Городища «с гудящими дырами» на территории Беларуси

Территория Беларуси с эпохи раннего железного века была довольно заселенной, о чем свидетельствует большое количество археологических памятников, в том числе и нескольких тысяч городищ – остатков древних укреплений. Многие из таких мест выполняли функции религиозных языческих центров (городища-святилища). Они очень разнообразны и еще мало изучены археологами. С такими городищами связаны легенды о храме, который провалился, и говорится, что в определенное сакральное время из-под земли можно услышать звуки колоколов [19].

Такой мотив имеет общеевропейское распространение. Погружение в землю или в воду это один из способов проникновения в «нижний свет», который связан с языческими представлениями [46]. По мнению Э. М. Зайковского, многие из таких преданий являются реминисценцией свидетельств о существовании языческого святилища [23].

В середине ХIХ века П. М. Шпилевский описал возвышенность возле д. Городно между г. Борисовым и Игуменом (теперь г. Червень), о которой местные жители говорили, что «тут когда-то проходило служение поганским болванам» [71]. О долгом существовании на городищах мест жертвоприношений свидетельствует и информация археолога В. Р. Тарасенко, который обследовал городища Смоленщины в 1926–1928 годах. О Микулинском городище на территории Красненской волости Смоленского уезда он зафиксировал слова одного из местных старожилов: «Провалилась церковь. Тут проходило жертвоприношение» [64]. Некоторые городища еще до нашего времени являются деревенскими святынями. На них отмечают Купалье, собираются и на другие календарные праздники [21].

В некоторых случаях фольклорная информация говорит, что после того, как храм провалился, оставалась яма, которая сужалась, и образовывалась дыра, откуда слышится гул [3]. Символика дыр/провалов представляет собой пласт традиционной культуры. В мифологии через дыры или колодцы происходит связь с «тем светом». В мифах и сказках герои опускаются в подземный мир, потом возвращаются назад и рассказывают о своем путешествии. В качестве визионеров в белорусских легендах обычно выступают мифологизированные персонажи: пастушок, рыбак, солдат, батрак, крестьянин и другие, которые попадают в подземелье. Там на сундуке с драгоценностями сидит принцесса (королева, царица). Иногда упоминается королева Бона (Витебск, Браслав, Волковыск, Гольшаны Ошмянского р-на, Езерище Городокского р-на, Торилово Браславского р-на, Лужесно Витебского р-на и др.). Охраняют богатства черные собаки, обычно две.

Например, про городище на острове Освейского озера предание рассказывает, что однажды пастушок провалился в дыру и оказался в подземелье. Там были дед, баба и собачка. Старики насыпали ему полные карманы золота. Мальчик вернулся домой и все рассказал родителям. Соседи узнали и послали в подземелье двух своих сыновей, но те так и не вернулись [14]. Подобные легенды особенно характерны для территории соседней Литвы. Исследовательница Б. Кербелите считает, что такого типа сюжеты относятся к дохристианскому времени, но имеют и переосмысление в христианской религии [35].

Среди всех легенд, связанных с подземным миром городищ, выделяются такие, где говорится об узких глубоких дырах, из которых можно услышать гул, особенно когда туда бросить камешки, или опустить жердь. Временами будто бы даже слышен стук о железные двери. В некоторых местах еще и сегодня старые люди утверждают, что сами в детстве бросали в дыру камешки или опускали жердь, и слышали гул. Или же опускали веревку, но дна не доставали. Такой пространственно-неориентированный звук воспринимается как загадочный и наделяется мистическим смыслом.

Легенды о гудящих дырах отразились и в микротопонимике. Так, возле д. Ясенец Барановичского р-на Брестчины есть Гудящая Гора или Свентица. Она поросла сосновым лесом, и на высоте 30 м над уровнем реки Сервеч бьют ключи [67]. Отверстие на горе возле д. Слобода Горская Горецкого р-на Могилевской обл. называют Ревущий Колодец. Согласно легенде, когда-то здесь девушка пахала на конях. Вдруг лошади понеслись и с ревом бросились в колодец [15; 6: № 52]. На юге Псковщины есть Гора Гремяк [74].

На территории Беларуси на сегодняшний день автору удалось собрать легенды о 18 городищах, где фигурируют гудящие дыры. Целенаправленно «дыры» никто из археологов не пытался искать, хотя шурфовка и небольшие раскопки проводились на некоторых памятниках.

Иногда в легендах говорится просто о глубокой дыре. Так, возле д. Байки Новогрудского р-на о горе Замок рассказывают, что там провалилась церковь и образовалась очень глубокая дыра [25]. Какая-то дыра-колодец в конце ХIХ века упоминается на городище возле г. Тикотина бывшего Белостокского уезда Гродненской губернии (теперь на территории Польши). Внизу колодец якобы выложен «мрамором», а от него идет подземный ход под рекой [72].

I. В легендах о двух городищах с дырами упоминается только гул

1. В конце ХIХ века в Виленское отделение Московского Подготовительного Комитета по подготовке IХ Археологического съезда поступило письмо от священника из д. Шарипы Горецкого уезда Могилевской губернии (теперь Горецкий р-н Могилевской обл.), где сообщалось про горку под названием Городище над рекой Пневкой, которая впадает в реку Проню, и про углубление на два аршина (аршин более 70 см) в середине площадки. По преданию, там провалился храм и временами из дыры слышен какой-то подземный гул [55].

2. Возле д. Кострица Лепельского р-на на городище под названием Церковище, по легенде, церковь вошла в землю и там что-то шумит [54].

II. О девяти городищах легенды рассказывают, что в дырки бросали камешки (или монеты) и тогда был слышен гул

1. Начиная с середины ХIХ века в краеведческой литературе неоднократно упоминается о бросании камешков в дырку на городище под названием Божья Хвала возле местечка Гольшаны в Ошмянском р-не Гродненской обл. Городище находится в 1,5 км на восток от населенного пункта, на правом берегу реки Корабль. Оно имеет вал высотой 2 м и крутые склоны. Площадка почти прямоугольная в плане (70 х 80 м) с закругленными углами. В 1966 и 1970 годах археолог Я. Г. Зверуго во время раскопок выявил культурный пласт от 0,4 до 1,5 м (возле вала). Рядом с городищем есть следы синхронного селища. Датировка памятника ХII–XIV века [31].

Первое подобное упоминание есть в работе археолога и фольклориста Ромуальда Зенькевича в 1848 году [79]. В издании «Легенды і паданні» из серии «Беларуская народная творчасць» приводится запись 1872 года, которая взята из документов рукописного отдела библиотеки Виленского государственного университета им. В. Капсукаса [41]. Там говорится, что на Гольшанской горе провалился костел. Провал сужался и стал шириной не более аршина (70 см). В 1893 году информацию о дыре на Гольшанском городище и о бросании камешков опубликовал археолог, хранитель Виленского музея древностей Ф. В. Покровский в «Археологической карте Виленской губернии». Рассказывается, что в середине ХIХ века ольшанский (гольшанский) крестьянин Людвиг Городецкий пахал землю. Когда он отдыхал, то во сне он трижды увидел прекрасную женщину, которая звала его к себе. Когда он проснулся, то пошел за ней. Прошел низину, приблизился к горе и увидел там отверстие. Проник через него и оказался в костеле. В углу стоял сундук с драгоценностями. Женщина предложила взять оттуда, сколько он захочет, и идти не оглядываясь. Людвиг набрал сколько можно и стал выходить через дверь, которая открылась перед ним. Но, дверь, когда закрывалась, прищемила полу его свиты. В этот момент он повернулся и за дверью услышал голос: «Погубил ты меня!» [52].

План городища возле д. Гольшаны Ошмянского р-на [31].
План городища возле д. Гольшаны Ошмянского р-на [31].
 

Немногим более чем через сто лет в издании «Куфэрак Віленшчыны» (2001 год), гольшанский краевед Э. Корзун в своей публикации «Легенды Гальшанскага краю» привел несколько неизвестных ранее легенд о городище. В одной из них говорилось, что на горе провалился храм вместе с теми, кто молился. Образовалась яма, потом провал сужался и осталось только отверстие не более аршина. Бросали монеты, и они долго-долго летели, а потом доносился сильный звон (стук) о дно ямы. Автор дополняет, что еще в 1950-ые годы старожилы убеждали его, что сами в детстве бросали камешки или монеты в эту дырку и те долго звенели.

По другому сюжету, когда-то на горе солдаты и офицер искали клад. Ночью офицеру приснился сон, запрещающий копать, иначе зальет полсвета водой и кровью. И так три ночи подряд. На четвертый день, как только солдат нажал на лопату, она вошла в землю по самую ручку. Когда он начал ее вытаскивать, то лопата была вся в крови. Копать перестали, но яма осталась и в ее середине оказалась дырка. Пастухи бросали камешки и слышали, как долго они ударялись о стенки и звенели, а потом попадали во что-то жидкое [40].

2. Недалеко от Гольшан, в том же Ошмянском р-не, в 0,5 км на северо-восток от д. Щепановичи находится городище под названием Жигянская Гора (на месте бывшей д. Жигяны) в урочище Жижняны. В округе старожилы и теперь рассказывают, что в детстве бросали там в отверстие камешки, и те звенели [6: № 161]. В 1974 году городище обследовала археолог Е. Г. Калечиц и составила описание памятника. Площадка овальной формы 95 м х 47 м. С восточной стороны сохранились остатки вала высотой 2 м. При шурфовке был выявлен культурный слой толщиной 1,2 м. Найдена лепная керамика, которая относится к археологической культуре штрихованной керамики. Датируется памятник 3–4 веками [34].

3. Городище высотой около 50 м находится вблизи д. Жупраны, также Ошмянского р-на, в урочище Пиликанка. На вершине горы еще не так давно праздновали Купалье и жгли костры. Согласно легенде, тут когда-то стоял очень богатый костел, который провалился вместе с людьми. Один человек хотел откопать храм, но ночью ему приснился ангел, просивший не копать. Мужчина не послушался и продолжил работу, но умер. Старожилы и в наше время еще рассказывают, что в 1960–1970-е годы на горе было видно отверстие и туда бросали камешки. Те летели и через несколько десятков секунд издавали звук – «дилинь-дилинь», будто бы попали в воду [25, 73].

Гора Пиликанка (вблизи д. Жупраны Ошмянского р-на). Фото Л. Дучиц.
Гора Пиликанка (вблизи д. Жупраны Ошмянского р-на). Фото Л. Дучиц.
 

4. Про дырку и звенящие камешки говорится в легенде о горе За́мачек вблизи д. Анцелевщина в Воложинском р-не Минской области. Гора высотой около 15 м находится в 1 км на северо-запад от деревни, в лесу. В 1988 году здесь исследования проводил Э. М. Зайковский. Культурный пласт на горе не выявлен. Согласно легенде, на горе стоял замок и провалился под землю. С трех сторон он был окружен водой. Теперь вокруг торфяник. Местные старожилы в конце 1980-х годов утверждали, что в детстве они бросали в дырку камешки. Те долго падали, пока, в конце концов, не звенели о дно. Еще рассказывали про подземный ход в горе [24].

5. Гора высотой около 40 м под названием Синяя Гора находится рядом с одноименной деревней в Воложинском р-не. Про эту гору существует ряд преданий: якобы на ней провалился костел, находилась какая-то святыня, была святая криница, там горел негаснущий огонь и др. Старожилы и в наше время рассказывают, что когда-то гора дымилась и там находилось круглое понижение, в центре которого – отверстие. Также некоторые вспоминают, что в детстве они набирали камешков и бросали в дырку. Камни долго-долго летели и отзывались звонким эхом [6, 27].

Синяя Гора возле д. Синяя гора Воложинского р-на. Фото Л. Дучиц, 2007 год.
Синяя Гора возле д. Синяя гора Воложинского р-на. Фото Л. Дучиц, 2007 год.
 

Следует отметить, что свидетельством существования на Синей Горе святилища могут быть записи этнографа Адама Богдановича, сделанные в конце ХIХ века. На территории бывшего Игуменского повета Минской губернии исследователь записал волочёбную песню, где говорится о горе, откуда идут «дымки синенькие»:

«Ды стояць горы высокiя;
А на тыхъ горахъ ды лежаць брусься,
Ды лежаць брусься цесовые;
А на томъ брусьси ды стояць стоубы,
Ды стояць стоубы малеваные;
А на тыхъ стоубахъ ды висяць котлы,
Ды висяць котлы отливаные;
А по-подъ котлами ды горяць агни,
А гараць агни ясненькiе,
Ды идуць дымки синенькiе;
Тамъ сидзяць дзѣдки старенкiе,
Вараць воски жоуценькiе,
Сучаць свѣчи двойчастыя,
Двойчастыя и тройчастыя».

Как отмечает сам этнограф, это, несомненно, свидетельство языческого жертвоприношения [7].

6. Возле д. Лебедево в Молодечненском р-не раньше была гора под названием Церковище, которую уничтожили в 1970-е годы. Согласно легенде, там стояла церковь, что потом провалилась. На вершине будто бы была очень глубокая дыра, в которую долго падал брошенный камешек. В 1866 году на горе нашли камень с углублением, который определили как языческий жертвенник. Есть и предания, что на горе закопана золотая карета. Вблизи была расположена святая криница, которой поклонялись и католики, и православные. В середине ХIХ века возле горы находили человеческие кости и черепа, которые в народе связывались с годами наполеоновского нашествия [25, 52].

7. В 1998 году сморгонский краевед В. В. Прихач и археолог Э. М. Зайковский выявили городище-святилище под названием Костельная Гора высотой около 20 м возле д. Кривск Сморгонского р-на Гродненщины. Площадка 23 м х 16 м. В 2001 году Э. М. Зайковский вскрыл площадь 10 м х 6 м. Культурный пласт толщиной до 0,5 м представлял собой темно-серую смесь, но без находок. Тогда местные старожилы рассказывали, что тут провалился костел и что наверху горы имелась дыра. Когда в нее бросали камешек, он долго падал, пока не зазвенит. В результате исследования были сделаны выводы, что городище не могло использоваться как место постоянного проживания и, скорее всего, имело культовое назначение. По мнению Э. М. Зайковского, название Кривск происходит от названия языческих жрецов – Кривов или Кривейтов [26, 28].

8. На городище возле д. Речки Вилейского р-на Минской обл., по преданию, провалился замок и там существует подземелье, где спрятано золото. Гора окружена рвом и двумя валами, которые вокруг обложены большими камнями. На валу городища между камнями – глубокое отверстие. По поверью, если кто засунет туда руку, то она отсохнет. В середине ХIX века А. Г. Киркор выявил некий свод, который шел в глубину горы от другого вала. Он состоял из колонн разной формы и величины [5, 39]. В наше время вилейским краеведом А. П. Зайцевым от местных старожилов записана легенда, что на горе провалился замок и в подземных ходах спрятано золото, и, что на горе был глубокий колодец [30]. Рассказывали и о том, что в отверстие бросали камешки, которые при падении издавали гул (устное сообщение А. П. Зайцева).

9. Возле д. Тетерин Круглянского р-на Могилевской обл., на берегу реки Друть находится городище Городок (или Шведская Гора) высотой около 10 м, с валом и рвом. В конце ХIХ века рассказывали, что на площадке была глубокая дыра (колодец). Если туда бросить камень, то он долго летит и ударяется о дно. Некоторые говорили, что там провалилась церковь и в горе есть подземелья. При археологическом обследовании выявлена керамика времен раннего железного века и эпохи Киевской Руси [38, 76].

В мифологии бросание, в том числе и бросание камешков, выступает как ритуальное действие, основное предназначение которого: уничтожение вредоносных объектов или контакт с замогильным светом [12, 20].

III. На четырех городищах в дыру, чтобы узнать ее глубину, опускали жердь (кол), и оттуда слышался гул

1. Про Крукову Гору возле д. Новые Волосовичи на Лепельщине легенда говорит, что там провалилась церковь и образовалась дырка. На Пасху там слышен колокольный звон. Делали жерди и опускали их в яму, но дна не доставали [54].

2. Возле д. Черная Лоза Лепельского р-на находится городище под названием Великая Гора. Наверху горы – площадка размером 60 м х 60 м. Есть валы и ров. Культурный пласт 0,4–0,5 м. Найдена лепная керамика, которая относится к археологической культуре штрихованной керамики, и кости животных. По преданию, тут «потонула (ночью провалилась) церковь» и образовалась дырка. Связывали три жерди и опускали. Оттуда слышался гул [16, 54].

3. В д. Падневичи (теперь пос. Дальний) Белыничского р-на Могилевской обл. городище Городок имеет площадку с размерами 48 м х 50 м и высотой 8 м. Вокруг два вала высотой более 1 м и ров глубиной 2 м. Найдена лепная керамика начала I тысячелетия, которая относится к зарубинецкой археологической культуре и культуре штрихованной керамики. Рассказывали, что будто бы в дырку вводили жерди, но дна не доставали [36, 65].

Городище Городок у д. Падневичи (пос. Дальний) Белыничского р-на Могилевской обл. [36].
Городище Городок у д. Падневичи (пос. Дальний) Белыничского р-на Могилевской обл. [36].
 

4. В местечке Санники на Белосточчине (теперь на территории Польши), по записям 1873 года, на городище была глубокая дыра и в ней двери. Утверждали, что если опустить длинный кол и постучать, то был слышен звук как от удара в какие-то двери пустого места. Дыра засыпана, но если разложить огонь, то земля на том месте опадет [41].

Жердь упоминается и в предании об одном из городищ южной Псковщины. Рассказывается, что когда-то одна женщина нашла жердь и опустила в колодец возле основания городища. Когда начала долбить, то оттуда доносился звон. Там будто бы находится бочка с золотом [50].

Жердь (кол) – это оберег, символ плодородия и вместилище магической силы. Она выполняет роль медиатора между культурным и мифологическим пространством, а также связана с миром умерших [2, 44]. Упоминания о дверях, особенно железных, не случайны. В мифологических представлениях они выступают в качестве границы между жилым и окружающим пространствами [10, 63, 72].

IV. Согласно двум рассказам, в дыру опускали веревку, но дна она не доставала

1. По информации историка К. Карпекина, возле д. Смородино Лиозненского р-на, при дороге на Витебск, есть горка под названием Церковище. По рассказам, тут когда-то стояла и провалилась церковь. Образовалось углубление, а в нем дыра. Однажды люди взяли длинную веревку, привязали к ее концу камень и начали опускать в дыру. Сколько веревку не подвязывали, дна достать не смогли.

2. Веревка фигурирует в предании о городище Видолич или Юрьев Град в д. Юровичи Калинковичского р-на Гомельщины. Рассказывают, что здесь провалилась церковь и ее остатки выплыли в Киеве. Потом на веревке в дырку опустили зайца, и тот тоже попал в Киев [33]. Надо отметить, что согласно мифологическим представлениям, заяц принадлежит именно границе «между этим и тем светом» [17].

По народным представлениям, с помощью веревки можно проникнуть на «тот свет» [1, 9]. Таких сюжетов больше зафиксировано про озера, чем про городища. Согласно многим легендам, когда начинали измерять глубину, то из воды слышался голос: «Не мерей веревкой, а то померяешь головкой» [75]. Возле д. Тетерки вблизи Витебска люди решили измерить глубину одного из лесных озер. Взяли лодку и посередине озера стали опускать на веревке груз. Одна веревка закончилась, а потом и другая. Привязали третью. И тут кто-то сильно так дернул, что люди попадали, а из воды раздался голос: «Не мерей веревкой, а то померяешь головкой». Решили, что это был черт, который требовал в жертву человеческую жизнь [13].

О связи веревки с человеческой жизнью и с «тем светом» свидетельствует ряд этнографических данных. Например, в ХIХ веке в Кобринском уезде веревка повесившегося считалась талисманом, который приносит счастье и благополучие. Люди разными способами стремились завладеть хотя кусочком такой веревки [69]. В г. Петрикове, на Гомельщине, веревку, на которой опускали гроб, потом обязательно оставляли возле могилы – вешали на дерево, или на крест [49].

Интересный обряд до недавнего времени существовал в д. Новый Дедин Климовичского р-на Могилевской обл. На праздник Макавей (Маковье) в устье криницы под названием Бездонный Колодец на веревке опускали большой крест, сделанный именно из осины. К веревке привязывали камень, и это не позволяло кресту всплывать [45]. Тут прослеживаются отголоски языческого обряда в сочетании с христианством. Крест делался из осины не случайно. Как известно, именно осиновый кол вбивали в могилу в качестве средства против ходячих покойников [62].

V. С одним из городищ связано предание о гудящей дыре, где одновременно фигурируют мотивы опускания жерди, веревки и бросания камешков

Речь идет о городище вблизи д. Низ Слонимского р-на Гродненской обл. Оно находится в 1 км на северо-запад от деревни, в урочище Городки. Размеры площадки 54 м х 35 м. При шурфовке выявлен культурный пласт толщиной 2 м. Найдена лепная керамика времен раннего железного века [51].

Предание об этом археологическом памятнике в конце ХIХ века записал православный священник Е. Михайловский, который в то время служил в Сынковичском храме. Рассказ был услышан от деда Кондратия Бардуна, которому тогда было 96 лет. Он говорил, что в юго-восточной части городища в полдень и ночью собирались бесы, пели бандурки и своим страшным воем наводили страх. На «Стряпчем перевозе» часто происходили убийства и грабежи. На горе стоял трактир или гостиница, где проезжающих кормили человеческим мясом. Один из путешественников обнаружил это и рассказал местному населению, а те сообщили ксендзу. Ксендзы собрались и прокляли эту местность как пристанище злого духа. В результате образовалась дыра, которая вела в пропасть. Оттуда временами доносилось рычание животных, дьявольские стоны и звуки. Жители города из-за страха разбежались и поселились в другом месте. Далее Е. Михайловский дополняет, что в его время дыра уже была закрыта. Когда священник проводил на горе раскопки, то местные жители приходили поинтересоваться, и старожилы рассказывали, что когда еще были мальчиками, то пригоняли сюда скот. В дырку бросали камешки и те своим падением производили грохотание и гул. Также вырубали три осиновые жерди в четыре сажени каждая (сажень чуть больше 2 м), связывали их веревками и опускали, но дна не доставали. Жерди проваливались [47, 53]. Тут заслуживает внимания тот факт, что речь идет именно о жердях, сделанных из осины – дерева, связанного с «тем светом».

Зафиксированы многочисленные рассказы о существовании на городищах святых колодцев [75, 77]. Правда, по описаниям сложно делать заключения о том, были ли это природные источники, которые взяты в сруб, или это «сухие колодцы» для жертвоприношений.

Как отмечали исследователи язычества И. П. Русанова и Б. А. Тимощук, колодцы для жертвоприношений были у всех народов мира. На территории Восточной Европы они появились накануне официального принятия христианства, а в глухих местах и после этого события [58, 59, 60, 61, 66]. Исследователь язычества на территории Беларуси Э. М. Зайковский, на основании археологического изучения ряда сакральных мест, пришел к выводу, что святые криницы или святые колодцы (временами и без воды) были обязательной частью святилища и почитались как один из входов на тот свет [29].

Городище возле д. Крево Сморгонского р-на Гродненской обл. Фото Л. Дучиц.
Городище возле д. Крево Сморгонского р-на Гродненской обл. Фото Л. Дучиц.
 

Колодец упоминается на вершине Варганской Горы возле д. Варганы Докшицкого р-на Витебской обл. [52]. На городище в местечке Крево Сморгонского р-на в его северо-западной части в конце ХIХ века люди указывали на углубление, засыпанное землей, и утверждали, что это бывший колодец. На горе Замковщизна возле одноименного поместья вблизи д. Быстрица (теперь на территории Островецкого р-на Гродненщины) также, по рассказам, имелся заросший колодец [18]. На этой горе в 1857 году во время экспедиции по реке Вилии побывал известный археолог К. Тышкевич. От старых людей он услышал, что на горе когда-то стоял замок. В то время это была очень высокая и крутая гора, поросшая вековыми дубами. Вершина была окружена насыпным валом и рвом. Исследователь отметил: «Гора имеет очень малую поверхность для оборонительного замка, зато обладает всеми признаками жертвенного городища. Значит, в древности это было место поклонения богам, в глубоком рву которого постоянно горел огонь» [68].

Варганская Гора возле д. Варганы Докшицкого р-на Витебской обл. Рис. Я. Дроздовича, 1926 год.
Варганская Гора возле д. Варганы Докшицкого р-на Витебской обл. Рис. Я. Дроздовича, 1926 год.
 
Варганская гора в наше время. Фото Л. Дучиц, 2016 год.
Варганская гора в наше время. Фото Л. Дучиц, 2016 год.
 

На Сарафин-Горе возле д. Сутин Пуховичского р-на Минской обл. до нашего времени в народе сохранилась память про существование возле костела св. Антония колодца, глубиной более 20 м. В конце 1930-х годов во время разрушения храма его засыпали мусором [32]. Колодец-родник в начале ХХ века упоминается на вершине городища Ильинской Горы или Ильинухи при дороге от г. Сенно в д. Обольцы [4]. Про колодец на городище рассказывает и предание в д. Новосады Держинского р-на Минщины. Когда на замок наступали враги, то княжна приказала слугам привязать себя к сундуку и бросить в колодец полный воды, который находился на дворе [41]. Тут интересно сказать, что в белорусских волочёбных песнях упоминается на дворе (т. е. на капище) винный колодец [42].

Интерес представляют предания, которые, вероятнее всего, являются отголосками жертвоприношений человека. Еще не так давно в поселке Городок Ветковского р-на Гомельщины археолог М. И. Бруевич зафиксировал предание о городище в урочище Боярщина, или Котлован, где рассказывается, что после «турецкой войны» русские и турецкие солдаты вместе шапками (касками) насыпали гору. В центре площадки поставили стол с церковными принадлежностями, священными книгами и заключили перемирье. Тут же похоронили и турецкого воеводу. Одели его в дорогой наряд, высокие сапоги с загнутыми вверх носками и в мягкую шапку. Выкопали глубокую узкую яму, и опустили туда воеводу. Археологические раскопки на этом городище показали, что это место с середины I тысячелетия до XIII–XIV веков для постоянного проживания не использовалось и имело функции сакрального центра. На памяти местных старожилов возле горы было три святые криницы [8]. Про глубокую яму на площадке городища рассказывает и легенда о горе Замок возле д. Гораны (Гораны Мужичие) Дубровенского р-на в Поднепровье. Будто бы на горе в яме похоронен какой-то князь [11].

В д. Евтушковичи (теперь посёлок Просвет) Светлогорского р-на Гомельщины в начале ХIХ века рассказывали, что в одной из Городинок можно услышать звуки церковных колоколов. На городище будто бы трое ворот, а в середине глубокий колодец, где хранится головной убор с большим бриллиантом, серебряная сабля и дорожная сумка князя Витольда. Под каменным сводом зарыто 12 бочек золота. В одних воротах находятся одежда священника и принадлежности для церковной службы [22].

Представляют интерес и другие сведения. Так, возле д. Волынеж Костюковичского р-на Могилевщины на одном из городищ под названием Городок было три ямы, которые по форме напоминали огромные котлы. По рассказам старожилов в конце ХIХ века, стенки ям были обложены берестой [70]. По сведениям Е. Р. Романова, на городке возле д. Столпня на территории современного Речицкого р-на Гомельской обл. проваливались кони и таким образом выявили глубокий колодец со срубом. Там нашли склады глиняных урн [57]. Огромная яма упоминается на площадке городища возле д. Немки Кировского р-на Могилевщины. Там найдены воловий рог с серебряными деньгами, каменный топор и железная сковородка [37]. На вершине городища возле д. Понизовье Логойского р-на в 1925 году археолог А. Н. Лявланский зафиксировал две большие ямы глубиной до 3,5 м [45].

Священные колодцы археологами изучались на территории Западной Украины, Франции, Польши, Чехии и других государств. Найдены глиняная посуда, кости животных, украшения, деревянные вотивные дары в виде рук, ног и др. Например, на городище Звенигород в Карпатах в жертвенном колодце выявлен скелет мужчины 30–35 лет, череп которого был пробит острым орудием. Рядом найдены железный топор, оковка от лопаты и фрагменты глиняной посуды ХII столетия [60]. Как предполагается, в те времена человеческие жертвоприношения осуществлялись для спасения общества и содействовали продолжению жизни на земле. Случалось, что люди по доброй воле шли на такую смерть. О приношениях в жертву человека свидетельствуют и мифы об убийствах стариков. Их отводили именно на гору и оттуда бросали в глубокую яму (в пропасть) [56].

Культовые колодцы во Франции (по И. Русановой).
Культовые колодцы во Франции (по И. Русановой).
 

Священные колодцы исследовались также на городище Говда в Тернопольской обл., на городище Бубнище в Ивано-Франковской обл. и др. На городище Говда с глубины 0,6 м шли вертикальные стенки, выложенные камнями и укрепленные бревнами. Диаметр святого колодца 3,4 м. Он раскопан до глубины 3,6 м. Найдены керамика и кости животных. Когда один такой колодец заполнялся, то вырывали другой. Именно через такие колодцы осуществлялась связь с тем светом [58, 59, 60, 61].

Таким образом, городища с легендами о гудящих дырах и о дырах-колодцах требуют более основательного исследования. Обращают на себя внимание народные названия таких объектов: Церковище, Божья Хвала, Костельная Гора, Синяя Гора и др. Все это свидетельствует об отголосках происходивших языческих обрядов [48]. Несомненно, количество таких городищ значительно больше, чем упомянуто.

Предания о «гудящих дырах» на городищах и попытках измерить их глубину, свидетельствуют о древнейших обрядах по уничтожению злых сил. Это представления о контакте между мирами (тем и этим). Они являются отражением в историческом сознании воспоминаний о звуковых маркерах, связанных с отправлением религиозных культов, и реминисценцией обрядов жертвоприношений, которые на протяжении многих столетий противостояли христианству. В рассказах фигурирует уже не само действие прошлого, а представление, которое передалось потомкам в реконструированном виде коллективной памяти.

Городища с «гудящими дырками» на территории Беларуси. Сост. И. С. Бутов по данным Л. В. Дучиц.
Городища с «гудящими дырками» на территории Беларуси. Сост. И. С. Бутов по данным Л. В. Дучиц. 1. д. Шарипы, Горецкий р-н Могилевской обл.; 2. д. Кострица, Лепельский р-н Витебской обл.; 3. д. Гольшаны, Ошмянский р-н Гродненской обл.; 4. д. Щепановичи, Ошмянский р-н Гродненской обл.; 5. д. Жупраны, Ошмянский р-н Гродненской обл.; 6. д. Анцелевщина, Воложинский р-н Минской обл.; 7. д. Синяя Гора, Воложинский р-н Минской обл.; 8. д. Лебедево, Молодеченский р-н Минской обл.; 9. д. Кривск, Сморгонский р-н Гродненской обл.; 10. д. Речки, Вилейский р-н Минской обл.; 11. д. Тетерин, Круглянский р-н Могилевской обл.; 12. д. Новые Волосовичи, Лепельский р-н Витебской обл.; 13. д. Черная Лоза, Чашницкий р-н Витебской обл.; 14. д. Падневичи (поселок Дальний), Белыничский р-н Могилевской обл.; 15. д. Санники (на территории Польши); 16. д. Смородино, Лиозненский р-н Витебской обл.; 17. д. Юровичи, Калинковичский р-н Гомельской обл.; 18. д. Низ, Слонимский р-н Гродненской обл.
 

Литература

  1. Агапкина, Т. А. Веревка / Т. А. Агапкина, Е. Е. Левкиевская // Славянские древности. Этнолингвистический словарь; под ред. Н. И. Толстого. – М.: Международные отношения. 1995. – Т. 1 (А–Г). – С. 338–340.
  2. Агапкина, Т. А. Кол / Т. А. Агапкина // Славянские древности. Этнолингвистический словарь; под ред. Н. И. Толстого. М.: Международные отношения. 1999. – Т. 2 (Д–К). – С. 527–528.
  3. Андреева, Е. Д. О звуковом маркировании культурного ландшафта и пространства этнокультуры / Е. Д. Андреева // Культурный ландшафт как объект наследия; под ред. Ю. А. Веденина, М. Е. Кулешовой. – М.: Ин-т наследия. – СПб.: Дмитрий Буланин, 2004. – С. 105–115.
  4. Аникиевич, К. Т. Сенненский уезд Могилевской губернии / К. Т. Аникиевич. – Могилев губ.: Издание Могилевского губернского статистического комитета, 1907. – 149 с.
  5. Археологические розыскания А. К. Киркора в Виленской губернии // Известия императорского Археологического общества. – СПб.: Тип. Императорской Академии наук, 1859. – Т. 1. – С. 15–19.
  6. Архив Этно-исторического центра “Явар”. Дела № 52 (2005), 56 (2005), 161 (2017).
  7. Богданович, А. Е. Пережитки древнего миросозерцания у белорусов. Этнографический очерк. – Гродно: Губернская Типография. – 1895. – 186 с.
  8. Бруевич, Н. И. Малое городище в Посожье – Городок-1 / Н. И. Бруевич // Матэрыялы па археалогіі Беларусі. Да 75-годдзя з дня нараджэння П. Ф. Лысенкі. – Мiнск: Інстытут гісторыі НАНБ, 2006. – Вып. 12. Археалогія эпохі сярэдневякоўя. – С. 77–88.
  9. Валодзіна, Т. Вяроўка / Т. Валодзіна // Міфалогія беларусаў. Энцыклапедычны слоўнік. – Мiнск: Беларусь, 2011. – С. 105.
  10. Валодзіна, Т. Дзверы / Т. Валодзіна // Міфалогія беларусаў. Энцыклапедычны слоўнік. – Мiнск: Беларусь, 2011. – С. 144–145.
  11. Васілеўскі, Д. З матыр’ялаў да археалагічнай карты Аршанскай акругі / Д. Васілеўскі // Наш край. – 1926. – № 6–7 (9–10). – С. 64–67.
  12. Виноградова, Л. Н. Бросать / Л. Н. Виноградова // Славянские древности. Этнолингвистический словарь; под ред. Н. И. Толстого. – Т. 1 (А–Г). – М.: Международные отношения, 1995. – С. 264–266.
  13. Віцебскі раён: краязнаўчыя нарысы. – Мiнск: «Паркус плюс», 2008. – 327 с.
  14. Глацёнак, В. Д. Асвейскае возера / В. Д. Глацёнак // Наш край. – 1927. – № 8–9. – С. 58–63.
  15. Дембовецкий, А. С. Опыт описания Могилевской губернии в историческом, физико-географическом, этнографическом, промышленном, сельскохозяйственнром, лесном, учебном, медицинском и статистическом отношениях. Могилев на Днепре: Тип. Губернского правления, 1882. – Т. 1. – 782 с.
  16. Дзе Байна сустракаецца з Эсай. Народная прозка Лепельшчыны / [складальнік В. У. Тухта]. – Мiнск: Медысонт, 2013. – 63 с.
  17. Драздоў, Ю. Заяц / Ю. Драздоў, С. Санько // Міфалогія беларусаў. Энцыклапедычны слоўнік. – Мiнск: Беларусь, 2011. – С. 187–188.
  18. Древности и археологические памятники Виленской губернии (краткое топографическое описание). Предварительные замечания // Памятная книжка Виленской губернии на 1891 год. – Вильна, 1890. – С. 176–205.
  19. Дучиц, Л. В. Звуки в традиционной культуре белорусов / Л. В. Дучиц // Таинственная Беларусь II: материалы конференции (г. Минск, 16 января 2016 г.). – Минск: Регистр, 2016. – С. 91–116.
  20. Дучыц, Л. Камень / Л. Дучыц, Э. Зайкоўскі, У. Лобач // Міфалогія беларусаў. Энцыклапедычны слоўнік. – Мiнск: Беларусь. – 2011. – С. 219–220.
  21. Дучыц, Л. У. Помнікі археалогіі як вясковыя святыні / Дучыц Л. У. // Традыцыі і сучасны стан культуры і мастацтваў: матэрыялы міжнароднай навукова-практычнай канферэнцыі (Мінск, 25–26 красавіка 2013 года). – Мн.: Права і эканоміка, 2013. – Ч. 5. Праблемы захавання і папулярызацыі культурнай спадчыны. – С. 50–56.
  22. З ліста памешчыка маёнтка Яўтушкавічы Апалінарыя Корсака невядомаму адрасату з апісаннем аматарскіх археалагічных раскопак на тэрыторыі ягоных уладанняў / Памяць. Светлагорск. Светлагорскі р-н. – Мн. 2000. – Кн. 1. – С. 108–109.
  23. Зайковский, Э. Предания о языческих культовых памятниках Беларуси и археология / Э. Зайковский // Kultūras krustpunkti. 3.laidiens. Latvijas Kultūras akadēmijas zinātnisko rakstu krājums. – Riga, 2006. – S. 163–182.
  24. Зайкоўскі, Э. М. Справаздача пра археалагічныя пошукі ў 1988 годзе / Э. М. Зайкоўскі // Архіў археалагічнай навуковай дакументацыі ДНУ “Інстытута гісторыі НАН Беларусі”. – Фонд № 1. – Справа № 1076. Л.
  25. Зайкоўскі, Э. М. Справаздача пра палявыя археалагічныя даследаванні на паўночным захадзе Беларусі ў 1990 г. / Э. М. Зайкоўскі // Архіў археалагічнай навуковай дакументацыі. ДНУ “Інстытут гісторыі НАН Беларусі”. – Фонд № 1. – № 1236. Л.
  26. Зайкоўскі, Э. М. Справаздача пра палявыя археалагічныя даследаванні ў 1998 г. / Э. М. Зайкоўскі // Архіў археалагічнай навуковай дакументацыі. ДНУ “Інстытут гісторыі НАН Беларусі”. Фонд № 1. Справа № 1779. Л.
  27. Зайкоўскі, Э. М. Жыватворныя крыніцы Беларусі / Э. М. Зайкоўскі, Л. У. Дучыц. – Мiнск: Ураджай, 2001. – 111 с.
  28. Зайкоўскі, Э. Пра адзін з тыпаў узгоркавых свяцілішчаў / Э. Зайкоўскі // Культурны ландшафт Вілейшчыны (Матэрыялы Вілейскай рэгіянальнай навукова-практычнай канферэнцыі. Вілейка, 26–27 ліпеня 2003 года). – Мінск: РУП “Мінсктыппраект”, 2004. – С. 55–63.
  29. Зайкоўскі, Э. М. Рэлігійныя ўяўленні і культы славянскага насельніцтва Беларусі ў другой палове І тысячагоддзя н. э. / Э. М. Зайкоўскі // Славяне на территории Беларуси в догосударственный период. (К 90-летию со дня рождения доктора исторических наук профессора Леонида Давыдовича Поболя). – Мiнск: Беларуская навука, 2016. – Кн. 2. – С. 321–377.
  30. Зайцаў, А. Сакральная геаграфія Вілейшчыны (паганскія культавыя помнікі Вілейшчыны) / А. Зайцаў // Культурны ландшафт Вілейшчыны (Матэрыялы Вілейскай рэгіянальнай навукова-практычнай канферэнцыі. Вілейка. 26–27 ліпеня 2003 года). – Мінск: РУП “Мінсктыппраект”, 2004. – С. 64–73.
  31. Звяруга, Я. Г. Вёска Гальшаны (цэнтр с/с). Гарадзішча, селішча / Я. Г. Звяруга // Збор помнікаў гісторыі і культуры Беларусі. Гродзенская вобл. – Мiнск: Бел. сав. энцыкл, 1986. – С. 101.
  32. Ільініч, Н. Талька і наваколлі. Краязнаўчыя нататкі пра Тальку, Арэшкавічы, Блужу, Мацеевічы, Суцін. – Мiнск: “Беларускі кнігазбор”, 2004. – 131 с.
  33. Ісаенка, У. Ф. Юравічы над Прыпяццю (Ад старажытнасці да пачатку ХХ стагоддзя) / У. Ф. Ісаенка. – Мiнск: Арты-Фэкс, 2000. – 72 с.
  34. Калечыц, А. Г. Вёска Шчапанавічы (Граўжышкаўскі с/с) Гарадзішча / А. Г. Калечыц // Збор помнікаў гісторыі і культуры Беларусі. Гродзенская вобл. – Мн. Бел. сав. энцыкл, 1986. – С. 109.
  35. Кербелите, Б. Литовские предания об исчезнувших городах / Б. Кербелите // Советская этнография. – 1963. – № 5. – С. 99–108.
  36. Копытин, В. Ф. Археологические памятники Белыничского р-на Могилевской области / В. Ф. Копытин. – Могилев, 1992. – 44 с.
  37. Копытин, В. Ф. Археологические памятники Кировского р-на Могилевской области / В. Ф. Копытин. – Могилев: МГУ им. А. Кулешова, 2002. – 112 с.
  38. Копытин, В. Ф. Археологические памятники Круглянского р-на Могилевской области: каталог / В. Ф. Копытин. – Могилев: Могилевский гос. пед. ин-т, Могилевский обл. краев. музей, 1991. – 51 с.
  39. Корева, А. К. Речки / А. К. Корева // Древности. Труды императорского Московского Археологического общества. –М.: Тип. Г. Лисснера и Д. Собко, 1867. – Т. 1. – Вып. 2. – С. 65–67.
  40. Корзун, Э. Легенды Гальшанскага краю / Э. Корзун // Куфэрак Віленшчыны. – 2001. – № 2 (4). – С. 28–33.
  41. Легенды і паданні. – Мiнск: Навука і тэхніка, 1983. – 343 с.
  42. Лозка, А. Ю. Архетыпы язычніцкага капішча ў беларускім фальклоры / А. Ю. Лозка // Пытанні мастацтвазнаўства, этналогіі і фалькларыстыкі. – Мiнск: Права і эканоміка, 2009. – Вып. 6. – С. 403–411.
  43. Ляўданскі, А. Н. Раскопкі і археалагічныя разведкі ў Барысаўскім павеце / А. Н. Ляўданскі (Адбітак з Навуковага Зборніку Інстытута Беларускае Культуры. Выд. 1925 г.). – Менск, 1925. – С. 86–165.
  44. Малоха, М. Кій / М. Малоха, І. Вуглік, І. Швед // Міфалогія беларусаў. Энцыклапедычны слоўнік. – Мiнск: Беларусь, 2011. – С. 237–238.
  45. Маханько, В. Крынічка Дзедзіна / В. Маханько // Краязнаўчая газета. – 2012. – № 33. – С. 7–8.
  46. Метько, А. В. Сакральный образ колодца в представлении славян / А. В. Метько // Сохранение национальной идентичности белорусского оющества: прошлое и настоящее: перспектива: материалы республиканской научной конференции (Барановичи, 21 апреля 2016 г.). – Барановичи: Барановичский государственный университет, 2016. – С. 163–165.
  47. Михайловский, Е. Археологический очерк Слонимского уезда Гродненской губернии / Е. Михайловский // Труды Виленского отделения Московского предварительного комитета по устройству в Вильне IX Археологического съезда. – Вильна: Тип. А. Сыркина. – 1893. – С. 165–186.
  48. Неклюдов, С. Ю. Заметки об «исторической памяти» в фольклоре / С. Ю. Неклюдов // АБ-60. Сборник статей к 60-летию А. К. Байбурина. – СПб.: Изд-во Европейского университета в Санкт-Петербурге, 2007. – С. 77–86.
  49. Пашин, Д. (св.). Некоторые суеверные обычаи и предрассудки прихожан м. Петрикова Мозырского уезда / Д. Пашин // Минские Епархиальные ведомости. Часть неоф. – 1880. – № 3. – С. 58–63.
  50. Платонов, Е. В. К вопросу об этнографическом изучении городищ Южной Псковщины / Е. В. Платонов // Археология и история Пскова и Псковской земли: материалы 50-го научного семинара. – Псков, 2004. – С. 250–256.
  51. Побаль, Л. Д. В. Ніз (Кастровіцкі с/с). Гарадзішча / Л. Д. Побаль // Збор помнікаў гісторыі і культуры Беларусі. Гродзенская вобл. – Мiнск: Бел. сав. энцыкл. імя П. Броўкі. – 1986. – 313 с.
  52. Покровский, Ф. В. Археологическая карта Виленской губернии / Ф. В. Покровский. – Вильна: Тип. А. Г. Сыркина, 1893. – 164 с.
  53. Покровский, Ф. В. Археологическая карта Гродненской губернии / Ф. В. Покровский. – Вильна: Тип. А. Г. Сыркина, 1895. – 165 с.
  54. Полацкі этнаграфічны зборнік / уклад., прадм. і паказ. У А. Лобача. – Наваполацк: ПДУ, 2011. – Вып. ІІ: Народная проза беларусаў Падзвіння. – Ч. 1. – 292 с.
  55. Протокол 10 заседания Виленского отделения Московского предварительного комитета по устройству в Вильне IX Археологического съезда // Труды Виленского отделения Московского предварительного комитета по устройству в Вильне IX Археологического съезда. – Вильна: Тип. А. Г. Сыркина, 1893. – С. 105–108.
  56. Раденкович, Л. Убиение стариков / Л. Раденкович // Славянские древности. Этнолингвистический словарь; под общ. ред. Н. И. Толстого. – М.: Международные отношения, 2014. – Т. 5. – С. 339–341.
  57. Романов, Е. Р. Археологический очерк Гомельского уезда (Могилевской губернии) / Е. Р. Романов. – Вильна: Издание Северо-Западного Отдела Императорского Русского Географического общества, 1910. – 32 с.
  58. Русанова, И. П. Культовые места и языческие святилища славян VI–XIII вв. / И. П. Русанова // Российская археология. – 1992. – № 4. – С. 50–67.
  59. Русанова, И. П. Священные колодцы / И. П. Русанова // Историческая археология. Традиции и перспективы (к 80-летию со дня рождения Даниила Антоновича Авдусина); отв. ред. В. Л. Янин. – М.: Памятники исторической мысли, 1998. – С. 8–14.
  60. Русанова, И. П. Языческие святилища древних славян / И. П. Русанова, Б. А. Тимощук. – М.: Научно-исследовательский археологический центр «Архэ». Фонд археологии, 1993. – 144 с.
  61. Русанова, И. П. Истоки славянского язычества. Культовые сооружения Центральной и Восточной Европы в 1 тыс. до н.э. – 1 тыс. н.э. – Черновцы: Изд-во «Прут», 2002. – 172 с.
  62. Салавей, Л. Асіна / Л. Салавей // Міфалогія беларусаў. Энцыклапедычны слоўнік. Мiнск: “Беларусь”, 2011. – С. 27.
  63. Санько, С. Жалеза / С. Санько // Міфалогія беларусаў. Энцыклапедычны слоўнік. – Мiнск: “Беларусь”, 2011. – С. 170–171.
  64. Тарасенка, В. Р. Археалагічныя досьледы гарадзішч на Смаленшчыне ў 1926–1928 / В. Р. Тарасенка // Запіскі аддзелу гуманітарных навук. – Менск, 1930. – Кн. 11. Працы археалагічнай камісіі. – Т. ІІ. – С. 121–144.
  65. Татур, Г. Х. Очерк археологических памятников на пространстве Минской губернии и ея археологическое значение / Г. Х. Татур. – Мiнск: Губернская типография, 1892. – 276 с.
  66. Тимощук, Б. А. Языческое жречество Древней Руси (по материалам городищ-святилищ) / Б. А. Тимощук // Российская археология. – 1993. – № 4. – С. 110–121.
  67. Тутковский, П. А. Геологический очерк Минской губернии / П. А. Тутковский. – Киев: Тип. 2-й Киевской Артели, 1915. – 343 с.
  68. Тышкевіч, К. Вілія і яе берагі / К. Тышкевіч; уклад., прадм. пер. пол. тэкстаў, камент У. Васілевіча (Беларускі кнігазбор: БК. Серыя ІІ. Гісторыка-літаратурныя помнікі). – Мiнск: Беларуская навука, 2018. – 636 с.
  69. Х. Х. Веревка-талисман (из народных суеверий) / Х. Х. // Литовские Епархиальные ведомости. – 1879. – № 19. – С. 155–156.
  70. Чоловский, С. Ю. Дневник курганных раскопок, производимых по поручению А. С. Дембовецкого // С. Ю. Чоловский // Памятная книжка Могилевской губернии на 1893 год. – Могилев, 1893. – Ч. I. – C. XXVI–LIII.
  71. Шпилевский, П. М. Путешествие по Полесью и Белорусскому краю / П. М. Шпилевский. – Мiнск: Полымя, 1992. – 251 с.
  72. Штритер, А. Топографические сведения о городищах и курганах в Гродненской губернии / А. Штритер // Памятная книжка Гродненской губернии на 1890 год. Приложение. Гродно: Губернская типография, 1889. – С. 1–31.
  73. Шукеловіч, В. Загадка гары Піліканкі / В. Шукеловіч // Ашмянскі веснік. – 2017. – № 60 (9566). – С. 4.
  74. Юрчук, Л. А. Псковские фольклорные легенды «о провалищах» / Л. А. Юрчук, И. В. Казаков // Вестн. Сев. (Арктич.) федер. ун-та. – 2017. – № 2. – С. 137–145.
  75. Яроцкий, Н. Святое озеро / Н. Яроцкий // Новогрудские Епархиальные ведомости. – 2010. – № 3 (124). – С. 7.
  76. Cercha, S. Poszukiwania archeologizne w gubernii mohilewskiej, w powiatach rohaczewskim, bychowskim і mohilewskim dokonane w latach 1892–1894 / S. Cercha // Materjały antropologiczno-archeologiczne i etnograficzne. – 1896. – T. 1. – Dz. 1. – S. 94–108.
  77. Rajewski, Z. Badania wykopaliskowe źródel krynicznej wody w Biskupinie, pow. Żnin / Z. Raewski, F. Maciejewski // Wiadomości archeologiczne. – T. XXIV. – Warszawa, 1957. – Z. 3. – S. 232–243.
  78. Rajewski, Z. Święta woda u słowian – źródła, rzeki, jeziora / Z. Rajewski // Slavia Antiqua. 1974. – Warszawa – Poznań: Państwowe wydawnictwo naukowe, 1975. – T. XXI. – S. 111–117.
  79. Zieńkiewicz, R. O kurhanach i grodziskach Powiatu Oszmiańskiego / R. Zieńkiewicz // Athenaeum. – 1848. – Z. V. – S. 119–128.

Об авторе: Дучиц Людмила Владимировна, Минск, канд. ист. наук, археолог

Доклад был прочитан на конференции «Таинственная Беларусь – 2018» 3 февраля 2018 года.


Людмила Дучиц 16.04.2018
 
Если у вас есть дополнительная информация по этой публикации, пишите нам на ufocom@tut.by Подписывайтесь на наш телеграмм или вайбер каналы, чтобы всегда быть в курсе событий.
 
 
Шит колпак, да не по-колпаковски, или о наблюдении НЛО в Туле
НЛО и АЯ 4
Шит колпак, да не по-колпаковски, или о наблюдении НЛО в Туле
Сообщения о свежих и давних наблюдениях НЛО продолжают приходить в «Космопоиск». Некоторые из них удостаиваются отдельного внимания, как например, недавняя серия июльских наблюдений в Туле, куда состоялся выезд представителей объединения с целью сбора дополнительной информации и ночного мониторинга за небом.
Особняк Вудчестера: самое загадочное место Англии?
НЛО и АЯ 7
Особняк Вудчестера: самое загадочное место Англии?
Недостроенный особняк второй половины XIX века, расположенный в английском Вудчестере, в графстве Глостершир, представляет собой не только масштабное строение в неоготическом стиле, привлекательное для туристов, но и объект интереса для исследователей паранормальных явлений. Роберт Сноу, бывший генеральный секретарь лондонского «Клуба привидений», специально для Проекта «Уфоком» поделился своими впечатлениями о том, с чем ему лично как очевидцу довелось встретиться в этом месте.