Камни и кресты с чашевидными углублениями в окрестностях Изборска

По ряду проведенных исследований можно сделать вывод о распространении традиции чашечных камней с запада на восток, и, следовательно, более «молодой» датировке восточных объектов

Камни с чашевидными углублениями, именуемые в англоязычной литературе cup-marked stones, являются одним из самых широко распространенных типов рукотворных объектов, сопутствующих человеку со времен палеолита до Средневековья. Самые первые подобные углубления в камнях, имеющие диаметр 6–9 см, и глубину 1–5 см, зафиксированы в пещерах времен палеолита в Индии и Франции, встречаются они среди петроглифов в Северной Америке, Европе, Азии и Африке [11; 15]. В Европе данный тип памятников наиболее широко представлен в западной части континента, где он зачастую сопутствует мегалитическим структурам (дольменам, менгирам и т. д.). В восточной части Европы камни-чашечники наиболее изучены в Беларуси, странах Балтии и Финляндии, где выявлено наибольшее количество подобных объектов. Датируются эти памятники периодом Железный век – раннее Средневековье (1 тыс. до н.э. – 1 тыс. н.э.). По ряду проведенных исследований можно сделать вывод о распространении традиции чашечных камней с запада на восток, и, следовательно, более «молодой» датировке восточных объектов.

Также по теме
В 2011-2012 годах Уфоком предпринял ряд экспедиций по различным районам нашей страны с целью тщательного картирования камней с лунками. Интерес к подобным объектам был вызван их возможной взаимосвязью с астрономической тематикой и космологией. Мы по косточкам разобрали существующую гипотезу, систематизировав все имеющиеся к настоящему времени сведения о подобном предназначении углублений в валунах и сегодня публикуем материал из которого становится понятно, что археологи и историки тоже иногда бредят звездами…

В настоящий момент на территории граничащих с Псковской областью регионов выявлено следующее количество чашечных камней: Эстония – 1750 (в основном датируются Римским Железным веком [14], Ленинградская область – более 56 (датируются от Римского Железного века на Ижорском плато до Позднего Средневековья на острове Гогланд [5, 243–280; 6, 41–49; 7, 15–22)], Латвия – более 80 [13, 163–193], Беларусь – 77 [3, 218]. По Новгородской, Тверской и Смоленской областям нет точных данных, согласно разрозненным публикациям известны единичные сведения о находках.

Впервые сбор сведений и систематизация данных о чашечных камнях на территории Псковской области были проведены археологом А.А. Александровым, отметившим, что «Чашечные камни представляют особую категорию культовых камней. На них имеются характерные круглые углубления различной величины и в разном количестве. Один из таких камней с двумя углублениями был обнаружен на вершине сопки у дер. Голенищево. Известен один случай взаимовстречаемости чашки со знаками, обычными для следовиков. Чашечные камни появляются, однако, раньше следовиков и, вероятно, существуют весьма длительное время» [1, 12–18]. На начало 2000-х годов, по данным собранным археологом А.В. Курбатовым, на территории Псковской области зафиксировано около 20 памятников (камней и каменных крестов) с чашевидными углублениями. К сожалению, более точная фиксация и описания этих объектов в большинстве случаев отсутствуют, но тем не менее сам факт упоминания подобных камней в археологических отчетах показывает перспективность их дальнейшего исследования и систематизации собранных сведений. Ниже приводятся результаты проведенных автором полевых работ летом 2019 года, в ходе которых были обследованы несколько объектов с чашевидными углублениями в окрестностях Изборска.

Также по теме
Многие данные о сакральных объектах, собранные фольклористами и этнографами в предшествующие исторические периоды, до сих пор остаются не введенными в научный оборот и хранятся в различных архивах. Автор данной публикации приводит такие малоизвестные сведения о культовых валунах из эстонского архива.

Среди собранных А.В. Курбатовым сведений можно выделить несколько упоминаний о камнях и крестах с чашевидными углублениями в Пскове и Печорском районе Псковской области.

Изборск

1. «На юго-западной окраине Изборска зафиксирован поклонный камень, круглый, розовато-серый гранитный валун, на поверхности которого имеются два небольших конусообразных углубления. В народе он известен как «священный камень», еще в 1930-х гг. женщины приносили к нему шерсть, полотенца и другие вещи» [10, 38].

2. «На одной плите выбиты ямки для жертвенной крови» (могильник Скудельня) [8, 115].

Малы, Бельско, Рыжиково (Печерский р-н)

3. «Кресты с ямками для жертвенной крови у д. Малы, Бельско и Рыжиково. На вершинах крестов выбиты ямки. У Рыжиково крест на могильнике. У д. Бельско: на верхней поверхности срединной части креста и боковых лопастях имеются 12 овальных и круглых углублений диаметром 3–9 см и глубиной 1–3 см, напоминающих ямки на культовых камнях в Эстонии» [8, 108–109, 112].

Псков

4. «В верхнем горизонте слоя на ул. Первомайской на Запсковье (отн. к XVIII–XIX вв.) найдены два каменных фундамента. В одном из них в качестве подкладки использован камень «следовик» небольшой валун с конусовидным углублением» [2, 9].

Гверстонь / Лезги (Печерский р-н)

«В лесу между дд. Гверстонь и Лезги камень с изображениями и вытянутой овальной лункой, с ним связана легенда о зарытом кладе» [4, 19–29].

Несмотря на то, что по описаниям часть упоминаемых объектов сложно достоверно соотнести именно с чашечниками, несомненный интерес представлял осмотр сохранившихся памятников, фотофиксация их состояния, сбор дополнительных сведений и выявление других подобных объектов. В ходе проведенных изысканий были обследованы следующие объекты: каменные кресты и чашечный камень в Изборске, каменный крест у д. Малы, плита с чашечными углублениями в д. Брод.

Фото 1. Камень-чашечник в Изборске. Общий вид.
Фото 1. Камень-чашечник в Изборске. Общий вид.
 
Фото 2. Камень-чашечник в Изборске. Вид вблизи.
Фото 2. Камень-чашечник в Изборске. Вид вблизи.
 

Камень-чашечник в Изборске

Упоминаемый в публикации 1979 года валун (фото 1–2) на юго-западной окраине Изборска сохранился. Камень располагается на небольшом возвышении в роще возле дороги. Порода камня – гранит рапакиви, на верхней поверхности расположены два типичных чашечных углубления. На момент посещения не удалось зафиксировать какие-либо следы культа, вокруг камня можно увидеть много мусора, само место заросло кустарником. Расположение камня всего в 750 м от Изборской крепости указывает на то, что он, с большой степенью вероятности, входит в «обжитой» ареал средневекового Изборска. На особое отношение к камням может указывать и находка культового камня на Труворовом городище [9, 145–147]. В целом, обследованный валун представляет собой типичный пример чашечного камня, характерного для северо-запада России и стран Балтии.

Фото 3. Крест у д. Малы. Общий вид.
Фото 3. Крест у д. Малы. Общий вид.
 
Фото 4. Крест у д. Малы. Вид вблизи.
Фото 4. Крест у д. Малы. Вид вблизи.
 

Крест у д. Малы

Каменный крест у д. Малы (фото 3–4) представляет большой интерес сразу по нескольким причинам. Этот памятник является первым из обследованных автором крестов с чашечным углублением классической формы и габаритов для подобных памятников. Версия, выдвинутая Р. С. Минасяном в 1974 году, об углублениях на крестах, как местах для сбора жертвенной крови на настоящий момент не выглядит достаточно обоснованной, поскольку подобные углубления чаще соотносятся с земледельческой культурой. Вопрос о наличии в данной местности традиции жертвоприношения домашних животных на деревенских праздниках, подобно существовавшей в Ингерманландии еще в начале ХХ века [12, 60–62], тоже остается неисследованным. Тем не менее, нахождение рукотворной чашки на каменном кресте, расположенном вблизи родника на возвышенности, несомненно, может указывать как на особое значение этого памятника, так и на неслучайность наличия «чашки». Сама чашка, располагаясь на верхней поверхности верхней лопасти каменного креста, является центром еще одного, выбитого креста, линии которого также ясно видны. Исходя из совокупности выбитого креста и чашки, можно выдвинуть две трактовки этого памятника:

а) чашка и выбитый крест могут являться свидетельством некогда существовавших культовых практик, связанных с данным каменным крестом, и имеющих отношения к общим традициям использования чашечных углублений на камнях. В пользу культового значения чашки может говорить ее расположение на каменном кресте как культовом объекте.

б) с другой стороны, наличие углубления в средокрестии выбитого изображения в целом характерно для геодезических меток конца XIX – начала ХХ века. Такие камни известны на Шум-горе в Новгородской области, у комплекса чашечных камней возле пос. Ольховка Приозерского района Ленинградской области и в других местах. Подобные знаки выбивались при проведении геодезической съемки местности на выдающихся валунах, являющихся ключевыми точками на местности. Вполне возможно, что стоящий «испокон веков» крест мог быть использован как реперная точка при геодезической съемке. Однако против этой версии говорит размер чашки, превышающий диаметр обычных для геодезических меток засверливаний. Подобный знак, выбитый на камне, также известен при д. Веретье Палкинского р-на Псковской области. Подтвердить или опровергнуть данные трактовки смогут только дальнейшие исследования, поиск подобных памятников и сравнение их в местных контекстах.

Фото 5. Плита-приступка у часовни св. Анастасии в д. Брод.
Фото 5. Плита-приступка у часовни св. Анастасии в д. Брод.
 
Фото 6. Плита-приступка у часовни св. Анастасии в д. Брод.
Фото 6. Плита-приступка у часовни св. Анастасии в д. Брод.
 

Плита-приступка у часовни св. Анастасии в д. Брод

Перед входом в часовню (на нижней ступени) можно увидеть два выраженных чашечных углубления на плите из известняка (фото 5–6). Углубления характерной для чашечников формы и габаритов. При этом само расположение их на известковой плите в целом нехарактерно для такого типа памятников. Чашки, выбитые на известняке, известны в основном в Швеции, на Cеверо-Западе России такие памятники не фиксировались (кроме нескольких каменных крестов). Само расположение плиты в виде приступки к часовне, хотя и не является распространенным, но подобные примеры известны (например, у д. Райково в Лужском районе Ленинградской области в качестве приступки использован камень-следовик). Наличие чашек на плите у входа в часовню вполне может быть трактовано как имеющее отношение к каким-либо существовавшим ритуальным практикам в рамках народного православия, например, в них могли оставлять приношения, ставить свечи, использовать скапливающуюся в углублениях дождевую воду, что является типичным для других подобных мест. Учитывая время возведения часовни в XIX веке, можно допустить, что плита с чашками, возможно, ранее располагалась в ином месте.

Фото 7. Углубление на одном из крестов, хранящихся в музее Изборска.
Фото 7. Углубление на одном из крестов, хранящихся в музее Изборска.
 

Кресты с чашевидными углублениями в Изборске

Согласно описанию Р. С. Минасяна 1974 года, некие объекты (плиты?) с чашевидными образованиями были зафиксированы им на могильнике Скудельня, однако при обследовании имеющихся на 2019 год на Скудельне объектов, крестов и камней, не удалось выявить достоверные чашечные углубления. На ряде каменных крестов имеются углубления, но следует признать наиболее вероятным их естественное происхождение в результате выветривания породы. При этом на одном из крестов, хранящихся в музее Изборска, можно увидеть одно небольшое углубление, возможно имеющее рукотворное происхождение (на что может указывать его ровные края и отсутствие следов эрозии вокруг, см. фото 7). При этом следует отметить, что данное углубление гораздо меньше чашечных. Также на двух крестах у церкви Сергия и Никандра можно увидеть еще два углубления, напоминающие рукотворные, однако они расположены на сильно выветренных верхних частях крестов и могут иметь природное происхождение.

Сравнительная таблица упомянутых в материале объектов

Объект / место

Особенности

Аналоги*

Сходство с аналогами

Отличие от аналогов

Камень в Изборске

Валун располагается на возвышении. На верхней плоскости имеется два чашевидных углубления

Чашечные камни известные по всему миру, включая страны Балтии, Северо-Запад России

Выбор породы камня – гранит рапакиви, расположение на верхней плоскости камня

Чашки несколько глубже известных аналогов. Наличие фольклорной традиции почитания вплоть до 1930-х гг.

Крест в д. Малы

На верхней части креста имеется рукотворное чашевидное углубление, являющееся центром вырезанного креста

Кресты у дд. Бельско, Рыжиково (по данным Р. С. Минасяна); каменный крест в г. Кингисепп (Ленинградская область); камень с вырезанным крестом с углублением в центре у д. Веретье (Палкинский р-н Псковской обл.)

Чашевидные углубления на крестах из известняка

На кресте в г. Кингисепп чашки высверлены не на верхней, а на боковой (лицевой) проекции креста

Камень в д. Брод

Плита расположена в виде приступки у входа в часовню, имеет два выраженных чашевидных углубления

Следовик в виде приступки у часовни в д. Райково (Лужский р-н Ленинградской обл.)

Расположение в качестве ступени к часовне. «Классические» для категории cup-marked stones размеры чашек

Чашевидные углубления на плите из известняка редки, чаще для чашек использовались граниты

Каменные кресты в Изборске (?)

На верхней части имеются углубления как природного, так и, предположительно, рукотворного происхождения

Вероятные аналоги – крест в д. Малы

Расположение в верхней части крестов

Углубления меньше по размерам, чем у аналогичных памятников. Есть сложности в интерпретации происхождения ряда углублений

* прим.: проводя сравнение, автор опирается на известные ему данные на 2019 год, что отнюдь не является констатацией факта отсутствия иных подобных объектов на Северо-Западе России или в Эстонии. Очевидно, что список проведенных аналогий со временем будет уточняться и дополняться

В целом, вопрос о происхождении и значении чашевидных углублений на каменных крестах на настоящий момент следует признать нерешенным и требующим дальнейших изысканий, в первую очередь ориентированных на выявление новых объектов, изучение их природного, фольклорного и исторического контекстов. Ввиду уникальности и спорности этих объектов их изучение заслуживает особого внимания и скрупулезности. При этом даже при проведенном автором достаточно поверхностном осмотре местности, следует отметить перспективность дальнейшего исследования, поиска и выявления камней с чашевидными углублениями. Изучение подобных памятников на территории Псковской области позволит уточнить ареал распространения чашечников в восточной Европе и обогатит представления об истории края и культурном ландшафте Северо-Запада России.

Литература

1. Александров А. А. О следах язычества на Псковщине // КСИА. 1983. №175. С. 12–18.

2. Кильдюшевский В. И. Раскопки в г. Пскове на ул. Первомайской // Археологические открытия 1979 года / отв. ред. Б. А. Рыбаков. М.: Наука, 1980. 504 с.

3. Культавыя і гістарычныя валуны Беларусі / А. К. Карабанаў [і інш.]. Мінск: Беларуская навука, 2022. 403 с.

4. Мануйлов А. Е. Разведки в Печерском р-не Псковской области Археологические открытия 1980 года. Отв. ред. Б. А. Рыбаков. М.: Наука, 1981. 508 с.

5. Мизин В. Г. Чашечные камни на территории Ленинградской области // Культовые камни Восточной Европы, Беларусь, Латвия, Литва, Россия. СПб.: Гуманитарная Академия, 2018. С. 243–280.

6. Мизин В. Г. Находки чашечных камней на северо-западе Ижорской возвышенности в апреле-мае 2019 г. // Бюллетень ИИМК РАН. 2020. №9. СПб. С. 41–49.

7. Мизин В. Г. Новые сведения о чашечных камнях в Ленинградской области на 2021 г. // Бюллетень ИИМК РАН. 2021. №11. С. 15–22.

8. Миносян Р. С. Итоги археологической разведки в Печерском р-не Псковской области в 1974 году // Древние памятники культуры на территории СССР (сборн.) / отв. ред. А.М. Микляев. Л.: Государственный Эрмитаж, 1982. 192 с.

9. Седов В. В. Изборск в раннем Средневековье. М.: Наука, 2007. 412 с.

10. Сергеева Л. Е. Разведки в Печерском районе Псковской области // Археологические открытия 1978 года / отв. ред. Б.А. Рыбаков. М.: Наука, 1979. 624 с.

11. Форт Ч. 1001 забытое чудо. Книга проклятых. Пер. с англ. СПб.: Лань, 1997. 384 с.

12. Хаавио М. Священные рощи Ингерманландии. СПб.: Гйоль, 2013. 108 с.

13. Цепитис Я., Якубенока Л. Камни с ямками в Латвии // Культовые камни Восточной Европы, Беларусь, Латвия, Литва, Россия. СПб.: Гуманитарная Академия. 2018. С. 163–193.

14. Tvauri A. Cup-marked stones in Estonia // Folklore: Electronic Journal of Folklore. 1999. Vol. 11. P. 113–169 [электронный ресурс]. URL: http://www.folklore.ee/folklore/vol11/stones.htm (дата обращения: 05.09.2016).

15. Varner G. Portals to other realms: Cup-marked stones & prehistoric rock carvings / G. Varner; introduction by V. Mizin. Lulu Press, Raleigh, 2012. 99 p.

Фото автора.

Автор выражает благодарность А. В. Курбатову и В. Л. Мельникову.

Также по теме
Во многих местах Беларуси до сих пор сохранились уникальные памятники сакральной географии – почитаемые камни. Однако не все они пережили массовые витки борьбы с религией, один из пиков которых в нашей стране пришелся на 60-е годы XX века. И если некоторые были уничтожены физически (взорваны, закопаны и т. д.), то память о других тщательно вытравили, несмотря на то, что сами объекты сохранились до наших дней. Одним из таких типовых, если можно так выразиться, примеров является камень в д. Пацевичи Мостовского р-на Гродненской обл.

Вячеслав Мизин 04.11.2022
 
Если у вас есть дополнительная информация по этой публикации, пишите нам на ufocom@tut.by Подписывайтесь на наш телеграмм канал, чтобы всегда быть в курсе событий.
 
 
Код чуди или о ритуальной коммуникации между человеком и реликтовыми чудовищами
Обзоры 4
Код чуди или о ритуальной коммуникации между человеком и реликтовыми чудовищами
На днях московское издательство «Директмедиа Паблишинг» выпустило хорошо иллюстрированную книгу А. Комогорцева и А. Жукова «Код чуди: исчезнувшая цивилизация Русского Севера», посвященную истории легендарного народа чудь, населявшего в прошлом север европейской части России и Приуралье. При подготовке книги были использованы в том числе и полевые материалы проекта «Уфоком».
Атака огненной смерти
НЛО и АЯ 21
Атака огненной смерти
Фермер Жоао Престес Фильо считается первой жертвой НЛО в Бразилии. Вечером 4 марта 1946 года он был поражен идущим с неба лучом и на следующий день скончался в страшных мучениях. Споры по поводу его смерти продолжаются по сей день.