Рассказ про чертов камень: мифы, предания, реальность

Творчество Якуба Коласа (псевдоним писателя Константина Мицкевича) является целой эпохой в истории белорусской литературы и по-своему актуально для каждого поколения. Литературное наследие выдающегося мастера слова и народного поэта поражает своей многогранностью и неисчерпаемостью. Произведения Якуба Коласа отвечают не только на насущные вопросы, но и на актуальные проблемы общества и Отечества, а также дают возможность поразмыслить над смыслом и целью собственной жизни.

Несмотря на то, что творчество классика белорусской литературы достаточно основательно изучалось в разные годы, в фольклористике исследований произведений Константина Мицкевича было немного. В то же время этнографический фон довоенного творчества Якуба Коласа очевиден и насыщен не только подробным описанием жизни белорусов и народных традиций разных местностей, однако и сюжетами устнопоэтических произведений. Часто зафиксированный писателем фольклорный материал включался в художественное произведение, где становился его гармоничной частью. Содержательность этнографического наследия Якуба Коласа характеризуется не только точной передачей легенд и преданий, но и описанием некоторых сакральных объектов, которые имеют конкретную локализацию. Поэтому прозаические и поэтические произведения Константина Мицкевича имеют научное значение, а размещённые в них народные предания являются аутентичными и только изредка художественно обработаны классиком белорусской литературы. Однако сегодня этот аспект творчества Якуба Коласа недостаточно изучен, и в разножанровых произведениях народного поэта Беларуси еще ожидаются интересные открытия.

Например, в знаменитой поэме «Новая земля», которую исследователи называют «энциклопедией крестьянской жизни», отражена не только внешняя сторона жизни простых людей Столбцовского края, но также передаются мифологические представления местного населения. Яркое проявление народной мифопоэтики – описание Чертового Камня как объекта сакральной географии на родине поэта. В седьмой главе поэмы «Дядя-повар» размещено не только описание окружающей среды села Николаевщина, которое Якуб Колас считал своей родиной, но и упоминается сакральный локус:

А коль пойдешь туда лесами,
Наверно встретишься с лосями,
На зайцев, белок наглядишься,
На волчью нору подивишься.
Там Озерко и «чертов камень»,
Он на холме лежит веками,
Обросший густо серым мхом,
А сам – размером с добрый дом [9: 46]

Из приведённых строк видно насколько хорошо автор знает местность и подробно ее описывает, чтобы познакомить с ней читателя. Описанные места, в том числе «Озерко» и «Чертов камень», не придуманы писателем, а являются реальными, которые точно локализованы и существуют сегодня. Сразу следует отметить, что современные полевые записи не только подтверждают описанный образ Чертового Камня классиком отечественной литературы, но и дают дополнительный материал для отображения полной картины мифологических представлений об этом сакральном локусе. Впервые в отечественной фольклористике авторами текста подробно анализируется корпус представлений, связанных с Чертовым Камнем, который находится на родине Якуба Коласа1.

Рис. 1. Чертов камень между д. Свериново и Николаевщина. Фото А. Крыжевича, 2019 год.
Рис. 1. Чертов камень между д. Свериново и Николаевщина. Фото А. Крыжевича, 2019 год.
 
Рис. 2. Чертов камень с иного ракурса. Фото А. Крыжевича, 2019 год.
Рис. 2. Чертов камень с иного ракурса. Фото А. Крыжевича, 2019 год.
 

Якуб Колас в своем творчестве неоднократно обращался к белорусской мифологии, тем более что на родине поэта есть место, где лежит валун, который в народном сознании закрепился под названием Чертов Камень. Расположен он там, где темный еловый лес пересекается с болотом и упирается в озеро (по-местному Азярко́). Кроме того, место, где находится Чертов Камень, на протяжении веков называлось Чертовица. Ясно, что оба названия происходят от черта, так как, согласно народным представлениям, любимыми местами чертовых собраний следует считать пустыри, заброшенные поместья, старые и полуразрушенные здания, мельницы, в основном ветряные, места самоубийств, овраги и вообще местность, куда редко ступает нога человека и куда давно не заносился освященный предмет, а также так называемые ростанькі. Много чертей прячутся в разных водоемах, откуда, однако, они мгновенно выскакивают при каждом освящении воды и переселяются в близлежащие места – деревья, камни, холмы [5: 90]. Находится Чертовица на правой стороне дороги Столбцы – Прусиново – Свериново, на 18-м километре дороги. Камень лежит в 20 метрах от дороги направо. Огромная глыба, которая на протяжении веков въехала вглубь земли, имеет длину около 5 метров и ширину 2,5 метра. Валун аморфной формы с необработанной поверхностью, находится в относительно глухом месте. Теперь значительная часть валуна вросла в землю и если измерять только тот участок камня, что находится на поверхности, то его длина составит около одного метра.

Если же основываться на строках из «Новой Земли», то Чертов Камень выглядел намного больше, т. к. Якуб Колас указал, что он «размером с добрый дом». Это означает, что сакрализованный камень был довольно больших размеров. Он расположен практически между двух деревень, а именно Свериново и Николаевщина, однако на разном расстоянии: от первой деревни – в 4–4,5 км, от второй – в 13 км2. Раньше камень лежал при самой дороге, но когда во второй половине ХХ века выпрямляли дорогу в Свериново, то валун оказался за откосом гравийной дороги, которая соединяла Николаевщину с овцеводческим комплексом колхоза «Родина Якуба Коласа», который размещался в д. Свериново. Кстати, об этом упоминает известный писатель в своей сказке-рассказе «Чертов камень» из серии произведений «Сказки жизни»: «Мимо камня шла дорога. Неизвестно, почему люди выбрали себе здесь дорогу, кто первый проехал, проложил тут след и повел за собой других?» [10: 270]. Современные полевые записи также являются ярким свидетельством существования дороги возле камня: «Дык гэта ж цяпер гэту дарогу высыпалі, некалі ж ішла па лесе, каля тога Чортавага Камня дарога. У Мікалаеўшчыну ездзілі…»3. Более того, Чертовица является местом, в котором водится много животных, о чем упоминается в стихотворных строках поэмы классика белорусской литературы, а свидетельства информаторов являются ярким подтверждением вышесказанного: «Ну, там такое места балоцістае, тамака многа звяроў вялося і совы былі, ну ўсякае звяр’ё тамака было васноўным у той Чартавіцы. Эта места называецца Чартавіца. Патом пры калхозе нашым ужо выразалі эты бярэзнік, а там сярод гэтага лесу была паляна такая, леснікі касілі сабе луг для ската…І цяперака там дзіч вядзецца, дзяржыцца»4. Таким образом, особенность Чертового Камня заключается в том, что сакральный объект одновременно находился в довольно глухом лесном массиве и возле дороги, которая существовала в былые времена.

Рис. 3. Указатель недалеко от чертового камня. Фото А. Крыжевича, 2019 год.
Рис. 3. Указатель недалеко от чертового камня. Фото А. Крыжевича, 2019 год.
 

Про Чертов Камень написано и в специализированной научной литературе. В книге «Культавыя і гістарычныя валуны Беларусі» авторы издания сообщают, что, согласно одной из зафиксированных легенд, черт возле камня якобы заманивал людей и там их морозил [4: 102]. Интересно, что Чертов Камень возле д. Свериново не единственный на Столбцовщине5. Чертовы камни-шевцы есть в д. Семенчицы и между деревнями Заборье, Стецки и Ячное, которые лежат на холме. Последний Чертов Камень имеет альтернативное название – Адолев Камень. Предания об этих больших камнях связаны с хорошим пошивом и ремонтом обуви самим чертом-шевцом [4: 79–80, 96]. Однако Чертов Камень возле Свериново имеет иные сюжеты преданий и корпус представлений о сакральном валуне. Через саму деревню протекает Святой ручей, а неподалеку на холме находится церковь. Местные жители до сих пор помнят, как еще недавно во время засухи у ручья молились с целью вызова дождя и свято верили, что в скором времени он начнется [7: 58]. Причем Святой ручей и Чертов Камень – явления одного порядка. Оба объекта – это места, где, согласно народным представлениям, локализуется канал с «тем» миром. Эти места могут свидетельствовать не только об определенной энергетике местности, но и о давнем заселении территории вокруг Николаевщины и Свериново, поскольку местное население с древних времен через сакральные локусы установило баланс с внешним миром6.

Важные сведения приводит в своей книге о жизни и творчестве Якуба Коласа «З роднага кута» автор издания Владимир Мицкевич. Стоит процитировать значительный кусок текста, который даст представление о Чертовом Камне и его мистической сущности:

«До сих пор брат и сестра Якуба Коласа помнят те рассказы и сказки, которые когда-то слышали от дяди Антона. Живо и по-мастерски рассказывал он про лесных зверей, про страшные происшествия возле Чертового камня, сказки «Дудар», «Сон-трава», «Музыкант и черти» и другие. Сестра Якуба Коласа Юзефа Михайловна вспоминает одно из таких страшных происшествий, рассказанное Антоном.

«Позвали однажды отца Фёдора, что с Кнотовщины, играть на свадьбе в Свериново. Весь день до темна веселил музыкант свериновцев. Те заплатили ему хорошо, на дорогу дали кварту. Выпил, закусил отец Фёдора, перебросил через плечо свой инструмент и пошел напрямик домой. Долго шел он так по лесу, устал, а деревни все не видать. Совсем выбился из сил и решил отдохнуть немного, благо и камень рядом оказался. Не успел он присесть, как со всех сторон его окружили черти с Люцифером. Люцифер и приказал ему играть сначала «Польку», потом «Лявониху», затем «Свиньи в репе…». Кто знает, как долго веселил бы чертей музыкант, но ровно в полночь запел где-то близко петух – и все черти разбежались. Протер музыкант глаза и видит, что деревня близко. Веселее пошёл он домой, однако как раз на повороте увидел, как мальчик с девочкой возле дороги воз сена кладут.

- Ой, дяденька, помогите: наш воз перевернулся.

Повесил музыкант свой инструмент на сук, а сам полез сено топтать. Топтал, топтал отец Фёдора сено, а дети ему все подавали. Обливался потом музыкант на том возу до самого рассвета. Когда рассветало, то увидел, что находится на болоте возле своей избы и топчет ногами кочку. Вот как черти насмеялись с музыканта» [6: 26–27].

Процитированный материал показывает, что предания про Чертов Камень бытовали и в семье Мицкевичей, а Якуб Колас, в свою очередь, был также аутентичным носителем народных преданий о сакральном объекте, которые он перенял у своего родного дяди Антона. Сюжет преданий, когда черти издеваются над прохожими, выделяется в отдельную категорию и является типичным для некоторых Чертовых Камней. В рассказах о Чертовом Камне часто встречаются случаи, когда люди проходя возле инфернального места, начинают блуждать и попадают в неизвестную местность. Только утром крестьянин понимал, куда его привели черти. В этот пласт преданий также включается и сюжет, когда крестьянина черт заставляет играть на каком-либо музыкальном инструменте. И только когда запоют петухи, черт исчезает и истощенный музыкант добредает до дома [8: 152]. Очевидно, что этот же сюжет характерен и для сакрального локуса на Столбцовщине.

Представления о сакральном валуне и мифологии с ним связанной, Якуб Колас в стихотворной форме описал в собственной знаменитой поэме «Новая земля», где в последней тридцатой главе произведения «Смерть Михала» снова упоминает об Чертовице (стоит отметить, что в русском авторизированном переводе, который мы здесь приводим, упоминание о Чертовице заменено на обезличенное «болот чертовских»):

Хлопот с землею накопилось:
К Ходыке ездить приходилось
Да и раскидывать мозгами,
Как обернуться тут с деньгами.
А деньги плыли то и дело,
Аж голова от дум лысела.
И надоела так забота,
Что пропадала вся охота –
Волна такая набежит! –
И землю брать и просто жить.
А сколько этой волокиты!
На деньги рты у всех раскрыты:
Тому дашь рубль, тому – двадцатку,
А не найдешь нигде порядку.
Куда ни кинься и ни ткнись,
Чтоб все они перевелись,
Нотариусы, и конторы,
И писаря, и крючкотворы!
Блуждай, как средь болот чертовских –
Иль дурни все, иль сам таковский,
Иль все смеются над тобой,
Раз в тех законах ты слепой.
Знай только деньги вымогают,
А ни на грош не помогают [9: 214].

Приведенные выше строки процитированы, для того чтобы понять контекст упоминания о загадочном месте, ибо очевидно, что Якуб Колас использует сравнение сложности и волокиты дяди Антона в деле приобретения собственного участка земли с блужданием в болотах Чертовицы. Это сравнение является не только очень точным в той жизненной ситуации, которая сложилась с земельным вопросом в семье классика белорусской литературы, но и в стихотворной форме передает мифопоэтические представления о нечистой силе в Чертовице, где и находится упомянутый сакральный камень. Таким образом, одно из особенностей этого места, его инфернальность, заключается в блужданиях людей, над которыми, согласно народным представлениям, насмехаются черти, намеренно водя по необжитым болотисто-лесным местам.

Поэтому очевидно, что Чертов Камень и Чертовица в народной памяти места не совсем безопасные. Часто возле камня пропадали домашние животные – коровы, телята, кони: «Там была багна, эта асушылі. Ну багна звалася, непрахадзімае балота. І за гэтым звалі Чартаўня, што кажа там чорт нагу сломіць. Вот этак во ўсё гаварылі. А там тапіліся коні, каровы як пойдзе. Там этак во я ўжо помню. Хадзілі мы, рвалі зелье, так жа там не вылезці, я сама помню было. А як асушылі: усё, цяпер ужо німа нідзе нічога, ужо куды хочаш хадзі і рабі што хочаш»7. Кстати, поверье, связанное с исчезновением домашних животных, также свидетельствует о том, что сакрализованный камень и окольная местность являются каналом с «тем» миром.

Про Чертов Камень и Чертовицу в народе говорили со страхом, особенно после Великой Отечественной войны, когда в Чертовице пропали мужчина и женщина (муж и жена). Народ вышел на поиски пропавших, но их не нашли. Разные гипотезы и версии бытовали в окружающих деревнях: Прусиново, Свериново, Русаковичах и Николаевщине. Пропавшие в Чертовице были жители Николаевщины – Демидович Михаил и его жена Маша. У них родились две девочки, которые после смерти родителей жили у родной тети – сестры своего отца. Через двадцать лет приоткрылась тайна исчезновения семьи Демидовичей (по-уличному – Бычков).

Эту страшную историю на сегодняшний день знают или хотя бы слышали о ней многие жители Николаевщины8. Произошедшее связано с освобождением Беларуси от немцев в 1944 году, когда молодые мужчины из Западной Беларуси призывались в армию. Вот и четверо мужчин из Николаевщины и Свериново воевали вместе на территории Германии. Вместе вернулись после победы домой. Начали отстраивать свои дома, т. к. Николаевщина сгорела перед самой войной. Люди стали примечать, что у троих: Бычков, Петрачков и Пинчиных (что вместе вернулись с войны) строительство шло быстрее, чем у других односельчан. Пошли слухи, что они привезли с войны из Германии ценности и золото, но не смогли поделить их поровну. Когда возводили срубы, то ездили на лошедях на Белое болото в Чертовицу рвать белый мох, который закладывали между бревен. Однажды днем Бычки тоже поехали за мхом на болото и пропали. Тайна исчезновения семьи раскрылась, когда молодой парень (Костя Зыдоров) застрелился, оставив записку на столе. Записку видела девушка (Соня Голубчикова), которая дружила с Костей и первая услышала выстрел. Шокированная увиденным, она долго не могла прийти в себя, а когда очухалась, то записка исчезла. Однако она успела прочитать записку сразу, как вбежала в избу, услышав выстрел. Костя писал про смерть Бычков из-за золота, как их страшно пытали друзья: выкалывали глаза, отрезали пальцы, уши, носы. Маша Демидович перед смертью кричала страшно, из-за чего ей отрезали язык и она умерла. Ее крик в тот момент услышал Костя, который возле Озерка пас коров. Побежал на крик и выскочил прямо на людей, которые пытали Бычков. Те уже тянули мертвых в болото и заставили Костю помогать им. Запугали его, что с ним будет то же самое, если он скажет кому-нибудь про увиденное.

Родители Кости, который стал очевидцем убийства, рассказывали, что он стал очень нервный, во сне кричал и плакал. А после нервы не выдержали и он совершил суицид. Убийцы тоже были наказаны высшими силами. Пинчин сгорел живьем. Петрачек, когда разрушали в 1960 году Николаевщинскую церковь, упал с колокольни и вскоре умер. У третьего участника жестокой расправы начались проблемы с головой – все время крестился и время от времени повторял: «Бес попутал! Прости, Господи!». Он также умер в молодом возрасте.

Ужасную историю, которая случилась в Чертовице и теперь можно услышать от старейших жителей нескольких деревень Столбцовского района. Очевидно, что происшествие было нарушением всяких моральных норм и общечеловеческих ценностей, поэтому память о нем еще долго будет сохраняться: «А па гравейцы як ехаць, там такое месца есць – Чортаў Камень. Ён і сёння ляжыць. Там такое, некае во, дзікае места, прадстаўляеце. Там проста нешта як загаворана і заклята было. Тамака вот нашыя людзі пагінулі. Тамака іх недзе уходавалі. Ну эта аднаслужыўцы, каторыя ва врэмя вайны ваявалі. Тутака яны нешта там не падзялілі вродзе бы. У траіх там нашлі золата, пясок залаты, панімаеш, у Германіі дзета. Адзін быў у нас Бычко, як мы па-дзеравенскі гаварым, забраў. Так яны ўсё дапытвалі: “Дзе наша золата?”. Так ён гаворіць: “Всегда золата дзе я бываю, яно ўсігда са мной! Вот ён паехаў туды на кані эты Бычко, што золата ў яго падазравалі, яно ў яго і было»9. Кстати, эта драматическая история косвенно связывает Чертовицу и Чертов Камень с категорией богатства (золота), хотя предания про закопанный клад под камнем не встречалось. Белорусские ученые среди сакральных валунов выделяют отдельную категорию валунов-хранителей кладов, под которыми, согласно преданиям, закопаны деньги, золото и иное богатство (например оружие или карета). В свою очередь камни-хранители кладов, по классификации Л. В. Дучиц, А. К. Карабанова и В. Ф. Винокурова относятся к категории магических валунов (фетишей) [2: 22]. При этом сюжет легенды про спрятанный клад скорее не характерен для Чертовых камней.

Более того, как свидетельствуют полевые записи авторов, убийство в Чертовице произошло и в конце 1990-х годов. Это страшное событие также известно местным жителям Николаевщины: «Во гэта ж Галі Дубовікавай [мужчина, кто конкретно пока неизвестно – авт.]… там нашлі на дзераве нашыя страіцелі, бацька мой быў. Нашлі труп там. Забілі ж Русаковіча аднаго, чалавека забілі тут адны. І там так многа год не было, а тады там нашлі»10. Поэтому нет ничего удивительного в том, что народ и теперь старается обойти Чертовицу стороной.

Якуб Колас в рассказе «Чертов камень» из цикла «Сказки жизни» так писал про сакральный объект: «Никто не помнит того времени, когда и как попал сюда камень. Самые старые люди рассказывают, что еще их деды и прадеды знали его. И назывался он Чертов камень. Почему дали ему такое название, не знаю. Возможно, за его непомерную величину, а может, и за то, что много зла он принес и приносит людям» [10: 270]. Далее знаменитый классик приводит следующее описание известного каждому сельскому жителю места: «Сколько колес и осей побито и поломано о камень! Сколько покалечено рук и ног! А шишек сколько набили тут людские головы!» [10: 270]. Якуб Колас очень точно передает аномальность места вокруг Чертового Камня. Действительно, часто без какой-либо причины на ровной дороге сильно заносит автомобиль или даже переворачиваются машины. Примерно шесть-семь лет тому назад, когда возле Колосово была автомобильная таможня и брали с большегрузных машин налог, то водители грузовиков объезжали ее по шоссе Николаевщина – Столбцы. Неоднократно были случаи когда фуры переворачивались, портились грузы11.

Во время этнографических разведок также фиксировались упоминания про случаи аварий возле Чертового Камня: «Ест аварыі на гэтай дарозе, ест аварыі. Там жа недзе і вянок хіба вісіць. Тут аварыі часта. Трэба очань асцярожна ехаць»12. Или вот следующее свидетельство: «Там і цяпер машыны бывае, што і пераварочваюцца. І во зімой фура перавярнулася»13. Нельзя не вспомнить аварии, в которых пострадали десятки мотоциклистов и велосипедистов. Интересно, что во время войны в Чертовице находились местные бандиты, которых не нужно путать под влиянием военной героики с партизанским отрядом: «А тут жа нейкі быў атрад Сямёнава, тут у нас у балоце. Там Чартавіца цераз Нёман, а патом цераз Нёман цягнецца к бальшавіком. І срадзі этай Чартавіцы, тога балота ў бальшавіках, быў остраў такі сухапутны. А кругом балота. І на этам остраве быў партызанскі атрад, этыя злодзеі былі, шкаралупы, каторыя абдзіралі і скавароды бралі у людзей. Адкрылі хату, усе грабуць па парадку…»14. Совпадением, но может быть очень символическим, является и то, что камень находится на тринадцатом километре от Николаевщины, о чем свидетельствует небольшой указатель, на котором обозначена цифра километра.

Тяжело интерпретировать, почему именно здесь происходит так много несчастных случаев. В народе говорят, что камень принесли черти и играют с ним, вынося на дорогу и перегораживают ее, чтобы люди меньше ездили по дороге и не мешали им жить и делать зло. Опять возвращаясь к тексту рассказа Якуба Коласа про Чертов Камень, отметим, что классик белорусской литературы пишет следующее: «Много ответов есть на этот вопрос, много легенд сложено людьми про Чертов камень: разум человеческий не может успокоиться, покуда не разгадает темного, неизвестного, неясного. Говорили, что камень принесли сюда какие-то старцы и наложили на него проклятье, осудив его на долгие века лежать в этом месте» [10: 270]. В переодических изданиях встречаются также и другие легенды:

«Некалі, даўным-даўно Нёман угнявіў нябачных пасланцаў цёмнай сілы. Праганяў іх, каб не пакручвалі ў ягонай плыні віры, не зацягвалі туды, у нябыт, бедныя ахвяры. «Дык так, – рашылі на сходзе нячысцікі, – а мы загародзім гэтую ганарлівую раку, няхай тады затопіць і Мікалаеўшчыну, і іншыя прыбярэжныя вёскі. Няхай тады людзі не нас клянуць, а іхнюю раку-дабрадзейку».

Пазбіралі чэрці камяні з усяго наваколля і павалаклі іх да Нёмана. Шпурляюць, шпурляюць у плынь, а Нёману ўсё роўна. Тады разбрыліся па палях ды лугах вялікія валуны шукаць. Адзін, надта фанабэрысты чорцік дапяў аж да самага Сверынава. І павалок вялізны валун у бок Мікалаеўшчыны. Цяжка, не хапае і яго чортавай сілы, задыхаўся, прысеў адпачыць. А тут ужо певень адазваўся, раніца хутка, калі моц нячысцікаў прападае і ім пара з вачэй людскіх знікнуць. Так і застаўся ляжаць камень той пры дарозе. Калі ж далей пра нячыстую справу апавядаць, то начамі сталі чэрці камяні з палёў вырываць, густа па мікалаеўшчынскіх землях іх пасеялі. Ды зразумелі нарэшце: марная справа спыніць адвечную плынь Нёмана» [1: 8].

Местные же предания, которые были записаны во время полевых исследований показывают, что архаические представления про сакральный локус остались до сегодняшнего дня: «І вот там эта места Чортава, тамака вродзе бы як легенда такая была, што во, мол, чорт нёс камень і яму стала цяжка і ён яго скінуў, кінуў вродзе бы. Эта такая пагаворка была ілі легенда. Ну эта ж нерэальна, эта ж ясный вапрос. Ну і вот яно відаць як ён тамака нёс вродзе бы на спіне – эта такая некая вот выемка і тут вродзе бы рукамі дзяржаўся – нейкія такія во пятна былі. І той камень цяперака ёсць»15. Этот же самый иформант оставил интересные и подробные воспоминания про камень: «Яльняк такі, зараснік, там такое во некае места заклятае всё гаварылі старыя людзі. Вот тут у нас Чортаў Камень, як некалі ўсе гаварылі, там чэрці вядуцца. Якія там чэрці, але знаеце, пагаворка як якому малому і дажэ як хто верыць, так і сам сумняецца ісці»16. Несмотря на определенный скепсис в отношении народных преданий, связанных с валуном, информант довольно детализированно передает народные представления про сакральный локус. В соседней д. Свериново также бытуют содержательные легенды про этот объект сакральной географии: «Пра Чортаў Камень у нас гэдак гаварылі. Я эта помню і я вам скажу. Што чорт ішоў, некалі ў чорта верылі. Цяпер ужо не павераць цяперашнія людзі, што ёсць чорт. А некалі верылі. Кажа нёс на сабе камень, а яго нехта спалохаў і ён гэты камень кінуў. І ў нас чортаў і чортаў. Вот этакая во некая пагаворка была, што эта чорт згубіў яго з перапуду»17. Есть и более простые свидетельства, которые не выбиваются из общего мифологического контекста: «Нёс, нёс чорт і кінуў. Ужэ далей не мог ісці з тым каменем»18.

Опять возвращаясь к сказке-рассказу Якуба Коласа «Чертов камень», нужно отметить, что автор вложил в него много завуалированных философско-политических аспектов. И неудивительно, т. к. произведение написано в 1919 году, когда Беларусь попала под влияние большевиков, а на ее территории шла советско-польская вайна. В рассказе Якуб Колас задает вопрос – что делать с «камнем», чтобы он не мешал людям жить, т. к. слишком много приносит несчастья и зла. Под «чертовым камнем» подразумевается верховная власть, которая мешает людям выйти на лучшую дорогу жизни. Однако никто не приложил усилий, чтобы скинуть камень и на это были свои причины, описанные автором философской сказки:

«Правда на это были важные причины: камень был слишком велик – чуть меньше доброй хаты; другая причина – не все сходились на том, что камень нужно непременно убрать. Одни говорили, что трогать камень – грех; другие говорили, что на камень наложены проклятья и тронуть его боязно – может случиться какое-нибудь несчастье. Были такие люди, которые просто стояли за то, что камень и должен оставаться здесь, чтобы люди учились быть осторожными и разумными, чтобы умели сами отвести свою беду, свое несчастье, потому что если бы на свете не было зла, так каждый дурак легко попал бы в рай. Причина третья – никто не придумал, как лучше взяться за дело» [10: 271].

В причинах, которые описываются автором, очевидно просматривается подтекст, который очерчивает варианты в решении проблемы с камнем, под которым, как отмечалось выше, имелась ввиду верховная власть. С другой стороны, убрав политический подтекст произведения, можно увидеть отношение местных жителей Столбцовщины к легендарному валуну, который занимал определенное место в мифопоэтическом сознании людей. Более того, причины, описаные Якубом Коласом, скорее всего и есть реальные мнения людей, почему невозможно или нельзя сбросить/сдвинуть камень. Эти причины также очерчивают категории людей, которые сомневаются что-то менять в жизни, а их боязнь и отговорки, по большому счету, вписываются в три тезиса, озвученных автором произведения.

Заканчивается сказка философским утверждением: «Чья тут правда, пускай разберет тот, кто услишит эту сказку». Автор этой мыслью посылает месседж, посредством которого хочет показать, что способ избавления от плохой власти народ выбирает сам, как выбирает лидера и новую дорогу.

Несмотря на приведеный выше корпус преданий, все же, по-видимому, нужно связывать описываемый сакральный локус с культом хтонического божества. Причем глубокая древность этого культа истолковывается топографической привязкой Чертовых Камней к глухим необжитым местам, рядом с которыми часто находятся болота. Это является ярким свидетельсвом связи таких валунов с хтоническим культом [3: 556–557]. На особый статус Чертового Камня также показывает и водный объект под названием Белое болото, которое ранее находилось в 5 км на запад от сакрального локуса. Исчез водный объект во времена мелиорации, однако наименование осталось до сих пор. При этом, как отмечают исследователи, такое специфическое название часто свидетельствует, что болото – это остатки прежнего озера.

Важно отметить, что пару десятков лет назад был поставлен деревянный указатель19, помогающий найти Чертов Камень, а также сделан спуск к нему из нескольких деревянных ступенек. С тех самых пор у молодых людей, которые сочетаются браком, появилась мода фотографироваться возле камня и ложить дары на счастье: деньги, конфеты, сувениры, иконки... Но скоро мода прошла, когда машина из свадебного кортежа с молодоженами перевернулась на повороте. Однако и до сегодняшнего дня можно увидеть в углублении20 (трещине) камня современные белорусские монеты. Нельзя не отметить, что на сегодняшний день проходят также и позновательные экскурсии учащихся школ Столбцовщины по маршруте Николаевщина – урочище Чертовицы – Ласток – Свериново – Николаевщина, во время которых ученики посещают Чертов Камень.

Рис. 4. Современные монеты в трещине камня. Фото А. Крыжевича, 2019 год.
Рис. 4. Современные монеты в трещине камня. Фото А. Крыжевича, 2019 год.
 

Таким образом, Чертов Камень, согласно народным преданиям, обнародованным в произведениях Якуба Коласа, влиял на путешественников, заставляя вспомнить не только различные суеверия про нечистую силу, но также менял поведение и судьбы людей, часто в отрицательном ключе. До сегодняшнего дня представления об этом сакрализованном валуне имеет целый пласт преданий, которые связаны в первую очередь с народной мифопоэтикой. Теперь же валун покрылся мохом, углубился в землю. И несмотря на то, что может придти время, когда он исчезнет совсем, тем не менее его будут еще долго вспоминать, читая рассказ-сказку Якуба Коласа «Чертов камень» и поэтические строки из высокохудожественной поэмы «Новая земля».

Примечания

1. Справедливости ради отметим, что искали Чертов Камень и информацию о нем неоднократно также различные активные любители краеведения и литературы. На пространствах интернета можно увидеть материалы путешествий по изучению сакрального места и попытки поиска информации об объекте. Например: 1) «Якуб Колас. Чортаў камень. Замер радыяцыйнага фону»; 2) в сообществе «Николаевщина – душа белорусская» создана дискуссия «Чортаў камень. Кто-нибудь видел?»). Также важно отметить красивую фотографию Чертового Камня (автор фото – Л. Дучиц), которая размещена во втором дополненном издании энциклопедии «Беларуская міфалогія» (2006), что свидетельствует про определенное изучение валуна белорусскими учеными. При этом подпись под фотографией сообщает, что сакральный локус находится в д. Николаевщина, что не совсем верно, т.к. расположен он на большом расстоянии от населенного пункта.

2. На сегодняшний день Чертов Камень является памятником природы местного значения, а по дороге находится указатель, который маркирует местонахождение сакрального объекта. Между прочим, камень входит в состав системы мемориально-музейных мест народного поэта. Недалеко от него расположена усадьба Ласток, где маленький Костя (Кастусь) слушал и впитывал в свою детскую память предания людей, которые нередко ночевали в отдаленном от деревни доме лесника.

3. Записал А. Крыжевич в 2019 году от Демидович Рины Феликсовны, 1949 г.р., в д. Свериново Столбцовского р-на.

4. Записал А. Крыжевич в 2018 году от Луцевича Николая Ивановича, 1939 г.р., в д. Николаевщина Столбцовского р-на.

5. Всего на территории сегодняшней Беларуси насчитывается более 30 Чертовых Камней, которые, в основном, находятся на территории Витебской, Гродненской и северной части Минской областей. Чертовы Камни на Столбцовщине фактически являются одной из крайних точек их распостранения на белорусской территории.

6. Высказываем большую благодарность за оказание помощи с данными выводами Алексею Глушко («Студэнцкае этнаграфічнае таварыства»).

7. Записал А. Крыжевич в 2019 году от Прерьянович Ядвиги Эдвиновны, 1936 г.р., в д. Свериново Столбцовского р-на.

8. Естественным (аутентичным) носителем этой истории является один из авторов этого материала, Мицкевич София, уроженка д. Николаевщина, проживающая в данный момент в Столбцах (если точнее в Акинчицах – месте рождения Якуба Коласа, которое в 1977 году решением облисполкома стало частью города).

9. Записал А. Крыжевич в 2018 году от Луцевича Николая Ивановича, 1939 г.р., в д. Николаевщина Столбцовского р-на.

10. Записал А. Крыжевич в 2018 году от Драчан Софии Владимировны, 1956 г.р., в д. Николаевщина Столбцовского р-на.

11. В 2010 году одним из авторов этого текста, Мицкевич Софией Петровной, была зафиксирована авария трех грузовых машин, которые на ровной дороге одна за одной упали на правую сторону. Люди не пострадали, а вот груз (разные сорта плитки) был поврежден. Во время разговора с водителем одного из грузовиков выяснилось, что его машина в этом месте перевернулась уже во второй раз. Перекрестившись водитель на этот раз высказал желание больше не испытывать судьбу – лучше заплатить налог за машину.

12. Записал А. Крыжевич от женщины 1930-х годов рождения в д. Свериново Столбцовского р-на.

13. Записал А. Крыжевич в 2019 году от Прерьянович Ядвиги Эдвиновны, 1936 г.р., в д. Свериново Столбцовского р-на.

14. Записал А. Крыжевич в 2018 году от Луцевича Николая Ивановича, 1939 г.р., в д. Николаевщина Столбцовского р-на.

15. Записал А. Крыжевич в 2018 году от Луцевича Николая Ивановича 1939 г.р., в д. Николаевщина Столбцовского р-на.

16. Записал А. Крыжевич в 2018 году от Луцевича Николая Ивановича, 1939 г.р., в д. Николаевщина Столбцовского р-на.

17. Записал А. Крыжевич в 2019 году от Прерьянович Ядвиги Эдвиновны, 1936 г.р., в д. Свериново Столбцовского р-на.

18. Записал А. Крыжевич в 2019 году от Демидович Рины Феликсовны, 1949 г.р., в д. Свериново Столбцовского р-на.

19. Его можно описать следующим образом: указатель, прикрепленный к сучковатой ветке необычного засохшего дерева. Издалека деревянная композиция выглядела похожей на «чертовы рога». Теперь, вместо деревянного, установлен металлический указатель, который хорошо виден с дороги.

20. Углубление на Чертовом Камне природного происхождения.

Литература

1. Бандаровіч, Ф. Той самы камень / Ф. Бандаровіч // Прамень. – 2012. –№ 155 (10 кастрычніка). – С. 8.

2. Дучиц, Л. Фольклор культовых валунов Беларуси / Л. Дучиц, А. Карабанов, В. Винокуров// Kultūras krustpunkti 3. laidiens. – Rīga, 2006. – C. 17–31.

3. Зайкоўскі, Э. Чортавы камяні / Э. Зайкоўскі // Беларуская міфалогія: энцыклапед. слоўн. – Мiнск: Беларусь, 2004. – С. 556–557.

4. Культавыя і гістарычныя валуны Беларусі / А. К. Карабанаў [і інш.]; Нац. акад. навук Беларусі, Інстытут прыродакарыстання. – Мінск: Беларус. навука, 2011. – 235 с.

5. Міфы бацькаўшчыны / Уклад. У. А. Васілевіч. – Мінск: БелЭн, 1994. – 109 с.

6. Міцкевіч, У. А. З роднага кута / У. А. Міцкевіч. – Мінск: Народная асвета, 1964. – 80 с.

7. Дучыц, Л. У. Сакральная геаграфія Беларусі / Л. У. Дучыц, I. Я. Клімковіч. – Мінск: Літаратура і Мастацтва, 2011. – 384 с.

8. Чортавы камяні / Э. А. Ляўкоў [і інш.] // Гістарычна-археалагічны зборнік. – 1997. – Вып. 11. – С. 151–156.

9. Колас, Я. Новая земля / Я. Колас. – М.: Голден-Би, 2010. – 224 с.

10. Колас, Я. Собрание сочинений: В 4-х т.; Пер с белорус. сост. и коммент. М. Мушинского и М. Протасевича. – М.: Худож. Лит., 1982. – Т. 4. Рассказы 1906–1951 гг.; “Сказки жизни”, “На прасторах жизни”. Повесть. – 416 с.

Об авторах:

Крыжевич Александр Сергеевич, старший научный сотрудник Государственного литературно-мемориального музея Якуба Коласа;

Мицкевич Софья Петровна, старший научный сотрудник филиала Государственного литературно-мемориального музея «Николаевщина».

Доклад был прочитан 14 марта 2020 года на конференции «Таинственная Беларусь VI»


Александр Крыжевич, Софья Мицкевич 08.05.2020
 
Если у вас есть дополнительная информация по этой публикации, пишите нам на ufocom@tut.by Подписывайтесь на наш телеграмм или вайбер каналы, чтобы всегда быть в курсе событий.
 
 
Феномен светящихся сов
Криптозоология 6
Феномен светящихся сов
Загадочные светящиеся огни, летающие по воздуху, «болотные призраки» и прочие пугающие и распаляющие воображения свечения в темноте могут иной раз оказаться совсем не тем, чем кажутся.
Алюминиевый "клин" из Аюда
НЛО и АЯ 10
Алюминиевый "клин" из Аюда
Странные предметы, извлекаемые из недр земли, обычно ничем особенным не отличаются от современных аналогов - ржавые гвозди, золотые цепочки, кусочки металла со следами оплавления и тому подобная ерунда. Химический анализ обычно не показывает ничего выдающегося. Если не знать, что эти артефакты достали из угольных пластов или каменоломни, никто на них не обратил бы особого внимания. С артефактом, найденным в Румынии, было наоборот.