Исследование случая электронного «психотеррора» в Тамбовской обл.

Одним из первых, кто употребил словосочетание «полтергейстный психотеррор» был исследователь Н.С. Новгородов [3]. В своей статье, написанной в 1992 году, он высказал предположение, что таковым можно посчитать целенаправленное воздействие на психику людей, находящихся в зоне действия полтергейстной среды. Конечно, материал носил налет своего времени («эксперименты КГБ», «контактеры»), но заканчивался он довольно интересным прогнозом: «нам следует готовиться к увеличению роста полтергейстного психотеррора, равно как и других форм полтергейстного процесса» [2]. В последние годы в сектор по изучению полтергейста, а также в другие исследовательские группы, стали поступать однотипные обращения (в частности, из Калужской и Ростовской областей) о некой новой форме «психотеррора», связанного с электронными носителями. Если в нынешних условиях сделать «виртуальную» жизнь человека невыносимой, то это причинит многим не меньшие душевные страдания, чем подобное вмешательство в жизнь реальную.

Недавний случай в Таганроге [4] имеет определенные аналогии с рассмотренным ниже. Основным средством коммуникации здесь также стали в большинстве своем вульгарные и агрессивные СМС-сообщения, которые приходили от неидентифицированного лица. Однако в нашем случае эти сообщения фактически не содержали каких-либо требований. При этом важно понимать, что множество неизвестных СМС-сообщений еще не делают случай аномальным без проведения тщательного анализа. И здесь важна не только техническая оценка возможных электронных фальсификаций (так называемого «киберсталкинга), но и восстановление психологического портрета всех очевидцев явления.

Выезд нашей команды экстренного реагирования в Тамбовскую обл. состоялся в начале сентября 2018 года, в ней приняли участие представители сразу нескольких групп: «Космопоиск», «Уфоком» и «НОЗП». Примерно за неделю до этого на горячую линию «Космопоиска» поступил звонок от жительницы одного из населенных пунктов Тамбовской области Марины Труновой (фамилия изменена) с просьбой разобраться в череде необъяснимых событий, происходящих в ее собственной квартире, а также ее родной сестры Татьяны Соловьевой (фамилия изменена). Уже на стадии подготовки выезда, после переписки в соцсетях, где мы договаривались о встрече, внезапно в наш адрес пошел поток нецензурных слов – «Сукя», «Тупоя», «Здохнч», «Мразь тупая» (орфография сохранена), а затем извинения от женщины, где она объяснила, что ее киберпреследователь проник и сюда. Случай явно обещал быть не простым…

В результате тщательного опроса практически всех действующих лиц, приборных замеров и проведения ряда психологических тестов с членами семьи, на сегодняшний день можно примерно представить хронологию событий этого эпизода и сделать предварительные (не претендующие на полноту) выводы.

Деньги Шредингера

Для начала несколько слов о семьях – Татьяна Соловьева живет вместе с мамой и одиннадцатилетней дочкой Дашей в небольшой трешке, а ее сестра (Марина Трунова) с мужем в двухкомнатной квартире, расположенной в том же самом городе, но в другом доме. Весной 2018 года в квартире Татьяны Соловьевой стали каким-то образом исчезать и «перемещаться по квартире» деньги – их находила, в основном, Даша и передавала взрослым. В общей сложности (к началу сентября 2018 года) обнаружили, по разным оценкам, более 200 тыс. рублей, сколько денег пропало на самом деле – неизвестно, но по субъективным впечатлениям, со временем нашлось примерно столько же, сколько пропало. Деньги обнаруживались в разных местах (в одежде, прикроватной тумбочке, за мешком с сахаром, под ящиками, где стоит лук, в комоде), но чаще в вещах девочки и в ее комнате. Чудеса с купюрами продолжились летом – Даша стала утверждать, что и на улице видит купюры на земле, хочет их поднять, но они «исчезают». Иногда ребенок находил деньги, потом они опять пропадали и вновь находились уже в другом месте. Некоторые купюры были с каплями воды, хотя при обнаружении они с водой не соприкасались. Ребенок удивлялся происходящему.

У бабушки в ее комнате были сбережения, которые она накапливала постепенно, в течение нескольких лет. В первой половине апреля 2018 года, при пересчете купюр, она сказала, что их меньше (пропала целая пачка денег, около 50 тыс.). А Даша, в свою очередь, сообщила, что стали появляться пятитысячные купюры, которых вообще там быть не могло, поскольку деньги откладывались небольшими суммами несколько лет. По поводу пропажи денег 11 апреля 2018 года семья Татьяны вызвала полицию, которая сняла со всех отпечатки пальцев и устроила обыск. Определенную сумму (8 тыс.) обнаружили на антресоли, лежащей на серванте. Однако бабушка утверждала, что остальные деньги так и не нашли, как и ключи от квартиры, которых вместо пяти комплектов осталось только три (именно поэтому через 5 дней после обыска пришлось еще и поменять личинку замка входной двери). Воров полиция, разумеется, не обнаружила.

Часть денег обнаружили на серванте в шкафу.
Часть денег обнаружили на серванте в шкафу.
 

Потом было затишье (хотя небольшие пропажи или появления денег периодически происходили), а 10 августа 2018 года, Марина заметила, что в кошельке сумма меньшая, чем должна была там быть. Позже женщина добавила туда 500 рублей, но через пару часов кошелек оказался пуст – исчезли все купюры (за исключением мелочи). Марина испугалась и незамедлительно обратилось в церковь к батюшке, чтобы тот освятил квартиру. Обряд прошел без эксцессов, но, когда ее мама пошла за деньгами, чтобы заплатить священнику, купюры в 500 рублей, которую она спрятала в потайном месте, попросту не оказалось.

Однако после освящения необъяснимые события не прекратились. 13 августа Марина с Дашей поехали в Тамбов (в дороге женщина постоянно заглядывала в кошелек). По приезду поставила на кресло рюкзак, пошла в ванную помыть руки, а когда вернулась и заглянула в кошелек – там не было ни одной купюры. 14 августа пропали деньги у бабушки Даши – девять тысяч. После этого деньги стали пропадать ежедневно, причем суммы были довольно ощутимые.

Еще до приезда мы дали семье по телефону определенные рекомендации, в частности положить все хранимые в доме деньги на банковский счет (где их исчезновение станет маловероятным событием). Семья так и поступила, но при пересчете кассиром в банке обнаружилось 13,5 тысяч «лишних» рублей (хотя деньги были неоднократно перечитаны до этого самой семьей). Последняя к моменту приезда нашей группы пропажа денег случилась 1 сентября: рюкзак при этом переместился из большой комнаты в ванную (заметим, она смежная с комнатой Даши), где его нашли за стиральной машиной. Из него исчезло 200 рублей, помимо денег исчезли косметичка и пакет с вещами, которые оказались там же, за стиральной машиной. Потом Даша заснула, а Татьяна пошла зачем-то в ванную и нашла там пропавшие 200 рублей, четыре купюры по 50 рублей лежали под ванной.

Татьяна показывает обнаруженные под ванной деньги.
Татьяна показывает обнаруженные под ванной деньги.
 

Сами жильцы обращают внимание, что пропажа и появление денег как-то связаны с Дашей, однако не считают ее непосредственной виновницей этого. Скорее, и мать девочки, и ее тетя, готовы поверить, что некая «потусторонняя сила» каким-то образом «привязалась» к Даше и причастна к этим событиям без ее ведома. Сестры даже очень вдумчиво изучили материалы по полтергейсту на специальных ресурсах в интернете и считают, что Даша может быть так называемым «фокальным лицом», но как отделить примесь чего-то мистического от реальных эпизодов, за которыми стоят живые люди (или человек), они не знают.

Киберсталкинг

Вторая наиболее распространенная «странность», сопровождающая семью, – развязанный кем-то против них информационный террор. Началось все еще в июне 2017 года, когда пришли первые СМС-сообщения и раздались подозрительные звонки. Часть звонков и сообщений была из различных регионов России (Чечни, Ханты-Мансийского автономного округа, Дальневосточного федерального округа, Ярославля и др.), часть с местных номеров и даже номеров родственников. Над сообщениями вначале только посмеялись, но скоро стало не до веселья. В конце ноября 2017 года наступила «активная фаза» и 30 ноября за один день пришли сотни сообщений с угрозами (в том числе в соцстетях и мессенджерах).

Как кажется самим жильцам, виной всему «нехороший» развод, произошедший еще в январе 2015 года. Именно тогда Татьяна Соловьева развелась со своим мужем, который в то время работал в местной полиции. Конфликт с ним возник, когда женщина подала на уплату алиментов. Мужчина стал вести себя неадекватно: бросал посуду в окна (причем в трезвом виде), приводил свою маму, просил, чтобы не взыскивали с него деньги. Но в итоге алименты платить пришлось. После этого у семьи никаких контактов с Соловьевым не было, с дочерью мужчина абсолютно не общался.

Однажды Даша заметила, что в то время, как Марина была в гостях у ее мамы, она параллельно была онлайн и в «Одноклассниках», тогда как при этом занималась абсолютно другими делами. Тоже самое повторилось и с «ВКонтактом», в результате Марина и Даша обоюдно оказались друг у друга в «черном списке». Стало очевидно, что это делает человек, который не хочет, чтобы они общались. Подозрение сразу упало на Соловьева, который к тому же уволился из полиции в июне 2017 года и, как считают потерпевшие, у него теперь стало много времени, чтобы вредительствовать (хотя странности начались еще с весны того же года). «Роялем в кустах» стал и привязанный ко всем электронным страничкам и личный номер Соловьева и даже подпись под сообщениями «Соловьев».

Смена паролей ничего не давала и так продолжалось, как уже отмечалось выше, до 30 ноября прошлого года, когда на телефон Даши пошел шквал СМС с номера Соловьева, примерно около 100 штук в день, где он писал: «Тупые дуры», «Суки я вас взламываю с 3 июня», «Сдохните пусть сдохнут ваши кошки» (у обеих сестер есть по кошке). Иногда хейтер обвинял и Дашу в том, что она «захапала его деньги» (часть алиментов отдают Даше на карманные расходы). В некоторых СМС-сообщениях озвучивалось, кто что делает в квартире: «Марина ест яблоко», «Даша идет в туалет», «Марина одна дома», «Марина разговаривает по кнопочному телефону» (это когда женщина со смартфона, пытаясь защититься, перешла на кнопочный) и т. д. Он ни разу не ошибся, описывая чьи-либо действия. Эта «слежка» касалась, в основном, Марины и, преимущественно, происходила в квартире Марины, а сообщения он посылал Даше, которая в тот момент была у себя дома. Даша перезванивала и говорила, например, следующее: «Крестная, он прислал мне сообщение, что ты сейчас разговариваешь по кнопочному». Иногда такие сообщения приходили и когда Даша была в гостях у Марины. В своих посланиях некто также писал, что Марину «слушают» через ноутбук и смартфон.

Примеры сообщений от неизвестного, после взлома странички Даши во «ВКонтакте» (февраль 2018), где есть косвенное указание на Соловьева – «Деньги мои захапала» и «я. Папуяяля».
Примеры сообщений от неизвестного, после взлома странички Даши во «ВКонтакте» (февраль 2018), где есть косвенное указание на Соловьева – «Деньги мои захапала» и «я. Папуяяля».
 

В итоге семья вызывала полицию, они приехали, но после этого стали приходить самоисчезающие сообщения, что вызывало удивление сотрудников правоохранительных органов (хотя такие программы сейчас не редкость). 16 декабря полицию вызвали повторно, так как он вскрыл почту Google у Марины и удалил все «входящие» за прошлый год (там были очень ценные письма). Как только стражи правопорядка ушли, пришло сообщение: «Полиция уехала». Когда семья обсуждала психическое здоровье Соловьева, некто прислал СМС: «Вас самих надо в психушку».

Таким образом основной СМС-террор начался 30 ноября 2017 года и с того времени некто не оставляет две семьи в покое по сей день: происходят взломы телефонов, компьютеров, страничек в социальных сетях, почтовых ящиков (он узнает даже те, о которых не знал никто) и даже электронных книг. В обоих квартирах стали включаться всевозможные электронные гаджеты, звонил телефон, но, когда поднимали трубку, но там почти всегда молчали, а в некоторых случаях в разговор вклинивался некто. Происходил частый разрыв соединения, причём это касалось домашнего телефона и, в основном, во время разговора Марины с Дашей. В некоторых случаях Даша вообще не могла дозвониться Марине, хотя та сидела у аппарата и ждала её звонка.

«Любовь» к Марине была особенной: во «ВКонтакте», как и в Google, кто-то удалил всю ее важную переписку длинной в год, в некоторых соцсетях на ее страницах, разместил непристойные предложения, вместо фотографий поместил фото обнаженных девушек и чужую порнографическую фотографию, затем взломал электронную книгу и все в ней удалил. Страничку в «Инстаграме» вообще удалил. Тоже касается и «Фейсбука», когда, возможно, преследователь заметил, что Марина ищет помощи в различных сообществах. У Даши на телефоне не раз открывалась почта Марины и ее персональный кабинет в «Мегафоне», что она лично видела.

Результат взлома почты Google у Даши.
Результат взлома почты Google у Даши.
 

Отдельно стоит рассказать о злоключениях с телефонами. Какой бы номер не подключили и не зарегистрировали сим-карту Марина и Татьяна, кто-то сразу же узнавал об этом, а у Марины при это еще и списывались все деньги (иногда частями). Сначала неизвестный взломал личный кабинет в «Мегафоне», там остались даже «следы»: вместо имени и фамилии оказалось написано: «Не твое дело» (в той же манере, что и остальные сообщения). Потом кто-то взломал вторую сим-карту и ругался-матерился с сотрудниками техподдержки в чате – это видела Даша. Вместо фамилии Трунова написал «Трусы». В итоге на двух сим-картах образовалась задолженность в размере 3 тыс. рублей, поэтому на время от телефонов пришлось отказываться совсем. Потом муж Марины сделал для жены на свое имя очередную сим-карту, но преследователь добрался и до нее. Стал каким-то образом дистанционно управлять телефоном, совершая звонки по межгороду. Детализация звонков позволила обнаружить странность – часть звонков шли с номера Марины, оформленного на мужа, в другие регионы (телефоном с этой симкой Марина в тот момент вообще не пользовалась). После этого данная сим-карта вообще исчезла. Правда, перед этим Даша брала этот телефон, и карта в нем «почему-то поменялась» на другую. Даша утверждала, что ничего не трогала (это подтверждает Марина, которая в тот момент находилась рядом). В свою очередь, у Даши также на всех устройствах (телефоны, компьютер) самопроизвольно менялись пароли, также оказался кем-то запаролен и ноутбук Марины.

Чтобы обезопаситься от преследователя жильцы перешли на кнопочные телефоны, из которых для надежности вынимают батарею.
Чтобы обезопаситься от преследователя жильцы перешли на кнопочные телефоны, из которых для надежности вынимают батарею.
 

В итоге семья избрала довольно изматывающую тактику: практически по каждой такой серии взломов или СМС с угрозами они обращаются в Следственный комитет или Отдел «К». Один из ноутбуков и несколько телефонов у них забрали для проведения экспертизы, в Отделе «К» женщин заверили, что уже «вот-вот раскроют» это дело. На стационарный компьютер также были хакерские атаки (скриншоты экрана с предупреждениями антивируса остались), в результате которых вообще пропал интернет. В Ростелекоме сказали, что с подключением все в порядке, а неисправность находится внутри их же собственного компьютера. После этого компьютер пришлось сдать в ремонт, а затем несколько раз форматировать жесткий диск. Таким образом семье приходится постоянно делать ремонты, менять сим-карты, телефоны (с июня 2017 года они поменяли порядка 12 телефонов). Был случай, когда Марина купила самый дешевый смартфон, посидела в интернете два раза через Wi-Fi (даже сим-карту не вставляла), его тут же каким-то образом умудрились взломать и написали на экране слово «Суки». Потом некто снял семью на видео через телефон и им же его прислал.

Множество сим-карт, которые приходится периодически менять из-за постоянных взломов.
Множество сим-карт, которые приходится периодически менять из-за постоянных взломов.
 

Признаки полтергейста

В декабре 2017 года мама Даши вместе с Мариной решили провести несложный эксперимент на ее квартире. Оставшись вечером втроем, они зашторили все окна, Дашу посадили в дальнюю спальню (из техники у нее был только телефон в руках) и закрыли дверь. Женщины остались на кухне, закрыли дверь и окно, даже вытяжку закупорили бумагой, с собой у них не было никаких электронных устройств. Затем они взяли большой лист белой бумаги и написали на нем стишок: «Соловьев – дурачок, безобразнейший сморчок» и прикрепили на холодильник, который стоит задней частью к окну. После этого женщины сразу пошли в комнату Даши, где она уже озвучила им СМС, в котором некто возмущался, что про него написали обидные слова. Потом эксперимент решили усложнить: выключили свет, залезли под стол, написали несколько слов («Шапокляк», «Дура» и др.) и он, по словам Марины, их также прочел (Даша зачитывала ответы с экрана, но сами сообщения тут же пропадали и их никто не видел). Тогда Марина стала брать различные предметы и просить вслух, чтобы «он» их угадывал. Когда брала сковороду, на телефон Даши в другой комнате мгновенно приходило: «Сковорода». Или же, в другом варианте опыта: «Марина взялась за куртку в прихожей» и т. д. Это поначалу укрепило женщин в мысли, что за ними шпионят либо через камеры мобильных устройств (но их все заклеили почти сразу и таковых вообще не было на кухне), либо через какие-то мини-камеры в самой квартире (Следственный комитет проверил обе квартиры на наличие скрытых видеокамер, но ничего не нашел).

Телефоны членов семьи с заклеенными камерами.
Телефоны членов семьи с заклеенными камерами.
 

Важно также отметить, что иногда в семью поступали и необычные голосовые сообщения, которые изредка удавалось даже записать, при этом те, кто звонил, говорили голосами членов семьи, но, по утверждению обратившихся к нам за помощью людей, несколько раз говорившие находились в других местах и совершить эти звонки не могли. В других случаях из трубки звучал непонятный набор слов.

Пример одного из звонков, который удалось записать (запись сделана 30.05.2018).

Однако эти записи, проанализированные в нашем секторе, вызвали новые вопросы. Эксперты обратили внимание на то, что в файле есть очевидные признаки цифровой манипуляции: то есть это не голос живого человека, а фрагменты записи, в которых программным методом была отсечена часть информации (сжаты по частоте, все что ниже 700 Гц было отрезано).

Фрагмент «электронного голоса» якобы вклинившегося в разговор: на самом деле это тот же самый предыдущий фрагмент, только сильно сжатый по частоте.
Фрагмент «электронного голоса» якобы вклинившегося в разговор: на самом деле это тот же самый предыдущий фрагмент, только сильно сжатый по частоте.
 

Вскоре в полиции устроили «очную ставку» Татьяны и ее бывшего мужа Соловьева, на которой женщине показалось, что он очень изменился («вроде пить стал и весь трясется»). В полиции Соловьев говорил, что интернета у него в доме нет, что Марина и Татьяна называют «смехотворным утверждением». Также он перепутал возраст Даши и сказал, что ей 8 лет, но ей уже 11. Что интересно, в письма по почте от Дашиного имени некто также упоминал, что девочке 8 лет (хотя какие-то детали разговора в полиции Даша также знала). На все прямые вопросы – он ли устраивает СМС-террор – Соловьев ответил отрицательно. По результатам разговора с Соловьевым оснований для обыска у него дома полиция не нашла, а СМС-угрозы посчитали недостаточными для возбуждения уголовного дела.

В итоге, в личном разговоре с семьей, в полиции прямым текстом заявили, что виновата во всем Даша. Якобы сообщения в социальных сетях шли с IP-адреса самой квартиры потерпевших. Но версия у пострадавшей стороны такая: некто взламывает вначале телефон Даши, а потом с ее телефона «ломает» уже все остальное, к тому же на компьютеры Марины были зафиксированы хакерские атаки, а антивирус обнаруживает на всех семейных компьютерах огромное количество руткитов. В шутку Марина называет Дашу «хакером», но подчеркивает, что никаких необычных технических навыков у Даши нет (она занимается музыкой), а также честно признается, что уже боится приводить ее к себе домой, так как это служит своего рода катализатором нового витка киберсталкнига. Важно также заметить, что телефон Татьяны практически никаким хакерским атакам не подвергался (что было бы наиболее логичным при действиях ее бывшего мужа). За все время пришла лишь пара СМС с ругательствами в 2017 году. Деньги со счета никогда не снимались и никакой слежки через телефон не было замечено.

Почти каждый такой эпизод, СМС-ку или взлом Марина тщательно фиксирует – делает скриншоты экрана или фотографирует последствия на фотоаппарат, а затем распечатывает на цветном принтере (чтобы они не были удалены с компьютера) и передает в Отдел «К». Лишнее внимание и визиты полиции (их было уже около 10) немного уменьшает количество таких эпизодов, но не сводит их на нет.

Помимо пропажи денег и кибернападок, в квартире Марины отмечались и несколько полтергейстоподобных проявлений. Причем, можно сказать, что на квартире у Марины, в основном, страдает только «информационная сфера», а у Татьяны произошла львиная часть перемещений предметов, пропаж денег и других необъяснимых эпизодов, вкупе со взломами страничек и почтовых ящиков Даши. Из всего не виртуального, что произошло у Марины на квартире можно выделить лишь двукратное внезапное самопроизвольное включение света. Рюкзак же Марины на квартире у Татьяны постоянно «перемещается» в ванную комнату, туда же иногда «перепрыгивает» из зала и косметичка. Примерно 17 августа Марина недосчиталась таблеток «Магнелис» только что купленных в аптеке. Упаковка была кем-то вскрыта, а внутри обнаружилось 60 таблеток, вместо 90, и одна таблетка лежала рядом. Еще ранее пропала тетрадь Даши по сольфеджо из музыкальной школы. Хотя напрямую тут обвинять «потусторонние силы» никто не стал, отметили эту пропажу как довольно странную.

Исследования

На месте событий нашей экспертной группой был проведен комплекс исследований для достоверизации происходящих событий, в первую очередь приборные замеры электромагнитного излучения и инфразвука, психологические тесты с членами семьи (цепной ассоциативный тест и тест на свободные ассоциации), а также тест Зенера. В дополнении к этому, в доме Татьяны нами был проведен еще один эксперимент. В пустую обувную коробку была положена небольшая сумма (несколько купюр), которую потом плотно закрыли и оставили на ночь под тщательным прицелом камеры видеонаблюдения. Стоит отметить, что в 2007 году командой «Уфокома» уже проводились подобные эксперименты с деньгами (полтергейст на ул. Авангардной, Минск) – только в том случае мы их вкладывали между страницами книги. В том минском случае все было очень похоже: такие же пропажи денег, которые исчезали даже из-под подушки и нагрудных карманов. Чего только не перепробовали хозяева той квартиры: переписывали номера купюр, прятали во всевозможные места, старались неотрывно следить за кошельками и т. п. Однако, как и в том случае, в Тамбовской обл. «барабашку» не удалось поймать с поличным. Деньги в конце эксперимента оказались на месте.

Правда несколько странных эпизодов все же произошли вечером первого дня, когда мы еще только готовились к приборным измерениям. Неизвестный вытащил наш пакет с продуктами из холодильника и положил его рядом на пол. Примечательно, что именно Даша обратила на это наше внимание. Именно поэтому эпизод выглядел довольно подозрительным, так как достоверно нельзя было сказать, где до этого находилась Даша, а видеокамеры в тот момент на кухне не было. Через некоторое время приборные замеры вновь были прерваны происшествием из зала, где с двери отлетел очередной «стразик». Девочка снова была рядом, и стояла у этой двери. Однако при проверке, другие «стразики» оказались намертво приклеены. Оторвать их исследователям в рамках натурного эксперимента не удалось.

Приманка для полтергейста – коробка с деньгами (сверху) и результаты некоторых происшествий в присутствии исследователей – «стразик», отпавший от двери (слева) и вынутые кем-то из холодильника продукты (справа).
Приманка для полтергейста – коробка с деньгами (сверху) и результаты некоторых происшествий в присутствии исследователей – «стразик», отпавший от двери (слева) и вынутые кем-то из холодильника продукты (справа).
 

При проведении приборных измерений традиционно был задействован широкий арсенал измерителей электромагнитного излучения и инфразвука (табл. 1). Однако, в этот раз, никаких существенных отклонений от нормы по этим показателям не было зафиксировано. Результаты проведения магнитометрии с использованием анализатора ME3951A приведены на рисунке, в сводной таблице представлены общие данные замеров электромагнитного, электрического и электростатического полей. Средний фон инфразвука составил 52 дБ.

Проведение приборных исследований.
Проведение приборных исследований.
 
Схема квартиры с нанесенными на нее данными магнитного поля и указанием ПГ-эпизодов.
Схема квартиры с нанесенными на нее данными магнитного поля и указанием ПГ-эпизодов.
 

Таблица 1. Результаты приборных измерений (Тамбовская обл., 2018 год)

Наименование прибора, единица измерения

Частотный диапазон/диапазон измерения

Погрешность измерения

Общий средний фон в квартире

Анализатор ME3951A, нТл

5 Гц – 400 кГц

±2%

~37 нТл

Измеритель EMR-20 (антенна «8C»), В/м

100 кГц – 3 ГГц

Не указана в паспорте прибора

~0,25 В/м

Измеритель напряжённости электростатического поля СТ-01, кВ/м

от 0,3 до 180 кВ/м

±15 %

~0,054 кВ/м

Измеритель ЭМИ П3-31 (антенна А1),
В/м

300 мГц – 40 ГГц

±36%

~0 В/м

Шумомер-анализатор спектра Октава-101АМ, дБ

10 – 140 дБ

Не указана в паспорте прибора

52 Дб

Результаты психологических исследований всех участников этих событий с использованием ассоциативного теста К.Г. Юнга и цепного ассоциативного теста, используемого в психоанализе, были обработаны кандидатом психологических наук Е. К. Агеенковой, доцентом института психологии БГПУ им. М. Танка (г. Минск). Анализ показал, что свободное и открытое высказывание любых ассоциаций, приходящих голову, наблюдалось только у Марины Труновой. У нее отмечена быстрая реакция на слова-стимулы, а также короткие временные интервалы (1–3 с) между словами в цепном ассоциативном тесте. Причем слова-реакции отражали ее жизненные ситуации, о которых она не боялась высказываться. Это говорит о том, что у нее при тестировании не наблюдалось явных защитных реакций и попыток контролировать ассоциативный поток высказываний. Проще говоря, она не боялась «проговориться» и «выдать» какую-нибудь тайну. При этом у Даши и у ее мамы Татьяны обнаружилось явное торможение ассоциирования. Они долго и с трудом подбирали слова (особенно Даша), что указывает на выраженную защитную реакцию на процесс тестирования. Слова-реакции слабо отражали их жизненные ситуации, а интервалы достигали 10 с и более. Это говорит о том, что у них есть некая тайна, о которой они боятся проговориться. Можно предположить, что эта тайна является общей для них обеих, но что она связана с ПГ – это только предположение.

Анализ сообщений киберхулигана, по мнению Е. К. Агеенковой, демонстрирует его фиксацию на сексуальных вопросах, причем подбор выражений указывает на негативное отношение к данной сфере. Явная эмоциональность данных высказываний может указывать на то, что их автором была или женщина с инфантильной агрессивной реакцией на чье-то недостойное сексуальное поведение, или ребенок/дети подросткового возраста (как мальчики, так и девочки) с несформировавшейся сексуальностью. Если автором является мужчина, то у него, скорее всего, серьезно снижена потенция. Например, это может быть характерно для пожилого человека с выраженной старческой деменцией. Однако данный вариант маловероятен, так как киберхулиган демонстрирует хорошее владение современной техникой.

В качестве заключения

Изначальной задачей нашего исследования была попытка установить возможные аномальные причины, происходящих в Тамбовской обл. событий. Ведь в какой-то момент неприятные, угрожающие, но, к сожалению, обычные (для нашей жизни) происшествия стали приобретать для членов семьи признаки сверхъестественной активности – знание недоступных вещей от их киберпреследователя, самоисчезающие СМС, уже совсем необъяснимые перемещения и пропажи денег, а также мелкие «странные» эпизоды в домах Марины и Татьяны. При этом, очевидно, что развитие событий не укладывалось в классический сценарий протекания полтергейста с определенными типичными этапами и аномальными эпизодами, а также мелкими полтергейстными маркерами уже хорошо знакомым исследователям. В итоге анализ всей доступной информации и результаты проведенных исследований позволили нам найти рациональные объяснения практически для всех происшествий.

Прежде всего масштабность взлома цифровых элементов хранения личной информации (странички в соцсетях, электронная почта, личные кабинеты сотовых телефонов, и пр.) вполне соответствует типичной тактики киберсталкинга, когда целью злоумышленников является стратегия постоянного изматывания и тотального преследования жертвы по всем возможным каналам современной коммуникации. Многие, на первый взгляд, удивительные технические приемы, сейчас вполне реализуемы даже неспециалистами в области цифровых систем и программирования. Например, так называемые самоисчезающие СМС могут быть сформированы посредством функции SMS-флэш, когда есть возможность отправки сообщения, которое отображается необычным способом на экране мобильного телефона: бегущей строкой либо в виде текста прямо на дисплее. Данное сообщение не сохраняется в памяти телефона и исчезает с экрана, как только человек воспользуется какой-либо из функций телефона. Всевозможные пароли и доступ к вебкамерам могут быть получены с помощью рассылки специальных вирусов.

Более того, в данном случае, киберсталкинг традиционно принял формы кибербуллинга (от англ. «запугивание»), когда злоумышленник использует силу или влияние «путем демонстрации или иного использования снимков, символов или чего-либо другого в целях запугивания, угроз, травли, преследования или смущения при помощи Интернета или других технологий, к примеру, мобильных телефонов» [1]. При этом, преимущественно в отношении Марины, явственно использовались такие типичные формы кибербуллинга как: фрейпинг (т.е. получение контроля над учетной записью жертвы и публикация нежелательного контента), диссинг (т.е. онлайн-публикация порочащей информации о жертве), кетфишинг (т.е. воссоздание профиля жертвы в социальных сетях).

Пример диссинга в отношении Марины.
Пример диссинга в отношении Марины.
 

Кроме того, определенная небрежность в хранении и контроле за наличными деньгами в доме Татьяны создавало большое количество вариантов для их перемещения и изъятия, которые могли быть вполне выполнены самой Дашей. На это косвенно указывает как полученный психологический профиль самой девочки, так и то, что она практически всегда была рядом или обнаруживала единолично результаты пропажи или перемещения денег. Кроме того, психологический профиль киберпреследователя, полученный психологом Е. К. Агеенковой, указывает на то что, по крайней мере, значимую часть сообщений формулировал либо ребенок, либо взрослый человек с определенными психическими нарушениями, к примеру, с деменцией. Опять же косвенно об этом свидетельствует то, что преследователь в этих сообщениях словно подставлял Соловьева, не пытаясь скрыть свою личность (что не типично для киберсталкинга). Очевидно, что это мог бы делать либо в определенной степени обиженный на отца ребенок (возможно с помощью более продвинутых друзей), либо сам Соловьев с учетом возможного психического диагноза (в здравом уме человек, по всей вероятности, не стал бы сам себя так подставлять).

Несмотря на ясную, в целом, картину событий, некоторые эпизоды в этой цепочке происшествий не находят рационального объяснения. Так, не ясно до конца как на определенном этапе киберхулиган стал узнавать неизвестные ему детали жизни членов семьи, особенно при проведении экспериментов, где Татьяна и Марина скрытно писали фразы, обращенные к Соловьеву. Непонятно зачем нужно было самому Соловьеву так нарочито постоянно идентифицировать себя в сообщениях, если он затеял тотальный киберсталкинг, основная идея которого все же анонимное преследование. Очевидно, что 11-летняя Даша не смогла бы полностью поддерживать всю эту кампанию по преследованию семьи в одиночку, намеренно подставляя отца.

В связи с этим, мы можем предположить, что на каком-то этапе реальных бытовых конфликтов, киберсталкинга и детских шалостей, в эту череду событий мог внедрится неизвестный агент, который действует в типичных вспышках полтергейста. Наш опыт изучения таких явлений, указывает на то, что характерной целью полтергейста является психологическая дестабилизация своих жертв посредством необъяснимых, часто абсурдных, происшествий. Характерной чертой феномена является фаза подстановки, когда явления происходят таким образом, что подозрения за возникающие эпизоды падают на членов семьи или иных лиц, находящихся в том или ином контакте с семьей. Такой прием приводит к еще большей растерянности, подозрительности, усилению дистресса (истощения от напряжения) и рассматривается как типичный элемент полтергейстного психотеррора.

Косвенно, предположение о том, что в рассмотренных нами событиях помимо человеческих действий, могло быть вмешательство полтергейста, указывает общий стиль и характер сообщений. Как известно, типичные сообщения от полтергейста (записки на бумаге, стенах, мобильных телефонах) характеризуются большим количеством грубых ошибок, вульгарностью и нарочито грубыми, но просторечными оборотами. Если сравнить СМС-сообщения от полтергейста «Затан» в Таганроге с подобными СМС-сообщениями в Тамбовской обл., то явственно виден подобный общий стиль, характерный для типичных полтергейстных посланий. С медицинской точки зрения, такая общность может быть характерна только для речи людей с психическими заболеваниями, деменцией, шизофренией, когда наблюдается общая деградация личности по схожим сценариям, что отчасти подтверждает полученный психологический профиль нашего киберхулигана.

Схожий стиль сообщений в случаях в Таганроге (2015 год, слева) и Тамбовской обл. (2018 год, справа).
Схожий стиль сообщений в случаях в Таганроге (2015 год, слева) и Тамбовской обл. (2018 год, справа).
 

В настоящий момент, сообщения от киберхулигана не поступают, однако возобновились пропажи денег (у бабушки пропала часть денег и конфеты), а Даша вновь находит купюры возле дома. Члены семьи отчасти связывают такое уменьшение электронного терроризма с приездом нашей экспертной группы, которая дала ряд советов, часть из которых уже стала реализовываться. По словам Марины, расследование этого случая в полиции и Отделе «К» еще не окончено. Последняя на данный момент экспертиза установила, что взломы гаджетов Марины осуществлялись с телефона Даши. Однако жильцы все еще ждут каких-то более веских доказательств того, как всю эту вакханалию с телефонами и электронными девайсами могла устроить маленькая девочка.

Мы будем следить за развитием событий…
Мы будем следить за развитием событий…
 

Литература

1. Кобец, П.Н. Противодействие угрозам киберсталкинга – важнейшей проблеме, исследуемой в рамках совершенствования аспектов информационной безопасности регионов в условиях глобализации информационного пространства / П. Н. Кобец // Вестник Прикамского социального института. – 2017. – № 1 (76). – С. 27–35.

2. Новгородов, Н.С. Исследование полтергейстов в Сибири / Н. С. Новгородов. – Томск, 1993. – 340 с.

3. Новгородов, Н.С. Полтергейстный психотеррор / Н. С. Новгородов // VI-й Региональный научно-технический семинар по ноосферным взаимодействиям (Ноосферные взаимодействия и психофизические воздействия): избранные материалы, Томск, 26–27 ноября 1992 г. – Томск: СибНИЦАЯ, 1994. – С. 53–54.

4. Фефелов, В. «Затан» отдает приказы по мобильнику [Электронный ресурс] // Уфоком, 2015. – URL: https://www.ufo-com.net/publications/art-8535-zatan.html. Дата доступа: 02.10.18.

Фото Ильи Бутова, схема квартиры составлена Георгием Федоровским, сонограмма предоставлена Владом Гущей. Скриншоты переписки и аудиозаписи разговоров предоставлены жильцами квартиры.


Илья Бутов, Никита Томин, Владимир Кукольников, Георгий Федоровский, Екатерина Агеенкова 20.10.2018
 
Если у вас есть дополнительная информация по этой публикации, пишите нам на ufocom@tut.by Подписывайтесь на наш телеграмм или вайбер каналы, чтобы всегда быть в курсе событий.
 
 
Необычные явления человеческой психики: научный подход
Проекты 149
Необычные явления человеческой психики: научный подход
13 ноября в Музее Русского Искусства состоялась девятая "Необъяснимая встреча", спикером на которой был известный исследователь, психиатр, доктор медицинских и кандидат технических наук, настоящий "возмутитель спокойствия" нескольких предыдущих дискуссий – Андрей Гендинович Ли.

В Минске прошла презентация новой книги о культовых камнях
Проекты 5
В Минске прошла презентация новой книги о культовых камнях
21 октября в г. Минске, в библиотеке им. Тетки, прошла презентация книги «Культовые камни Восточной Европы: Беларусь, Латвия, Литва, Россия» – первого всеобъемлющего издания по этой тематике. Также были представлены и две книги «Уфокома», которые вышли в августе-сентябре: «Таинственная Беларусь IV» и «Белорусская Магония». Всего выступило 4 человека, каждый из которых рассказал о своем участии в работе над этим проектом и представил тему, так или иначе связанную с изучением камней на территории Беларуси.