Камни с ямками в Беларуси – 30 лет исследований

Сравнительно поздно, во второй половине прошлого века, в Беларуси началась регулярная и целенаправленная работа по выявлению, фиксации и изучению культовых и культурно-исторических валунов на территории республики. Основанием для этого послужила инициатива академика Г. И. Горецкого по созданию при Институте геологических наук НАН Беларуси экспериментальной базы ледниковых валунов. База, открытая в 1985 году, стала своеобразным геологическим музеем под открытым небом. С целью его развития, начиная с 1985 по 1992 годы в масштабах всей республики ежегодно проводились полевые геологические исследования закономерностей распространения ледниковых валунов. В 1989 году геологами В. Ф. Винокуровым, Э. А. Левковым и А. К. Карабановым при обследовании широко известного валуна Воротишин крест на Вилейщине было обращено внимание на небольшие искусственные углубления на вершине камня, отмеченные еще А. П. Сапуновым в конце XIX века, а затем Е. Р. Романовым в начале XX века. В том же году в Глубокском районе Витебской области геологи выявили крупный валун, известный среди местного населения как Чертов Камень, с 33 ямками-лунками на его плоской поверхности. С этих двух валунов и начались целенаправленные поиски камней с ямками, длящиеся вот уже 30 лет. В дальнейшем, с 1992 по 2000 годы геологи вели обследование отдельных административных районов республики в рамках программ Министерства природных ресурсов и охраны окружающей среды. По мере накопления материала в научной (и не только) литературе стали появляться отдельные публикации по теме камней с ямками.

В 2002 году краткие сведения о 30 камнях с ямками впервые обобщили В. Ф. Винокуров и С. П. Витязь в докладе «Валуны с выемками («звездные карты») на территории Беларуси», подготовленном к проходившей в том же году в Эстонии 10-ой международной конференции SEAC (Международная ассоциация исследователей археоастрономии). Соответственно авторы доклада придерживались версии о том, что скопления углублений на поверхности каменных глыб – древние изображения звездного неба [10: 76–77; 11: 207–212]. Вместе с тем докладчики отметили в отношении данной группы камней несколько характерных особенностей, принципиально важных для дальнейших исследований. Во-первых, это минимум, либо чаще полное отсутствие сопутствующих этнографических сведений. Данная группа камней, по их определению, фактически «оторвана» от живой народной традиции, что говорит о глубокой древности времени появления ямок на них. Во-вторых, валуны данного типа занимают четко очерченную область на северо-западе Беларуси, которая никак не соотносится с параметрами геологического распространения камней. Здесь просматривается явная связь их с рельефом местности, что и было подтверждено дальнейшими исследованиями.

В 2003 году была опубликована совместная работа геологов и археологов «Культавыя валуны са штучнымі паглыбленнямі на Беларусі», в которой дано описание 33 камней с ямками, причем подробные сведения о большинстве из них в данной статье опубликованы впервые. Однако касаясь вопроса о назначении ямок и о времени появления их на камнях, авторы сослались исключительно на версии исследователей соседних стран – Латвии, Литвы, Эстонии, Германии. Изучение подобных камней в Беларуси началось позже, чем там, и к 2003 году мы имели фактически лишь статистические сведения о них [3: 231–251].

Экспедиционная работа геологов в отдельных административных районах республики вызвала интерес к теме камней с ямками у музейных работников и местных краеведов, в частности в Браславском, Вилейском, а позже и в Вороновском районах. Так, например, если во время обследования Вилейского района в 1997 году было зафиксировано 4 валуна, то в дальнейшем к концу 2018 года усилиями местных «каменщиков» было выявлено еще 29 камней. Ими же в последние годы был выявлен ряд камней с ямками и на сопредельных территориях – пять в Сморгонском и два в Мядельском районах. Не случайно именно в Вилейке 23–24 сентября 2006 года прошла «Международная научно-практическая конференция по проблеме культовых камней с малыми ямками», в которой приняли участие исследователи из Литвы (В. Вайткявичюс, Й. Вайшкунас) и Латвии (Ю. Уртанс, С. Лайме). Осенью 2008 года (24–25 октября) автор данного доклада принял участие в международной конференции, посвященной культурно-историческим камням, проходившей в музее латвийского города Айзкраукле. Знакомство с известными в Латвии исследователями камней с ямками Лилией Якубенока и Янисом Цепитисом переросло в длительное плодотворное сотрудничество, давшее возможность осмотреть многие камни с ямками в Латвии, Литве и частично в Эстонии (рис. 1). В дальнейшем обмен визитами позволил коллегам из Латвии осмотреть часть белорусских камней, в частности, в Браславском, Глубокском и Вилейском районах, принять участие в конференции «Таинственная Беларусь», наладить личные контакты с Л. Дучиц, В. Винокуровым, И. Бутовым. Весьма важным стало в дальнейшем участие коллег из Латвии и Литвы в создании коллективной монографии «Культовые камни Восточной Европы» (СПб.: ИЦ «Гуманитарная Академия», 2018) [8].

Рис. 1. А. П. Зайцев (слева), Л. Якубенока и Я. Цепитис у камня с ямками (волость Лимбажи, Латвия). Фото А. Гринбергса, 2015 год.
Рис. 1. А. П. Зайцев (слева), Л. Якубенока и Я. Цепитис у камня с ямками (волость Лимбажи, Латвия). Фото А. Гринбергса, 2015 год.
 

В 2011 году в издательстве «Беларуская навука» вышла книга «Культавыя і гістарычныя валуны Беларусі», отдельная глава которой была посвящена ямковым камням [7: 120–133].

Не обошел вниманием камни с ямками и «Уфоком». По инициативе его координатора И. Бутова в 2011–2012 годах был организован ряд экспедиционных поездок в регионы страны. Целью экспедиций являлось подтверждение или опровержение гипотезы о том, что лунковые по их определению камни являются картами разнообразных созвездий или астрономических объектов. Тогда же, в 2011 году в ходе первой поездки состоялось знакомство автора доклада с И. Бутовым, переросшее, как и в случае с коллегами из Латвии, в длительное плодотворное сотрудничество. Результатом его стали совместные поездки, новые открытия, участие автора во всех конференциях «Таинственная Беларусь» (рис. 2). Подготовка докладов к ним потребовала углубленного изучения темы, поиска ответов на вопрос о назначении ямок и времени их высечения применительно к территории Беларуси.

Рис. 2. И. С. Бутов (слева) и А. П. Зайцев у камня в д. Дайнова I (Лидский р-н). Фото Е. Шапошникова, 2016 год.
Рис. 2. И. С. Бутов (слева) и А. П. Зайцев у камня в д. Дайнова I (Лидский р-н). Фото Е. Шапошникова, 2016 год.
 

Места расположения всех известных на тот момент камней с ямками были нанесены на физическую карту страны по примеру карты-схемы, предложенной ранее В. Ф. Винокуровым и С. П. Витязем. Это дало возможность в пределах общего ареала условно выделить три региональные группы их концентрации, установить отметки высот, в пределах которых (150–200 м над уровнем моря) в основном встречаются данные объекты, предположить, что в Беларуси проходит юго-восточная граница их ареала вокруг Балтийского моря. Отсутствие подобных камней на поверхности Неманской и Полоцкой низменности, густо заселенных в неолите и ранней бронзе, дало основание предположить, что традиция высечения ямок не связана с населением, практиковавшим присваивающую форму хозяйства. При сравнении расположения камней по территории страны с археологическими данными было установлено, что ареал их распространения в Беларуси частично совпадает с ареалами близкородственных между собой археологических культур штрихованной керамики и днепро-двинской. Соответственно было высказано предположение о времени бытования данной традиции: переходный период от поздней бронзы к раннему железу [5: 94–102].

Осмотр непосредственно на местности большинства известных ныне белорусских ямковых камней выявил некоторые характерные особенности в их ландшафтном расположении. Практически все они находятся в обрабатываемых или ныне заброшенных полях с хорошими плодородными землями, расположенных на пологих склонах над ручьями, небольшими речками или болотами. Это наблюдение дало основание увязать подобные камни с подсечным земледелием сухого периода суббореала [4: 320–327].

В 2017 году вышла книга И. Бутова «Звездные камни», в которой был дан обстоятельный обзор зарубежных публикаций по теме «камней с созвездиями» и предоставлены прорисовки лунок на 37 камнях, картированных в ходе экспедиций проекта «Уфоком» в 2011–2016 годах [1]. В том же году в историко-краеведческом ежегоднике «Вілейскі павет» был опубликован каталог камней с ямками Вилейского района с подробным описанием 26 известных на тот момент камней [6: 230–242].

В 2018 году в Санкт-Петербурге была издана коллективная монография «Культовые камни Восточной Европы: Беларусь, Латвия, Литва, Россия» в которой исследователи из трех стран – Беларуси, Литвы и Латвии представили карты-схемы расположения камней с ямками на своих территориях с подробным их описанием [8]. Таким образом, в монографии был дан общий обзор этой группы валунов на значительной территории вдоль Балтики. Сравнение результатов исследований в трех сопредельных странах выявило заметное сходство в полученных данных. Так, для территории Литвы наиболее характерно расположение камней с ямками на ровных, постепенно понижающихся долинах рек. На ярко выраженных холмах и в лесных массивах они встречаются исключительно редко. Три камня в Кашучяйском лесу найдены на территории и вблизи каменной ограды с отдельными грудами камней, а эти памятники считаются местом древнего земледелия. Также и в Литве при проведении раскопок возле камней с ямками существенных материалов, с точки зрения их датировки, не найдено. В основном подобные камни там располагаются на большом расстоянии от отдельных археологических памятников с установленной датировкой. Автор одной из статей монографии (В. Вайткявичюс) пришел к выводу о том, что наиболее вероятным для территории Литвы временем происхождения и распространения камней с ямками следует считать период I тысячелетия до н. э. – конец бронзового – начало раннего железного века [2: 194–213]. Коллеги из Латвии также, как и белорусские исследователи, отмечают, что в этой стране камни с ямками, как правило, не связаны с народными преданиями, то есть фольклорного материала о них мало и, вероятно, нет прямой преемственности между создателями ямок на камнях и носителями фольклорной традиции. Возможность обнаружения таких камней является чисто случайной и, кроме того, довольно часто они там располагаются группами, что отмечается и в Беларуси. Касаясь версии о связи подобных камней с археоастрономией, исследователи делают существенное замечание, что чисто теоретически камень в мифологии намного больше связан с хтоническим миром, чем с небесным. Камень связан с хтоническими божествами, во власти которых плодородие земли, круговорот жизни и смерти в природе [9: 163–193].

К сожалению, что касается территории России, то информация дана только по Ленинградской области. Весьма не хватает материала по Псковской и Новгородской областям. Тот факт, что камень со 130 ямками у деревни Устинова (Латвия) находится всего в нескольких сотнях метров от границы с Россией, говорит о том, что при проведении поисковых работ там подобные камни непременно будут выявлены. Сложность работы с уже имеющимся опубликованным материалом состоит в том, что в России исследователи камни с различными искусственными углублениями объединяют под одним общим термином «чашечники», не разделяя их по категориям.

В Беларуси на момент подготовки материала для коллективной монографии было известно 57 валунов. К настоящему времени их общее количество уже достигло 76. Назрела необходимость составления нового, дополненного каталога, который можно рассматривать как итог тридцатилетних исследований. Однако собранные данные следовало бы проверить непосредственно на местах – за эти годы некоторые камни могли быть по разным причинам утеряны, взорваны, перемещены. Относительно недавнее обследование экспедицией «Уфокома» камней с ямками, описанных в 90-е годы прошлого века белорусскими геологами в Гродненской области, показало, что поверхность валунов гранита рапакиви постепенно разрушается и видимое количество ямок на некоторых из них заметно уменьшилось. В новом каталоге валуны сгруппированы в рамках предложенных ранее трех региональных групп, так как заметна явная связь камней с ямками с тремя главными реками западной части страны – Неманом, Вилией, Двиной и их притоками.

Бассейн Верхнего Немана

Регион представляет собой протянувшуюся вдоль русла реки Неманскую низменность, окруженную по левобережью Волковысской и Новогрудской возвышенностями, а по правобережью – Лидской равниной, Минской и Ошмянской возвышенностями (рис. 3). Всего в регионе выявлено 22 камня с ямками, причем большая часть их на правобережье, на Лидской равнине – 15 валунов. Здесь они концентрируются на двух участках равнины, разделенных низменным заболоченным междуречьем Дитвы и Лебеды. На более возвышенном левобережье Немана большая часть выявленных там камней концентрируется на равнинных участках Зельвенского и Слонимского районов. Вызывает сомнение в искусственном происхождении ямка на камне близ Новогрудка в деревне Литовка. Камень расположен на высоком и очень крутом склоне, в наиболее возвышенной части Новогрудской возвышенности, что нехарактерно для камней с ямками. Необходимо дополнительное обследование валуна.

Рис. 3. Бассейн Верхнего Немана.
Рис. 3. Бассейн Верхнего Немана.
 

Бассейн Верхней Вилии

Регион представляет собой компактную территорию – Нарочано-Вилейскую равнину, окруженную кольцом возвышенностей: Ошмянской, Минской и Свенцянскими грядами (рис. 4). Основная масса камней с ямками здесь сосредоточена на правобережье Вилии, в основном, в Сморгонском и Вилейском районах. Здесь же, в деревне Мишуты, находится валун с наибольшим в стране количеством ямок – на нем расположено 84 ямки на его плоской поверхности и еще 5 ямок на боковой вертикальной. Здесь же находятся и три из четырех известных в республике валунов с удлиненными ямками и соединенными между собой канавками. В целом для региона характерно размещение большинства камней восточнее дороги Сморгонь – Вишнево – Свирь. Западнее ее, до границы с Литвой, пока выявлен лишь один валун вблизи деревни Карейвишки Островецкого района.

Рис. 4. Бассейн Верхней Вилии.
Рис. 4. Бассейн Верхней Вилии.
 

Бассейн Западной Двины

Изначально эта региональная группа валунов выделялась автором как «район Браславских озер», где было сконцентрировано пять камней. Однако открытия последних лет значительно расширили границы распространения камней с ямками на Витебщине. Кроме известного ранее камня Велец в Глубокском районе, были выявлены два камня в Чашникском и один в Шумилинском районах, а также, при обследовании весной 2018 года, была подтверждена одна ямка на камне, выявленном ранее В. Ф. Винокуровым у д. Шавеки того же Шумилинского района (рис. 5). Таким образом, находит подтверждение высказанное ранее предположение о том, что Полоцкая низменность может быть окружена по ее окраинам подобными камнями. Необходимы дальнейшие поиски. Необходимо также проверить на месте включенный в данный каталог на основании сведений браславских краеведов камень с тремя лунками вблизи д. Урбаны Браславского района. Не включен в каталог камень с одной возможной лункой, открытый участниками экспедиции «Уфокома» в том же районе в поле вблизи д. Старое Дворище, так как не проводилась зачистка поверхности камня от слоя лишайников в месте предполагаемой лунки. Есть также сведения о наличии у деревни Ивановка Городокского района «камня-пальцевика». Возможно, это также камень с ямками.

Рис. 5. Бассейн Западной Двины.
Рис. 5. Бассейн Западной Двины.
 

Литература

  1. Бутов, И. С. Звездные камни / И. С. Бутов. – Минск: Регистр, 2017. – 208 с.
  2. Вайткявичюс, В. Камни с ямками в Литве. Итоги исследований 1972–2016 гг. / В. Вайткявичюс // Культовые камни Восточной Европы: Беларусь, Латвия, Литва, Россия / под общ. ред. В. Г. Мизина. – СПб.: ИЦ «Гуманитарная Академия», 2018. – С. 194–213.
  3. Вінакураў, В. і інш. Культавыя валуны са штучнымі паглыбленнямі на Беларусі // Гістарычна-археалагічны зборнік. – 2003. – № 18. – С. 231–251.
  4. Зайцев, А. П. Историческая и мифологическая семантика «ямочных камней» / А. П. Зайцев // Традыцыі і сучасны стан культуры і мастацтва: матэрыялы Міжнароднай навукова-практычнай канферэнцыі (28–29 лістапада 2013 г., г. Мінск). – Мінск, 2014. – Ч. 2. – С. 320–327.
  5. Зайцев, А. П. Итоги исследования камней с ямками в 2010–2014 годах / А. П. Зайцев // Таинственная Беларусь: материалы конференции (25 января 2015 г., г. Минск). – Минск: Регистр, 2015. – С. 94–102.
  6. Зайцаў, А. Культавыя валуны з ямкамі на Вілейшчыне / А. Зайцаў // Вілейскі павет. Гісторыка-краязнаўчы гадавік. – Мінск: Выдавец А. М. Янушкевіч, 2017. – Вып. 3. – С. 230–242.
  7. Культавыя і гістарычныя валуны Беларусі / А. К. Карабанаў [і інш.]. – Мінск: Беларус. навука, 2011. – 235 с.
  8. Культовые камни Восточной Европы: Беларусь, Латвия, Литва, Россия / под общ. ред. В. Г. Мизина. – СПб.: ИЦ «Гуманитарная академия», 2018. – 320 с.
  9. Цепитис, Я. Камни с ямками в Латвии / Я. Цепитис, Л. Якубенока // Культовые камни Восточной Европы: Беларусь, Латвия, Литва, Россия / под общ. ред. В. Г. Мизина. – СПб.: ИЦ «Гуманитарная академия», 2018 – С. 163–193.
  10. Vitiaz, S. Cup – Marked Stones («Star Maps») in Belarus / S. Vitiaz, V. Vinakurau // Cultural and the Arxaeoastronomikal Data and the Echoes of Cosmik Catastrofik Events. The SEAC 2002 Tenth Annyal Conferens, 27–30 August. – Tartu. – L. 76–77.
  11. Vitsiaz, S. Cup – marked stones («star maps») in Belarus / S. Vitsiaz, V. Vinakurau // Cosmik Catastrofies: Coll. оf Art. (from the Conf. SEAC – 2002, Tartu: Cultural Context from the Arxaeoastronomikal Data and the Echoes of Cosmik Catastrofik Events) / ed. M. Koiva, l. Pustolnik, L. Vesik. – Tartu: Estonian Literary Museum, 2005. – S. 207–212.

Об авторе: Александр Петрович Зайцев (г. Вилейка), краевед, специалист по ямковым камням.

Доклад представлен в заочной форме для конференции «Таинственная Беларусь» (2 февраля 2019 г.).


Александр Зайцев 09.09.2019
 
Если у вас есть дополнительная информация по этой публикации, пишите нам на ufocom@tut.by Подписывайтесь на наш телеграмм или вайбер каналы, чтобы всегда быть в курсе событий.
 
 
НЛО – проблема без границ
Проекты 327
НЛО – проблема без границ
29 ноября 2019 года в Музее Русского Искусства прошла очередная "Необъяснимая встреча". На этот раз в роли спикера выступал известный исследователь непознанного из Санкт-Петербурга Михаил Борисович Герштейн – автор множества публикаций о проблематике изучения НЛО и других аномальных явлениях. Он получил известность, работая с 1993 по 2000 год в газете "Аномалия", а потом начал выпускать собственное издание – "UFO Навигатор». Написал больше десятка книг об НЛО. Долгое время возглавлял уфологическую комиссию Русского географического общества.

Вышла новая «Таинственная Беларусь»
Проекты 2
Вышла новая «Таинственная Беларусь»
В конце августа 2019 года в минском издательстве «Регистр» вышел юбилейный сборник нашего проекта – «Таинственная Беларусь V». В книге представлены доклады, прозвучавшие на одноименной конференции, прошедшей зимой этого года в Национальной библиотеке Беларуси. Издание полностью посвящено различным малоисследованным аспектам этнографии, археологии, фольклористики, криптозоологии, мифологии, сакральной географии и т. д.