Криптозоология белорусского пограничья

В прошлом году экспедиция «Уфокома» уже проверяла слухи о гигантском пресмыкающемся в Вилейско – Сморгонском порубежье. Поводом для выезда стало свидетельство одной местной жительницы, которая встретилась в лесу с огромной ящерицей «размером с собаку», которая грелась на солнце. Дома она выяснила от престарелой родственницы, что в этих местах такое существо носит название Хаптус. Заканчивалась эта история предостережением родственницы: нужно было бежать, а не рассматривать это создание [1]. Сложно сказать, сталкивались ли ранее местные жители в глухих уголках Гродненщины с чем-то подобным или Хаптус тут просто локальное название «нечистой силы» и всего необычного, что можно встретить в лесу? Интересно, что практически все имеющиеся в нашем архиве современные встречи с такими существами произошли в сохранившихся до наших дней крупных лесных массивах или в непосредственной близости от них.

В октябре 2018 года наша экспедиция направилась в Поставский р-н Витебской обл. с целью проверки новой истории о «ящерах» (потому что ящерицами их назвать язык не поворачивается), а также сбора дополнительной информации о местных криптозоологичских реликтах, отрывочные данные о которых нам удалось зафиксировать во время прошлых поездок.

Что за существа могут скрываться в здешних лесах? Фото Е. Шапошникова.
Что за существа могут скрываться в здешних лесах? Фото Е. Шапошникова.
 

«Чарлёки»

В 1990 году известный лынтупский краевед А. Гарбуль зафикисировал от жителя д. Саранчаны Яна Рутковского (1928 г. р.) легенду о неизвестных существах, напоминающих огромную ящерицу или крокодила, которые в давние времена обитали, по рассказам местных старожилов, в болоте Пурвины. Это болото входит в состав гидрологического заказника «Швакшты» и находится на границе между Мядельским районом Минской обл. и Поставским Витебской обл.

Итак, все, что будет описано ниже, сообщил нам А. Гарбуль, ссылаясь на свои полевые записи. По его словам, Ян Рутковский якобы утверждал, что помимо нечистой силы в болоте обитали и вполне реальные существа, которых он называл чарлёками (чарлёкi) или чернухами (чарнухi) из-за цвета кожи. «Деды баили», что это были кровожадные ящерицы, жившие в давние времена в глубине болота. По его словам, те ящерицы были величиной с овцу, но, несмотря на свои небольшие размеры, они не боялись нападать на гораздо более сильных животных и человека. Говорили, что лосей, кабанов, и, даже, медведей те ящерицы за одно мгновение «разрывали своими клыками на мелкие части». От своей жертвы они съедали только небольшую часть. Поэтому, на то место, где чарлёк убил свою жертву, собиралась со всех окрестностей живность, чтобы полакомиться остатками трапезы. При всем при этом, ящерицы никому не мешали лакомиться их трофеем, они, закрыв глаза, лежали рядом совершенно неподвижно, будто бревно, которое, только иногда стряхивало со своего тела надоедливых ворон.

Болото Пурвины. Фото Е. Шапошникова.
Болото Пурвины. Фото Е. Шапошникова.
 

Деды также «баили», что в давние времена те ящерицы жили подальше от берега болота и вылезали на поверхность только через болотные окна. Но позже люди начали подкармливать их и привлекли их ближе к берегу, так как соблазн иметь всегда много свежего мяса победил в них древние инстинкты. Более того, местные приручали тех ящериц и селили их в своих домах. Прирученные ящерицы хорошо ладили с людьми, и не только никогда не нападали на своих хозяев, их родственников и домашнюю скотину, но и самоотверженно защищали их от чужаков. Держать в доме таких ящериц было совсем не в тягость людям так как четверть ведра подгнивших помоев хватало ящерице на два-три недели. Наевшись, ящерица засыпала, забившись куда-нибудь в дальний угол дома, чтобы никто ей не мешал отдыхать, либо ложилась на отмель пруда, вырытой у дома хозяина. Говорили, что привычка рыть пруды возле каждого дома у здешних жителей появилась в те времена, когда у них жили те приученные чарлёки. Большую часть своей жизни ящерицы проводили во сне, но, если какой-то чужак являлся недалеко от усадьбы хозяина, ящерица сразу просыпалась, подползая к нарушившему ее спокойствие чужаку и разрывала его на части.

Любимое место отдыха чарлёков, как уже говорилось, была отмель пруда. Они телом своим зарывались в трясину, и только глаза торчали из воды. Когда в небе над ними пролетала какая-то птица, те ящерицы сразу открывали глаза и провожали птицу своим взглядом, пока та не удалялась от места их отдыха. Наблюдать за всем, что делается в небе над ними, ящерицам было просто, так как их веки начинались на затылке, а посаженные над черепом глаза при открытых веках видели все, что делается не только по бокам и сзади их, но и все что над ними. Говорили, что это особенность их тела, вместе с мгновенной реакцией, помогала тем ящерицам защищать домашних птиц от коршунов, когда коршун нападал на курицу или домашнюю утку, чарлёки в высоком прыжке ловили коршуна своими зубами и избивали его своим сильным хвостом.

Похоже, что обоняние у ящериц было очень острым, так как чужака они вынюхивали они за версту-две. Это самоотверженная привязанность «домашних ящериц» к своим хозяевам, позднее, привела к полному их уничтожению. Согласно легенде, местные правители, чтобы собрать налоги со своих крестьян, должны были отправлять сюда немалые военные отряды, но из-за свирепых ящериц, которые защищали свою территорию, те отряды нередко возвращались к своим хозяевам с пустыми руками и человеческими потерями. Поэтому, по княжескому приказу, одной зимой были уничтожены все домашние ящерицы, которые жили у крестьян в окрестностях Пурвин. Зима князем была выбрана не случайно, ведь зимой эти создания были в спячке и вовсе не просыпались, да не могли защитить ни своих хозяев, ни себя. Вот, после этого случая, говорили, что ящериц начали видеть очень редко, и только далеко от берега, у самых отдаленных и труднодоступных мест Пурвин.

Внешний вид ящериц «деды» описывали так. Голова у них была похожа на голову обыкновенной ящерицы, только бо́льших размеров, однако носовые отверстия были не сверху рта, как в обычной, а с низу, на нижней челюсти. Глаза у них были, как у лягушки и торчали над верхней частью головы. В пасти было два ряда густых и острых клыков. Туловище ее напоминало змеиное, только толще, толщиной с подростка, и все черного цвета, покрытое какой-то чешуей. От хвоста до холки тянулся, как у рыбы, мощный, наполовину костяной, плавник. Сейчас, в наше время, воспоминания о тех ящерицах уже давно стали забывать…

Так как Яна Рутковского нам живым застать уже не удалось (но это оказался вполне реальный человек), мы опросли жителей окрестных с болотом деревень. Увы, после наших расспросов о чарлёках все только пожимали плечами и отвечали, что ни о чем подобном никогда не слышали. Никакого намека на «пруды» у каждого дома нами также не было обнаружено. Лишь одна женщина из д. Саранчаны, А. А. Генюш (1940 г. р.), на наш вопрос про ящерицу ответила следующее:

Да-да-да, ну былi, такое чувалася. Гаварылi даўнейшыя людзi. Такiм вот займалiся, а ўжо мы цяпер i забылiся. [А чем они занимались?] А чорт iх знает. Гаварылi, што займалiся, будуць у хаце, яны мышэй лавiлi. Гэтыя бальшыя, яны мышэй у хаце лавiлi. […] [А кто ловил мышей – эти чарлёки?] Ну, гэтыя, такiя ж бальшыя, як вы рассказываеце. Да, чарлёкi гэтыя лавiлi.
Опрос А. А. Генюш. Фото Е. Шапошникова.
Опрос А. А. Генюш. Фото Е. Шапошникова.
 

Разбирая эту легенду, нужно в первую очередь отметить, что слово чарлёки, нигде больше в записях этнографов не встречается, как, и чарнухи, применительно к каким-либо местным мифологических или реальным персонажам. Кроме того, у нас не осталось диктофонной записи или даже дословной расшифровки слов А. А. Рутковского, никаких полевых материалов, а лишь расширенная автором литературная интерпретация услышанного. На наш вопрос, где находятся ныне эти изначальные записи, А. Гарбуль ответил, что «сжег их» за ненадобностью. К сожалению, отсутствие записей значительно снижает доверие к этой информации, кстати, это в целом довольно серьезная проблема – нередки случаи, когда студенты начальных курсов полностью выдумывают опрос, включают его в отчет о практике, а позже он попадает в фольклорно-исследовательские лаборатории при университетах, просачиваясь затем даже в академические издания. Схожим образом экспедиция «Уфокома» проверяла однажды сообщение о «чупакабре», которое исходило лишь от одного очевидца, но на местности другими людьми так и не подтвердилось [4]. В целом же мы не раз сталкивались с фальсификациями в экспедициях «Уфокома», в том числе и откровенным обманом по тематике криптозоологии, но это тема отдельного разговора.

Объезд деревень в окрестностях Пурвин. Фото Е. Шапошникова.
Объезд деревень в окрестностях Пурвин. Фото Е. Шапошникова.
 

Так могли ли быть зафиксированные в начале 1990-х названия обитателей болота реальными в местной, локальной традиции, или же придуманы? Мы опросили на эту тему различных белорусских краеведов, фольклористов, специалистов по народной культуре и все они очень сильно сомневаются в этом. С нашей точки зрения, легенда могла быть синтезом из услышанной рассказчиком информации о живойтах, о которых рассказывал в своих записках дипломат Сигизмунд Герберштейн [6]. С другой стороны, если ориентироваться на запись от А. А. Генюш, можно предположить, что основой предания могли стать также рассказы о домашних ужах, которые жили раньше в некоторых белорусских местечках в домах, сараях, реже в хлеву. Такие ужи могли охотиться и на мышей [5].

Таким образом, можно предположить, что основанием или элементами конструкции для легенды о чарлявках/чарлёках из болота Пурвины послужили сведения Герберштейна, уже во всю проникшие в белорусскую и польскую литературу XIX века и представления о домашних ужах, чрезвычайно распространенные по всей Беларуси. Информант мог слышать о чем-то подобном, дополнив и приукрасив легенду от себя, а позже она могла пройти второй слой литературной обработки уже от краеведа. Так что, скорее всего, все это можно считать вторичным мифом и лишь судить по нему о значительной начитанности населения белорусского пограничья в 1990-х годах.

Хотелось бы также упомянуть вот о чем. Когда мы объезжали окрестности болота, то на одной из близлежащих агроусадеб встретили нескольких парней из Минска. Они здесь были уже не первый раз, а узнав, что мы ищем, один из них, который представился как Михаил Лавров, рассказал, что несколько лет назад они с товарищем заезжали в д. Саранчаны и встретили там подвыпившего мужика. Он решил, что парни едут за клюквой и стал их отговаривать, заявив, что еще его дед говорил, что в болоте живут какие-то «аллигаторы». Представился этот мужчина, по словам Михаила, Алексеем и явно казался местным…

В то же время, в самих Саранчанах членам экспертной рабочей группы «Уфокома» рассказали, что никаких «Алексеев», подходящих по возрасту, у них в деревне нет. Более того, в белорусском журнале «Маладосць» за 2014 год мы нашли историю, которая была похожа на эту как две капли воды. В статье говорилось, что в 2004 году «волонтеры из Университета культуры» посетили «полесские болота, гомельские озера и озеро Бездонное около Слонима, но преимущество они отдали Кривии». Где-то в этих местах они зафиксировали предание про цмока (дракона): «один старик рассказывал, что нельзя ходить на глухое болото за ягодами, так как там завелся цмок, который хватает ягодниц – девчат и молодух» [3]. Однако, по словам специалистов, работающих в отделе фольклористики и культуры славянских народов Центра исследований белорусского культуры, языка и литературы НАН Беларуси, к которым мы обратились за консультацией, такого мотива никто из них или их коллег ни разу не выявлял...

В этом отношении требует осмысления другая история, которую мы записали в г.п. Лынтупы от Александра Георгиевича Мажуто, 1963 г. р. Произошла она в начале 1970-х годов (примерно 1974–1975 год) в окрестностях д. Винцентово Поставского р-на (ныне это уже нежилая деревня). Тогда летом информант пас коров и решил отдохнуть на куче соломы. Сел на кучу и вдруг от неожиданности подпрыгнул – копна зашевелилась под ним. Вот как далее рассказывает очевидец:

И там такой, ну серого цвета – варан. [Но у нас в Беларуси варанов не водится…] Так я понимаю, что не водится, но у меня до сих пор в мозгу этот варан. Он серого цвета, он был большой, здоровый такой, ну не метр, ну до метра. Но не ящерица…
Сам А. Г. Мажуго полагает, что пресмыкающееся грелось, так как в куче перепревающей соломы была очень высокая температура. По его словам, ящерица лежала неподвижно, но он не стал рисковать и трогать ее: «Ради Бога, ты меня не укусила, я тебя не трогаю». Позже в деревне он выяснил, что никто этого «варана» больше не видел. Нам также не удалось найти в районе никого, кто рассказал бы о чем-то подобном.

Реконструкция существ: А – белорусский «варан», B – «чарлёк». Рис. Владислава Березина, 2018 год.
Реконструкция существ: А – белорусский «варан», B – «чарлёк». Рис. Владислава Березина, 2018 год.
 

Йети

Если в последние годы нами фиксировалось всего несколько случаев о наблюдениях йети в Беларуси (следует оговориться: в категорию йети можно записать ряд быличек о лешем, если взглянуть на них немного под другим углом), то прошедшая поездка обогатила наш архив сразу на три сообщения [2].

Поставский охотник Г.М. Кончанин рассказал нам о двух таких историях из своей жизни. Первая из них произошла в 1980-е годы на границе с Беларусью – на дороге, ведущей в литовский г. Швенчёнис. Был летний вечер, очевидец ехал на автомобиле «Москвич 2140» по трассе Лынтупы – Швенчёнис. Ехал на подсосе – т. е. после того, как закончился бензин в бензобаке, пытался добраться до ближайшей заправки на последних парах. Вдруг он увидел, как дорогу переходят два огромных существа (2 м 20 см – 2 м 40 см) по его выражению «самец» и «самка» (одно из них было чуть ниже другого). Оба покрыты недлинной шерстью «как у бурого медведя», шеи почти нет, головы круглые. Глаза такие же «как рисуют, показывают вот везде рисунки в передачах». Создания шли прямо, не сгорбившись. Важно заметить, что наш информант – заядлый охотник и, конечно же, много раз видел медведей и других животных, так что отличить этих гигантов от представителей местной фауны ему не составило труда. Расстояние до них было метров шесть, не больше, но водитель остановиться не решился, как говорит очевидец, во-первых, «смелости не хватило», а во-вторых, если остановиться, когда едешь на подсосе, то машину уже можно не завести. Кстати, машина и заглохла потом, всего метров через триста, за поворотом.

Однако этих существ видел не только Г.М. Кончанин, когда машина наконец заглохла, водитель вылез и попытался остановить следующую машину. Это оказался «Москвич-412», он затормозил и оттуда вылез белый как смерть человек. Первым его вопросом было: «Видал?». Кончанин не решился сразу признаться в том, что только что увидел и пробормотал, что уже было темновато и ему показалось, что это лоси переходили дорогу. Второй водитель закричал: «Какие хуелоси? Дерай отсюда пока не сожрали!!». До сих пор Г.М. Кончанин считает, что столкнулся с тем, кого в советской периодической печати именовали «снежным человеком». Однако любопытно, что большинство подобных сообщений поступали не из Беларуси и всем тогда казалось, что у нас реликтовый гоминоид не встречается.

Эту историю очевидец затем рассказывал в компаниях неоднократно, пока однажды ему не поведали о схожем эпизоде, произошедшем в районе д. Палхуны Поставского р-на Витебской обл. Тут уже нашлось минимум четыре свидетеля. Однажды зимой ребята возвращались с танцев. Разбились по компашкам: четверо девушек впереди, четыре парня чуть поодаль за ними, а следом еще кто-то. Была уже ночь и внезапно из темноты четверо парней услышали рев «такой дикий, какой-то несоизмеримый, непонятный». Но они поначалу подумали, что девчонки (или еще кто-то, кто шел спереди) их разыгрывают, и решили таким же образом напугать тех, кто идет сзади. Решив так, спрятались за сосну и стали ждать. В свете луны они вдруг увидели, что по дороге к ним идет какая-то «амбалина» и как заревет! Говорили, рев был не похож ни на что – ни на звериный, ни на человеческий. Всех четверых как ветром сдуло. На утро любопытство пересилило страх, и кто-то из компании предложил поискать следы. Рассказывали, что на снегу были какие-то большие «как медвежьи» отпечатки.

О третьем случае нам рассказал бывший егерь из Поставского р-на. Эта история также из вторых рук – от знакомых охотников – так что частично тут может быть эффект «испорченного телефона», уж слишком фантастично она выглядит. Как бы то ни было мы приведем и ее. Стояла поздняя осень, снега еще не было, но трава была покрыта инеем. Промышляли эти ребята ночью и не совсем легально, поэтому фамилию информанта и точное место действия мы указывать не будем, можем лишь упомянуть, что оно находится на севере Поставского р-на. И вот той ночью эти самые охотники открыли огонь в «два красных глаза, которые к ним приближались», первоначально подумав, что они принадлежат какому-то зверю. Отстреляли все патроны, посветили вперед фонарем – нет ни крови, ничего. Следы на траве были видны до какой-то определенной точки, а дальше создавалось впечатление, что что-то взлетело или как сквозь землю провалилось… Затем увидели, что «на краю вот леса, вот что-то белое такое, лохматое, светло-бурое такое пробежало в лес». Испугались и пошли в сторону дома, по пути встретив другого охотника, который слышал выстрелы и рассказал, что тоже видел «некую чупакабру». Выглядела она, по его словам, то ли как «обезьяна, то ли человек, говорит, лохматый». Тоже стрельнул по ней – она запищала и «в лес далась». Известно, где живет один из охотников, но у нас, к сожалению, не было времени заехать к нему домой и подробно переговорить, так что мы решили это сделать в следующий раз.

Василиск и гигантские черепахи…

Таким образом, рассматриваемая местность преподнесла нам несколько криптозоологических сюрпризов. Более того, примечательны также рассказы местных жителей, которые, в одном случае, столкнулись в лесу со змеей с «желтыми кольцами», а в другом случае – с рожками. Последнюю историю нам описало сразу несколько человек, а существо они называли… василиском. Не всему, пожалуй, можно безоговорочно верить, что-то хотелось бы в будущем перепроверить на местности. Ясно одно – регион интересный в плане самобытных быличек и преданий и, если кто-то хотел путем публикации на Уфокоме запустить в массы новый миф, не думаем, что у него что-то получится, ведь реальность всегда оказывается куда как интереснее искусственного мифологического конструкта. Вот и нам под конец поездки все же удалось обнаружить прекрасный экземпляр гигантской черепахи, считавшейся вымершей много миллионов лет назад…

Белорусская «гигантская черепаха». Фото Е. Шапошникова.
Белорусская «гигантская черепаха». Фото Е. Шапошникова.
 

Литература

1. Бутов, И. Охота на Хаптуса / И. Бутов, Е. Шапошников // Уфоком. URL: https://www.ufo-com.net/publications/art-9716-ohota-na-haptusa.html. Дата доступа: 07.06.18.

2. Бутов, И. Белорусский «йети» / И. Бутов, Е. Шапошников // Уфоком. URL: https://www.ufo-com.net/publications/art-9670-belorusski-ieti.html. Дата доступа: 28.06.2017.

3. Васючэнка, П. Пра цмока, яго постаць, дзiкасць, паляванне на яго ды пра iншае / П. Васючэнка // Маладосць. – 2014. – №4. – С. 128–130.

4. Гайдучик, В. В Беларуси тоже объявилась «чупакабра»? / В. Гайдучик // Уфоком. URL: https://www.ufo-com.net/publications/art-4782-chupakabra-v-belarusi.html. Дата доступа: 22.04.2011.

5. Ненадавец, А. М. Святло таямнiчага вогнiшча / А. М. Ненадавец. – Мн.: Беларусь, 1993. – С. 66–67.

6. Сигизмунд фон Герберштейн. Записки о Московии / Сигизмунд фон Герберштейн; пер. И. Анонимов. СПб.: Типография В. Безобразова и Ко, 1866. С. 169–170.


Илья Бутов, Евгений Шапошников 17.12.2018
 
Если у вас есть дополнительная информация по этой публикации, пишите нам на ufocom@tut.by Подписывайтесь на наш телеграмм или вайбер каналы, чтобы всегда быть в курсе событий.
 
 
Приглашаем на 5-ю конференцию «Таинственная Беларусь-2019»
Мероприятия 18
Приглашаем на 5-ю конференцию «Таинственная Беларусь-2019»
2 февраля 2019 года «Уфоком» приглашает на 5-ю конференцию "Таинственная Беларусь-2019" Место проведения: г. Минск, Национальная библиотека Беларуси, аудитория 257 (2 этаж, зал справочно-информационного обслуживания), с 12 до 17 часов.
Лабиринты в мифах, культуре и истории
Проекты 171
Лабиринты в мифах, культуре и истории
10 декабря в Музее Русского Искусства прошла юбилейная, десятая по счету «Необъяснимая встреча». В этот раз гостям мероприятия был представлен доклад Владимира Михайловича Мохова, который много лет занимается изучением проблематики лабиринтов.