Валуны-чаши (ступы, миски, корыта) на территории Беларуси как объекты религиозного синкретизма (язычества и христианства)

Начиная с 1920-х годов на территории соседних с Беларусью государств, в Литве и Латвии, вышло большое количество публикаций археологов и краеведов о валунах, которые обработаны в форме чаш (ступ, мисок, корыт) или близких к ним по очертаниям, с отшлифованными выемками разных конфигураций, чаще всего цилиндрической, конической или мискообразной формы.

Общеизвестно, что в железном веке и раннем Средневековье территории Литвы, Латвии и большей части Беларуси в основном были заселены близкими по родству балтскими племенами. Отсюда следует полагать, что такого типа каменные изделия могут встречаться и на территории Беларуси. К сожалению, на подобные камни у нас пока обращали мало внимания. Тем не менее, за последние годы некоторый материал авторам все же удалось собрать.

Литовские и латышские исследователи отмечают, что каменные чаши в основном были выявлены в глухих болотистых местах, среди лугов, лесов и на местах священных дубрав, но попадались и возле усадеб. Некоторые камни расширены в нижней части. Диаметр таких чаш составляет от 0,5 до 1,5 м, а высота иногда достигает 1,0 м. Глубина выемок – от 5 до 30 см и диаметр от 15 до 50 см. По классификации латышского исследователя Юриса Уртанса, эта категория камней-чаш получила название bļodakmens – дословно «камень с углублением».

При археологических раскопках возле таких камней выявлены жертвенные ямы, где найдены угли, кости животных и фрагменты глиняной посуды XVI–XVIII вв. Исследователи чаще всего отождествляют такие места со следами языческих культов или синтезом древних верований и христианства. В те столетия церковь, особенно католическая, принуждала верующих уничтожать поклонные камни, и поэтому они часто сбрасывали их в ямы и засыпали землей, но некоторые сохранились на поверхности до наших дней.

О применении таких каменных чаш среди исследователей существуют различные предположения, но наиболее распространена гипотеза о связи подобных камней с почитанием домашних божеств. Об этом писали еще миссионеры-иезуиты в XVII в. Отмечается также и вторичное использование камней: для растирания продуктов, для сгибания деревянных колес, для размещения в углах фундамента при возведении строений и т. д. До сих пор классификация такого типа камней остается очень сложной задачей. Можно говорить как о внешних признаках, так и отдельно о мифологическо-религиозных [8: 70–79; 34: 161–167; 35: 69–73; 36: 7; 38: 89–98; 39; 45; 49; 51; 52: 47–56; 53:108–112; 54: 227–242; 56].

Есть предположения, что такие камни с искусственными выемками могли служить в качестве подставок для идолов. Такую мысль подтверждает находка на Смоленщине. В 1910 году исследователь древностей Рославского уезда С. М. Соколовский на холме среди высеченного леса вблизи д. Сукромли выявил каменный идол, который стоял на чашеобразном камне. Находка была перевезена в Смоленский музей [3: 49–50].

Идол, найденный на чашеподобной подставке в лесу около д. Сукромли Рославского уезда Смоленской губ. в 1910 году [3: 50].
Идол, найденный на чашеподобной подставке в лесу около д. Сукромли Рославского уезда Смоленской губ. в 1910 году [3: 50].
 

Исследователи зачастую подчеркивали, что такие каменные чаши подобны старым каменным кропильницам, которые стоят в костелах и используются для хранения святой воды. Во время экспедиций этноисторического центра «Явар» за двадцать лет собрана информация про полсотни таких архаичных кропильниц, произведены их обмеры и фотодокументирование. Архаичные кропильницы обнаружены в тех храмах (или возле них), которые были построены на местах предыдущих, еще более старых, например, в д. Заречье Мядельского р-на Минской обл. [2: № 167; 22: 8–14], д. Черняково Березовского р-на [2: № 86] и Городище Барановичского р-на [2: № 84] Брестской обл., д. Струбница Мостовского р-на [2: № 66] и д. Василишки Щучинского р-на [2: № 53] Гродненской обл. и др. В последние годы появилась информация о большом количестве таких архаических кропильниц на территории Западной Беларуси [41; 42]. Поисковая работа в этом направлении продолжается.

Известны чашечные камни и архаичные каменные кропильницы и на территории Польши [46: 264; 57: 23–36].

Чашеподобный камень в саду около г. Гродиск Мазовецкий (пригород Варшавы), Мазовецкое воеводство, Польша. Возможно, мог находиться в ближайшем храме Святого Войцеха, самого старого в Мазовии. Фото с сайта: www.clck.ru.
Чашеподобный камень в саду около г. Гродиск Мазовецкий (пригород Варшавы), Мазовецкое воеводство, Польша. Возможно, мог находиться в ближайшем храме Святого Войцеха, самого старого в Мазовии. Фото с сайта: www.clck.ru.
 
Каменная кропильница, Беляны (р-н Варшавы), Мазовецкое воеводство, Польша. Фото с сайта: www.mapio.net.
Каменная кропильница, Беляны (р-н Варшавы), Мазовецкое воеводство, Польша. Фото с сайта: www.mapio.net.
 

Ряд каменных древних кропильниц зафиксировано возле часовен, а также возле бывших униатских и католических храмов, которые позже были переосвящены в православные храмы, например, в д. Клиновое Шарковщинского р-на и Шклянцы Докшицкого р-на Витебской обл., д. Волма Смолевичского р-на Минской обл., д. Дубатовка Сморгонского р-на Гродненской обл. и др.

Можно предполагать, что ряд древнейших кропильниц мог ранее находиться на языческих святилищах, расположенных на высоких холмах. Например, в д. Жупраны Ошмянского р-на Гродненской обл. возле костела рядом с деревянным крестом лежит очень архаическая кропильница, которую не так давно в храме заменили на новую [2: № 98]. Старая кропильница могла лежать на ближайшей горе Пиликанка. Еще не так давно на вершине горы праздновали Купалье и жгли костры. Согласно легенде, тут когда-то стоял очень богатый костел, а потом провалился вместе с людьми [37: 4].

Кропильница возле костела Святых Петра и Павла (построен в 1854–1875 годы) в д. Жупраны, Ошмянский р-н. Фото Л. Дучиц, 2009 год.
Кропильница возле костела Святых Петра и Павла (построен в 1854–1875 годы) в д. Жупраны, Ошмянский р-н. Фото Л. Дучиц, 2009 год.
 

Следует обратить внимание на кропильницу, которая лежит возле плебании в д. Быстрица Островецкого р-на Гродненской обл. [2: № 147]. Не исключено, что первоначально она могла находиться на святилище, которое когда-то было вблизи. Во время путешествия по реке Вилии в 1857 году графу К. Тышкевичу крестьяне показали необычную гору в старой дубовой пуще возле имения Линамарги. Гору называли Замковщина и утверждали, что там когда-то стоял замок. Гора оказалась невероятно крутой и графу с трудом удалось подняться на ее вершину. Вокруг был ров, окруженный насыпным валом. Исследователь отметил, что гора имеет очень малую поверхность для оборонительного замка, но зато обладает всеми признаками жертвенного городища. На насыпи, которая окружала ров, сохранилось несколько сгнивших пней от огромнейших дубов [32: 186–187].

Кропильница возле костела Воздвижения Святого Креста (построен в 1523 году) в д. Быстрица, Островецкий р-н. Фото Л. Дучиц, 2014 год.
Кропильница возле костела Воздвижения Святого Креста (построен в 1523 году) в д. Быстрица, Островецкий р-н. Фото Л. Дучиц, 2014 год.
 

Возле д. Новый Двор Минского р-на на вершине горы когда-то стояла часовня, и там находилась небольшая цилиндроподобная каменная кропильница. Вокруг располагалось кладбище. В советские времена часовню уничтожили, а кропильницу сбросили с горы. В 2006 году экспедицией этноисторического центра «Явар» эта каменная чаша, уже поросшая мохом, была выявлена возле одной из могил. Ее выемка была заполнена землей, где были посажены цветы. Диаметр чаши 42 см, высота 31 см, диаметр выемки 31 см и глубина 17 см [2: № 60].

Кропильница, которая раньше находилась в часовне на кладбище в д. Новый Двор, Минский р-н. Фото Л. Дучиц, 2006 год.
Кропильница, которая раньше находилась в часовне на кладбище в д. Новый Двор, Минский р-н. Фото Л. Дучиц, 2006 год.
 

В г. Плоцк в Польше возле здания библиотеки лежит каменная чаша из розовато-серого гранита. Ее диаметр 56 см, высота 44 см, диаметр выемки 38 см, а глубина 17 см. Исследователи предполагают, что раньше камень лежал на вершине Тумской Горы и был частью языческого святилища [48: 44–49].

Каменная чаша возле библиотеки в г. Плоцке, Мазовецкое воеводство, Польша. Раньше чаша лежала на вершине Тумской Горы, где было святилище [48: 44].
Каменная чаша возле библиотеки в г. Плоцке, Мазовецкое воеводство, Польша. Раньше чаша лежала на вершине Тумской Горы, где было святилище [48: 44].
 

В разных местах Беларуси каменные чаши в храмах называют по-разному: кропильница, кропельница, водяница, крестильница, каменная чаша или совсем просто – камень [2; 30: 1406–1407].

Подобие существовавших ранее языческих жертвенников и старых кропильниц имеет объяснение. Общеизвестно, что многие первые христианские святыни были возведены на местах языческих святилищ [19: 79–84]. Например, есть упоминание о камне с выемкой в главном алтаре костела Святого Михаила Архангела (построен в 1524 году) в д. Гнезно Волковысского р-на Гродненской обл. [44: 630].

Позже, еще на протяжении многих столетий, во время возведения христианских храмов в их фундаменты и стены иногда закладывали и поклонные камни [12: 30; 18: 327]. Один из камней в виде чаши был положен в фундамент Малого храма XVII столетия, который находился на территории Заславского замка [17: 30].

Подтверждением того, что древние каменные кропильницы могли попасть в храмы из глухих мест, служит ряд архивных материалов. Так, русский стольник П. А. Толстой в своем дневнике путешествия по Европе в 1697–1699 годах записал, что в Борисове, в костеле, лежит серый камень, и на нем выдавлены будто бы ступни человеческих ног. Ему рассказали, что камень очень давно был найден в лесу и вместе с иконой Пресвятой Богородицы перенесен в храм [28: 1–7]. В 1866 году от архиепископа Минского и Бобруйского католическим священникам было предписание собрать сведения о том, имеются ли в костелах и часовнях чудесные реликвии. Из Борисова был получен ответ, что в парафиальном костеле лежит камень, в выемку которого наливают освященную воду [21: 225–226]. Возможно, здесь речь идет об одном и том же камне. Известно, что и ряд других камней, к которым ходили на поклонение, переносили в храмы до последнего времени. Например, в д. Луково Малоритского р-на Брестской обл. и др. [13: 343–346].

Цель данной статьи: систематизировать разрозненные сведения о валунах-чашах (мисках, ступах, корытах), которые были найдены в глухих местах, или откопаны в земле. Находки таких языческих жертвенников в глухих местах можно объяснить длительным существованием старых верований, что связано с официальной веротерпимостью во времена ВКЛ (XIV–XVIII). Находки в земле могут объясняться борьбой иезуитов с остатками язычества после Люблинской унии (1569 год). Как известно, в Средневековье по всей Европе католические священники уничтожали объекты старых верований и часто закапывали каменные жертвенники.

Пока таким находкам на территории Беларуси почти не уделялось внимания, хотя некоторая информация все же встречается в публикациях [9: 233–235; 20: 112–114, 185–187].

Среди подобных находок можно выделить пять групп: чаши с большими выемками (объемом до 10 л), чаши с малыми выемками, ступы, миски и корыта.

I. Каменные чаши с большими выемками

Особый интерес представляют две каменные чаши, найденные в окрестностях г. Бобруйска.

1. Одна из них в 1950-е годы была выявлена на берегу р. Березины, перевезена в местный музей и до конца 1990-х годов пролежала на крыльце музея. После переезда музея в новое здание в центре города, чашу поместили в экспозицию. Размеры каменной чаши: 76×62 см и высота 48 см. Диаметр плоскодонной выемки 33 см, глубина – 23 см. Порода камня – гранит порфировидный розово-серого цвета с вкраплениями полевого шпата.

Каменная чаша с цилиндрическим углублением в краеведческом музее г. Бобруйска. Фото В. Винокурова, 2004 год.
Каменная чаша с цилиндрическим углублением в краеведческом музее г. Бобруйска. Фото В. Винокурова, 2004 год.
 

2. Другая бобруйская чаша найдена в начале 1980-х годов в земле на глубине 0,5 м на восточной окраине города во время строительства гаражей для личных машин. Тот факт, что чаша оказалась в земле, может быть связан с деятельностью иезуитов, которые уничтожали следы старых верований. Известно, что еще в 1618 году в Бобруйске обосновались монахи Несвижской коллегии и городской староста П. Тризна даже предоставил им ряд имений [5: 59].

Сначала строители положили камень в качестве ограничителя дорожной полосы, а позже передвинули к воротам гаражного кооператива, покрасили в белый цвет и стали использовать в качестве горшка для посадки цветов. Только в 2004 году про находку узнали корреспонденты местной газеты «Коммерческий курьер» и сообщили ученым.

По размерам чаша близка к упомянутой чаше из музея. Ее диаметр 72 см, высота – 42–46 см. Диаметр плоскодонной выемки 33 см, глубина – 30 см. Порода камня – порфировидный гранит с включениями полевого шпата.

Каменная чаша возле ворот гаража в г. Бобруйске. Фото Л. Дучиц, 2005 год.
Каменная чаша возле ворот гаража в г. Бобруйске. Фото Л. Дучиц, 2005 год.
 

3. В 2013 году местным краеведом М. Ф. Янушкевичем на частном подворье вблизи г. п. Ивенец Воложинского р-на Минской обл. была обнаружена каменная чаша подобная бобруйским находкам. Хозяева использовали ее в качестве поилки для животных. Где чаша находилась раньше, узнать не удалось. Диаметр ивенецкой чаши 51 см, высота – 39 см. Диаметр выемки вверху 37 см, внизу – 27 см, глубина – 14 см.

Каменная чаша, найденная вблизи г.п. Ивенец, Воложинский р-н. Фото Л. Дучиц, 2013 год.
Каменная чаша, найденная вблизи г.п. Ивенец, Воложинский р-н. Фото Л. Дучиц, 2013 год.
 

Чаша, подобная бобруйским и ивенецкой находкам, есть, например, в музее г. Бауске в Латвии [39: 81].

Каменная чаша в краеведческом музее г. Бауске, Латвия [39: 80].
Каменная чаша в краеведческом музее г. Бауске, Латвия [39: 80].
 

4. По размерам немного больше чем вышеописанные каменная чаша, но уже с конусоподобной выемкой, теперь находится на частной усадьбе в г. Миоры Витебской обл. Авторам статьи ее показал в 2016 году учитель истории и краевед из Миор В. А. Ермаленок [2: № 159]. В 2017 году вышла книга В. А. Ермаленка «Паляўнічыя за таямніцамі», где автор подробно описал историю этого камня в последние столетия.

Камень был обнаружен в 2003 году членами археолого-краеведческого кружка «Арганаўты мінулага» СШ № 3 г. Миоры возле д. Казаково Миорского р-на. Местные старожилы рассказали, что раньше камень лежал в панском дворе, а в чашеобразном углублении толкли зерно. В 1950-х годах один из местных жителей перетянул камень к себе на участок и поставил его в сенях. Со временем дом исчез, но камень остался и оказался возле дороги.

В 2003 году в этой местности работали электрики из райцентра. Они погрузили камень и перевезли его в город на усадьбу одного из специалистов [14: 76].

Каменная чаша на частном дворе в г. Миоры. Найдена в. д. Казаково Миорского р-на. Фото Л. Дучиц, 2016 год.
Каменная чаша на частном дворе в г. Миоры. Найдена в. д. Казаково Миорского р-на. Фото Л. Дучиц, 2016 год.
 

5. По сведениям лынтупского краеведа А. В. Гарбуля, еще в начале 1970-х годов рядом с колодцем на хуторе Миниковичей возле д. Ажуройсти вблизи г. п. Лынтупы Поставского р-на Витебской обл. лежала каменная чаша диаметром около 1 м и высотой до 0,5 м. В выемку камня входило ведро воды. Эта чаша использовалась как поилка для животных. Хозяева переехали в г. Швенчёнис, в Литву, и перевезли камень на свою новую усадьбу [10: 52]. Такой же факт зафиксирован и с каменным корытом в д. Даневцы этого же района. Следует обратить внимание, что в таких случаях, возможно, имеет место древнейший обычай перевоза домашней святыни на новое место жительства. Такие случаи упоминают исследователи на территории Литвы.

6. По сведениям вилейского краеведа А. П. Зайцева, несколько десятилетий тому назад возле д. Дядичи Вилейского р-на на горе, где находится кладбище, был откопан камень с выемкой.

Камень с углублением, откопанный на горе возле кладбища д. Дядичи, Вилейский р-н. Фото Л. Дучиц, 2011 год.
Камень с углублением, откопанный на горе возле кладбища д. Дядичи, Вилейский р-н. Фото Л. Дучиц, 2011 год.
 

7. В 2006 году в местной краеведческой газете «Гоман Барысаўшчыны» была опубликована статья краеведа А. Баревича под названием «Былы ахвярнік». Там шла речь о чашеподобном камне с цилиндрической выемкой возле лесной дороги вблизи д. Малое Стахово [4: 8]. Его нынешнее местоположение нам установить не удалось.

ІІ. Каменные чаши с небольшими выемками

1. Еще не так давно возле одной из усадеб в д. Березовец Кореличского р-на Гродненской обл. лежал обработанный камень с небольшой выемкой. Вблизи находятся руины Свято-Троицкой православной церкви, построенной в 1899 году на месте очень старого деревянного храма. Рядом с храмом был святой родник. Диаметр камня 0,7 м, высота 0,5 м, диаметр выемки 14 см и глубина – 5–7 см [2: № 81].

Камень с углублением возле частного дома вблизи бывшей Свято-Троицкой церкви (построена в 1899 году на месте очень старого деревянного храма) в д. Березовец, Кореличский р-н. Фото Л. Дучиц, 2008 год.
Камень с углублением возле частного дома вблизи бывшей Свято-Троицкой церкви (построена в 1899 году на месте очень старого деревянного храма) в д. Березовец, Кореличский р-н. Фото Л. Дучиц, 2008 год.
 

2. Похожий камень, но только с одной выпуклой стороной, был обнаружен вилейским краеведом А. П. Зайцевым в груде собранных камней возле д. Куренец Вилейского р-на Минской обл. Диаметр камня 32 см, высота 16,5 см, диаметр отверстия 5,5 см и глубина – 3,5 см.

Камень с углублением, найденный А. Зайцевым в груде камней вблизи д. Куренец, Вилейский р-н. Фото А. Зайцева, 1998 год.
Камень с углублением, найденный А. Зайцевым в груде камней вблизи д. Куренец, Вилейский р-н. Фото А. Зайцева, 1998 год.
 

3. Один из таких камней лежит возле частной усадьбы в г. Миоры (там же где и каменная чаша из д. Казаково). По сведениям краеведа В. А. Ермаленка, раньше этот камень находился вблизи бывшей миорской кузницы и был предназначен для натягивания металлического обруча на обод деревянных колес [2: № 159].

4. Камень с небольшой рукотворной выемкой округлой формы, подобный на дохристианский жертвенник, находится возле Софийского Собора в Полоцке. Еще несколько лет тому назад этот камень, случайно обнаруженный при благоустройстве Верхнего замка, лежал рядом с почитаемым источником на южном склоне замчища. Найденный уникальный камень на возвышенном месте при слиянии двух рек (Полоты и Двины) также подтверждает версию о том, что Софийский собор, вероятно, возвели на месте древнего святилища. Сегодня это необычное место благоустроили по-новому: камень переместили немного вправо от святого источника.

Камень с углублением возле частной усадьбы в г. Миоры. Фото И. Климкович, 2016 год.
Камень с углублением возле частной усадьбы в г. Миоры. Фото И. Климкович, 2016 год.
 
Площадка с древним камнем-жертвенником (предположительно) на ул. Нижнепокровской в г. Полоцке, на замчище возле Софийского собора. Фото: www.svajksta.by.
Площадка с древним камнем-жертвенником (предположительно) на ул. Нижнепокровской в г. Полоцке, на замчище возле Софийского собора. Фото: www.svajksta.by.
 

5. Чашеподобный камень с небольшой выемкой лежит и на площадке возле офиса районных электросетей в г. Вилейке Минской обл. К сожалению, краеведа А. В. Рогача, который нашел этот камень и переместил его в это место, нет в живых. Поэтому не представляется возможным узнать первоначальное местонахождение данного камня.

Чашеподобный камень на площадке возле здания районных электросетей, г. Вилейка. Фото И. Климкович, 2018 год.
Чашеподобный камень на площадке возле здания районных электросетей, г. Вилейка. Фото И. Климкович, 2018 год.
 

Все перечисленные чашеобразные камни с небольшими выемками по форме и размерам подобны поклонному камню Рагутису, который находится в г. Вильнюсе возле православной церкви Святой Параскевы Пятницы. Согласно письменным источникам, это самая древняя православная церковь г. Вильно (сегодня Вильнюс). По некоторым сведениям, она построена на месте языческого храма древнего бога хмельного веселья Рагутиса. Основала храм в 1345–1346 годах витебская княгиня Мария Ярославна, первая супруга Великого князя литовского Ольгерда.

Камень этот был найден при археологических раскопках на территории вокруг церкви. Сегодня камень Рагутиса находится напротив православной церкви на небольшом островке газона между двумя липами.

Камень Рагутиса возле Параскево-Пятницкой церкви в Вильнюсе, Литва. Фото: www.clck.ru.
Камень Рагутиса возле Параскево-Пятницкой церкви в Вильнюсе, Литва. Фото: www.clck.ru.
 

Кроме упомянутых чаш, в литературе встречаются упоминания и о других таких находках, но без подробного описания.

Камень с выемкой в 1866 году был выкопан на горе Церковище или Старое Село, за 1,5 км на юго-запад от д. Лебедево Молодечненского р-на. Об этом сообщал хранитель Виленского музея древностей Ф. В. Покровский в «Археологической карте Виленской губернии» (1893 год). Камень откопали крестьяне, когда собирали камни для строительства церкви. Автор подчеркнул, что такие каменные чаши стоят при входе в костел, и там держат освященную воду. Согласно легенде, на горе был храм, который провалился, а по другому сюжету – закопана золотая карета. Под горой было несколько родников, которым поклонялись католики и православные [2: № 55; 6: 165–166; 24: 40; 29: 216–217].

В 1976 году краевед В. И. Антонович сообщал, что возле д. Жуковка в Вилейском р-не Минской обл. известен камень с выемкой, который называли Чертовы Жернова. По преданию, пока черт был молодым, то не думал о своем хозяйстве. В старости, когда его никто не захотел кормить, то ему самому пришлось добывать еду. Сделал он из камня жернова и еле-еле поднял их на повозку. В дороге конь устал от тяжелого груза и не захотел дальше тянуть воз. Черт стал бить лошадь, и та сбросила жернова в канаву [1: 26–30]. Позже поиски этого камня в Жуковке предпринял А. П. Зайцев. Выяснилось, что камень исчез во время проведения мелиорации. Но местные старожилы помнили о камне и говорили, что дождевой водой из выемки лечили детей от испуга [16: 292].

В конце ХІХ в. Ф. В. Покровский упомянул также о подобном камне возле почтовой дороги вблизи д. Жабинка на территории теперешнего Глубокского р-на Витебской обл. [24: 9]. Пока этот камень не найден.

Отголоски сведений о святости именно камней с выемками встречаются и среди архивных документов. Среди материалов Минской духовной консистории за 1823 год есть «Дело по рапорту ревизора Домановичского благочиния священника П. Мигая о переносе «священного камня» из леса в церковь с. Славино Речицкого повета к иконе Богородицы». Теперь это д. Славань Светлогорского р-на Гомельской обл.

Говорится, что еще во времена унии за милю от деревни, возле проселочной дороги, на церковном острове (Конном острове), в окружении большого темного леса и маленькой болотной речки, среди каких-то воинских курганов лежал большой дикий камень, и ему поклонялись в начале каждого новолуния. Такое сборище людей к камню называлось Прощей. Считалось, что именно в это время отпускаются грехи. Еще в 1796 году униатские священники ездили на этот остров в новолунные воскресенья.

Над камнем возвели часовню. По преданию, тут когда-то проезжал князь и когда увидел сборище людей возле камня, то приказал сжечь часовню. Часовня сгорела, и камень был поврежден. Его обломки княжеские слуги разбросали по полю, но люди собрали их и отнесли на прежнее место. Прошел слух, что будто бы конюшня при корчме, где останавливался князь, внезапно обвалилась и придушила всех лошадей. После этого паломничества увеличились. Возле собранного из обломков камня поставили крест с распятием. Принесли также несколько икон, и перед ними стали зажигать свечи. На камень клали полотно, которое затем передавали в храм.

Со временем от униатства приход был присоединен к православному вероисповеданию. Речицкие протоиереи неоднократно рассбрасывали обломки камня. Но поклонение продолжалось. Тогда решили, чтобы люди не собирались в лесу, а шли в храм, забрать камень в церковь. На большом обломке камня даже сделали углубление, якобы для использования в качестве водосвятной чаши, как раньше делалось в униатских храмах. Камень поместили под иконой Богородицы. Но позже последовал указ вообще убрать камень из церкви и закопать его [11: 1, 2, 11, 13, 24, 25].

ІІІ. Камни-ступы или камни в виде цилиндра

Среди известных нам камней с выемками есть такие, которые своей формой напоминают деревянные ступы, еще не так давно использовавшиеся в крестьянских хозяйствах. Таких цилиндроподобных камней зафиксировано довольно много на территории Литвы и Латвии [52: 47–56].

В книге «Археологическая карта Гродненской губернии» (1895 год) Ф. В. Покровский сообщал о таком камне на кургане возле д. Залесье на территории бывшего Пружанского уезда: «Небольшой курган в форме полушария, находится в 1,5 верстах от д. Залесья. На нем лежит камень, напоминающий своей формой сосуд для молока – «дойницу», отчего и самый курган называется «Дойницею». Прежде здесь находили много костей, что дает предполагать тут старое кладбище, или место побоища» [25: 82–83]. По сведениям Ю. А. Борисюка, в 1939 году этот камень положили в фундамент дома в д. Залесье (теперь на территории Брестского р-на).

В архивных материалах фигурирует и камень в виде ступы, который был найден в начале ХХ в. при пахоте на холме вблизи д. Унтальянка Борисовского р-на Минской обл. Камень был обтесан кругом, а посередине сделано искусственное углубление. Рядом найдены другие камни и «разные интересные вещи». Ступу взяли в баню греть воду [31: 1].

В двух километрах на восток от д. Леонардово Мядельского р-на Минской обл. на горе Веселуха раньше лежал столбообразный камень высотой 82 см, с углублением. На горе был костел, а еще раньше – униатский храм. Можно предположить, что камень мог выполнять роль кропильницы. В 2002 году он был перевезен в д. Чехи этого же района и поставлен возле деревянного креста [2: № 91; 9: 234].

Ступоподобный камень, перенесенный с горы Веселуха возле д. Леонардово в д. Чехи, Мядельский р-н. Фото Л. Дучиц, 2009 год.
Ступоподобный камень, перенесенный с горы Веселуха возле д. Леонардово в д. Чехи, Мядельский р-н. Фото Л. Дучиц, 2009 год.
 

В наше время также известно несколько высоких цилиндрических кропильниц. Например, одна из них есть в костеле Пресвятой Троицы в д. Данюшево Сморгонского р-на Гродненской обл. Костел был построен в 1809 году на месте бывшего храма. Ее высота 66 см, диаметр 36 см, диаметр выемки 24 см и глубина – 18 см [2: № 55].

Похожая древняя кропильница находится и в костеле святых Симеона и Тадеуша (1904 год) в д. Лаздуны Ивьевского р-на Гродненской обл.

IV. Камни-миски

К настоящему времени собрана информация про две такие находки.

1. По сообщению председателя польского краеведческого общества Казимира Кульвица, в начале ХХ века в округе г. Новогрудка, на холме, где перед этим был вырублен лес, в земле откопали две каменные миски. Их взяли в имение в качестве макотры1 на кухню. Одна миска быстро рассыпалась, а в другой растирали специи. Немногим позже на этом же холме добывали гравий и нашли еще одну подобную миску. Ее поставили на крыльце усадебного дома. Диаметр миски составлял 0,5 м, а высота – 0,25 м [43: 1–5].

Каменная чаша, откопанная вблизи г. Новогрудка в начале ХХ в. [43: 4].
Каменная чаша, откопанная вблизи г. Новогрудка в начале ХХ в. [43: 4].
 

2. Второй мискообразный камень известен возле д. Андреевичи Волковысского района Гродненской обл. Вероятнее всего, о нем в 1895 году писал Ф. В. Покровский: «В четырех верстах от Мстибова, в урочище Андреевцы в сосновом лесу, на вершине высокого холма находится огромный камень в форме усеченного конуса. Не вполне правильное сечение имеет в диаметре около сажени. Народ считает его окаменелым престолом бывшей на этой горе будто бы церкви, в каковом взгляде народа местный священник считает возможным находить основание для определения камня в смысле языческого жертвенника» [25: 40].

В 1987 году археолог Э. М. Зайковский обследовал эту местность и зафиксировал тут три интересные возвышенности. Одну из них называли Церковиско и рассказывали, что давно на ней стояла церковь, которая провалилась. Согласно легенде, пастухи, прикладывались к земле, чтобы услышать звуки церковных колоколов. Рядом есть Лысая Гора. Была еще Гора Могилки, но ее срыли. Именно на ней, по памяти старожилов, стояла часовня, а возле нее лежала каменная плита диаметром около одного метра и с отшлифованным на ней круглым мискообразным углублением почти на всю плиту. В выемке всегда была вода, куда ритуально макали руки, но уже во времена буржуазной Польши (1921–1939) это перестали делать. После уничтожения горы камень исчез [15: 14–15].

V. Камни- корыта

Пока собрана информация о восьми таких камнях. Каждый из них имеет своеобразную форму и размеры. Часть удалось осмотреть, а некоторые известны по рисункам и фотографиям другим исследователей и краеведов.

1. В 1835 году историк и археолог Теодор Нарбут опубликовал сведения о тазообразном камне с выемкой, который был найден глубоко в земле вблизи д. Нача Вороновского р-на Гродненской обл. Камень долгие годы пролежал под порогом крестьянского дома. Исследователь так описывал находку: «Это сосуд, который имеет вид овального медного таза, большой его поперечник 33, меньший 21, глубина же 5 дюймов, изготовлен очень правильно и чисто из плоского куска твердого гранита цветом светлого». Автор предполагал, что сверху была другая плоская каменная плита, потому что края сделаны ровно как стол. Местные люди вспоминали, что раньше камень был целый, а потом раскололся на три части. О назначении такого каменного блюда никто ничего не мог сказать [33: 550; 47: 368–369]. Как известно, дюйм равняется 2,54 см. Отсюда следует, что размеры каменного корыта приблизительно 83 см х 53 см и глубина немногим более 12 см. Судя по рисунку, высота блюда небольшая.

Камень, найденный вблизи д. Нача, Вороновский р-н. Рисунок историка Теодора Нарбута [47: Tab. II. № 8].
Камень, найденный вблизи д. Нача, Вороновский р-н. Рисунок историка Теодора Нарбута [47: Tab. II. № 8].
 

2. Об одном из таких камней есть только упоминание. Сведения приведены в издании «Известия Императорского археологического общества» за 1859 год, где говорится о статьях, присланных К. А. Говорским из Полоцка. В одной из статей сообщается, что в 1852 году в Лепельском повете Витебской губернии в имении помещика Лисовского найдено каменное блюдо, и Говорский готов передать его в Петербург в Археологическое общество. О том месте, где был найден камень, известно предание, что там стоял лагерем великий литовский князь Витовт [23: 239].

3, 4. Два корытоподобных камня лежат по обе стороны крыльца храма на высоком левом берегу реки Вилии вблизи д. Дубок Островецкого р-на Гродненской обл. Храм был построен в 1928 году и через год освящен. При входе прибиты две маски с оскаленными пастями хищных зверей. Под крышей прикреплены сухие ветки, а колонны обмотаны гирляндами из дубовых листьев. По сведениям местного населения, раньше на этом месте была дубрава. Невдалеке находится Тупальщинский Камень, площадка вокруг которого в прошлом была вымощена камнями. Вместе с курганным могильником этот большой камень представлял единый культовый комплекс [2: № 105; 27: 9].

5. В 2005 году экспедиция этноисторического центра «Явар» зафиксировала корытообразный камень между д. Кукли и Новосады в Вороновском р-не Гродненской обл. Однако каких-либо сведений о нем собрать не удалось [2: № 53].

Каменное корыто между д. Кукли и Новосады, Вороновский р-н. Фото Л. Дучиц, 2005 год.
Каменное корыто между д. Кукли и Новосады, Вороновский р-н. Фото Л. Дучиц, 2005 год.
 

6. В 2014 году Экспедиция «Явара» на кладбище в д. Деревная Столбцовского р-на Минской обл. обнаружила корытопобный камень, который подпирал памятник на одной из могил вблизи часовни. Вероятнее всего, это каменное корыто служило кропильницей возле часовни, а не так давно было использовано в качестве подпорки памятника. Длина камня около 1 м, ширина 60 см и высота 15 см [2: № 144].

Каменное корыто на кладбище. Использовано как подпорка для памятника. Раньше лежало возле кладбищенской часовни (или внутри ее) вблизи д. Деревная, Столбцовский р-н. Фото Л. Дучиц, 2014 год.
Каменное корыто на кладбище. Использовано как подпорка для памятника. Раньше лежало возле кладбищенской часовни (или внутри ее) вблизи д. Деревная, Столбцовский р-н. Фото Л. Дучиц, 2014 год.
 

7. Половина корытообразного каменного жертвенника в 2001 году была найдена экспедицией Поставского краеведческого общества «Ювента» (руководитель И. Н. Прокопович) на городище Черная Гора в 1,5 км севернее от д. Даневцы Поставского района Витебской обл. По сведениям местных жителей, вторая часть жертвенника была отбита, и люди, которые переезжали в Литву, увезли ее с собой. По преданию, на горе когда-то стоял костел, а под горой находится подземелье, где спрятаны религиозные реликвии, свезенные сюда во время какой-то давней войны, когда захватчики грабили храмы [26: 43–44].

Половина корытоподобного камня-жертвенника на вершине городища около д. Даневцы, Поставский р-н [26: 43].
Половина корытоподобного камня-жертвенника на вершине городища около д. Даневцы, Поставский р-н [26: 43].
 

Согласно мифологическим верованиям, именно в корыте перетягивали в новый дом домовика [7: 230]. С фактом находки каменного корыта на вершине горы интерес представляет предание про Чертову Гору в лесу, рядом с болотом, между деревнями Брусы и Ольсевичи в соседнем Мядельском р-не Минской обл. По одному из преданий, в болоте у горы жил Черт и по ночам ходил в деревню к женщине. Однажды он задержался до рассвета. Черт поспешно побежал на гору и потянул за собой корыто, но дотянул его только до горы и там бросил. По другому преданию, черт нес гору, но, когда пропел петух, он ее выронил. Также рассказывали, что на болоте возле горы видели привидения в виде маленьких старичков [2: № 91].

8. В 2019 году краеведом из г. Ивье Гродненской обл. А. В. Волчком на агроусадьбе вблизи д. Залейки был обнаружен камень в виде корыта. По словам хозяина усадьбы, камень нашли в глухом болотистом лесу между д. Боровики и Чеховцы, вблизи местечка Суботники. Размеры жертвенника 1,0 х 0,75 м, высота – 0,25 м. Размеры выемки 70 × 45 см и глубина 15 см [2: № 175].

Каменное корыто (камень-жертвенник) на частном участке в д. Залейки. Найдено в лесу между д. Боровики и Чеховцы, Ивьевский р-н. Фото Л. Дучиц, 2019 год.
Каменное корыто (камень-жертвенник) на частном участке в д. Залейки. Найдено в лесу между д. Боровики и Чеховцы, Ивьевский р-н. Фото Л. Дучиц, 2019 год.
 

Кроме перечисленных каменных корыт есть информация о корытообразной кропильнице в костеле Иоанна Крестителя (построен в 1908 году) в д. Парафьяново Докшицкого р-на Витебской обл. [2: № 72], а также на бывшем военном полигоне в Борисовском р-не Минской обл. [2: № 27].

Таким образом, находки камней-чаш (ступ, мисок, корыт) пока немногочисленны, в связи с чем сложно делать однозначные выводы о том, какую роль они играли в древних верованиях и обрядах. Однако явно прослеживается их связь с архаическими каменными кропильницами и одно можно сказать наверняка: почти для всех этих каменных чаш характерна универсальная обработка специальным мастером. Несомненно также, что не все такие камни попали в поле зрения ученых и краеведов. В связи с этим, авторы просят сообщать им о других подобных находках. Такие сведения помогут раскрыть не одну страницу нашей истории.

Кликните, чтобы просмотреть в полном размере
Карта Беларуси. Места расположения на территории Беларуси основных валунов-чаш (ступ, мисок, корыт). Карта составлена В. Ф. Винокуровым в 2020 году.
Карта Беларуси. Места расположения на территории Беларуси основных валунов-чаш (ступ, мисок, корыт). Карта составлена В. Ф. Винокуровым в 2020 году.
 

Каменные чаши: 1. г. Бобруйск (музей), 2. г. Бобруйск (гаражи), 3. г.п. Ивенец Воложинского р-на, 4. г. Миоры (д. Казаково) Миорского р-на, 5. д. Ожуройсти Поставского р-на, 6. д. Дядичи Вилейского р-на, 7. д. Малое Стахово Борисовского р-на, 8. д. Березовец Кореличского р-на, 9. д. Куренец Вилейского р-на, 10. г. Миоры Миорского р-на, 11. г. Полоцк, 12. г. Вилейка, 13. д. Лебедево Молодеченского р-на, 14. д. Жабинка Глубокского р-на, 15. д. Жуковка Вилейского р-на. Каменные миски: 1. г. Новогрудок, 2. д. Андреевичи Волковысского р-на. Каменные ступы: 1. д. Залесье Брестского р-на, 2. д. Унтальянка Борисовского р-на, 3. д. Чехи (д. Леонардово) Мядельского р-на. Каменные корыта: 1. д. Нача Вороновского р-на, 2. г. Лепель, 3. д. Дубок Островецкого р-на, 4. д. Дубок Островецкого р-на, 5. Между д. Кукли и Новосады Вороновского р-на, 6. д. Деревная Столбцовского р-на, 7. д. Даневцы Поставского р-на 8. д. Залейки (найдено между деревнями Боровики и Чеховцы) Ивьевского р-на.

Примечания

1. Макотра – сосуд для растирания специй.

Литература

1. Антановіч, В. І. Таямніцы каменнага летапісу / В. І. Антановіч // Помнікі гісторыі і культуры Беларусі. – 1976. – № 3. – С. 26–30.

2. Архіў Этна-гістарычнага цэнтра «Явар». Справы № 27 (2003), 53, 55 (2005), 60, 66 (2006), 72 (2007), 81, 84, 86, 91 (2008), 98 (2009), 105 (2010), 144, 147 (2014), 159 (2016), 167 (2018), 175 (2019).

3. Баршчэўскі, І. Ф. З гісторыі фальлёктэнiзму / І. Ф. Баршчэўскі // Запіскі аддзелу гуманітарных навук. Працы катэдры этнографіі. – Менск: Інстытут беларускае культуры, 1928. – Том 1. – Сш. 1. – Кн. 4. – С. 49–80.

4. Барэвіч, А. Былы ахвярнік? / А. Барэвіч // Гоман Барысаўшчыны. – 2006. – № 3. – С. 8.

5. Блинова, Т. Б. Иезуиты в Белоруссии / Т. Б. Блинова. – Минск: Беларусь, 1990. – 110 с.

6. Бяздоннае багацце: легенды, паданні, сказы / Склад. А. І. Гурскі. Мiнск: Маст. літ., 1990. – 255 с.

7. Валодзіна, Т. Карыта (начоўкі) / Т. Валодзіна // Міфалогія беларусаў: энцыклапедычны слоўнік. – Мінск: Беларусь, 2011. – С. 229–220.

8. Вайткявичюс, В. По поводу классификации священных камней балтов / В. Вайткявичюс // Матэрыялы па археалогіі Беларусі. Древности Беларуси (железный век и средневековье). – Минск: ГНУ «Институт истории НАН Беларуси», 2005. – Вып. 9. – С. 70–79.

9. Вінакураў, В. Культавыя валуны са штучнымі паглыбленнямі на Беларусі / В. Вінакураў, Л. Дучыц, Э. Зайкоўскі, А. Карабанаў // Гістарычна-археалагічны зборнік. – 2003. – Вып. 15. – С. 231–251.

10. Гарбуль, А. Скарбы сівых валуноў / А. Гарбуль. – Паставы: Сумежжа, 2002. – 104 с.

11. Дело по рапорту ревизора Домановичского благочиния священника П. Мигая о переносе «священного камня» из леса в церковь с. Славино Речицкого повета к иконе Богородицы // Национальный исторический архив Беларуси (НИАБ). – Ф. 136. Оп. 1. Д. 6259. Л. 1–25.

12. Дубов, И. В. Культовый «Синий камень» из Клещина / И. В. Дубов // Язычество восточных славян: сб. науч. трудов / Гос. музей этнографии народов СССР. – Л.: ГМЭ, 1990. – С. 27–36.

13. Дучыц, Л. У. Прыродныя сакральныя аб’екты (камяні, дрэвы, крыніцы) у храмах / Л. У. Дучыц, І. Я. Клімковіч // Традыцыі і сучасны стан культуры і мастацтваў. Матэрыялы V-й міжнароднай навукова-практычнай канферэнцыі (г. Мінск, 20–21 лістапада 2014 года). – Мінск: «Права і эканоміка», 2014. – С. 343–346.

14. Ермалёнак, В. Паляўнічыя за таямніцамі: аб дзейнасці археолага-краязнаўчага гуртка «Арганаўты мінулага» / В. Ермалёнак. – Мінск: «Капитал Принт», 2017. – 318 с.

15. Зайкоўскі, Э. М. Справаздача аб палявых археалагічных даследаваннях у 1987 г. / Э. М. Зайкоўскі // Цэнтральны навуковы архіў НАН Беларусi (ЦНА НАН Беларусі). Фонд археалагічнай навуковай дакументацыі. Оп. 1. Д. 1010. – 52 с.

16. Зайцаў, А. Рэлікты культу быка на Вілейшчыне / А. Зайцаў // Вілейскі павет. Гісторыка-краязнаўчы гадавік. – Мінск: Выдавец А. М. Янушкевіч, 2015. – Вып. 2. – С. 289–296.

17. Заяц, Ю. А. Археалагічныя помнікі Заслаўя / Ю. А. Заяц // Памяць. Заслаўе. – Мінск: БЕЛТА, 2002. – С. 26–30.

18. Иванова-Бучатская, Ю. В. Культовые камни Северной Германии / Ю. В. Иванова-Бучатская // Археология, история, нумизматика, этнография Восточной Европы (Сб. Статей памяти проф. И. В. Дубова). – СПб., 2004. – С. 323–328.

19. Катлярчук, А. Паганства ў Вялікім княстве Літоўскім у працах шведскіх і ангельскіх гісторыкаў XVI–XVII стст. / А. Катлярчук // Druvis – 2008. – № 2. – С. 79–84.

20. Культавыя і гістарычныя валуны Беларусі / А. Карабанаў [і інш.]. – Мінск: Беларус. навука, 2011. – 235 с.

21. Лашкевіч, А. А. Эпізоды з канфесійнага жыцця ў Барысаве ў сярэдзіне ХІХ – пач. ХХ стст. (на матэрыялах архіўных фондаў НГАБ) / А. А. Лашкевіч // Колодеевские чтения (200-летию событий войны 1812 года на Борисовщине посвящается). – Борисов: Борисовская укрупненная тип. им. 1 Мая, 2012. – С. 225–228.

22. Лісейчыкаў, Д. Беркаўская парафія: хроніка з’яўлення і знікнення / Д. Лісейчыкаў, А. Сцебурака // Вілейскі павет. Гісторыка-краязнаўчы гадавік. – Мінск: Выдавец А. М. Янушкевіч, 2017. – Вып. 3. – С. 8–14.

23. О статьях доставленных К. А. Говорским из Полоцка // Известия императорского археологического общества. – СПб., 1859. – Т. 1. – С. 239.

24. Покровский, Ф. В. Археологическая карта Виленской губернии / Ф. В. Покровский. – Вильна: Тип. А. Г. Сыркина, 1893. – 164 с.

25. Покровский, Ф. В. Археологическая карта Гродненской губернии / Ф. В. Покровский. – Вильна: Тип. А. Г. Сыркина. 1895. – 166 с.

26. Пракаповіч, І. За смугою мінулых часоў. Старажытная гісторыя і археалагічныя помнікі Пастаўскага краю / І. Пракаповіч. – Мінск: Кнігазбор, 2011. – 111 с.

27. Прыхач, У. Па хвалях Вяллі і часу. Рукапіс / У. Прыхач. – 22 с.

28. Путевые заметки стольника П. А. Толстого о Могилевской губернии в 1697–1699 гг. // Сборник статей Могилевских губернских ведомостей. – Могилев-Губернский, 1900. – Вып. 1: 1898 и 1899 гг. – С. 1–7.

29. Сапунов, А. Материалы по истории и географии Дисненского и Вилейского уездов Виленской губернии / А. Сапунов, В. Друцкий-Любецкий. – Витебск: Губернская Типо-Литография, 1896. – 262, [2], 144 с.

30. Сахаров, П. Кропильница / П. Сахаров // Католическая энциклопедия. – М.: Изд-во францисканцев. 2005. – Т. II (И – Л). – С. 1406–1407.

31. Справа № 12. Археалагічная камісія БАН. 1929 // Цэнтральны навуковы архіў НАН Беларусі. Фонд археалагічнай навуковай дакументацыі. Воп. 1. Сп. 213. Л. 3–5.

32. Тышкевіч, К. Вілія і яе берагі / К. Тышкевіч; уклад., прадм. пер. пол. тэкстаў, камент. У. Васілевіч. – Мінск: Беларус. навука, 2018. – 636 с.

33. Тышкевич, К. О курганах в Литве и Западной Руси. Археологические исследования / К. Тышкевіч // Вілія і яе берагі / Канстанцін Тышкевіч; уклад., прадм., пер. пол тэкстаў, камент. У. Васілевіч. – Мінск: Беларус. навука, 2018. – С. 493–613.

34. Урбанавичюс, В. Реликты язычества в памятниках 14–16 вв. в Литве / В. Урбанавичюс // Новое в археологии Прибалтики и соседних территорий. – Таллин, 1985. – С. 161–167.

35. Уртанс, Ю-Т. В. Культовые камни с углублениями в Латвии / Ю-Т. В. Уртанс // Краткие сообщения института археологии СССР. – М.: Наука, 1987. – Вып. 190. – С. 69–73.

36. Уртанс, Ю-Т. В. Языческие культовые памятники на территории Латвии / Ю-Т. В. Уртанс: автореф. … канд. ист. наук. – Ленинград, 1988. – 16 с.

37. Шукеловіч, В Загадка гары Піліканкі / В. Шукеловіч // Ашмянскі веснік. – 2017. – № 60. – С. 4.

38. Caune, A. Dobumakmeni Latvija / A. Caune // Arheeologija un etnografija. XI. – Riga, 1974. – S. 89–98.

39. Grinbergs, A. Zemgales regiona senās kulta vietas / A. Grinbergs. – Riga: Jelgavas Tipogrāfija Ltd., 2012. – 221 s.

40. Daugudis, V. Die Eisenzeitlichen kultstedtten in Litauen / V. Daugudis // Archaeologia Baltica. – Vilnius, 1995. – P. 121–146.

41. Kościoły i klasztory rzymskokatolickie dawnego województwa Wileńskiego. – T. 1. – Kraków, 2005. – Foto 229, 676; – T. 3. Kraków, 2010. – Foto 320, 370, 509; – T. 4. Kraków, 2011. – Foto. 46, 488.

42. Kościoly i klasztory rzymskokatolickie dawnego województwa Nowogródzkiego. – Kraków, 2006. – T. 2. – Foto 36.

43. Kulwieć, K. Żywe kamienie / K. Kulwieć // Ziemia. – 1910. – № 1. – S. 1–5.

44. Kw., A. Gniezno / A. Kw. // Słownik geograficzny królestwa Polskiego i innych krajów słowiańskich. – Warszawa: Druk «Wieku», 1881. – T. II. – S. 629–630.

45. Matulis, R. Istoriniai akmenys. Eksperimentinė technikos paminklų restauravimo imonė / R. Matulis. – Vilnius, 1990. – 143 p.

46. Motyka, J. (Ks.). Z pradziejów Nad-Rabia / J. (Ks.) Motyka // Swiatowit. – Warszawa, 1947. – T. XVIII (1939–1945). – S. 251–268.

47. Narbutt, T. Dzieje starożytne narodu litewskiego / T. Narbutt. – Wilno: Druk A. Marcinowskiego, 1835. – T. 1. Mitologia litewska. – 482 s.

48. Szafrański, W. Nowa rewelacja archeologiczna: (jeszcze o płockim wczesnośredniowiecznym uroczysku pogańskim) / W. Szafrański // Notatki Płockie. – 1974. – Т. 19. – № 4 (78). – S. 44–49.

49. Tarasenka, P. Pedos akmenyje. Valstybinė politines ir mokslinės literatūros leidykla / P. Tarasenka. – Vilnius: Valstybinė politinės ir mokslinės literatūros leidykla, 1958. – 81 p.

50. Urbanavičius, V. Senųjų tikėjimų reliktai Lietuvoje XV–XVII amžieis (4. Pagoniškos šventvietės XVI–XVII amžiais) / V. Urbanavičius // Труды АН ЛитССР. Серия А. – 1977. – № 3 (66). – С. 79–89.

51. Urtāns, J. Pēdakmeni, robežakmeni, muldakmeni / J. Urtāns. – Riga: Avots, 1990. – 93 lpp.

52. Urtāns, J. Cylindrical ritualistic stones with a cup mark in Latvia / J. Urtans // Jornal of Baltic Studies. – 1992. – Vol. XXIII. – S. 47–56.

53. Urtāns, J. Latvijas kultakmeni ar konisk u dobumu / J. Urtāns // Arheologija un etnografija. – 1994. – № 17. – S. 108–112.

54. Vaitkevičius, V. Akmenys su plokščidugniais dubenimis Lietuvoje ir Latvijoje / V. Vaitkevičius // Lietuvos archeologija. – 1999. – № 18. – P. 227–242.

55. Vaitkevičius, V. Alkai. Baltų šventviečių stadija / V. Vaitkevičius. – Vilnius: Diemedžio, 2003. – 320 p.

56. Vaitkevičius, V. Senosias lietuvos šventvietės. Aukštaitija / V. Vaitkevičius. – Vilnius: Diemedžio, 2006. – 783 p.

57. Wawrzeniuk, J. Słowiańskie kamienne ołtarze – stan badań, potrzeby badawcze / J. Wawrzeniuk // Матэрыялы па археалогіі Беларусі. – Минск: Інстытут гісторыі НАНБ, 2010. – Вып. 19: Археалогія і гісторыя Гродзеншчыны. – С. 23–36.

Об авторах:

Дучиц Людмила Владимировна (г. Минск) – археолог, канд. ист. наук, автор статей и книг по археологии, истории, мифологии и сакральной географии Беларуси, независимый исследователь

Климкович Ирина Евгеньевна (г. Минск) – журналист, автор энциклопедических словарей, статей и книг по мифологии и сакральной географии Беларуси, независимый исследователь

Винокуров Валерий Федорович (г. Минск) – геолог, один из создателей «Парка камней», автор энциклопедических словарей, статей и книг по геологии Беларуси, независимый исследователь

Доклад был прочитан 14 марта 2020 года на конференции «Таинственная Беларусь VI» (г. Минск, Национальная библиотека Беларуси)

Людмила Дучиц, Ирина Климкович, Валерий Винокуров 31.03.2020
 
Если у вас есть дополнительная информация по этой публикации, пишите нам на ufocom@tut.by Подписывайтесь на наш телеграмм или вайбер каналы, чтобы всегда быть в курсе событий.
 
 
"Tricolor": возвращение из бездны?
Курьезы 1
"Tricolor": возвращение из бездны?
В 1958 году высокопоставленный офицер НАТО Дж. Е. Робинсон рассказал о встрече с призраком норвежского теплохода "Tricolor", который взорвался и затонул неподалеку от побережья Цейлона (ныне Шри-Ланка). Попытались разобраться, имеются ли у его истории другие объяснения, кроме столкновения с чем-то сверхъестественным?
Сложный случай: диагноз, поставленный по указанию галлюцинаторных голосов
Проблемное 1
Сложный случай: диагноз, поставленный по указанию галлюцинаторных голосов
Иногда врачи сталкиваются в своей практике с поразительными случаями, граничащими со сверхъестественным. Некоторые такие истории становятся лишь частью медицинского фольклора, но лишь единицы доходят до страниц научных журналов и обсуждаются затем на специализированных конференциях. Один из таких случаев зафиксировал и опубликовал консультант-психиатр И. О. Азуонье из Лондона.