Первый контакт третьего рода в Беларуси?

Люди, посвятившие многие годы исследованию проблематики НЛО, по-разному относятся к так называемым контактам третьего рода – это когда из какого-то техногенного устройства выходит (вылетает, вылезает, выползает и т. п.) некое антропоморфное (чаще всего) существо и всячески демонстрирует на небольшой срок ошарашенному очевидцу свое присутствие. Если современная наука в целом согласна, что в небе действительно может появиться «неидентифицированный» объект, который путем опознания становится чем-то вполне известным, то при упоминании о неких гуманоидных созданиях вся незначительная степень доверия, оказанная уфологии, мгновенно улетучивается. Все эти «контакты» сразу же записываются в «выдумки» и «враки». Нужно сказать, что многие исследователи старой школы также с недоверием относятся к таким встречам, уж слишком они несуразны. Тем не менее, нас удивило, что подобные упоминания нельзя считать исключительно байками, запущенными редакторами газет «ради повышения тиража». Как удалось установить в ходе экспедиций «Уфокома», эти истории массово происходили и происходят в белорусских населенных пунктах как минимум с послевоенного времени (этому периоду мы еще посвятим отдельную публикацию). Были они и в 1960-х и 1970-х годах.

В белом цилиндре, в наряде старинном

При изучении документов Национального исторического архива Республики Беларусь (НИАБ) нам удалось наткнуться на одно любопытное дело. Точнее таких дел было несколько, но мы выбрали одно, возможно, самое характерное [1]. Проходило оно по канцелярии Минского губернатора и было подшито к множеству других документов, так или иначе связанных с военным положением в губернии. Делопроизводство было открыто осенью 1914 года, вскоре после начала Первой мировой войны. Именно в это время по всей территории Российской империи разразилась настоящая истерия – людям стали постоянно мерещиться «таинственные аэропланы» и не только в небе. В ряде мест (Прибалтийский и Степной край, Псковская, Самарская, Пермская губернии и т. д.) эти аэропланы якобы совершали посадки и в них замечали пилотов-людей, облаченных в различные, чаще всего очень странные, одежды. Конечно, авиаторов считали немцами, а необычность одежды можно списать… да на все что угодно, например, что это такие особые летные костюмы последнего фасона.

К примеру, на границе Псковской и Лифляндской губернии, неподалеку от границы современной Беларуси, в Коховском лесу, по заявлению крестьян, «не здешние» во всем черном выходили в августе 1914 года из чащи и что-то записывали на большой бумаге, причем один из них нес зачем-то на плечах огромную палку. За недели полторы до этого над лесом видели якобы спускавшийся аэроплан, а накануне этого наблюдения из лесу также выходили какие-то люди, одетые, по выражению крестьян, «в длинные чулки», и тоже что-то смотрели или писали на большой бумаге [2]. Упоминание о «большой бумаге» встречались нам в документах этого периода не раз. Например, священник Константин Савич из Новогрудского уезда был настолько уверен в существовании у села Залужье того же уезда каких-то иностранных авиаторов со спустившегося аэроплана, которые «разверстывали, как передают крестьяне, какие-то бумаги и что-то писали», что даже направил свои соображения в конце июня 1914 года в газету «Северо-Западная жизнь». После публикации в газете поднялся переполох, на место выехал уездный исправник, который попытался все опровергнуть, но священник стоял на своем. В дополнительных показаниях, которые он дал официальному дознавателю, он даже упомянул, что крестьянка села Залужья видела в урочище Головск, как после заката с земли поднялось «нечто светящееся» [1]. Все бы хорошо, но все очевидцы, которые описывали до этого авиаторов, при виде уездных исправников мгновенно все «позабыли» и историю закономерно сочли чьей-то выдумкой.

Но вернемся к нашему случаю. Итак, 18 октября 1914 года в имение Марино Дяковичской волости Мозырского уезда выехал местный пристав третьего стана. Возможно, ему предстояло проверить самое необычное сообщение в своей жизни (хотя, просмотрев некоторые заголовки газет 1914–1915 годов, мы не беремся утверждать это точно). Одна местная жительница из соседней д. Кузьмичи, Е. Е. Михаленя, сообщила в волостном правлении, что 12 сентября того же года в саду имения спустился какой-то «эроплан», из которого вышло 7 (!) человек. Вместо сбора данных об инфраструктуре территории «германцы» направились прямиком в местную казенную винную лавку, где начали грандиозную попойку, на которую быстренько подтянулись остальные жители деревни и даже сельский староста! Утром на полусогнутых немцы кое-как доковыляли до аэроплана и улетели в неизвестном направлении. Нам это, возможно, кажется забавным, но тогда было совершенно не до шуток.

Ирина Михаленя видела все это не сама (так как жила в соседней деревне), а лишь слышала рассказ об этом от другой крестьянки – Ефимии Бердниковой (в некоторых документах – Бердникович) из д. Сковшин, рядом с которой и располагалось имение Марино. Бердникову также называли в деревне «Андреевой», так как жила она при своем сыне Андрее, находящемся «в примаках», т. е. принятом в новую семью. На расспросы пристава Бердникова ответила, что все, что говорит Михаленя, – ложь и никакого аэроплана она никогда в жизни не видела и «не имеет о нем никакого понятия».

Далее пристав стал последовательно опрашивать всех, кто мог знать хоть что-то об этой истории. Начал он с сельского старосты, который, однако, утверждал, что все, описываемое Михаленей, «безусловная ложь». Ни он, ни подчиненные ему караульные, поставленные по распоряжению полиции, не видели даже пролетавшего аэроплана, не то что спустившегося. Опрошенные по этому делу местные крестьяне также заявили, что ни с какими немцами не пьянствовали и вообще – трезвенники и язвенники. Даже владелец сковшинской винной лавки, Антон Новицкий, и тот об этом деле ровно ничего не знал, «никаких аэропланов он не видел», с пилотами не пьянствовал, и «заявление Ирины Михалени считает вымыслом». Также он добавил, что в Дяковичской волости никакие аэропланы не летали, а уж ему точно можно верить, ведь у посетителей его заведения, как нигде в другом месте, развязывался язык. Правда, несколько человек ненавязчиво попросили проверить управляющего имения Марино Фридриха Финке, который принял русское подданство 10–12 лет назад.

Однако исправник, имя которого в документах, увы, не сохранилось, так и не смог поговорить с управляющим. Но он выяснил у полицейского урядника 12 участка Михаила Сухана, который как раз 12 сентября был в том самом имении, что последний видел Фридриха же в тот же день, а вот никакого аэроплана не замечал. Конторщик имения подтвердил сказанное урядником, так как в тот же день находился в имении. Про Финке конторщик сказал, что «человек он безусловно хороший, ничего за ним не замечалось». То есть и Финке тут был как бы ни при чем.

Казалось бы – все до последнего слова чей-то глупый вымысел. Но исправник был упрямый, и вот внезапно, при очередном опросе крестьян д. Сковшин, а именно Петра Лапуна и Наума Кудвивко, те вспомнили, что Ефимия Бердникова, в тех же примерно числах, рассказывала им о том, что

…она видела как [раз] в тот день, под вечер, что-то летело большое, опустилось на пол леса, т. е. аршин на 9 от земли, но на землю не опускалось. Вышел какой-то человек в белой шляпе и достал белую большую бумагу. Она испугалась и убежала, так [как] она никогда ничего особенного не видела.
Фрагмент документа из Национального исторического архива Беларуси.
Фрагмент документа из Национального исторического архива Беларуси.
 

Но крестьяне не поверили женщине, так как «чему-то большому» вначале нужно было прошмыгнуть мимо караульных, а те ничего не видели. Да и сама Михаленя при повторном опросе стала утверждать, что Бердникова ей говорила лишь о том, что «в дер. Сковшин спускались немецкие аэропланы». Откуда появилась история с всеобщей попойкой, выяснить так и не удалось, поэтому пристав заключил, что Бердникова распустила этот слух «без всяких к тому поводов».

«Вышел какой-то человек в белой шляпе и достал белую большую бумагу». Рисунок Киры Титовой, 2019 год.
«Вышел какой-то человек в белой шляпе и достал белую большую бумагу». Рисунок Киры Титовой, 2019 год.
 

С нашей точки зрения, история Бердниковой могла быть раздута в среде односельчан (прежде всего Михалени) и обогатиться новыми деталями (той самой «попойки») по принципу «испорченного телефона», хотя утверждать здесь что-либо довольно сложно. Как бы то ни было, по всей вероятности, наблюдение Бердниковой и было первоначальным, с которого и стал разрастаться снежный ком других рассказов. А о нем нам известно предательски мало: «что-то большое» зависло на высоте около 6,5 метров, где «пол леса», по нашему предположению, это примерно половина высоты деревьев, которые там росли. Позже Михаленя интерпретировала эту историю как появление «немецкого аэроплана», но это лишь образ, с которым летальное средство могли сравнить очевидцы, а у никогда не видевшей аэропланов крестьянки иных ассоциаций, вполне вероятно, просто не возникло.

Бумага в руках, как нам кажется, это та же самая бумага, о которой упоминалось в Новогрудском и Псковском уездах – это может быть частью некого собирательного образа немецких шпионов, проходившего по страницам газет. Как считал уже упоминавшийся выше священник Савич, авиаторы в Новогрудский уезд прилетели ночью, а днем с бумагой «делали разведки», то есть во всех случаях – это карта или план местности, на которой иностранцы делали какие-то пометки. О том, на чем стоял человек, и стоял ли вообще, можно лишь догадываться, но совершенно очевидно, что для того, чтобы стать, он вначале должен был посадить аэроплан, а этого не произошло. Да и дирижабль бы никак не подобрался сюда сквозь все наблюдательные посты. Правда, если предположить, что перед нами некий самый первый прообраз будущих «контактов», то несуразные элементы такого наблюдения вполне объяснимы.

Незапланированная поездка в Сковшин

История получила неожиданное продолжение более чем через 100 лет после этих событий. В этом году экспедиция «Уфокома» № 244 записывала сведения о «погодном камне» в д. Сороги Слуцкого района Минской области. В таких экспедициях мы не ограничиваемся какой-то одной темой, а обращаем внимание на широкий спектр мотивов о сверхъестественном, куда мы причисляем и былички об «инопланетянах».

По счастливому совпадению, проживающий в д. Сороги М. М. Брановицкий (1938 г. р.), рассказал нам одну историю, которую слышал раньше, но относящуюся территориально к Солигорскому району (дадим дословную расшифровку его слов):

Дзета на Салiгоршчыне. Дык апусцiўся нейкае, цiпа як iнапланетане прыляцелi. Селi, апусцiлiсь, вышлi, палядзелi, паднялiсь i зноў пашлi. [Это у кого так?] Это в Солiгорскам раёне. [Так, а где именно?] Сковшiн. [А давно это было?] Да, онi уже маладыя рассказвалi, а онi ўжо, мо, бабушкi i прабабушкi, гаварылi… [А фамилию тех, у кого это происходило, не помните?] Не знаю, дажа, гаворыць, прыляцелi, гаворыць, апусцiлiсь, гаворыць, вышлi, гаворыць, такiя людзi высокiя ў чорным у нейкiм, як у скафандрах, гаворыць. Селi, паднялiся i абратна. Такi вот ваздушны шар. [Это вам лично очевидцы рассказывали?] Это, мо, iхнiя бабушкi, цi прабабушкi.

Первоначально стоило выяснить, тот ли это Сковшин, описанный в документе НИАБ. Оказалось, что действительно ныне эта деревня вошла в состав Солигорского района. Так что место появления «черных инопланетян» в скафандрах и господина в белой шляпе с бумагой в руках полностью совпало. Далее нам показалось, что речь может идти об уже известной нам истории, превратившейся в семейное предание. Но что, если это другой случай и произошел он позже, скажем, в 1920–1930 годах? Тогда можно ожидать, что в самой деревне таких рассказов будет гораздо больше и датированы они будут, вероятно, довоенным временем. А если даже не довоенным, то все равно было бы интересно зафиксировать более поздние былички и сравнить фигурирующие в них образы между собой. Вывод напрашивался сам – нужно организовывать дополнительную экспедицию в Сковшин.

Очень уж это не терпелось проверить, поэтому спустя несколько дней мы уже были в Сковшине. Увы, наши первоначальные амбициозные планы о фиксации искомого предания из уст оставшихся в живых родственников разрушились о суровую действительность. На месте не оказалось никого с фамилией «Бердникова», хотя их семью еще помнили в деревне. Да и старожилов здесь было не так уж и много, почти все жители разъехались в крупные города. Тех, кого нам удалось опросить об этом случае, ничего подобного не слышали.

Опрос информантов в д. Сковшин Солигорского района Минской области. Фото Евгения Шапошникова, 2019 год.
Опрос информантов в д. Сковшин Солигорского района Минской области. Фото Евгения Шапошникова, 2019 год.
 

Лишь одна женщина, Р. Л. Гордеева (1940 г. р.), рассказала, что примерно в 1992–1993 году, когда она еще работала на здешней ферме, как-то вечером возвращалась с одной коллегой («Ганчеренчихою») домой. Вдруг на небе появилось светящееся пламя, которое стало перемещаться в сторону леса. Женщины очень испугались и убежали в хлев. Через некоторое время бесформенный кусок пламени исчез. Второй случай произошел примерно в эти же самые годы. Над тем же лесом появился какой-то светящийся шар (сама информантка без нашей подсказки его назвала «НЛО»). Мало-помалу этот испускавший свечение шар стал опускаться, пока не приземлился на поле. На наш дополнительный вопрос, «на что он был похож?», был получен ответ: «…Як шар. Як шар ваздушный». Более никаких подробностей очевидец нам не сообщила, мотивируя это тем, что увидеть на таком расстоянии что-то было невозможно. Вряд ли это тот же самый случай, который описывал нам М. М. Брановицкий, хотя он также упоминал некий «воздушный шар». Но, может быть, ближе к месту посадки находился кто-то еще, кто как раз и увидел немного больше? Это лишь догадки, но со слов Р. Л. Гордеевой, в деревне оба этих случая из девяностых, согласно веянию времени, связывали с инопланетянами.

Таким образом, случай в д. Сковшин нельзя назвать именно классическим «контактом», так как на тот момент он был интерпретирован в контексте эпохи – как встреча с немецким авиатором-шпионом. В то же время, с нашей точки зрения, он был своего рода «переходной формой» от традиционных встреч с внушающей опасение нечистой силой к новому типу сообщений, где параллельно возник и образ современной техники. Именно идея об опасности невиданной доселе вражеской авиации, которая со дня на день могла появиться над любым населенным пунктом страны, была в тот момент доминирующей в обществе. Страх перед ней закрепили не только средства массовой информации, информация об этом лилась из любого утюга, порождая у населения различные страхи и психозы. Закономерным продолжением этих страхов и могла стать необычная встреча крестьянки Бердниковой из небольшой полесской деревушки со странным незнакомцем в белой шляпе.

А что вы думаете по этому поводу? Поделитесь мыслями на нашем форуме.

Источники

1. НИАБ (Национальный исторический архив Республики Беларусь). Фонд 295. Опись 1. Дело 8591 б. Листы 270–270 об., 591–599 об.

2. ГАПО (Государственный архив Псковской области). Фонд 20. Опись 1. Дело 3132. Лист 4.


Илья Бутов 19.09.2019
 
Если у вас есть дополнительная информация по этой публикации, пишите нам на ufocom@tut.by Подписывайтесь на наш телеграмм или вайбер каналы, чтобы всегда быть в курсе событий.
 
 
Вышла новая «Таинственная Беларусь»
Проекты 2
Вышла новая «Таинственная Беларусь»
В конце августа 2019 года в минском издательстве «Регистр» вышел юбилейный сборник нашего проекта – «Таинственная Беларусь V». В книге представлены доклады, прозвучавшие на одноименной конференции, прошедшей зимой этого года в Национальной библиотеке Беларуси. Издание полностью посвящено различным малоисследованным аспектам этнографии, археологии, фольклористики, криптозоологии, мифологии, сакральной географии и т. д.

По следам белорусских богов
Обзоры 7
По следам белорусских богов
На днях выходит книга кандидата исторических наук, постоянного автора сайта проекта «Уфоком» Дмитрия Скворчевского «Па слядах багоў. Нарысы беларускай мiфалогii». В ней рассматриваются дискуссионные вопросы существования отечественного пантеона, имен, атрибутов и характеристик богов. На основании фольклорных, исторических и ряда других источников, выделяются образы здешних богов, которые соответствуют древним индоевропейским и являются их своеобразным продолжением, учитывающим наши реалии. Пользуясь случаем, мы задали автору несколько вопросов.