Дело об «аэропланах» в Саратовской губернии

До сих пор Первая мировая война продолжает преподносить исследователям сюрпризы в виде новых архивных документов, освещающих ее отдельные, малоизвестные эпизоды. К таким не до конца освещенным вехам одного из величайших в истории человечества противостояний можно отнести и антиаэроплановую кампанию, развернувшуюся за тысячи километров от основных фронтов сражений. Выражалась эта кампания в охоте за шпионами и их летательными аппаратами в местностях, где в тот момент не было ни собственной, ни вражеской авиации (Степной край, Уфимская, Оренбургская, Самарская, Воронежская, Тамбовская, Пермская и другие губернии). Саратовская губерния не стала здесь исключением и местные власти активно включились в погоню за фантастическими сообщениями.

О том, что в губернии начались активные розыски некого таинственного летательного средства можно узнать из дела, находящегося ныне в ЦГАСО, хотя каких-либо документов, подтверждающих переписку губернаторов по этой теме, в ЦГАСО не сохранилось [8. Л. 16]. Несмотря на это, в Саратовской губернии истории о «полетах аэропланов» получили широкое распространение. Часть таких материалов можно найти в канцелярии Саратовского губернатора (ОГУ ГАСО. Ф. 1. Оп. 1. Д. 9388. «О мобилизации войск в Саратовской губернии», 20 июня 1914 года – 19 ноября 1914 года; ОГУ ГАСО. Ф. 1. Оп. 1. Д. 9387. «О мобилизации войск в Саратовской губернии». Т. 2, 7 августа 1914 года – 10 января 1915 года; Ф. 1. Оп. 1. Д. 9444. «О лицах, обвиняемых в распространении слухов о войне и о должностных лицах, привлеченных к ответственности за враждебное отношение к русскому народу (к правительству), 4 апреля 1914 – 28 декабря 1914 года). Сведения поступали из Камышинского, Балашовского, Саратовского и других уездов. Единственная на сегодняшний день публикация, освещающая эту проблему в Саратовской губернии, принадлежит А. В. Посадскому, доктору исторических наук, заведующему кафедрой социологии, политологии и истории Отечества ФГБО ВО «Самарский государственный технический университет» [7. С. 266–268]. Однако до сих пор отсутствует исчерпывающая информация о всех действиях властей в этот период и не систематизированы сообщения, на которые им пришлось реагировать. В связи с этим автор поставил своей целью максимально полно осветить ход местной антиаэроплановой кампании.

29 июля (11 августа) [1. Л. 29] и 8 (21) августа [3. Л. 107–107 об.] 1914 года из Казани и Санкт-Петербурга местные власти получили сведения о появлении в пределах империи неопознанных летательных аппаратов – это можно считать точками отсчета активной фазы антиаэроплановой кампании в Саратовской губернии. Первый циркуляр был разослан отнюдь не на пустом месте. Еще 29 июля (11 августа) исправник из Николаевского уезда Самарской губернии писал про подозрительный «воздушный шар», который летел в сторону Саратова [8. Л. 16]. Сообщение об этом, как и о некоторых других сходных наблюдениях, передавалось в пределах казанского Военного округа, куда входила и Саратовская губерния, так что к началу августа губернатор А. А. Ширинский-Шихматов1 был уже хорошо осведомлен о сходных происшествиях.

Андрей Александрович Ширинский-Шихматов.
Андрей Александрович Ширинский-Шихматов.
 

Сообщение о «воздушном шаре», в свою очередь, стало причиной распространения по губернии двух циркуляров от 29 июля (11 августа) и 1 (14) августа за № 247 и 656, в которых Саратовский губернатор предписывал учредить при стражнических отрядах особые ночные караулы для наблюдения за появлением летательных аппаратов, а стражникам требовалось открывать по появившимся машинам огонь [3. Л. 111].

Уже на следующий день после получения оповещения из Санкт-Петербурга Ширинский-Шихматов запросил у саратовского полициймейстера сведения о летательном аппарате из местного аэроклуба.

Л. 108.
Предписываю Вам представить мне сведения о том: 1) где и в чьем ведении находится принадлежавший Саратовскому Аэро-Клубу летательный аппарат2, 2) существует ли ныне означенный Аэро-Клуб и, в утвердительном случае, кто состоит во главе его, если же он прекратил свое существование, то куда обращены имевшиеся у него средства (около 9 тысяч рублей).
Если Аэро-Клуб существует, то поручаю Вам переговорить с его администрацией, не признает ли она возможным, созвав общее
Л. 108 об.
собрание, с согласия последнего пожертвовать имеющийся у Клуба капитал или часть его на нужды военной авиации [3. Л. 108–108 об.].
Учредители Саратовского аэроклуба на фоне аэроплана авиатора А. А. Васильева в 1910 году. Четвертый слева – председатель клуба, вице-губернатор П. М. Боярский (из фондов Саратовского областного музея краеведения).
Учредители Саратовского аэроклуба на фоне аэроплана авиатора А. А. Васильева в 1910 году. Четвертый слева – председатель клуба, вице-губернатор П. М. Боярский (из фондов Саратовского областного музея краеведения).
 

Кроме организации специальных отрядов для наблюдения за возможным пролетом любых инородных тел, каждое из которых можно было рассматривать как вражеский летательный аппарат (своих аэропланов в пределах Саратовской губернии в тот момент уже не имелось), были предприняты и другие меры, о чем губернатор уведомил МВД.

Л. 109.
Шифрованная
Петербург
Министру Внутренних дел.
531. Все распоряжения относительно возможного появления воздухоплавателей сделаны своевременно. При всех отрядах стражи учреждены постоянные днем – ночью посты наблюдения. Все владельцы автомобилей обязаны нужных случаях предоставить автомобили для наблюдения преследования. Точка. Саратовской губернии воздухоплавательных аппаратов станций нет,
Л. 109 об.
пролетов не было. Точка. Губернии продолжается полное содействие. Номер.
И. д. Губернатора [3. Л. 109–109 об.].

К большому сожалению, в проанализированных документах пока выявлено очень мало дел, связанных с конкретными заявлениями граждан о «неприятельской авиации» в саратовском небе. Но они все же наличествовали. Так, 25 или 26 августа (7 или 8 сентября) 1914 года крестьяне д. Сергеевка Саратовского уезда сообщали о пролетевшем в сторону немецкой колонии «аэроплане», причем, со слов местных жителей, оказалось, что это не первый его визит в эту местность. Саратовский уездный исправник Соколов так писал об этом губернатору 7 (20) сентября 1914 года.

РАПОРТ
Пристав 1 стана Саратовского уезда сего числа, за № 404, донес мне, что 25 минувшего Августа крестьяне дер. Сергеевки, Рыбушкинской волости, Саратовского уезда Сергей Иванов Бучарский 1-й, Емельян Павлов Ковалев и другие, находясь на мельнице Миллера в селе Норках, той же волости, Камышинского уезда, для размолки хлеба, в сумерках лично видели, что в конце села Норок пролетел по направлению к Аткарскому уезду, на село Капены, к немецкой колонии «Кресты» аэроплан, а когда Ковалев и Бучарский по этому поводу вступили в разговор с немцами, то последние сообщили, что аэроплан этот уже пролетал по этой местности несколько раз и кроме того ходят упорные слухи, что аэроплан показывается большею частью над немецкими колониями Камышинского уезда и даже в селе Сплавнухе, Камышинского уезда, с аэроплана будто-бы были брошены какие-то брошюры на немецком языке.
О вышеизложенном доношу Вашему Сиятельству и докладываю, что за появлением аэропланов по Саратовскому уезду наблюдение установлено.
Уездный исправник Соколов [2. Л. 22].

Губернатор написал на этом рапорте свою резолюцию, где приказал привлечь к ответственности распространителей «нелепых слухов», закончил же он ее словами: «Уверен, что пруссаки умнее и над Саратов. губ. летать не станут» [2. Л. 22]. Однако в документе почти ничего не сообщалось о внешнем виде аппарата, поэтому 20 сентября (3 октября) камышенский уездный исправник немного исправил это упущение, сообщив губернатору, что предмет «издавал красный свет» и двигался на довольно большой высоте, правда больше ничего выяснить он не смог.

Рапорт
Вследствие отношения Канцелярии от 20 сентября за № 6963, доношу ВАШЕМУ СИЯТЕЛЬСТВУ, что по удостоверениям поселянина селения Норки Андрея Миллер и кр. Виктора Чевтаева, 25 или 26 минувшего августа, вечером когда уже стало темно, они видели какой то движущийся в воздухе предмет, который имел направление из-за Волги [к] с. Копенам. Этот предмет двигался быстро на расстоянии 3-х верст3, издавал красный свет, а потому они полагают, что это был аэроплан, но точно не удостоверяют. Предмет этот скрылся и не останавливался и никаких брошюр с него не разбрасывалось [3. Л. 113].

Некоторые обыватели на фоне общей истерии сочиняли подобные рассказы целенаправленно. Так, 6 (19) октября 1914 года в г. Саратове «за озорство» на улице, «выразившееся в распространении ложного слуха, собравшего толпу народа, о появлении неприятельского аэроплана», привлекались к ответственности А. Т. Куликова и Т. А. Мызникова.

1914 года, октября 20 дня, Главноначальствующий Саратовской губернии, И. д. Саратовского Губернатора, на основании п. 1 отдела 2 своего обязательного постановления от 25 июля 1914 года, ПОСТАНОВИЛ: проживающих в г. Саратове крестьянок Саратовской губернии: с. Рогаткина, Камышинского уезда, Антонину Терентьеву КУЛИКОВУ, и с. Потьмы, Балашовского уезда, Татьяну Андрееву МЫЗНИКОВУ, за озорство их 6 сего октября на улице г. Саратова же, выразившееся в распространении ложного слуха, собравшего толпу народа, о появлении неприятельского аэроплана, подвергнуть аресту на 2 недели.
Главноначальствующий, И. д. Губернатора, Камергер ВЫСОЧАЙШЕГО двора (подпись) [4. Л. 100].
Впервые взлет аэроплана жители Саратова могли наблюдать на ипподроме 26 сентября 1910 года. Второй полет Александр Васильев совершил 3 октября – на этот раз уже над Волгой. Открытка саратовского издательства К. Ф. Кнауба (фотомонтаж).
Впервые взлет аэроплана жители Саратова могли наблюдать на ипподроме 26 сентября 1910 года. Второй полет Александр Васильев совершил 3 октября – на этот раз уже над Волгой. Открытка саратовского издательства К. Ф. Кнауба (фотомонтаж).
 

В ноябре балашовский уездный исправник направил Главноначальствующему Саратовской губернии рапорт с изложением сведений о наблюдениях нескольких аналогичных объектов в промежуток с 21 сентября (4 октября) по 12 (25) ноября 1914 года. Один из них представлял собой «лодку», плывущую по небу, а второй – три луча, дающие основания заподозрить в них три «аэроплана».

Л. 26.
РАПОРТ
Прокурор Саратовского Окружного Суда при предложении от 15 сего ноября за № 12541 препроводил на мое распоряжение письмо проживающего в селе Турках землевладельца К. А. Калнынь (бывшего Судебного Следователя), копия которого представляется. О циркулирующих в Турках слухах я узнаю из этого письма впервые. Пристав 1 стана сведений этих не имеет, а рапортом от 12 октября за № 3320, по сведениям урядника 4 участка, донес, что крестьяне Мучкапских хуторов, Красно-Коленской волости, на заре 21 сентября видели полет аэроплана по направлению на юго-запад. Поручив приставу лично опросить крестьян, я получил от него 15 ноября донесение, что крестьяне Мучкапских хуторов Василий и Павел Наумовы подтвердили свое заявление и объяснили, что пред восходом солнца 21 сентября, они, будучи на своем хуторе при с. Михайловке, Красно-Коленской волости, заметили на значительной высоте появление с северо-востока быстро движущегося черного продолговатого предмета в виде лодки; минут через 10 предмет тот скрылся из виду и никакого шума и жужжания они не слыхали, не видно было и света. Ранее аэропланов никогда не видели. Затем Пристав 4 стана рапортом от 12 ноября донес, что приказчик хутора кн. Вяземских Тимофей Хопянин заявил, что как-то в сентябре он в 7 1/2 или 8 часов вечера, проезжая из с. Аркадака на хутор, был поражен появлением на большой высоте трех лучей света и предполагает, что это были три аэроплана, летевшие на расстоя-
Л. 26 об.
нии саженей 404 друг от друга, от немецких колоний по направлению на село Турки.
Вот и все сведения имеющиеся у меня об аэропланах, созданных вероятно фантазией означенных лиц. Для немцев поселенцев распространение подобных слухов может иметь очень неприятные последствия, почему я поручил Приставам вообще принять меры к недопущению распространения подобных слухов, а Приставу 4 стана особенно наблюдать, чтобы среди окрестного к с. Аркадаку населения не возникло враждебного к поселенцам движения.
Означенные выше сведения получены из первоисточников и весьма возможно, что передаваясь от одних к другим разрослись до невероятных размеров.
На днях в село Турки выезжает мой помощник, который и произведет расследование по заявлению Калнынь.
Уездный Исправник (подпись) [2. Л. 26–26 об.].

Участившиеся наблюдения над немецкими колониями быстро подожгли в населении фитиль недоверия ко всем окрестным германцам и австрийцам независимо от их положения в обществе. Чувствуя, что может случиться взрыв, который выразился бы в массовых погромах, бывший судебный следователь К. Калнинь 12 (25) ноября 1914 года писал, что эти слухи кто-то целенаправленно подогревал, но все же предлагал найти опытного человека, который мог бы разобраться в этом и понять, где это был просто слух, а где – вполне реальный воздухоплавательный аппарат.

Л. 24.
Милостивый государь Евгений Александрович, должен донести до Вашего сведения об одном деле, на которое следует обратить серьезное внимание: среди крестьян села Турков и окрестных деревень распространяются слухи, что некоторые землевладельцы снабжают всем необходимым австрийцев и германцев, которые по ночам являются на аэропланах; у нас, конечно, такого рода слухи могут вызвать только смех, но на крестьян такого рода агитация производит впечатление. Ясно, что этой агитацией подготовляется почва для погромов в связи с окончанием войны. Конечно, в среде крестьян, помимо посторонней агитации, не мог возникнуть такой слух. Я говорил с местным Земским Начальником по этому поводу, он на днях едет к Исправнику поговорить по этому делу. Следовало бы поручить это дело опытному человеку, а местный Пристав мало служил по полиции. Если необходимо, могу подать официальное заявление, так как и к нам «являются австрийцы
Л. 24 об.
и германцы», и я мог бы указать еще других и назвать тех лиц, от которых я слышал об этом.
Примите уверение в моем к Вам почтении.
К. Калнинь [2. Л. 24–24 об.].

Как пишет А. В. Посадский, расследование, произведенное по полицейской и жандармской линиям, позволило выяснить, что якобы слухи распространял… сам Калнин, рассчитывая добиться смещения с должности неугодного ему местного станового пристава Попова. По словам Калнина, пристав продемонстрировал свою некомпетентность, ведя расследование таким образом, что «слух как бы действительно имеет на то основание». Странный вывод, учитывая, что именно Калнин одним из первых и сообщил о являющихся по ночам «немецких аэропланах», а также вызывался указать лиц, от которых он это слышал. Даже если и считать его первоисточником слухов, то не очень понятно на что рассчитывал Калнин, предлагая заменить пристава более опытным человеком? Неужели этот человек не смог бы выявить, что Калнин и был первоисточником слухов? Другой «подозреваемый» – агент по продаже сельхозорудий Прейс также якобы провел некое нелегальное ночное собрание, после чего сфабриковал эти вздорные утверждения, чтобы «в щекотливых для него обстоятельствах добиться разрешения на благотворительный концерт». Прейс же имел общение с врачом Ченыкаевым (эсером) и другими «скомпрометированными в политическом отношении» людьми. По мнению представителя жандармского управления, эти лица могли распространять слухи, «тем более, что Черныкаев, как врач, иногда принимает в один день несколько десятков человек и имеет для широкого оповещения самые большие возможности» [7. C. 267].

«Ночное собрание» примечательно тем, что, по словам местных жителей, той же ночью над Турками пролетели неприятельские «аэропланы». Слух этот связали с рассказами прислуги Прейса о «таинственных гостях» и «получился новый слух, что эти «гости-ночные» и были германские летчики» [4. Л. 276]. Подогрела к этому интерес прислуга Прейса, а произошло это при следующих обстоятельствах.

Л. 278 об.
…Однажды ПРЕЙС под каким-то предлогом отпустил из дома всю прислугу.
Явившись на другой день утром последняя нашла в столовой неубранные чайные приборы на 10 человек; удивленная этим обстоятельством, прислуга стала рассказывать о «таинственных гостях» посетивших ПРЕЙС. Одновременно с этим в селе прошел слух, что ночью
Л. 279.
над селом Турками пролетели неприятельские аэропланы.
В то же время полиция, узнав о ночном собрании в квартире ПРЕЙС, стала интересоваться этим. ПРЕЙС и его единомышленники, узнав об этом, и связали слух о полете над селом неприятельского аэроплана с толками «о таинственных гостях» в квартире ПРЕЙС, в результате же через посредство единомышленников ПРЕЙС и получился слух о приюте, даваемом помещиками Германским летчикам.
Вообще отношение крестьян к помещикам не внушает никаких опасений и пока не оставляет желать ничего лучшего.
Об изложенном имею честь доложить Вашему Сиятельству.
Полковник Коммисаров [5. Л. 278 об.–279].

Еще более интересно мнение балашовского исправника о причинах распространения этих фантастических сведений. Он полагал, что слухи о появлении аэропланов «держались долго и упорно», поскольку в Турках и других селах были учреждены ночные караулы стражников, обязанные открывать стрельбу по замеченным вражеским летательным аппаратам. Естественно, что «некоторые из стражников сообщили своим семейным о цели учреждения караулов, и слухи об этом сделались всеобщим достоянием» [5. Л. 283 об.].

Лишь 18 ноября (1 декабря) губернатор отменил свое циркулярное распоряжение о стрельбе по летательным аппаратам [3. Л. 111]. Помогло ли это хоть как-то решить проблему антинемецких настроений? Конечно нет, как и особым образом не повлияло на саму кампанию, лишь немного снизив напряжение в караулах и патрулях, готовых уже стрелять и в Венеру, и в пролетающие метеориты, лишь бы как-то «выпустить пар».

Как писал балашовский уездный исправник от 9 (22) декабря, некоторые из этих слухов распространили также крестьянки Н. Г. Рубцова и М. Н. Теплова. Первая видела ночью «непонятные явления»: зарево над лесом, после чего послышался какой-то гул, а вторая – пролетавший в воздухе предмет в форме «электрического фонаря».

Л. 283 об.
[…] Невежественное крестьянское население, учитывая, что раз правительством принимаются меры, то, следовательно, есть полное основание ожидать появления вражеских аэропланов и в с. Турках и вот некоторые женщины, как наиболее впечатлительные, дав волю своему воображению, стали видеть по ночам непонятные явления. В одном случае крестьянка с. Турков, Наталия Григорьева Рубцова, живущая близ железнодорожной станции, месяца 1½ тому назад около 12 часов ночи, вдруг увидала в стороне над лесом что-то вспыхнуло, как бы зарево, и затем послышался какой-то гул и шум и что-то появилось. Она уверена, что это проносилось что-то в воздухе, а не паровоз или автомобиль. Явление длилось очень недолго.
Крестьянка села Турков Мария Николаева Теплова, проживающая за усадьбой Калнынь, с месяц или более тому назад, часов в десять вечера, видела какой-то несшийся в воздухе предмет на высоте крыш домов, имевший форму «электрического фонаря», в расстоянии от ее дома около 100 сажен5. Полет означенного предмета никаким гулом или шумом не сопровождался. Более в селе Турках никто никаких явлений не наблюдал. Пристав 1 стана, видя нелепость показаний свидетельниц, должен бы был предупредить или не распространять подобных тревожных слухов, а он как бы придавая вероятие сообщениям свидетельниц, одной из них, живущей сзади усадьбы Калнынь, говорил, что если она что-либо увидит, то чтобы пришла ско[рее к нему].
Л. 284.
Никакого злого намерения в распространении слухов об аэропланах по моему мнению нет, все же пресечь таковые я считаю необходимым, путем наложения взыскания по обязательному постановлению на Рубцову и Теплову [5. Л. 283 об.–284].
Дирижабль, украшенный видами Саратова. Открытка-монтаж издательства К. Ф. Кнауба.
Дирижабль, украшенный видами Саратова. Открытка-монтаж издательства К. Ф. Кнауба.
 

10 (23) декабря начальник Тамбовского ГЖУ сообщил в Саратовское ГЖУ о том, что в имения германских подданных Шрейдер и фон Брош еще с июля прилетают «аэропланы» с неизвестными молодыми людьми. Но уже 31 декабря (13 января) выяснилось, что слухи эти при проверке оказались «вздорными» [5. Л. 292–293, 295].

Л. 290.
По поступившим ко мне сведениям в имения германских подданных Шрейдер и фон-Бронш и Ко, находящиеся в Балашовском уезде, с Июля текущего года и до настоящего времени прилетают будто бы аэропланы, пролетающие через Борисоглебский уезд, и приезжают неизвестные молодые люди человек по десять и более, которые незаметно для служащих имений к утру исчезают; хозяева имений выдают этих посетителей за своих родственников.
Предписываю принять меры к самой тщательной про-
Л. 290 об.
верке, совершенно негласным путем, означенных сведений и о последующем безотлагательно надписью мне донести. Ротмистр [5. Л. 290–290 об.].

Таким образом, известны лишь некоторые отдельные вехи антиаэроплановой кампании в Саратовской губернии. Как нам кажется, большинство документов по ее ходу остается до сих пор не обнаруженным. Нет никаких данных о ней за 1915 год, а ведь известно, что даже в 1916 году аткарский уездный исправник сообщал, что закончившаяся мобилизация действует на население «угнетающе», и в городе находят почву «вздорные слухи», в числе которых и уже хорошо знакомый нам – о полете над городом немецкого «аэроплана» [6. Л. 58–59]. По мнению А. В. Посадского, сама здешняя кампания позволяет сделать несколько интересных наблюдений. Во-первых, само по себе удивляет чрезвычайно внимательное отношение и военных, и полицейских к довольно фантастической информации. То, что власти вообще взялись за ее рассмотрение, можно объяснить «обстановкой войны, когда любые сведения, могущие представлять опасность, попадали в циркуляры соответствующих ведомств». Во-вторых, что «горячую тему» активно эксплуатировала местная интеллигенция, как в личных главным образом германофобских, так и в далеко идущих политических интересах. Автор отмечает, что это может являться одним из ранних примеров того, «как патриотическое рвение в виде травли предполагаемых «изменников» использовалось «общественностью» с дальним прицелом». И, в-третьих, показательно, как превентивные меры создают как бы из ничего само явление: вначале появляются слухи об аэропланах, а затем те, кто их непосредственно якобы видел [7. C. 267].

Местная антиаэроплановая кампания, как и во многих других губерниях (Степной и Прибалтийский край, Воронежская, Самарская, Херсонская губерния и др.) затронула интересы проживающего в регионе немецкого населения. Особенно часто «очевидцы» якобы замечали «аэропланы» или «дирижабли» над поселениями немцев («Кресты», колонии Камышинского уезда, с. Турки и др.). По всей губернии те уезды или их части, где концентрация немецких поселений была выше, автоматически становились и ареной действия неидентифицированного «аэроплана». При этом доносы были основаны целиком на фантастических слухах, распространяемых населением. Поначалу местные власти как могли защищали немцев от «враждебных последствий» народного гнева, но после все-таки сдались и стали рассматривать поступившие сообщения с предельной серьезностью, а в некоторые слухи даже поверили. Увы, кроме как к необоснованным обвинениям любых лиц, носящих немецкую или австрийскую фамилию, действия губернатора и подконтрольных ему исправников и полицейских не привели. Иностранные авиаторы, даже если они были, так и остались не пойманными.

Примечания

1. Андрей Александрович Ширинский-Шихматов (1868–1927) – саратовский губернатор (1913–1915), статский советник.

2. В соответствии со своим уставом аэроклуб передал самолеты на нужды армии и был закрыт 21 августа (3 сентября) 1914 года.

3. 3200 м.

4. Около 85 м.

5. Около 213 м.

Библиографический список

1. ОГУ ГАСО. Ф. 1. Оп. 1. Д. 9395. Л. 29.

2. ОГУ ГАСО. Ф. 1. Оп. 1. Д. 9387. Л. 22, 24–24 об., 26–26 об.

3. ОГУ ГАСО. Ф. 1. Оп. 1. Д. 9388. Л. 107–109 об., 111, 113.

4. ОГУ ГАСО. Ф. 1. Оп. 1. Д. 9444. Л. 100.

5. ОГУ ГАСО. Ф. 53. Оп. 1. Д. 10. Л. 276, 278 об.–279, 283 об.–284, 290–290 об., 292–293, 295.

6. ОГУ ГАСО. Ф. 1. Оп. 1. Д. 9801. Л. 58–59.

7. Посадский, А. В. Шпионаж или шпиономания: эпизоды первых месяцев Великой войны / А. В. Посадский // Новый часовой. – 2006. – № 17–18. – С. 266–268.

8. ЦГАСО. Ф. 3. Оп. 130. Д. 197. Л. 16.

Сокращения

ЦГАСО – Центральный государственный архив Самарской области;

ОГУ ГАСО – Областное государственное учреждение «Государственный архив Саратовской области».

Выражаю благодарность Роману Солженицыну и Михаилу Герштейну за помощь в работе с архивными источниками.

Опубликовано: Бутов, И. С. Немцы-переселенцы Cаратовской губернии в антиаэроплановой кампании 1914–1916 годов: неизвестные страницы Первой мировой войны / И. С. Бутов // Modern science. 2019. № 10. Vol. 1. С. 72–79.


Илья Бутов 03.11.2019
 
Если у вас есть дополнительная информация по этой публикации, пишите нам на ufocom@tut.by Подписывайтесь на наш телеграмм или вайбер каналы, чтобы всегда быть в курсе событий.
 
 
НЛО – проблема без границ
Проекты 319
НЛО – проблема без границ
29 ноября 2019 года в Музее Русского Искусства прошла очередная "Необъяснимая встреча". На этот раз в роли спикера выступал известный исследователь непознанного из Санкт-Петербурга Михаил Борисович Герштейн – автор множества публикаций о проблематике изучения НЛО и других аномальных явлениях. Он получил известность, работая с 1993 по 2000 год в газете "Аномалия", а потом начал выпускать собственное издание – "UFO Навигатор». Написал больше десятка книг об НЛО. Долгое время возглавлял уфологическую комиссию Русского географического общества.

Вышла новая «Таинственная Беларусь»
Проекты 2
Вышла новая «Таинственная Беларусь»
В конце августа 2019 года в минском издательстве «Регистр» вышел юбилейный сборник нашего проекта – «Таинственная Беларусь V». В книге представлены доклады, прозвучавшие на одноименной конференции, прошедшей зимой этого года в Национальной библиотеке Беларуси. Издание полностью посвящено различным малоисследованным аспектам этнографии, археологии, фольклористики, криптозоологии, мифологии, сакральной географии и т. д.