Темные маяки Среднего Поволжья как информационный фантом общественного сознания

Гурии и кекуры: потерянные символы прошлого

Кто, Дьявол или Бог, какой народ, когда?
Взвел Башни к небесам, как древле в Вавилоне?
И что там, в высоте? Божественный покой?
Где снимет предо мной Исида покрывало?
Иль черное кольцо и только свод глухой,
И эхо прокричит во тьме: «Начни сначала!»
В. Брюсов «Восхождение»

В начале ХХ века секретарь первого самарского городского археологического общества Ф.Т. Яковлев (о нем уже говорилось в статье о «Бестелесных голосах») записал:

Суеверия и верования в губернии весьма обширны… Часто невежественные крестьяне жалуются на свой страх перед большими черными столбами. Зачастую последние оказываются сложены из природных камней. Иногда их называют гурий, иногда кекуры или маар/маары. Вместе с кумирами, или по простонародному выражению болванами (каменными бабами) они составляют неясное наследие прошедших времен…

Минули годы. Сменилась эпоха. О каменных болванах/бабах еще что-то можно услышать от археологов и даже увидеть их в современных музеях, а некоторые из древних каменных болванов еще сравнительно недавно можно было просто видеть на территории Самарской Луки. В отличии от всего вышеперечисленного представляется, что темные столбы гурии/кекуры практически полностью выпали из современной реальности. Более того их назначение, внутренняя природа, способ возведения позабылись, надежно ушли исключительно в толщу словарей:

«Темный маяк – сложенный из камней столб. Он иногда именуется маръ, гурий/гурей, иногда кекур/кикур», – так разъясняет данный образ «Толковый словарь живого Великорусского языка» Владимира Даля (том II, СПб, 1881).

Гурий – знак, сложенный из камней. Особенно распространены гурии (иначе – мары) на Русском Севере. Именно так испокон веков зовется на Руси безрастворная столбовая кладка из камней высотой метра в два.

Читаем у Даля: «Маар – мáра – мáря – манна, блазъ, морок, морение, наваждение, обаяние, греза, мечта, призрак… Пример – Солнце стоит мáрно – без лучей и блеска. Стоит морока, мельтишит или временит» [1].

Иногда кекуром именуется природный цельный камень или скала, однако «Толковый словарь русского языка» Т.Ф. Ефремова разрешает использовать название кекур/кекуры и в наименовании сложенных из нескольких камней рукотворных, чаще всего взаимосвязанных, столбов.

Итак, слово/имя есть, но вот как быть с материальными объектами? Насколько можно понять из материалов интернета, сегодня в обжитой части планеты кекуров/гурий практически не осталось, слишком они хрупки.

Вместе с тем, это далеко не так. Например, в ходе выездов самарских исследователей, знакомых с рассматриваемой темой, в ряд регионов нашей планеты, выявилось довольно много современных кекуров. Так, один из самарских исследователей в 2021 году обнаружил большую группу кекуров в окрестностях города Пафос на острове Кипр. Кто их возвел и зачем, опрошенные им местные жители не знали.

Кекуры острова Кипр, окрестности города Пафос. Фото из личного архива И. Павловича.
Кекуры острова Кипр, окрестности города Пафос. Фото из личного архива И. Павловича.
 

Другой пример. Бывшей уроженец города Куйбышев (ныне – Самара) Алексей К. в 2022 году «наткнулся» на кекур в так называемом урочище «Спящего Будды» в северной части королевства Непал недалеко от села Верхний Писанг.

Кекур урочища «Спящего Будды» (Королевство Непал). Фото из личного архива И. Павловича.
Кекур урочища «Спящего Будды» (Королевство Непал). Фото из личного архива И. Павловича.
 

Были обнаружены кекуры и в Среднем Поволжье. Впервые о существовании на территории современной Самарской Луки целого «поля кекуров» автор узнал еще в начале двухтысячных годов от самарского парапланериста – фотографа-краеведа Виктора Пылявского.

Последний, в ходе одного из своих прогулочно-ознакомительных полетов, заметил на одном из безымянных плоскогорий Самарской Луки несколько высоких каменных столбов, возведенных в некотором удалении друг от друга. Своим взаиморасположением совокупность этих столбов напоминала слабо выраженную дугу.

Отдельный элемент «дуги Кекуров» на одном из полей Самарской Луки. Фото краеведа Виктора Пылявского, 2005 год.
Отдельный элемент «дуги Кекуров» на одном из полей Самарской Луки. Фото краеведа Виктора Пылявского, 2005 год.
 

В 2005 году, находясь на этой равнине, автор действительно видел группу каменных столбов, расположенных шагах в двадцати друг от друга и пребывающих в различной степени сохранности. Вероятно, следует отметить, что на въезде с лесной просеки на «поле Кекуров» находился отдельный небольшой каменный столб, разительно отличавшийся от прочих. Его восприняли как некоего стража «дуги Кекуров». От большинства прочих каменных столбов, находящихся в этом же месте, сохранились лишь отдельные кучки больших камней, предположительно некогда составлявших их основание. Число этих куч варьировало от восьми до десяти (смотря как их считать). Впрочем, сохранившиеся столбы производили очень сильное впечатление и словно притягивали к себе.

Отдельный небольшой каменный столб на въезде с лесной просеки на «поле Кекуров» Самарской Луки. Справа от столба – И.Л. Павлович, слева – историк О.В. Ратник. Фото Виктора Пылявского, 2005 год.
Отдельный небольшой каменный столб на въезде с лесной просеки на «поле Кекуров» Самарской Луки. Справа от столба – И.Л. Павлович, слева – историк О.В. Ратник. Фото Виктора Пылявского, 2005 год.
 
Отдельный каменный столб как элемент «дуги Кекуров» на Самарской Луке. Справа от столба – И.Л. Павлович. Фото Виктора Пылявского, 2009 год.
Отдельный каменный столб как элемент «дуги Кекуров» на Самарской Луке. Справа от столба – И.Л. Павлович. Фото Виктора Пылявского, 2009 год.
 

Кем, когда и зачем была возведена эта цепь кекуров? Однозначного ответа у автора не было тогда, да и сегодня нет. Впрочем, нет у него ответа и на вопрос, а на чем основывалась система, составленная из каменных столбов, и как ее правильно называть?

Также автор не берется точно оценить трудоемкость возведения даже одиночного столба-кекура, но ему представляется, что она весьма велика. И если даже не оценивать время и труд, затрачиваемые на общий сбор в ближайшей округе достаточного большого количества камней (или их транспортировку откуда-то еще), то само возведение подобной конструкции крайне сложно.

В 2005 году автор и еще трое его добровольных помощников в течение почти двух часов пытались восстановить один частично разрушенный кекур. Двое держали, а двое укладывали камни в слои-уровни. Причем для этой цели использовались уже имеющиеся камни, и при этом даже они тщательно отбирались. Но получилось возвести только три уровня. Уже на следующем уровне вся конструкция начинала «играть». Нижние и средние камни выскальзывали из своих мест и соответственно все верхние уровни начинали разваливаться, а мелкие камни просто сыпались и раскатывались во все стороны.

После вышеописанного эксперимента автору стало вполне очевидно, что воздвигать подобные сооружения, причем без скрепляющего раствора, могли лишь люди, обладающие повышенной чувствительностью к форме и месту размещения камня, с фантастической ловкостью и невероятным терпением. Большим числом людей эту задачу было также не упростить, им просто негде было бы тут развернуться. И все это только при возведении одного каменного столба, а их тут изначально, как уже отмечалось, имелось не менее десятка, а, по некоторым оценкам, и значительно больше.

С точки зрения автора, все вышеизложенное, скорее всего, свидетельствует о том, что для строителя или строителей данной системы (образованной каменными столбами кекурами) она была чем-то крайне важна и он/они имели соответствующую мотивацию для ее возведения.

Рассказ об этом месте окажется неполным, если не указать, что на самом «поле кекуров» и в его окрестностях не было обнаружено каких-либо других следов человеческой деятельности. Исключение составляет безымянный колодец неопределенной глубины. Кто его выкопал, когда и с какой целью (например, просто для сбора воды или же для обеспечения прохода в легендарные подземелья Жигулевских гор), сказать невозможно. Стенки этого сооружения очень профессионально выложены хорошо подобранным крупноразмерным бутовым камнем.

Исследование колодца. Фото краеведа Виктора Пылявского, 2006 год.
Исследование колодца. Фото краеведа Виктора Пылявского, 2006 год.
 

Краевед Виктор Пылявский и его товарищи пытались исследовать этот колодец, используя для этой цели все имеющиеся подручные средства и инструменты. Однако мало что смогли дополнительно узнать.

Вместе с тем, на определенные размышления наводит именно каменная кладка колодца. Поскольку, с точки зрения автора, если предполагать только его утилитарную роль, просто как место сбора и хранения воды, то проще и дешевле было бы использовать деревянный сруб или стандартные железобетонные кольца. А здесь имеется высококачественная каменная кладка. Опять же сильно смущает отсутствие на местности следов проводившихся работ и строительного мусора, столь характерных для любых построек, возводимых в современную эпоху.

Интуитивно складывается ощущение, что цепь кекуров и этот колодец, как-то взаимосвязаны между собой, и не только территориально, но и неким единым замыслом. Но все это лишь смутные личностные ощущения автора.

Следует также указать, что в августе 2019 года блогер-исследователь под псевдонимом Alexufo 1 на сайте www. kruga.net написал:

А по поводу «Кекуров» тот же Виктор Пылявский говорил: «Кекуры популярны у некоторых северных народов. Там их называют Мары – темные маяки. Мары считаются пограничными столбами между миром живых и миром мертвых… Первый раз я увидел кекуры довольно давно, летая. А три года назад мне удалось познакомиться с отшельником по имени Николай, который поддерживал этот уникальный культ. Когда-то он жил в Тольятти, но, уйдя на пенсию, решил стать Робинзоном. На обрывистом берегу Волги он из подручных средств построил себе целый жилой комплекс. Из нескольких лачуг, небольшого огородика, пляжа и родничка с очень вкусной водой. На зиму, конечно, уезжал в город. На все вопросы о кекурах Николай отвечал только общими фразами. Несколько раз за лето разные люди кекуры ломали, и Николай начинал собирать их заново. Там вся конструкция держится на обостренном чувстве камня. Убрав любой из них или неосторожно толкнув, разрушаешь всю конструкцию. Сколько я ни пытался, мне ни разу не удалось построить кекур выше метра. Хотя, кажется, что это очень просто. В прошлом году Николай из этой жизни ушел. Его искусство ушло вместе с ним. Ушла и тайна о назначении этих удивительных изваяний. А фамилия у Николая была Великанов…

Как уже писалось выше, лично у автора мысль о том, что весь объем наблюдаемых, а, возможно, и скрытых от нашего взора работ по возведению группы кекуров, бутового колодца, «насыпей» и т.д. был выполнен одним человеком и при этом в относительно непродолжительное время, вызывает большое сомнение. Уточним, имеется в виду простой человек, а не какой-то местный аналог Эдварда Лидскалнинша, загадочного строителя «Кораллового Замка» (штат Флорида, США).

То, что в этом районе кто-то мог жить и что-то делать, автор вполне допускает. Можно даже предположить, что этот «кто-то» в шутку или всерьез мог приписать себе заслугу проведения всех работ. И еще более интересно, если он сам в это искренне верил… Возможно, что именно он возвел маленький каменный столб «стража». Уж больно тот не походил на другие. А совсем здорово, если «строитель», находясь в измененном состоянии сознания, все это действительно осуществил, одновременно как-то решив и проблему приобретения строительных материалов.

Вот только по-прежнему остается открытым вопрос, а зачем он все это делал? Возможно, что просто в шутку над обществом? Более того, байка об «одиноком строителе» – в какой-то степени повторяет местную историю о «черном монахе», некоторое время назад «проявившемся» в окрестностях Лысой горы. И своим появлением в какой-то степени он «материализовал» старую легенду о призрачных старцах и прочих диковинных обитателях Жигулевских гор.

Так, в свое время, местный исследователь К.И. Серебренитский зафиксировал байку об искусном мастере, долгое время занимавшемся неким таинственным строительством на территории Самарской Луки. Подробности тут неизвестны, но в какой-то степени данный персонаж во многом тождественен другому – «странному страннику». Вот что записал о нем все тот же исследователь К.И. Серебренитский:

Есть такой мужик, – пояснил мне (К.И. Серебренитскому) Василий Павлович (капитан одной из Тольяттинских яхт), – ходит по берегам, с чайником… У него рюкзак такой, жуткий, кулём, сейчас таких нет уже. Не рюкзак даже, а вещмешок. И сзади всегда прицеплен здоровый чайник эмалевый. Зеленый. Обгорелый. Паянный-перепаянный… Кто давно по Волге ходит – все его знают…
Мужик-чайник всегда выходит под вечер, чаще в сумерки, тихо появляется на берегу. Словно притягивают его костры. Видели и днем его, но редко. Всегда вежливо здоровается, просит прощения за беспокойство, коротко, спокойно – и, если пригласят, садится к костру. Приглашают – всегда…
В Саратовский области этот береговой шатун чай пил, в Нижегородской, и даже южнее Волгограда, перебирался через реку где-то чуть ли не у самой Астрахани. В Татарии его встречали по лесным берегам. И в наших краях, в Самарской и Ульяновской областях. Всюду, не один десяток лет подряд, выходил к костру тихий этот дядя, присаживался устало, сваливал рюкзак, бряцая чайником. Здоровался. Хрипло коротко благодарил за всё…
И никогда он к городам не подходит, только у вольной воды. Всегда… Кто? Зачем? – Совершенно непонятно, и тем интереснее…

Конечно, Кирилл Серебренитский был не первым автором, зафиксировавшим столкновение современных людей с необычно ведущими себя людьми (или их подобием – своеобразным фантомно-информационным призраком).

Согласно местным байкам, «неизвестные» люди/нелюди в матросской форме водят молчаливые хороводы в урочище Медвежий угол на Самарской Луке, «благолепные старцы» выходят из-под земли в урочище Вавилов дол, «странные люди из леса» также описаны профессором А.М. Буровским (сборник «Сибирская жуть-7», 2001): «Вообще у этих людей была только одна неприятная особенность – они приходили неведомо откуда и уходили неведомо куда. Занимались непонятным делом. Ну, и странная форма, странное оружие…». При желании этот список можно и увеличить. Но он лишь множит и множит вопросы…

Продолжая обсуждение темы кекуров, кем-то и зачем-то возведенных на Самарской Луке, автор в свое время в личной беседе с профессором Ю.К. Рощевским (одним из создателей национального парка «Самарская Лука»), выдвинул предположение о связи последних с местными быличками о «столбах до неба» [5]. В ходе обсуждения это предположение не было отвергнуто. Более того, исследователь даже указал на возможную связь местных быличек с планетарными представлениями о мировом столбе/оси, а также с легендами о веретене богини Ананки [2: 125–126].

Четверть века тому назад бессменный руководитель городского молодежного клуба «Летящее крыло» В.И. Степанов и уральский путешественник Игорь Черкашин отправились на север Самарской области. Они пытались обнаружить легендарный «Матросский угол». Тогда они это место не нашли, но получили следующую информацию. Местные им говорили, что за рекой есть гора «Маяк». На ней был или есть большой каменный столб, сложенный из «дикого камня». Он отмечает место, где раньше стояла большая черная башня. Место то плохое. Ходить туда не надо. Там раньше старых людей хоронили, а потом башня в землю ушла. Но иногда ее можно увидеть – и это совсем плохо. Тогда, анализируя эти рассказы, В.И. Степанов пришел к предположению, что, возможно, описываемая башня может быть воспоминанием о древних зороастрийских башнях безмолвия – Дахмах.

Темный столб (или неизвестная башня), поднимающийся у горизонта и уходящий в небеса – такой образ устойчиво закреплен в некоторых волжских быличках. Вместе с тем, что-то очень похожее довелось непосредственно наблюдать автору еще в далеком 1990 году. Тогда с крыши одного из домов в исторической части Самары (дом на улице Степана Разина, 106) в направлении на Самарскую Луку после сильной грозы открылся весьма необычный вид (возможно, в этот день наблюдался один из волжских миражей [6: 116–118]).

За рекой хорошо просматривалась группа холмов, обычно невидимых в этом направлении. Автор до сих пор не знает, существуют ли эти холмы в действительности или они также являлись частью наблюдаемого миража. На вершине одного их этих холмов было четко различимо какое-то довольно высокое «сооружение». Внешне это строение напоминало гигантский круглый черный карандаш (или столб), своим острием воткнутый в землю, а вершиной уходящий в небо, куда-то за облака.

Там, где-то между холмов, петляла широкая дорога, словно отлитая из какого-то блестящего материала (некоторые участники этого наблюдения восприняли его как светлое стекло). Эта дорога начиналась вне границ просматриваемой области, а затем, пронзив пространство огромной латинской буквой S, исчезала в недоступной взгляду дали. Хорошо было видно, что к загадочному черному «карандашу/столбу» дорога даже не подходила. Освещенность в этой практически «фантомной реальности» менялась очень быстро. Четко различимые тени контрастно бежали по холмам, почти со скоростью минутной часовой стрелки… Потом над рекой Волгой сгустились тучи, пошел дождь и наблюдение тогда, к сожалению, пришлось прекратить.

Открывшуюся панораму пытались снимать на черно-белую фотопленку «Свема», но она не обеспечила получения кадров приемлемого качества. Через четверть века многое сгорело, в том числе и вышеописанные негативы.

Позже автор и его друзья не раз вновь поднимались на крышу этого дома. Наблюдали окрестности, один раз даже с применением морского бинокля, но чего-либо похожего на этот весьма памятный ландшафт увидеть им так и не довелось... Более того, в самом конце 2007 года это здание сильно пострадало при пожаре, и, скорее всего, уже в ближайшее время будет либо основательно отреставрировано, либо вовсе снесено.

В архиве автора имеется запись о наблюдении на Самарской Луке вертикального сооружения, очертаниями напоминающего темный столб или башню. Этот объект был хорошо виден на закате, особенно в ясные солнечные дни. Данное сооружение совершенно не было похоже ни на силосную или водонапорную башню, ни на трубу котельной или радиовышку.

Последний раз этот объект вполне отчетливо наблюдался в течение нескольких дней в начале ноября 2007 года [6: 117].

Следует отметить, что апериодически в том же направлении видна радиотрансляционная вышка с большим количеством радиорелейных антенн. Иногда сооружение наблюдается очень четко, а порой его не видно (по неясным причинам) совсем. Однако с темной башней/столбом вышка не имела ничего общего.

Какую природу имеют вышеописанные наблюдения? Необычная игра света, тени, оконтуренные облаками, или нечто иное?

Сфотографировать этот «темный столб/башню» в 1990 году не удалось. Вместе с тем, в 1991 году он был запечатлен на картине ранее упомянутого уральского художника И. В. Черкашина как один из весьма важных элементов современного мифовыражения Самарской Луки.

Темный столб/башня, запечатленная в верхней левой части на картине уральского художника И.В. Черкашина, 2002 год.
Темный столб/башня, запечатленная в верхней левой части на картине уральского художника И.В. Черкашина, 2002 год.
 

В 2003 году уже упомянутый Виктор Пылявский во время одного из своих полетов в туманах Жигулевских гор не только увидел огромный «черный карандаш/башню», но и сумел ее зафиксировать.

На его снимке в утреннем густом тумане виден фрагмент горной гряды. И почти по центру кадра, из тумана поднимается тонкая черная черта. К сожалению, дальний фон расплывчат. Он не имеет глубины и четких цветовых характеристик, что затрудняет анализ данной фотографии.

«Черта» в облаках (в правой верхней части увеличенное изображение «черты»). Фото Виктора Пылявского, 2005 год.
«Черта» в облаках (в правой верхней части увеличенное изображение «черты»). Фото Виктора Пылявского, 2005 год.
 

Вероятно, было заснято какое-то большое сооружение, возможно, башня. Хотя основание зафиксированного объекта и теряется в дымке, закрывающей поверхность земли, в целом оно хорошо просматривается. Данное строение, если, конечно, это строение, имеет правильную цилиндрическую форму и очень большие размеры.

Даже сегодня сложно сказать, что это было – реальный неопознанный объект, мираж, преломивший и исказивший изображение вполне реального объекта (например, какой-то заводской трубы), или причудливая игра фантомной реальности, наложившаяся на современное фольклорное сознание.

Некоторые местные информационные фантомы содержат истории о наблюдениях, а порой и «находках» неких неучтенных больших башен. Обычно это неиспользуемый и давно заброшенный объект. Кто, когда и для каких целей его возвел – совершенно неясно.

Так, в Среднем Поволжье сохраняется предание о некой малодоступной «Магической Башне». В свое время в прессе ее иногда даже именовали «Башней Зеленой Луны». Откуда первоначально взялось это название, выяснить авторам так и не удалось. Хотя некоторые соображения на этот счет у нас имеются. Первое – в Поволжье многие жители наблюдали загадочную «Зеленую Луну», большой зеленоватый шар неизвестной природы. Мифологическое сознание могло связать данное непонятное явление с таинственной «призрачной башней». Второе – имеется информация, что в Евразии в конце ХIХ начале ХХ веков существовало и активно действовало некое тайное «Общество Зеленой Луны». Оно располагало огромными средствами, ставило своей целью реставрацию власти некоторых азиатских владык и построило множество «убежищ», в том числе и в Поволжье. Стоит напомнить, что светло-зеленая Луна – эмблема загадочных племен богини Дану, некогда ушедших в Запределье и имеющих там свои башни, замки и города [6: 118].

А поскольку сообщения о «находках» подобных объектов приходят из совершенно различных и весьма удаленных друг от друга мест, довольно трудно определить, идет ли речь об одной и той же «странствующей башне» или о том, что в этих местах почему-то неучтенных объектов удивительно много.

Различные рассказчики обычно сходятся на том, что у таких башен абсолютно черный цвет, а возле них ощущается давящее чувство страха. Чаще всего в повествованиях о находке подобных объектов особо отмечается, что вблизи них никого нет. В отдельных (и крайне редких) вариациях темы говорится, что вблизи башни оказывается некий старец. Он обычно облачен в плащ с капюшоном, практически полностью закрывающим голову. Этот старец словно охраняет башню и обычно прогоняет от нее случайного «открывателя».

Также по теме
Миражи - явление в науке хорошо известное и с физической точки зрения вполне объяснимое, но до сих пор удивляющее и привлекающее к себе внимание людей, которым повезло стать случайными свидетелями. Имеются также гипотезы о возможности появления и так называемых "хрономиражей", демонстрирующих несуществующие в настоящее время объекты. Однако доказать аномальный характер в конкретном случае проявления данного природного феномена весьма сложно. Очередной повод поразмыслить на эту тему представился благодаря пришедшим из Башкирии новостям.

Находят эти неучтенные башни случайно и видят только один раз. Повторные попытки снова выйти к ним, а тем более кого-то привести, либо вовсе не предпринимаются, либо заканчиваются полнейшей неудачей. Приводит «проводник» вроде бы туда же, да само место не совсем то. Башни нет, да и все остальное выглядит как-то иначе.

Вот несколько небольших разрозненных рассказов о подобных «открытиях».

Казалось, округлое тело стоявшей башни погружалось в холм. Низкорослые деревья да густо разросшийся кустарник надежно скрывали таинственную постройку. В стенах башни не было видно дверей или каких-либо проломов. Древняя кладка стен была выполнена столь тщательно, что даже спустя множество лет после завершения строительства противостояла натиску времени. Лишь на самом верху виднелись несколько узких щелевидных отверстий, совершенно недоступных без специального снаряжения. Казалось, что ни один солнечный луч не мог проникнуть сквозь них. Попасть в эту Башню просто не представлялось возможным.

Другой рассказ, иное место...

Поднявшись из оврага, мы вышли к большой квадратной башне. Двери, некогда закрывавшей вход в нее, не было. Это сооружение было совершенно пустым внутри. Его наполняла тишина, и только ветер завывал в узких бойницах. Вдоль стен, описывая поднимающиеся круги, наверх тянулась сильно разрушенная лестница. Она выводила на небольшую круглую площадку. За множество прошедших лет ветер нанес сюда земли, и теперь здесь росли трава и даже невысокий кустарник...

Обычно «открытие» подобного объекта происходит совершенно случайно и доминирующая эмоция – крайнее удивление найденным. Описания случайно открытых сооружений довольно разнятся (круглые или квадратные, узкие или широкие, высокие или приземистые). Они идеально целые или сильно разрушены. Сооружение иногда имеет какие-то дополнительные пристройки.

По одним рассказам в подобное сооружение можно попасть, например, через пролом в стене или через незапертую дверь (внутри оно обычно пустое). По другим рассказам – это совершенно недоступное сооружение, попасть внутрь которого просто невозможно.

В отдельных случаях описывают, что в местах появления таких башен находят какие-то вполне материальные следы. Но вот оценить, относятся ли они к «призрачным башням» или остались от какой-то ныне основательно забытой хозяйственной деятельности – не представляется возможным [9].

Также по теме
Сообщения о странных городах, плывущих по небу, были нередки вплоть до начала XX века. Например, К.Т. Аникевич, в книге «Сенненский уезд Могилевской Губернии» (изданной в 1907 году) сообщил, что «около двадцати лет назад» священник А. Курневич, ехавший из Немойты в Сенно средь бела дня увидел «город с церквями и громадными домами». В последние годы к подобным историям относятся с изрядной долей скепсиса. В то же время, уже в наши дни в Нигерии произошло массовое наблюдение одного из таких «летающих городов».

Вследствие недостатка знаний по реализации тех или иных проектов на территории Самарской Луки порой случаются курьезы. Вот, например, самарские исследователи в июле 2009 года в районе, где несколько раз видели «призрачную башню», нашли и осмотрели некий вполне материальный объект (см. рисунок ниже).

Группа самарских исследователей у одного из неучтенных строений Самарской Луки. В верхнем левом углу рисунок «фантомной башни» в облаках. В правом верхнем углу – башня на горе Светелка. В нижнем правом углу – Борис Кельминев исследует неучтенное строение
Группа самарских исследователей у одного из неучтенных строений Самарской Луки. В верхнем левом углу рисунок «фантомной башни» в облаках. В правом верхнем углу – башня на горе Светелка. В нижнем правом углу – Борис Кельминев исследует неучтенное строение (июль 2009 года).
 

В 2010 году исследователь Алексей Савельев (лично видевший «черный карандаш») случайно обнаружил картину, запечатлевшую ритуальный эрзянский хоровод змейкой, следующий вокруг ритуальной свечи – штатол. Штатол – это трехсоткилограммовая свеча из натурального воска, украшенная эрзянским орнаментом, символизирующая веру и надежду на национальное возрождение. На картине его поразило сходство ритуальной свечи и фантомного «черного карандаша», много лет назад наблюдавшегося им в пространстве за рекой Волгой.

Следует отметить, что особую роль в культуре народа эрзя действительно играют особые хороводы, специальным образом водившиеся вокруг большой восковой свечи во время празднования ими Раскень Озкс [4].

Самарский краевед-блогер Олег Ракшин обнаружил следующую информацию:

Еще в 1629 году царским указом «Раскень Озкс» запретили на сотни лет. Но есть свидетельства, по которым этот ритуал был однажды проведен в Поволжье, несмотря на старательное желание стереть его из народной памяти. В 1891 году в Самарской губернии во время знаменитого голода этнографы зафиксировали проведение ритуала у огромной восковой свечи весом в 650 килограммов. К сожалению, точная информация о месте его проведения и связанных с ним подробностях утрачены. После этого только в 1999 году древний ритуал возродили активисты эрзянской культуры.

В 2013 году обстоятельства (и неоценимая помощь краеведа Олега Ракшина) позволили автору лично присутствовать на церемонии проведении древнего и почти позабытого эрзянского ритуала [3].

В тот год ритуал Раскень Озкс проводили 13 июля 2013 года под местечком Чукалы Больше-Игнатовского района Мордовии. Там стоит древний эрзянский «курган мертвых» – Маар. Считается, что этот невысокий холмик насыпан из тысяч и тысяч горстей земли, веками приносимой эрзянами с могил своих предков. Это средоточие эрзянской веры в помощь предков-покровителей, зримое воплощение связи с прошлым, без которого нет будущего.

Хоровод змейкой при проведении ритуала Раскень Озкс. В нижнем левом углу рисунок ритуального эрзянского хоровода змейкой. В правом нижнем углу запечатлено заходящее солнце над ритуальной свечой штатол. Фото И.Л. Павловича, 2009 год.
Хоровод змейкой при проведении ритуала Раскень Озкс. В нижнем левом углу рисунок ритуального эрзянского хоровода змейкой. В правом нижнем углу запечатлено заходящее солнце над ритуальной свечой штатол. Фото И.Л. Павловича, 2009 год.
 

На место проведения ритуала автор попал уже на закате и был потрясен открывшемся зрелищем. Заходящее солнце зависло над большим темным цилиндром. И это очень напоминало фантомный «черный карандаш», некогда наблюдавшийся автором за Волгой.

И еще раз «холодок узнавания» овеял автора, когда загорелась свеча, а потом начался хоровод змейкой. По мере того как двигалась цепь людей, на небе стали собираться, сгущаться и закручиваться облака. Они явно находились в какой-то жесткой связи с движением человеческого хоровода. Наблюдаемая картина, живо напомнила автору, что нечто подобное он уже видел. Память услужливо напряглась и выдала.

Жаркий июльский день 2007 года. Высоко в небе над «полем кекуров», да и над всей Самарской Лукой, плывут легкие облачка. Но вот что-то происходит, и они сбиваются со своего пути и начинают закручиваться в огромную облачную спираль. И подобно тому, как центром облачного хоровода 2013 года над Чукалами была восковая свеча штатол, над «полем кекуров» таким центром был единственный целый на тот момент каменный столб кекур.

Б. Кельменев осматривает старую печь, издалека напоминающую башню, 2009 год.
Б. Кельменев осматривает старую печь, издалека напоминающую башню, 2009 год.
 

В настоящее время автор не берется утверждать наличие прямой жесткой связи между миражами – фантомными столбами/башнями, кекурами – каменными столбами и штатолами – большими ритуальными свечами. Но интуитивно представляется, что нечто общее в них есть. По меньшей мере все они одинаково сильно будоражат любопытство и задают вполне определенное направление научного поиска.

Примечания

1. Запись из папки материалов лично собранных Ф.Т. Яковлевым в начале ХХ века и к настоящему времени, скорее всего, безвозвратно утраченной.

Литература

1. Даль В.И. Толковый словарь русского языка. М.: Изд-во Эксмо, 2002. 736 с.

2. Евсюков В.В. Мифы о вселенной. Новосибирск: Наука, 1988. 176 с.

3. Ракшин О.А. Раськень Озкс 2013 [Электронный ресурс] URL: http://kraevedoff63.livejournal.com/60835.html (дата обращения 08.12.2015).

4. Раськень Озкс Эрзянь ки [Электронный ресурс] URL: http://www.erzan.ru/news/rasken-ozks (дата обращения 08.12.2015).

5. Рощевский Ю.К. Народная проза Самарской Луки // Тольятти, 2002. 340 с.

6. Павлович И.Л., Ратник О.В. Легенды Самарского заречья. Там где упала звезда. Самара: ООО «Книга», 2010. 180 с.

7. Павлович И.Л., Ратник О.В. Легенды Самарского заречья. Маяки времен. Самара: ООО «Книга», 2011. 184 с.

8. Павлович И.Л. Фольклорный материал как источник информации о местных достопримечательностях // Эколого-географические проблемы регионов России: материалы VI Всероссийской научно-практической конференции. Самара: ПГСГА, 2015. С. 203–213.

9. Павлович И.Л. Утраченное наследие. Информационные миражи и фантомы в современных байках Самары, 1979–2022 годы. М.: Евроазиатская научно-промышленная палата, 2022. 104 с.

 

Комментарий Вячеслава Мизина, исследователя культовых камней, г. Санкт-Петербург:

Гурии, в разных культурах также именуемые кекурами или хэкурами, вардами, инакшуками и т.д. – распространенные в мире типы каменных сложений. В Арктике они выполняют чаще всего навигационные функции, отмечая ключевые направления при каботажном плавании. В тундре они нередко отмечают пути – от каждого гурия виден следующий и т.д. Их название «темные маяки» не имеет отношения к нижнему миру и подобным сакральным вещам, а обозначает их отличие от маяков с огнем. В ряде случаев такие башенки также возводились в память о каком-либо событии (например, гибели людей), где, вероятно, играли роль вместилищ для неупокоенных душ, чтобы те не вредили живым. У саами иногда их называли сейдами (пример Каврая). Приведенные на фото гурии выглядят явно современными, сейчас такие нередко возводят эзотерики в местах, которые считают «местами силы». Сложно что-то более конкретное сказать, не изучив детально локальный контекст, но можно предположить, что в Среднем Поволжье подобные конструкции могут происходить от тюркских обо, и отмечать, в том числе и колодцы в засушливой степной местности или иные примечательные объекты (путь к ним).


Игорь Павлович 11.02.2024
 
Если у вас есть дополнительная информация по этой публикации, пишите нам на ufocom@tut.by Подписывайтесь на наш телеграмм канал, чтобы всегда быть в курсе событий.
 
 
Пауки-прорицатели
Курьезы 1
Пауки-прорицатели
Во второй половине 19-го века на страницах американских газет начинают мелькать заметки о пауках-прорицателях, оставляющих послания на своих сетях. Пик интереса к ним пришелся на конец Великой войны. Что крылось за этим явлением? Случаи массовой перейдолии? Ловкие мистификации мошенников и пропагандистов? Или некоторые пауки действительно становились орудием незримых разумных сил? Для многих современников, популярных медиумов и спиритов мистическая версия ответа казалась вполне реалистичной.
«Нандор Фодор и говорящий мангуст»: типичная история о трансцендентности паранормальных явлений
Обзоры 30
«Нандор Фодор и говорящий мангуст»: типичная история о трансцендентности паранормальных явлений
В конце 2023 года на экраны вышел трагикомедийный фильм режиссера Адама Сигала «Нандор Фодор и говорящий мангуст», основанный на реальной истории нашумевшего в свое время паранормального феномена, получившего название «говорящий мангуст Джеф» (англ. Talking Mongoose Gef).