В поисках «белорусского дива»

Много лет волнует пытливые умы загадочная катастрофа, происшедшая 30 июня 1908 года в районе Подкаменной Тунгуски. Что же взорвалось – метеорит, комета, инопланетный корабль? Гипотез существует множество. Но не так много людей, которые пытались понять причины явления исследуя непосредственно район катастрофы. И первым среди них был Леонид Алексеевич Кулик (1883–1942) – известный минералог, организатор метеоритных исследований в СССР, в биографии которого есть и страницы, связанные с Витебском и Беларусью.

Л.А. Кулик после возвращения из первой экспедиции на Тунгуску, 1928 год.
Л.А. Кулик после возвращения из первой экспедиции на Тунгуску, 1928 год.
 

Леонид Алексеевич родился в г. Дерпте (сейчас г. Тарту, Эстония) в семье земского врача. В 1903 году он окончил с золотой медалью гимназию и поступил в Петербургский лесной институт. Карьеру молодого человека прервала служба в армии, а затем в 1910 году ссылка за революционную деятельность в Миасс (сейчас Челябинская область). Там Кулик устроился помощником лесничего и в 1911 году принял участие в экспедиции академика В. И. Вернадского. Вернадский обратил внимание на талантливого и энергичного работника и помог ему устроиться в Минералогический музей Академии наук в Петербурге.

Во время первой мировой войны Кулик был мобилизован и смог вернуться к работе в Академии только в 1918 году. Тогда же Леонид Алексеевич впервые занялся метеоритами. Стараниями ученого, в 1921 году при Минералогическом музее был создан Метеоритный отдел, объединивший вокруг себя значительное число любителей естествознания. Возникла сеть наблюдателей по всей стране, от которых стали поступать многочисленные сообщения о болидах, падениях и находках метеоритов [4].

Витебскими корреспондентами Метеоритного отдела стали члены секции мироведения Витебского окружного общества краеведения. Документы о деятельности этой организации, письма и отчеты Л. А. Кулика сохранились в Государственном архиве Витебской области.

Мироведческое движение ставило перед собой задачи распространения естественнонаучных и физико-математических знаний и проведение в этой области научных изысканий. В 1909 году было создано Российское общество любителей мироведения (РОЛМ). Первой мироведческой организацией в Витебске стал астрономический кружок при бывшей гимназии Неруша, возникший в 1918 году. В 1919 году было создано Витебское отделение РОЛМ, работавшее в начале активно, но в 1921 году закрывшееся. Все же деятельность астрономических кружков не прекращалась, и 8 августа 1924 года был создан кружок любителей мироведения, который 23 ноября того же года образовал секцию мироведения в составе Витебского общества краеведения. С этого времени еженедельно устраивались собрания секции, на которых читались научные доклады, преимущественно по астрономии [8]. Велись работы по созданию любительской обсерватории. Примечательны попытки выпуска собственного периодического органа: в 1919, 1920 году вышло два номера рукописного журнала «Мироведение». В 1924 году готовился к печати журнал «Витебский мировед». Результаты наблюдений членов секции неоднократно публиковались в ленинградских изданиях РОЛМ. Среди активистов движения: Борис Семевский (председатель секции), Борис Угорец, Наум Фрейдзон, Зинаида Аптер, Антон Бродовский. Всяческую поддержку мироведам оказывал и выдающийся белорусский краевед Николай Касперович, в те годы работавший инструктором Витебского отдела народного образования [2, л. 114].

Наблюдения членов витебского кружка любителей мироведения  часто публиковались в печати. Например, журнал «Наш край» (1926, №4–5, С. 35) поместил на своих страницах рисунок пролета болида. Издание пишет, что полет наблюдала в Витебске член Витебского окру
Наблюдения членов витебского кружка любителей мироведения часто публиковались в печати. Например, журнал «Наш край» (1926, №4–5, С. 35) поместил на своих страницах рисунок пролета болида. Издание пишет, что полет наблюдала в Витебске член Витебского окружного товарищества краеведения З. М. Аптер: «Проходя по мосту 4-го декабря 1925 г. я заметила в 5 часов 50 минут полет болида в районе созвездия Auridae. Место, где появился болид: 2=82,5 град. б=30,0 град.. Место, где исчез 2=61,9 град., б=43,7 град. Яркость болида: 5 з. величины. Протяженность полета – 10 сек. След был виден 7 сек. Цвет болида – золотистый со спектральными оттенками».
 

9 января 1925 года из Сенненского района Витебской области в секцию мироведения поступили сведения о крупном болиде, который 5 января с шумом пролетел по небосводу.

Секция приняла решение уведомить о происшедшем Метеоритный отдел и попытаться путем опроса местных жителей собрать сведения о болиде [2, л. 114].

На заседании 16 января Семевский докладывал о полученных сведениях. Сотрудник Сенненского райисполкома сообщил по телефону, что сведения о падении метеорита в Нелютинском сельсовете неправильны, полет болида в Сенно наблюдался 5 января между 4 и 5 часами дня в юго-восточном направлении [3, л. 10]. Однако с датой существуют разночтения. Автор, указавший лишь свои инициалы С. У. (возможно, член секции мироведения С. Н. Успенский), на страницах газеты «Заря Запада» в двух номерах за 13 и 14 января 1925 года утверждал, что это произошло 6 января [6, с. 5; 7, с. 5].

«Заря Запада» также писала, что 8 января два лица, приехавших из Сенно и Орши сообщили председателю секции мироведения, что 6 января между 4 и 5 часами вечера ими, а «равно и целым рядом других лиц» было замечено падение с неба ослепительного яркого шара. При этом свидетель, приехавший из Орши добавил, что при падении был слышен гул, «подобный пушечным выстрелам» [6, с. 5].

Начальник сенненской милиции рассказал также о другом странном явлении, которое наблюдалось еще 21 декабря 1924 года: «Свалился огонь с неба, причем, когда люди начали подходить к этому огненному шару, шар тот начал удирать, когда один из присутствующих выстрелил в него, и шар после выстрела исчез. Дальше он сообщает, что местные астрономы вычислили, что огонь этот упал в 60 верстах от Сенно и летел по направлению на юго-восток» [2, л. 176 об.].

Председатель Оршанского окружного отдела народного образования (окроно) сообщил, что в своем полете метеорит распался на две части: одна упала около Горок, другая – вблизи Коханова, ни та, ни другая части не найдены [3, л. 10 об.]. Также на первых порах публиковалась версия, что Семевскому «удалось более точно установить район падения камня»: «В результате телефонных переговоров с заведующим оршанского окроно и одним школьным работником, приехавшим в Оршу со станции Богушевской, тов. Семевский узнал, что метеорит упал где-то между ст. Богушевской и Оршей» [7, с. 5].

Б. Семевский.
Б. Семевский.
 

25 января в Витебск для организации поисков метеорита прибыл Л. А. Кулик. Но Академия наук выделила деньги только для поездки в Витебск и дальнейшее финансирование экспедиции решено было осуществлять за счет средств, полученных от чтения платных публичных лекций о метеоритах [2, л. 181]. Сбор от первой лекции Л. А. Кулика 29 января в Витебске, собравшей около 400 человек, составил 38 рублей. Леонид Алексеевич решил, что на эти деньги «начать проводить работы трудно, но возможно» [3, л. 6 – 6 об.].

30 января метеоритная экспедиция в составе Л. Кулика, Б. Семевского, З. Аптер и Н. Фрейдзона выехала в Оршу. Но в Орше участники экспедиции узнали, что в «Известиях ВЦИК» появилось сообщение о падении метеорита в Чернигове. Решено было разделиться: Н. Фрейдзон должен был окончить работу в Орше и выехать в Горки, З. Аптер поехала в Могилев, а Л. Кулик и Б. Семевский отправились в Чернигов [2, л. 104 – 104 об.].

В Чернигове выяснилось, что семья пригородных жителей наблюдала на горизонте полет болида и его исключительная яркость создала иллюзию падения «раскаленного тела» на землю в непосредственной близости – в полусотне шагов от дома, на картофельном поле. Хозяева отправились искать метеорит и подняли возбудивший их подозрения «камень» весом 30 г. Этот «камень» был разбит на куски, которые разошлись по рукам в Чернигове, а впоследствии большая часть осколков была увезена в Киев, командированным оттуда инженером. Осмотрев место «падения» и уцелевшие фрагменты находки, Л. А. Кулик пришел к выводу, что за метеорит был принят кусок обыкновенной штукатурки [2, л. 101].

Пошедшая по ложному пути экспедиция оказалась в сложном положении. Несмотря на то, что было прочитано в общей сложности 6 лекций (в Витебске, Орше, Могилеве, Горках, Чернигове) их организация отнимала много сил и времени, а полученные деньги лишь частично компенсировали затраты на поездки.

12 февраля экспедиция вынуждена была вернуться в Витебск. В этот день состоялось годовое собрание секции, на котором Л. А. Кулик был избран ее почетным членом [2, л. 31]. На следующий день Леонид Алексеевич в помещении Дома работников просвещения прочитал свою последнюю лекцию. Итоги поисков были подведены на совещании 14 февраля. В докладе Б. Семевского отмечалось, что в результате опроса свидетелей и проведенных замеров, удалось установить, что полет болида имел место между Оршей и Горками в направлении Бобруйского округа и таким образом метеорит следует искать в «средней части Белоруссии». Л. А. Кулик заявил, что «оставлять теперь работу было бы крайне обидно и нецелесообразно» и нужно искать средства, чтобы довести до конца начатое дело. Участники совещания приняли решение ходатайствовать о выделении необходимых 350 рублей перед Институтом белорусской культуры в Минске. Написав соответствующее заявление, Л. А. Кулик уехал в Ленинград [2, л. 104].

По результатам поисков в Беларуси и Украине Кулик опубликовал статью в ленинградской «Красной газете» [5]. Сообщалось, что совместно с членами витебского краеведческого движения «была обследована полоса, расположенная вкрест направления полета болида, – от Витебщины до Черниговщины включительно». Предполагалось, что от Оршанского округа полет продолжился куда-то на юго-запад.

Более пяти месяцев секция мироведения вела переговоры с Инбелкультом, и, наконец, было ассигновано 350 р. но поиски метеорита так и не были продолжены [8, с. 201].

Между тем, в 1925 году были опубликованы результаты обработки наблюдений, которые позволили локализовать место падения «Тунгусского метеорита». Л. А. Кулик получил факты, подтверждающие его предположение, и появились основания для организации специальной экспедиции, задуманной еще в 1921 году.

Л.А. Кулик с метеоритом Первомайский поселок (падение произошло 26 декабря 1933 года в Юрьев-Польском районе Ивановской области), 1934 год.
Л.А. Кулик с метеоритом Первомайский поселок (падение произошло 26 декабря 1933 года в Юрьев-Польском районе Ивановской области), 1934 год.
 

Весной 1927 года Леонид Алексеевич и его помощник Гюлих отправились в тунгусскую тайгу. Результатом первой экспедиции стало обнаружение места катастрофы – гигантского радиально ориентированного вывала леса со следами пожара. Пытаясь обнаружить остатки «метеорита», Кулик организует еще три экспедиции (1928, 1929–1930, 1939), но работы прервала война.

5 июля 1941 года Леонид Алексеевич, отказавшись от права на бронь, одним из первых вступил в ряды Московского народного ополчения. В октябре 1941 года он, будучи ранен в ногу, оказался в плену и пять месяцев провел в лагере для военнопленных в с. Всходы (Смоленская область). Отступая немцы перевели лагерь в г. Спас-Деменск (Калужская область) и здесь, заразившись сыпным тифом, 14 апреля 1942 года выдающийся ученый умер [4, с. 18–19, 24].

P.S. Случайно, в научном архиве Витебского краеведческого музея, нами было обнаружено письмо Л.А. Кулика Н.И. Касперовичу, датированное 28 февраля 1925 года: «Задержка обещанной инструкции заставляет меня извиняться, так как это нарушило Ваши предположения. Вопрос с печатанием губит здесь всякое доброе намерение. Просьбу Вашу относительно статьи о мироведческих организациях я Совету доложил и лично С.В. Муратова просил, но откровенно говоря, – мало надеюсь на успех: уж очень все здесь завалены работой.

Письмо Л.А. Кулика Н.И. Касперовичу. 28 февраля 1925 года. Из фондов ВОКМ.
Письмо Л.А. Кулика Н.И. Касперовичу. 28 февраля 1925 года. Из фондов ВОКМ.
 

С искренней симпатией к делу развития белорусской культуры, искренне уважающий Вас, Н. Кулик» [1, л. 66].

Источники и литература

1. Витебский областной краеведческий музей (ВОКМ), научный архив. – Ф. 39. – Д. 1. – Л. 66.

2. Государственный архив Витебской области (ГАВт). – Ф. 256. – Оп. 1. – Д. 4. – Л. 18–19, 24, 31, 101, 104–104 об., 114, 176 об., 181.

3. ГАВт. – Ф. 1947. – Оп. 1. – Д. 10. – Л. 6–6 об., 10, 10 об.

4. Кринов, Е. Л. Л. А. Кулик – организатор метеоритики в СССР / Е. Л. Кринов // Метеоритика СССР: сб. стат., под ред. В. Г. Фесенкова. – М.–Л., 1948. – Вып. 4. – С. 14–30.

5. Кулик, Л. За метеоритом по Белоруссии / Л. Кулик // Красная газета (вечерний выпуск). – 1925. – № 71. – 26 марта. – С. 5.

6. С. У. Падение метеорита в Витебщине / С. У. // Заря Запада. – 1925. – 13 января. С. 5.

7. С. У. К падению метеорита в Витебщине / С. У. // Заря Запада. – 1925. – 14 января. – С. 5.

8. Сямеўскі, Б. Н. Сэкцыя сьветазнаўства Віцебскага акруговага таварыства краязнаўства / Б. Н. Сямеўскі // Віцебшчына. –1925. – Т. I. – С. 200–201.

Об авторе: Шишанов В.А., Заместитель директора по науке УК «Витебский областной краеведческий музей»

Опубликовано с сокращениями в переводе на белорусский язык: Шышанаў, В. У пошуках «беларускага дзіва» / В. Шышанаў // Культура. – 2002. – №14. – 13–19 крас. – С. 14. Расширенный вариант подготовлен автором специально для сайта проекта «Уфоком». «Уфоком» также выражает благодарность главному хранителю фондов ГУ «Витебский районный историко-краеведческий музей» Сергею Мартиновичу за дополнительную информацию о Сенненском болиде из периодической печати.


Валерий Шишанов 30.05.2020
 
Если у вас есть дополнительная информация по этой публикации, пишите нам на ufocom@tut.by Подписывайтесь на наш телеграмм или вайбер каналы, чтобы всегда быть в курсе событий.
 
 
Феномен светящихся сов
Криптозоология 6
Феномен светящихся сов
Загадочные светящиеся огни, летающие по воздуху, «болотные призраки» и прочие пугающие и распаляющие воображения свечения в темноте могут иной раз оказаться совсем не тем, чем кажутся.
Алюминиевый "клин" из Аюда
НЛО и АЯ 10
Алюминиевый "клин" из Аюда
Странные предметы, извлекаемые из недр земли, обычно ничем особенным не отличаются от современных аналогов - ржавые гвозди, золотые цепочки, кусочки металла со следами оплавления и тому подобная ерунда. Химический анализ обычно не показывает ничего выдающегося. Если не знать, что эти артефакты достали из угольных пластов или каменоломни, никто на них не обратил бы особого внимания. С артефактом, найденным в Румынии, было наоборот.