Одна из категорий историко-культурных объектов в мифологии белорусов (окаменевшие дома и предметы интерьера)

Среди валунов на территории Беларуси в народном восприятии ландшафта выделяются так называемые окаменевшие дома, печи, столы, стулья и др. Таких камней насчитывается не менее 65. О большинстве из них сохранились только фольклорные свидетельства. Это историко-культурные объекты, связанные с духовной культурой, о которых уже накоплена большая библиография [25].

Дома

Дом (Хата) воспринимается как центр своего мира, символ семейного достатка, локус календарных и семейных обрядов. К тому же это замкнутое пространство, но оно имеет выход – контакты с внешним миром. Дом может быть «развернут» во Вселенную и «завернут» на Человека. Также дом в фольклорной системе мира выступает как промежуточное звено, которое связывает различные уровни мировосприятия [5, 32, 45, 46].

Согласно легендам, в мифологические времена, когда Бог (Богоматерь) ходил по земле, камни вырастали размером с дом. Но после того как Бог сбил ногу об один из камней и потому проклял их, они перестали расти или «растут, но медленно». Окаменевшими домами на территории Беларуси считаются не менее одиннадцати валунов. Три из них называют Чертов Камень. Причем все они имеют еще и дублетные названия – Вяли́ки (Большой) Камень, Шаве́ц (Сапожник), Краве́ц (Портной) и др. Восемь из таких объектов сохранились, а три известны только по более ранним описаниям и конкретно пока не локализованы. Определены породы пяти из этих камней. Три из них относятся к различным гранитам, один к конгломерату и один к гнейсу.

Камни-дома – это в основном самые огромные валуны. В ландшафте они расположены одиночно. Но есть и исключения. Так, группу камней возле д. Рожаны Солигорского р-на Минской обл. называют «окаменелая деревня». По легенде, старец, которого не пустили переночевать, проклял всю деревню и превратил ее жителей вместе с домами в камни. Девушку же, которая тайком принесла ему хлеба, но не послушалась, чтобы покинуть деревню и при этом не оглянуться, превратил в кукушку [40].

Подобной легендой объясняется название государственного заказника «Каменная деревня» в Олевском р-не Житомирской обл. на территории Украины. Это уникальный геологический памятник: нагромождение горных пород и гранитных валунов находится на площади в 15 га. Одни из них величиной с большой дом, другие поменьше. Вместе они напоминают деревенскую улицу. Согласно легенде, решил Бог походить по земле и посмотреть, чем и как живут люди. Однажды в образе нищего пришел он в одну деревню, где жили жестокие и алчные люди. Несколько раз подходил он к различным домам и просил дать ему немного хлеба и воды, но повсюду его прогоняли да еще грозились побить. Наконец в одном из домов открылось окно, и оттуда выбросили на улицу черствый кусок хлеба. Нищий поднял этот кусок, попытался надкусить, а он оказался каменным. Разгневался Бог и превратил те деревенские дома в камни. Вся деревня окаменела и стоит так до сих пор [24].

С домом отождествляется самая огромная глыба на территории Беларуси под названием Вялики или Чертов Камень около д. Горка Шумилинского р-на Витебской обл. Его длина 11 м, ширина 5,6 м, высота над поверхностью земли 2,8 м. Легенда говорит, что раньше камень был еще больше, а в нижней части находились ступени. Утверждают, что камень вводил людей в заблуждение: когда они шли в деревню, то минуя его, начинали блуждать и попадали совсем в другое место. Поэтому это урочище прозвали Чертовым Местом [11].

Вялики (Чертов) Камень у д. Горки Шумилинского р-на Витебской обл. Фото А. А. Вашкова.
Вялики (Чертов) Камень у д. Горки Шумилинского р-на Витебской обл. Фото А. А. Вашкова.
 

С дворцом мифического Змея связывается огромное ледниковое образование возле д. Гоголевка Чашникского р-на Витебской обл.: валун песчано-гравийно-галечного конгломерата – Змеев Камень. Его еще называют Кравец или Сивы́ (Седой) Камень. Его размеры 9,8 м на 3,4 м и высота 2,4 м. Рассказывают, что здесь жил Змей-Кравец и была у него золотая машинка. Заказы он принимал через единственное окошко в камне. Когда люди просили сшить, как умеет портной, то он делал хорошо. Но если просили сшить красиво, чтобы в церковь ходить, то делал абы как: один рукав сзади пришивал, а второй в плечах. По одной версии, за свою работу портной брал небольшие деньги, а по второй – ему приносили кур и петухов [11, 23, 38].

Змеев камень у д. Гоголевка Чашникского р-на Витебской обл. Фото И. Е. Климкович.
Змеев камень у д. Гоголевка Чашникского р-на Витебской обл. Фото И. Е. Климкович.
 

Причиной превращения дома в камень в основном считается проклятие за работу в праздничный день (камни-сапожники) или за небрежную работу (камни-портные). Так, про Гомсин Камень около д. Куренец Вилейского р-на Минской обл. легенда рассказывает, что сапожник Гомсин не верил в Бога и скептически относился к религиозным праздникам. На Пасху, когда все пошли в храм, Гомсин сел шить сапоги. Появилась туча, загремел гром, ударила молния и убила сапожника. Дом загорелся, и на его месте появился огромный валун. По поверьям, если на Пасху приложить ухо к камню, то можно услышать, как поет петух и стучит молотком сапожник. По другому преданию, на месте камня стояла корчма. Как-то пришел нищий и попросился переночевать, но корчмарь прогнал его. Тогда Бог превратил корчму с хозяевами в камень. В настоящее время из камня якобы доносится детский плач [11, 19, 22, 36].

Гомсин Камень у д. Куренец Вилейского р-на Минской обл. Фото С. Яроховича.
Гомсин Камень у д. Куренец Вилейского р-на Минской обл. Фото С. Яроховича.
 

В д. Пеликшты Воложинского р-на Минской обл. в 1987 году археолог Э. Зайковский от старожилов услышал сведения о Камне Шавец (Сапожник), который лежал на месте бывшей деревни Далино́ва, но потом был уничтожен. По легенде, камень раньше был домом, где жил сапожник. Однажды случилось так, что мастер целую неделю перед Пасхой пил, а на праздник с самого утра сел шить сапоги. Работал, пока солнце не зашло, а потом окаменел вместе с домом. Якобы в этом окаменевшем доме даже определялись окна [18].

В легенде о Камне Шаве́ц, или Чертовом Камне, лежащим возле д. Камень Воложинского р-на Минской обл., говорится, что когда-то камень был домом и там жил сапожник. Дверей в доме не было, а было только одно окошко. Надо было подойти к окну, положить кожу с серебряной монетой и сказать о своем желании получить сапоги. Сдача от денег выбрасывалась через окно. Сапоги были волшебные. Их можно было носить 15 лет, и чем чаще бывать на игрищах, тем лучше. В церкви же сапоги сразу расползались на мелкие лоскуты. Священники увидели в образе сапожника злого духа и прокляли камень. Об этом камне существуют еще и другие предания: камень нес черт с целью завалить храм, но пропел петух, и он выпустил камень, а также о том, что это окаменевшая кобыла [11, 29, 32, 51].

Камень Шавец в д. Камень Воложинского р-на Минской обл. Фото В. Ф. Винокурова.
Камень Шавец в д. Камень Воложинского р-на Минской обл. Фото В. Ф. Винокурова.
 

В легендах о следующих двух камнях-домах под названием Кравец рассказывается о мастерах-портных, которые жили в них, и о проклятии камней женщиной (волшебницей). В первом случае речь идет о камне возле г. Бобруйска (на сегодняшний день он не локализован и, скорее всего, уничтожен). Согласно публикации М. Мелешко, люди говорили, что камень шил очень хорошо и даже не нужно было его просить. Но однажды волшебница принесла к нему материал для пошива подвенечного платья и стала объяснять, как именно следует сделать. За это портной не выполнил работу. Волшебница оскорбилась и превратила дом с портным в камень [33].

Большой камень в окрестностях г. Бобруйска Могилевской обл. (по М. В. Мелешко).
Большой камень в окрестностях г. Бобруйска Могилевской обл. (по М. В. Мелешко).
 

Второй подобный валун Кравец, или Чертов Камень, находился около местечка Старый Погост в Миорском р-не Витебской обл. (сейчас стянут в общую груду камней на поле). По одному из преданий, там было окошко, куда клали ткань и сообщали, что нужно сшить. На следующий день одежда была готова. Как-то одна злая баба набросала в окошко навоза и приказала сшить ей не одежду, а ботинки. Женщину на месте скрутило, окно закрылось, и больше оно не открывалось. Об этом камне записаны и другие сюжеты преданий, которые связываются с Чертом [4, 8]. Здесь следует отметить, что в мифологии навоз может выступать и как источник плодовитости и «спора» (дело спорится), и как нечистоты – в качестве отгонного средства в апотропеической и лечебной магии [27].

Две части от одной расколотой глыбы лежат на поле возле д. Каменое Узденского р-на Минской обл., и в народе их называют Вяликие (Большие) Камни. Среди местных жителей считается, что это окаменевший дом, где в 1812 году находился штаб Багратиона, а потом глыбу расколола молния. Согласно еще одному варианту – на камне 12 пар танцевало польку [4, 11].

Около д. Яновщина Крупского р-на Минской обл. в лесу сохранился крупный валун, который до сих пор считают окаменевшим домом и называют Кравец, или Царь-Камень. Считают, что он шил одежду: надо было положить ткань в окошко и мысленно представить фасон. Как-то заказчик «приказал» сшить одеяние для венчания. Камень обиделся и вместо одежды выдал лоскутки ткани, и вообще перестал шить [4]. Еще один Камень Кравец и сейчас лежит в лесу около бывшего хутора Прудище в урочище «Возле Камня» вблизи д. Кнышевичи Светлогорского р-на Гомельской обл. Камень-дом был с окошком и выполнял заказы на пошив одежды старинных фасонов. Однажды кто-то сказал: «пошей мне ни то, ни се!». Тогда камень пришил к одежде третий рукав. Заказчик проклял камень, и тот стал опускаться под землю [4, 28].

«Штаб Багратиона» в д. Каменое Узденского р-на Минской обл. Фото Е. Шапошникова.
«Штаб Багратиона» в д. Каменое Узденского р-на Минской обл. Фото Е. Шапошникова.
 
Валун Кравец (Царь-Камень) у д. Яновщина Крупского р-на Минской обл. Фото И. Е. Климкович.
Валун Кравец (Царь-Камень) у д. Яновщина Крупского р-на Минской обл. Фото И. Е. Климкович.
 

Камень, верх которого похож на крышу, а по бокам его расположены дырки (якобы окошки), находится неподалеку от д. Городище Крупского р-на Минскай обл. По легенде, некогда на месте камня был большой город, но за провинности людей он ушел под землю. Местные говорят: «в те дырки, что ни кинь, никогда не услышишь, как оно о дно ударилось» (записала Л. М. Соловей в 1974 году от Надежды Кирилловны Красняковай в д. Большие Хольневичы Крупского р-на) [29].

Около г.п. Лынтупы Поставского р-на Витебской обл. между деревнями Трабутишки и Пешковцы, в урочище Кундры, находится камень Дед. Его высота 1,5 м, а диаметр около 1,3 м. Считается, что это окаменевшее вместе с хозяином жилище деда-чародея. Дед сделал себе жилье в копне сена и врачевал там людей. Во время лечения чародей не позволял никому наблюдать за ним. Но как-то один любопытный мужик заглянул в жилище деда. Сразу после этого жилье вспыхнуло небесным огнем, после чего наступила тьма. На заре люди увидели на этом месте камень. Лынтупский краевед А. В. Гарбуль записал это предание в 2005 году от Ярош Марии Ивановны 1915 г. р. в д. Жаки Поставского р-на [15].

Таким образом, из восьми окаменевших домов три связывают с Чертом (д. Горка, Камень, Старый Погост). Три камня называют Шавец (д. Куренец, Пеликшты, Камень) и три – Кравец (д. Гоголевка, Старый Погост и г. Бобруйск). Из шести шьющих камней в пяти упоминается окошко, через которое мастера получали заказ и выдавали готовые изделия. В мифологиях мира окно воспринимается как граница между своим и чужим пространством, которая обеспечивает связь домашних с внешним миром. Согласно мифологической традиции, окно используется нечистой силой, ведьмами, духами и самой смертью [14, 43].

Печи

Ряд камней ассоциируется с печью. В мифологии печь – символ и главный оберег дома, место нахождения душ предков. В то же время печь воспринималась как сакральный центр жилища, сопоставимый с алтарем в церкви. Печь – место многочисленных домашних обрядов, которые сплачивали жизненно важные функции, и прежде всего, функцию упорядочения микрокосма жилья. Возле нее произносили заклинания, совершали магические действия во время рождения, свадьбы и похорон. Также печь выполняла функции «очищения от смерти», считалась источником жизни и здоровья. Она связана с народной медициной. В то же время, играя особую роль во внутреннем пространстве дома, она совмещает в себе не только символику центра, но и границы, символизирует потусторонний мир, могилу и смерть. Через дымоход совершается связь с внешним миром, в частности и с «тем светом». Этим специфическим входом и выходом из дома пользуются различные инфернальные существа: огненный змей и черт, ведьма, душа покойного, болезни и доля [41].

Есть информация о 32 таких камнях. Большинство из них находится в Витебской области. Это в основном большие валуны, и их названия преимущественно связаны с мифологическими персонажами нижнего мира: чертом, ведьмой, лешим. В основном в легендах о таких валунах упоминаются подвыпившие мужчины, которых черти сначала водили, главным образом, по болоту, потом раздевали, разували и укладывали спать на камне. Иногда рассказывается, что человек сам блуждал, видел камень, подходил, раздевался, разувался и ложился на него спать как на печь. Утром просыпался и удивлялся, где он находится. Иногда добавляется, что человек замерзал на камне, а бывает, наоборот, подчеркивается, что такое случалось зимой, но мороз ему не вредил.

По устному сообщению историка К. Карпекина, около полевой дороги из д. Дубровка на д. Слобода в Лиозненском р-не Витебской обл. лежит большой серый камень с плоской поверхностью. Если по дороге проходил пьяный человек, то он всегда сворачивал к камню. Путнику казалось, что его кто-то зовет сюда. Потом пьяного неведомая сила заставляла танцевать, и только тогда, когда человек уже не мог прыгать, укладывала его на камень, который грел словно печка. Когда становилось холодно, человек просыпался и шел домой. Никогда никто не замерз, даже зимой.

По мифологическим представлениям, пьяный человек подвластен нечистой силе. Под ее воздействием он может попасть в потусторонний мир и совершать ненормированные поступки, а сон – это измененное состояние сознания [34]. Опьянение человека и сон – это его контакт с потусторонним миром, в ходе которого происходит и изменение его внешнего образа (раздевание, разувание) [9].

Около деревни Воронино Сенненского р-на Витебской обл. на берегу реки Оболянки лежит Чертов Камень, или Камень Краве́ц, размерами 10,2 м на 6 м и высотой 2,1 м. Одна из легенд рассказывает, что когда-то у дороги стояла корчма, куда собирались жители трех ближайших деревень. Поздних посетителей у крыльца ожидали черти и потом долго водили по болоту, затем раздевали их и укладывали спать на камне. Утром путники просыпались на камне среди болота. Вторая легенда отождествляет камень с домом портного. Он шил одежду на Пасху и за это окаменел. Эту информацию в 1988 году записал В. Ф. Винокуров от Поддубёнок Пелагеи Антоновны, 1916 г. р. [2, 4, 11, 32, 38].

Чертов Камень у р. Оболянка рядом с д. Воронино Сенненского р-на Витебской обл. Фото Д. Ивченко.
Чертов Камень у р. Оболянка рядом с д. Воронино Сенненского р-на Витебской обл. Фото Д. Ивченко.
 

Про Леший, или Вяли́ки, Камень (4,2 м на 2,3 м, высота 2,7 м) возле д. Елешовка Чашникского р-на Витебской обл. легенда рассказывает, как мужики, возвращаясь из шинка, всегда сворачивали к камню, взбирались на него как на печь, раздевались и засыпали. Камень их согревал. В 1989 году В. Ф. Винокуров записал предание от Стаховича Владимира Ивановича, 1930 г. р. [11]. В 2013 году экспедиция Этно-исторического центра «Явар» записала от Михалевич Евдокии Васильевны, 1932 г. р., предание, согласно которому, Леший Камень шил сапоги. Когда просили сшить хорошие, то он делал плохие, а когда просили плохие, то шил хорошие [4].

Вялики (Леший) Камень у д. Елешовка Чашникского р-на Витебской обл. Фото В. Ф. Винокурова.
Вялики (Леший) Камень у д. Елешовка Чашникского р-на Витебской обл. Фото В. Ф. Винокурова.
 

Интерес представляет легенда о Камне Шавец (Сапожник) возле д. Девянишки бывшего Ошмянского уезда Виленской губернии (ныне на территории Литвы). Здесь также сочетаются Камень-Сапожник и спящий пьяница. Рассказывается, будто когда-то нищий, одетый в лохмотья, ночью при свете луны увидел на придорожном камне сапоги. Оказалось, что сапоги поставил пьяный человек, который заснул у камня. Нищий примерил сапоги, и они ему пришлись впору. В этом месте временами слышится дьявольский хохот [49].

Около д. Смоляры в Борисовском р-не Минской обл. лежит Прыви́д-Камень (Призрак-Камень) размерами 3,3 м на 2 м и высотой 1,4 м. Легенда утверждает: если поздно вечером человек возвращался под хмельком, то две девушки-призрака выходили ему навстречу по узкой тропинке, брали бедолагу под руки и вели к камню, раздевали, разували и укладывали спать. Утром человек просыпался и удивлялся, где он находится. Рядом на болоте можно было слышать ржание лошадей и блеяние овец. Если кто шел на такие звуки, то бродил по лесу всю ночь (записал В. Ф. Винокуров в 1989 году от Барадульской Евфросинии Игнатьевны, 1897 г. р.) [11].

Прывид-Камень около д. Смоляры Борисовского р-на Минской обл. Фото В. Ф. Винокурова.
Прывид-Камень около д. Смоляры Борисовского р-на Минской обл. Фото В. Ф. Винокурова.
 

Камень под названием Ломина, или Ведьмина Печь, зафиксирован вблизи д. Кемяны Ошмянского р-на Гродненской обл. Сейчас он находится на территории Литвы, от границы по направлению к д. Виндюны. Согласно легенде, у камня жила ведьма. Зимой она топила печь и при этом просила огонь на розжиг в деревне. Ведьма воровала детей в окрестностях и качала их около печи [17]. Ведьмин Камень лежит и около д. Дворище Чашникского р-на Витебской обл. Якобы у камня жила ведьма, которая встречала пьяных мужчин, возвращавшихся из корчмы, раздевала и укладывала их спать на камне. Размеры этого камня 2,4 м на 2,3 м и высота 1 м (записал В. Ф. Винокуров в 1990 году от Буяка Афанасия Александровича) [11].

Есть камень под названием Холодовская Печь около д. Заручавье Бешенковичского р-на Витебской обл. Согласно записям Т. В. Володиной, здесь когда-то ходил и заблудился какой-то человек. Черт, который встретил его, приказал: «Лезь на печь!». Человек залез на камень и замерз там [9]. Заклятый Камень, или Печь, около д. Белевцы Миорского р-на Витебской обл. в 2016 году экспедиции «Явара» показал Ермолёнок Витольд Антонович, учитель истории СШ № 3 г. Миоры. От уроженца этой деревни, Даргеля Славомира Григорьевича (1949 г. р.), он услышал легенду, согласно которой, на камне укладывались спать пьяные и многие после морозной ночи погибали [4].

Заклятый камень (Печь) около д. Белевцы Миорского р-на Витебской обл. Фото И. Е. Климкович.
Заклятый камень (Печь) около д. Белевцы Миорского р-на Витебской обл. Фото И. Е. Климкович.
 

О каком-то большом камне около д. Ясенишки в Воложинском р-не Минской обл. рассказывают только то, что на нем ложились спать. Информатор Грибовский Николай Павлович, 1936 г. р. [4]. Около д. Свериново Столбцовского р-на Минской обл. находится Чертов Камень. Легенда говорит, что черт заманивал людей на камень и там морозил их [4]. Есть упоминание о камне под названием Чертова Печь на Максимовой Горе возле хутора Гороватка неподалеку от д. Дуниловичи Поставского р-на Витебской обл. [12]. Около д. Володьки Докшицкого р-на Витебской обл. на болоте лежит Чертов Камень с многочисленными углублениями. Согласно легенде, когда пьяный идет мимо камня, то обязательно трет его шапкой или рукой, а потом спит на валуне, как на печи [1].

Один из камней-печей выделяется нетипичным названием – Божья Печь. Он находится возле д. Захаровка Крупского р-на Минской обл., но конкретное предание о нем не зафиксировано [7].

Подытоживая приведенную информацию, необходимо указать на то, что ряд камней-печей имеют и дублетные предания, где они отождествляются с домами, где живут портные или сапожники (д. Воронино Сенненского, д. Елешовка Чашникского р-на). «Камни-портные» и «камни-сапожники» можно сравнить и с деревянными надгробными сооружениями – теремками. Их также делали в виде домика с одним окошком, через которое в поминальные дни ставили на могилу пищу для покойников. Кстати, считалось, что окошко предназначено именно для выхода душ усопших в этот мир [16].

Сюжеты преданий, где пьяный человек воспринимает камень как печь и ложится на него спать, охватывают довольно значительную территорию Северной и Центральной Беларуси, а также Восточную Латвию [48], юг Псковской, юго-запад Новгородской и северо-запад Смоленской области современной России [13, 35].

Столы

Стол в традиционных верованиях – особо почитаемый предмет домашнего интерьера, место, где происходят основные обряды. Стол метонимично означает понятие «еда, трапеза». Это сакральный центр обрядовой трапезы на Дзяды или Радуницу (день поминовения предков), Рождество, Пасху, во время похоронного и свадебного обрядов и т.д. В славянских языках стол сравнивается со словами «стул», «кресло», «престол», «трон». Фразеологизм «сажать на стол» означает «княжить», «властвовать». В таких случаях стол ассоциируется и с местом пребывания Бога или других высокопоставленных мифологических и исторических персонажей. В народной традиции стол связывали с церковным престолом. Так, у восточных славян широко распространена такая формула, как «стол – это престол Божий». В белорусских заговорах и волочёбных песнях за столом сидят святые деды, сам Иисус Христос, Богородица и другие христианские святые. Показательно, что такие столы находятся или на горе, или под дубом [31, 42].

В Беларуси не менее девяти больших камней связывается, по народным представлениям, со столами. Причем иногда даже подчеркивается, что углубления на камне – это якобы миски или тарелки. Также рассказывается, что на таких валунах некто обедал или завтракал. Обычно это выдающиеся исторические личности или представители других этносов. Так, в д. Язно Миорского р-на Витебской обл. со столом отождествляют два камня. Камень, лежащий в деревне недалеко от школы, имеет размеры 6,2 м на 4,8 м и высоту 1,7 м. Рассказывают, что на нем завтракали то ли русская царица Екатерина II, то ли французский император Наполеон Бонапарт. Якобы на поверхности высечены очертания тарелки, вилки и ложки. Этот камень является памятником истории и культуры республиканского значения [4]. О втором камне говорят, что на нем происходил «пир» в честь примирения брата и сестры [3]. В Витебске на берегу Западной Двины лежит Цыганский Камень, который якобы служил цыганам столом во время их сборищ [21].

Камень-стол в д. Язно Миорского р-на Витебской обл. Фото В. Ф. Винокурова.
Камень-стол в д. Язно Миорского р-на Витебской обл. Фото В. Ф. Винокурова.
 

Около оз. Вороничи Полоцкого р-на Витебской обл. некогда лежал Витольдов Камень с углублениями («тарелками»), ширина которых была примерно полметра. В краеведческой литературе сообщается, что в 1844 году камень лежал на берегу оз. Варонеч, а затем вместе с берегом сполз в воду. Помещик вытащил его и поместил в имении Варонеч. По легенде, на камне обедал князь Витольд, который в 1426 году приступом взял замок Варонеч [39].

В Миорском р-не Витебщины на месте бывшей деревни Бертовщина, что неподалеку от д. Волковщина, есть камень, на котором, согласно записям конца XIX века, «обедали французы» [36]. В 1990 году такое же предание было записано и В. Ф. Винокуровым от Петкевич Веры Даниловны, 1920 г. р., и Закревского Ивана Робертовича, 1936 г. р. Размеры камня 4, 4 м на 4, 3 м, а высота 1 м [11].

Камень, на котором «обедали французы» в окрестностях д. Волковщина (на месте бывш. д. Бертовщина) Миорского р-на Витебской обл. Фото В. Ф. Винокурова.
Камень, на котором «обедали французы» в окрестностях д. Волковщина (на месте бывш. д. Бертовщина) Миорского р-на Витебской обл. Фото В. Ф. Винокурова.
 

Неподалеку от дороги Купчели – Адымянишки, в самом начале д. Кумпини Браславского р-на Витебской обл., находится Адамов Камень. Размеры: подошва (по периметру) – 6,08 м, самая большая высота – 1,60 м. На камне имеются небольшие углубления, они идут сверху вниз и хорошо видны. Ранее камень лежал на холме, который называют Адамова Гора. Когда-то здесь был хутор, где жил дед Адам с семьей. Местные верили, что камень лечебный: «если на него положить руки, они перестают болеть, и человеку становится хорошо». По преданию, во Вторую мировую войну пленные советские солдаты под охраной одного немца копали окопы. Кто-то из местных принес солдатам самогон. Солдаты вместе с немцем напились и через некоторое время сидели за камнем, как за столом, и вместе пели «Катюшу» (записала И. Е. Климкович в 2008 году по материалам Браславского музея традиционной культуры, запись сделана от внучки деда Адама – Супрович Анны Яновны, 1931 г. р.).

Кресла

Собрана информация про 11 камней-кресел (по-белорусски слово «крэсла» обозначает как «стул», так и «кресло»). Четыре из них ассоциируется с креслом, на котором якобы сидел сам Бог. На двух – Богоматерь. Насчет двух камней утверждают, что на них сидел Наполеон Бонапарт. Один камень связывается с неизвестным легендарным королем, и еще один – с реально существовавшим писателем Игнатом Ходько.

Как было пояснено выше, в мифологии кресло (стул) сравнивается со столом и является аналогом слова «престол» или «трон», а также служит неотъемлемым элементом сферы деятельности смерти [43]. Божьи кресла небольших размеров. Один из таких камней лежит в урочище Навины возле д. Дворище в Лепельском р-не Витебщины и называется Богово Кресло, потому что там якобы сидел Бог [30].

Около д. Баровцы Вилейского р-на Минской обл. камень с двумя высверленными углублениями лежал возле болота, а потом его перевезли в Вилейский краеведческий музей. По легенде, «на нем сидел Господь Иисус Христос и оставил отпечатки пяток» [19]. Зафиксировано Каменное Кресло между д. Каштановка и Чахец в Пружанском р-не Брестчины. Есть искусственное «каменное кресло», полностью высеченное из ледникового валуна, которое находится в д. Фарный Конец Щучинского р-на Гродненской обл.

Камень-Кресло между деревнями Каштановка и Чахец в Пружанском р-не Брестской обл. Фото Ю. Змитровича.
Камень-Кресло между деревнями Каштановка и Чахец в Пружанском р-не Брестской обл. Фото Ю. Змитровича.
 
Каменное кресло, высеченное из валуна в д. Фарный Конец Щучинского р-на Гродненской обл. Фото Д. Ивченко.
Каменное кресло, высеченное из валуна в д. Фарный Конец Щучинского р-на Гродненской обл. Фото Д. Ивченко.
 
Камень около д. Баровцы (сейчас у музея в г. Вилейке) Вилейского р-на Минской обл. Фото А. П. Зайцева и В. Ф. Винокурова.
Камень около д. Баровцы (сейчас у музея в г. Вилейке) Вилейского р-на Минской обл. Фото А. П. Зайцева и В. Ф. Винокурова.
 

На кладбище между д. Гудовичы и Верхлес Червенского р-на Минской обл. на Святой Горке лежит легендарный камень-следовик. На камне, по легенде, отдыхала Божья Мать [50]. Около д. Кивачино Пружанского р-на Брестской обл. на валуне были два углубления и небольшая ямка. Следы будто оставила Святая Дева, когда шла в Иерусалим с маленьким Христом на руках и, устав, присела отдохнуть на камне. Как верили местные жители, вода в углублениях никогда не высыхала и помогала от лихорадки. К сожалению, на сегодняшний день камень не удалось локализовать [47].

На кладбище между д. Гудовичи и Верхлес Червенского р-на Минской обл. на Святой Горке лежит легендарный камень-следовик, на котором, по легенде, отдыхала Божья Матерь. Фото И. Е. Климкович.
На кладбище между д. Гудовичи и Верхлес Червенского р-на Минской обл. на Святой Горке лежит легендарный камень-следовик, на котором, по легенде, отдыхала Божья Матерь. Фото И. Е. Климкович.
 

Особый интерес представляет Божье Кресло в Крупском р-не Минщины. Ранее камень лежал возле д. Сомры, с правой стороны от дороги на Девяницу, на холме среди поля, перед ложбиной. Сейчас камень помещен в Крупский краеведческий музей. Некогда к камню ходили лечиться. Если «болела середина», то садились на камень спиной к высокому выступу и молились. После клали оброк: яблоко, пирожок, конфету и др. Просили у камня и исполнения желаний. Говорили, что камень сильно помогал.

Божье Кресло в Крупском р-не Минской обл. (ранее камень был у д. Сомры, сейчас – у Крупского краеведческого музея). Фото С. Курейчик.
Божье Кресло в Крупском р-не Минской обл. (ранее камень был у д. Сомры, сейчас – у Крупского краеведческого музея). Фото С. Курейчик.
 

О камне существует предание. Рассказывают, что в деревне Сомры христиане решили поставить часовню рядом с валуном на перекрестке дорог. Это не понравилось язычникам. На рассвете они с факелами, топорами и вилами пошли к святыне, чтобы уничтожить ее. Но вдруг на небе явилось облако, на котором сидел мужчина в белом одеянии. Нападающие испугались. Незнакомец сошел на землю и прислонился к валуну. Он поинтересовался, почему они хотят наказать своих соотечественников? Люди ответили: за то, что верят в единого Бога. Тогда мужчина в белом превратил непослушных в россыпь камней. Облако снова опустилось, и пришелец исчез. А на валуне появилось углубление [6, 26].

Между д. Заблощина и Костеневичи Вилейского р-на Минской обл. некогда находился камень-кресло. Местные старожилы рассказывали, что в позапрошлом веке на нем не раз сидел известный писатель Игнатий Ходько (1794–1861), который жил в здешних краях. По второму варианту – местный пан. Сейчас этот валун хранится в Вилейке на площадке офиса Районных Электросетей (устное сообщение вилейского краеведа А. П. Зайцева).

Камень-кресло писателя Игната Ходько. Фото с сайта vialejka.info.
Камень-кресло писателя Игната Ходько. Фото с сайта vialejka.info.
 

На трех каменных креслах «сидел Наполеон». Камень под названием «Кресло Наполеона» лежит справа от дороги из д. Велевщина в д. Терешки в Лепельском р-не Витебщины, с юго-западной стороны одного из холмов в урочище Хулитовы Горы. Камень средних размеров и с одной стороны имеет полусферические углубление природного происхождения. Рядом еще находится камень продолговатой формы, который считают столом. По местной легенде, здесь обедал французский император [44]. На самом большом камне среди других камней возле д. Снеги Миорского р-на и на большом валуне между д. Мальки и Казакова Браславского р-на Витебской обл. также «сидел Наполеон» (по данным Л. В. Дучиц, зафиксированным в 1986 году).

Около д. Судаты бывшего Свенцянского уезда (сейчас на территории Литвы) лежит Король-Камень. По преданию, на нем сидел какой-то король, а под камнем лежит клад [36]. Камни-столы и камни-кресла особенно часто встречаются именно в Восточной Литве [52].

Кровати

Есть и такие народные названия валунов, как камни-кровати. Как упоминалось выше, между деревнями Трабутишки и Пешковцы Поставского р-на Витебской обл., вблизи поселка Лынтупы, находится камень Дед, который считается окаменевшим вместе с дедом-чародеем жильем. По данным краеведа А. Гарбуля, рядом с этим камнем лежит другой, который, согласно легенде, раньше был деревянной кроватью чародея. Но после определенных событий, описанных выше, он окаменел. Длина камня 2,8 м, ширина 1,9 м, а высота 0,8 м [15]. Камень-Ложе (Каменное Ложе) сохранился и около д. Пески Кобринского р-на Брестской обл.

Камень – «Кровать чародея» между д. Трабутишки и Пешковцы вблизи пос. Лынтупы Поставского р-на Витебской обл. Фото А. В. Гарбуля.
Камень – «Кровать чародея» между д. Трабутишки и Пешковцы вблизи пос. Лынтупы Поставского р-на Витебской обл. Фото А. В. Гарбуля.
 
Камень-Ложе (Каменное Ложе) около д. Пески Кобринского р-на Брестской обл. Фото Н. Кузич.
Камень-Ложе (Каменное Ложе) около д. Пески Кобринского р-на Брестской обл. Фото Н. Кузич.
 

Выводы

Ареал «окаменевших» домов и печей охватывает в основном Северную и Центральную Беларусь, а также Северную Украину (Житомирская обл. Олевский р-н) и прилегающие территории Латвии (историческая Латгалия), Литвы, Псковщины, Смоленщины и заходит на Новгородчину (на территории современной России). Столы и стулья имеют меньший ареал распространения и особенно характерны для соседней с современной Беларусью территории Восточной Литвы.

Кликните, чтобы просмотреть в полном размере
Места расположения некоторых наиболее известной «каменной мебели» в Беларуси.  Карта составлена В. Ф. Винокуровым (2018 год).
Места расположения некоторой наиболее известной «каменной мебели» и окаменевших домов в Беларуси. Карта составлена В. Ф. Винокуровым (2018 год). Камень-дом: 1. Окрестности Бобруйска (Свислочский тракт) Могилевская обл.; 2. д. Городище, Крупский р-н, Минская обл.; 3. д. Гоголевка, Чашникский р-н, Витебская обл.; 4. д. Горки, Шумилинский р-н, Витебская обл.; 5. д. Камень, Воложинский р-н, Минская обл.; 6. д. Каменое, Узденский р-н, Минская обл.; 7. д. Кнышевичи/Чернин, Светлогорский р-н, Гомельская обл.; 8. д. Куренец, Вилейский р-н, Минская обл.; 9. д. Пеликшты, Воложинский р-н, Минская обл.; 10. д. Старый Погост, Миорский р-н, Витебская обл.; 11. д. Яновщина, Крупский р-н, Минская обл. Камень-печь: 1. д. Обухово, Бешенковичский р-н, Витебская обл.; 2. д. Белевцы, Миорский р-н, Витебская обл.; 3. д. Водопоево, Бешенковичский р-н, Витебская обл.; 4. д. Володьки, Докшицкий р-н, Витебская обл.; 5. д. Веркуды, Ушачский р-н, Витебская обл.; 6. д. Воронино, Сенненский р-н, Витебская обл.; 7. д. Васевичи/Обельковичи, Дятловский р-н, Гродненская обл.; 8. д. Вяжище, Бешенковичский р-н, Витебская обл.; 9. д. Гороватка, Витебский р-н, Витебская обл.; 10. д. Горы, Ушачский р-н, Витебская обл.; 11. д. Губино, Лепельский р-н, Витебская обл.; 12. д. Дворище, Чашникский р-н, Витебская обл.; 13. д. Добрыгоры, Бешенковичский р-н, Витебская обл.; 14. д. Дубровка/Слобода, Лиозненский р-н, Витебская обл.; 15. д. Елешовка, Чашникский р-н, Витебская обл.; 16. д. Заполье, Витебский р-н, Витебская обл.; 17. д. Заручевье, Бешенковичский р-н, Витебская обл.; 18. д. Захаровка, Крупский р-н, Минская обл.; 19. д. Звонь, Ушачский р-н, Витебская обл.; 20. д. Козловка, Сенненский р-н, Витебская обл.; 21. д. Кемяны, Ошмянский р-н, Гродненская обл.; 22. д. Матырино, Ушачский р-н, Витебская обл.; 23. д. Мачулище, Крупский р-н, Минская обл.; 24. д. Микулино, Полоцкий р-н, Витебская обл.; 25. д. Пустынки, Сенненский р-н, Витебская обл.; 26. д. Сороки, Глубокский р-н, Витебская обл.; 27. д. Слобода, Ушачский р-н, Витебская обл.; 28. д. Слободка, Лепельский р-н, Витебская обл.; 29. д. Смоляры, Борисовский р-н, Минская обл. 30. д. Турасполье, Ушачский р-н, Витебская обл.; 31. д. Ходорово, Витебский р-н, Витебская обл.; 32. д. Ясенишки, Воложинский р-н, Минская обл. Камень-стол: 1. д. Купчели/Адамянишки, Браславский р-н, Витебская обл.; 2. д. Вороничи, Полоцкий р-н, Витебская обл.; 3. д. Витебск, Витебская обл.; 4. Волковщина, Миорский р-н, Витебская обл.; 5. д. Мальки/Казаково, Браславский р-н, Витебская обл.; 6. д. Симоновичи, Дрогичинский р-н, Брестская обл.; 7. д. Терешки, Лепельский р-н, Витебская обл.; 8. д. Язно, Миорский р-н, Витебская обл.; 9. д. Язно, Миорский р-н, Витебская обл. Камень-кресло: 1. д. Баровцы, Вилейский р-н, Минская обл.; 2. д. Гудовичи/Верхлес, Червенский р-н, Минская обл.; 3. д. Дворище, Лепельский р-н, Витебская обл.; 4. д. Заблощина/Костеневичи, Вилейский р-н, Минская обл.; 5. д. Снеги, Миорский р-н, Витебская обл.; 6. д. Сомры, Крупский р-н, Минская обл.; 7. д. Судаты (бывш. Свенцянский повет); 8. д. Терешки, Лепельский р-н, Витебская обл.; 9. д. Фарный Конец, Щучинский р-н, Гродненская обл.; 10. д. Чахец, Пружанский р-н, Брестская обл. Камень-кровать: 1. г.п. Лынтупы, Поставский р-н, Витебская обл.; 2. д. Пески, Кобринский р-н, Брестская обл.
 

Мотивы легенд, скорее всего, отражают воспоминания о старинных сакральных местах и определенных персонажах: служителях святилищ или языческих жрецов, которые в христианские времена трансформировались в христианских, исторических или демонических персонажей. Это сам Бог или Богоматерь, французский император Наполеон Бонапарт или какой-то условный король, конкретный писатель или абстрактный «пан», различные черти, привидения, колдуньи, бесы и т. п. С такими объектами связаны народные представления о модели мира, где человек включен в систему регламентации своего образа жизнедеятельности в пространстве и времени, и где происходит взаимопроникновение реального и мифического миров.

Литература

1. Авілін, Ц. В. Акцыянальны код у беларускіх народных казках і легендах пра камяні / Ц. В. Авілін // Таинственная Беларусь ІІІ. Материалы конференции (г. Минск, 22 января 2017 г.). – Минск: Регистр, 2017. – С. 169–178.

2. Аникиевич, К. Т. Сенненский уезд Могилевской губернии: опыт описания в географическом, историческом, этнографическом, бытовом, промышленном и статистическом отношениях, с картой уезда, схемой двух озер и рисунками в тексте / К. Т. Аникиевич. – Могилев губ.: Издание Могилевского губернского статистического комитета, 1907. – 148 с.

3. Археологические известия и заметки, издаваемые Императорским Московским Археологическим обществом / под ред. Д. Н. Анучина, А. И. Кирпичникова. – Т. 4. – № 11–12. – М.: Товарищество тип. А. И. Мамонтова, 1896. – С. 390.

4. Архив Этно-исторического центра «Явар». Экспедиции № 9 (2001), № 12 (2001), № 38 (2004), № 42 (2004), № 44 (2004), № 64 (2006), № 95 (2009), № 132 (2013), № 159 (2016), № 161 (2017), № 162 (2017).

5. Байбурин, А. К. Жилище в обрядах и представлениях восточных славян / А. К. Байбурин. – М.: Языки славянской культуры (А. Кошелев), 2005. – 218 с.

6. Баравуля, М. Камяні-легенды на тэрыторыі сучаснай Крупшчыны / М. Баравуля // Малое Палесьсе: гісторыка-краязнаўчы літаратурна-мастацкі альманах Друцка-Бярэзінскага краю. – Крупкі, 2012. – С. 192–199.

7. Баравуля, М. Архетыпы духоўнай і матэрыяльнай культуры Друцкага княства / М. Баравуля // Малое Палесьсе: гісторыка-краязнаўчы літаратурна-мастацкі альманах Друцка-Бярэзінскага краю. Крупкі, 2012. – С. 105–113.

8. В-т. Аб камянях-краўцах / В-т // Крывіч. – 1923. – № 6. – С. 46–47.

9. Валодзіна, Т. В. З вопыту даследавання матыву абування/апранання ў паданнях пра камяні / Т. В. Валодзіна // Палявая фалькларыстыка і этналогія: даследаванні лакальных культур Беларусі / уклад. І. Ю. Смірновай; пад навук. рэд. В. А. Лабачэўскай – Мiнcк: БДУКіМ, 2008. – С. 87–93.

10. Володина, Т. Историческая фразеология и фольклорное предание: о возможности этимологии паремии на фоне поверий о «шьющих» камнях / Т. Володина // Балто-славянские культурные связи: сб. ст. сост.: Я. Курсите. – Рига: Мадрис, 2009. – С. 331–340.

11. Винокуров, В. Ф. Отчеты о полевых научных геологических экспедициях: за 1976, 1978, 1982, 1985, 1986, 1988–1991 гг. / В. Ф. Винокуров, Э. А. Левков, А. К. Карабанов, М. Е. Комаровский, И. Л. Гуминский, Л. В. Дучиц, А. В. Матвеев // Архив Института геологических наук Академии наук Беларуси.

12. Вінакураў, В. Ф. Гэтыя дзіўныя камяні Пастаўшчыны / В. Ф. Вінакураў, А. В. Гарбуль, Л. У. Дучыц // Памяць. Пастаўскі р-н. – Мінск: БЕЛТА, 2001. – С. 36–39.

13. Виноградов, В. В. Представления о камнях-валунах в традиционной культуре русских / В. В. Виноградов, Д. В. Громов // Этнографическое обозрение. – 2006. – № 6. – С. 125–143.

14. Виноградова, Л. Н. Окно / Л. Н. Виноградова, Е. Е. Левкиевская // Славянские древности: этнолингвистический словарь в 5 томах / под ред. Н. И. Толстого. – М.: Междунар. отношения, 2004. – Т. 3.: К–П. – С. 534–539.

15. Гарбуль, А. В. Паганскія капішчы і дахрысціянскія культавыя помнікі Пастаўшчыны / А. В. Гарбуль // Беларускае Падзвінне: вопыт, методыка і вынікі палявых даследаванняў (да 80-годдзя пачатку археалагічных раскопак у г. Полацку): зб. навук. прац рэсп. навук.-практ. Семінара (Полацк, 20 – 21 лістап. 2008 г.) / пад агульн. рэд. Д. У Дука, У. А. Лобача. – Наваполацк: ПДУ, 2009. – С. 178–186.

16. Дучыц, Л. У. Камяні-«краўцы» і камяні-«шаўцы» / Л. У Дучыц, Э. М. Зайкоўскі, В. Ф. Вінакураў, А. К. Карабанаў // Палявая фалькларыстыка і этналогія: даследаванне лакальных культур Беларусі / уклад. І. Ю. Смірновай; пад навук. рэд. В. А. Лабачэўскай. – Мінск: БДУКіМ, 2008. – С. 69–86.

17. Зайковский, Э. Предания о языческих культовых памятниках Беларуси и археология / Э. Зайковский // Kultūras krustpunkti. 3. Laidiens. – Riga, 2006. – S. 163–182.

18. Зайкоўскі, Э. М. Справаздача аб палявых археалагічных даследаваннях у 1987 г. / Э. М. Зайкоўскі // Архіў навуковай археалагічнай дакументацыі. Інстытут гісторыі НАН Беларусі. – Справа № 1010. – 52 с.

19. Зайцаў, А. Сакральная геаграфія Вілейшчыны (паганскія культавыя помнікі Вілейшчыны) / А. Зайцаў // Культурны ландшафт Вілейшчыны. Матэрыялы Вілейскай рэгіянальнай навукова-практычнай канферэнцыі (Вілейка, 26–27 ліпеня 2003 г.). – Мінск: Мінсктыппраект, 2004. – С. 64–73.

20. Зайцаў, А. Рэлікты культу быка на Вілейшчыне / А. Зайцаў // Вілейскі павет. Гісторыка-краязнаўчы гадавік. – Мінск: Выдавец А. М. Янушкевіч, 2015. – Вып. 2. – С. 289–296.

21. Карнялюк, К. Цыганы Прыдзвіння / К. Карнялюк // Звязда. – 1994. – 24 сакавіка. – С. 4.

22. Киркор, А. Этнографический взгляд на Виленскую губернию / А. Киркор // Этнографический сборник, издаваемый императорским русским географическим обществом. – Спб., 1858. – Вып. III. – С. 179–181.

23. Клімковіч, І. Я. Ландшафтныя аб’екты і паселішчы, звязаныя са змеямі / І. Я. Клімковіч // Таинственная Беларусь II. Материалы конференции (г. Минск, 16 января 2016 г.). – Минск: Регистр, 2016. – С. 117–146.

24. Коженевский, С. Р. «Каменное село» – застывшая в каменных глыбах история / С. Р. Коженевский [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://vodospad.com/articles/design-articles/kamennoe-selo.html. – Дата доступа: 11.03.2018.

25. Культавыя і гістарычныя валуны Беларусі / А. К. Карабанаў [і інш.]; НАНБ, Інстытут прыродакарыстання. – Мінск: Беларус. навука, 2011. – 235 с.

26. Лазоўская, Т. Загадаць жаданне і пасядзець у Божым крэсле / Т. Лазоўская // Звязда. – 2016. – № 1 (5 студзеня). – С. 13.

27. Левкиевская, Е. Е. Навоз / Е. Е. Левкиевская // Славянские древности: этнолингвистический словарь в 5 томах / под общей ред. Н. И. Толстого. – М.: Междунар. отношения, 2004. – Т. 3: К–П. – С. 353 – 355.

28. Легенда о камне / Опросные листы 1924 г. по Бобруйскому уезду // Архіў археалагічнай навуковай дакументацыі ДНУ Інстытут гісторыі НАН Беларусі. – Справа № 69. – С. 381.

29. Легенды і паданні / склад. М. Я. Грынблат, А. І. Гурскі. – Мінск: Навука і тэхніка, 1983. – 544 с.

30. Лобач, У. А. Аб’екты сакральнай геаграфіі ў народнай медыцыне Лепельшчыны / У. А. Лобач, А. А. Волкаў // Лепельскія чытанні (навукова-практычная канферэнцыя, прысвечаная 565-годдзю г. Лепеля, 27 кастрычніка 2004 г. / складальнік А. У. Стэльмах. – Віцебск, 2005. – С. 22–26.

31 Лобач, У. Стол / У. Лобач // Міфалогія беларусаў: Энцыкл. слоўн. / склад. І. Клімковіч, В. Аўтушка; навук. рэд. Т. Валодзіна, С. Санько. – Мінск: Беларусь, 2011. – С. 461.

32. Ляўкоў, Э. А. Маўклівыя сведкі мінуўшчыны / Э. А. Ляўкоў [рэд. Л. В. Аляксееў]. – Мінск: Навука і тэхніка, 1992. – 215 с.

33. Мялешка, М. Камень у вераннях і паданнях беларуса / М. Мялешка // Запіскі аддзелу гуманітарных навук: працы катэдры этнаграфіі. – Менск. 1928. – Т. 1. – Кн. 4. – С. 155–182.

34. Панченко, А. А. Сновидение и фольклор: сон в народной религиозной традиции / А. А. Панченко // Русский фольклор. Материалы и исследования. – СПб.: Наука, 2001. – Т. ХХХІ. – С. 112–122.

35. Платонов, Е. В. Почитаемые камни в православной традиции на северо-западе России / Е. В. Платонов // Этнографическое обозрение. – 2011. – № 3. – С. 130–144.

36. Покровский, Ф. В. Археологическая карта Виленской губернии / Ф. В. Покровский. – Вильна: Тип. А. Г. Сыркина, 1893. – 164 с.

37. Полацкі этнаграфічны зборнік / уклад. У. А. Лобач. – Наваполацк: ПДУ, 2011. – Вып. II: Народная проза беларусаў. – Ч. 1. – 292 с.

38. Романов, Е. Р. Белорусский сборник / Е. Р. Романов. – Витебск: Тип. Г. А. Малкина, 1891. – Вып. 4. Сказки космогонические и культурные. – 220 с.

39. Сементовский, А. Белорусские древности / А. Сементовский. – СПб.: Тип. Н. Стефанова, 1890. – Вып. 1. – 136 с.

40. Сержпутоўскі, А. Казкі і апавяданні беларусаў з Слуцкага павету / А. Сержпутоўскі. – Ленінград: Дзярж. акадэмічн. друкарня, 1926. – 252 с.

41. Топорков, А. Л. Печь / А. Л. Топорков // Славянские древности: Этнолингвистический словарь в 5 томах / под общей ред. Н. И. Толстого. – М.: Междунар. отношения, 2009. – Т. 4: П – С. – С. 39–44.

42. Топорков, А. Л. Стол / А. Л. Топорков // Славянские древности: Этнолингвистический словарь в 5 томах / под общей ред. Н. И. Толстого. – М.: Междунар. отношения, 2009. – Т. 5: С – Я. – С. 165–170.

43. Топоров, В. Н. К символике окна в мифопоэтической традиции / В. Н. Топоров // Балто-славянские исследования, 1983. – М.: Наука, 1984. – С. 164–185.

44. Тухта, В. Цярэшкі. Гісторыя вёскі і ваколіц / В. Тухта, В. Рабцэвіч. – Наваполацк: А. У. Маладзечкін, 2016. – 95 с.

45. Цивьян, Т. В. Дом в фольклорной модели мира (на материале балканских загадок) / Т. В. Цивьян // Семиотика культуры. Труды по знаковым системам. Х. Ученые записки Тартусского гос. ун-та. – Тарту, 1978. – Вып. 463. – С. 65–85.

46. Цивьян, Т. В. К семантике пространственных и временных показателей в фольклоре / Т. В. Цивьян // Сб. статей по вторичным моделирующим системам. – Тарту, 1973. – С. 13–17.

47. Шейн, П. В. Материалы для изучения быта и языка русского населения Северо-Западного края / П. В. Шейн // Сборник отделения русского языка и словесности Императорской Академии наук. – СПб.: Тип. Импер. Академии наук, 1893. – Т. 2. – 715 с.

48. Якубенока, Л. То ли камень, то ли дом – несколько сюжетов преданий балтов и славян, связанных с объектами ландшафта / Л. Якубенока // Таинственная Беларусь II. Материалы конференции (г. Минск, 16 января 2016 г.). – Минск: Регистр, 2016. – С. 44–66.

49. Halicka, A. Materiały do charakterystyki petrograficznej zabytkowych glazow narzutowych Wileńszczyzny / A. Halicka // Prace Muzeum Ziemi. – Z. 38. – Warszawa, 1986. – S. 55–64.

50. Jelski, A. Święta góra / A. Jelski // Słownik geograficzny Królestwa Polskiego i innych krajów słowiańskich / Pod red. F. Sulimierskiego, B. Chlebowskiego i W. Walewskiego. – T. XI. Warszawa: Druk. “Wieku”. – 1890. – S. 690.

51. Sawicki, L. Natatki krajoznawcze z terenu obecnej Nowogródczyzny / L. Sawicki // Ziemia. – 1929. – № 1. – S. 8–11.

52. Vaitkevičius, V. Alkai. Baltų šventviečių studija / V. Vaitkevičius. – Vilnius: Diemedzio, 2003. – 319 s.

Об авторах:

Винокуров Валерий Федорович – ответственный секретарь научного журнала «Природные ресурсы»;

Дучиц Людмила Владимировна – кандидат исторических наук, археолог;

Климкович Ирина Евгеньевна – журналист, автор энциклопедических словарей и книг по мифологии и сакральной географии Беларуси.

Доклад был прочитан на конференции «Таинственная Беларусь-2018» 3 февраля 2018 года. Сокращенный русскоязычный вариант публикации подготовлен авторами специально для сайта «Уфоком». Обработка иллюстраций и составление карты выполнена В. Ф. Винокуровым.


Валерий Винокуров, Людмила Дучиц, Ирина Климкович 15.05.2018
 
Если у вас есть дополнительная информация по этой публикации, пишите нам на ufocom@tut.by Подписывайтесь на наш телеграмм или вайбер каналы, чтобы всегда быть в курсе событий.
 
 
Загадка черепа с ликами святых
НЛО и АЯ 12
Загадка черепа с ликами святых
В начале октября прошлого года страницы соцсетей и новостных порталов облетело сенсационное сообщение о находке останков красноармейца на черепе которого сохранились хорошо различимые изображения икон. В конце января началась вторая запоздалая волна перепечаток этой "новости". И, как это часто бывает в подобных случаях, с каждым разом информация представала во все более искаженном домыслами журналистов виде.
Исследователи очертили «Ареал чудес»
Проекты 5
Исследователи очертили «Ареал чудес»
В январе 2018 года минское издательство "Колорград" выпустило монографию И. С. Бутова "Ареал чудес: волны обновлений икон в XIX – первой половине XX века". Это итог почти десятилетней работы автора по изучению территориального распределения чудес и обобщения результатов многочисленных экспедиций "Уфокома".