный на анализе последовательности правильных ответов в серии, использовании последовательных статистических процедур (критериев). Результаты были опубликованы на русском и английском языках как в России, так и за рубежом. Этот подход признан и теперь используется во многих зарубежных лабораториях, везде – кроме России.

Рабочий момент. Дочь, Н.В. Клериков и я.
Рабочий момент. Дочь, Н.В. Клериков и я.
 

Были также предложены методы математической обработки информации, полученной при решении поисковых задач почти для всех случаев, встречающихся в практической биолокации. Были обсуждены вопросы достоверности, воспроизводимости, правильности полученных результатов, пути их повышения, а также особенности применения метода экспертной оценки информации при групповой работе операторов. Были рассмотрены вопросы индивидуальной аттестации операторов биолокации.


Андрей Ли 10.07.2024
 
Если у вас есть дополнительная информация по этой публикации, пишите нам на ufocom@tut.by Подписывайтесь на наш телеграмм канал, чтобы всегда быть в курсе событий.
 
 
Корабли смерти
НЛО и АЯ 1
Корабли смерти
В статьях и книгах, посвященных тайнам океана, часто можно встретить рассказы о кораблях, дрейфующих по воле ветра и волн с мертвым экипажем. Советские журналисты пытались объяснить такие случаи воздействием природного инфразвука, который в малых дозах вызывает панику, заставляя бросить судно без всяких причин, а в больших – убивает все живое.
Видеозаписи НЛО: насколько это серьезно?
НЛО и АЯ 1
Видеозаписи НЛО: насколько это серьезно?
17 июля 2017 года в Восточно-Казахстанской области (далее ВКО) случился местный апокалипсис. Небо заволокла песчаная буря, резко потемнело, сильный ветер срывал крыши и ломал деревья, землю залило потоками дождя.