Вячеслав Мизин
Вячеслав Мизин
исследователь культовых камней
E-mail: vyacheslavmizinspb@gmail.com

Загадки Копорья: крепость на берегу моря?

Тема крепости на берегу моря легла в долгий ящик «непонятных дел», пока случайно не пересеклась с другим преданием, настоящим, упоминаемым еще в 19 веке.

Эта история началась в 1999, а может быть и в 2000 году, но точно не позднее. Как-то в библиотеке я наткнулся на небольшую краеведческую книжонку, выпущенную еще в СССР. Среди героических достижений революционеров, партизан и колхозников, вдруг бросилось в глаза очень странное упоминание о небольшом новгородском форпосте на берегу моря у Соснобыля. Ни в одном археологическом источнике ничего подобного не упоминалось. Мы даже выезжали тогда в район мыса Устье, как наиболее вероятной локации, и обследовали побережье, но ничего даже близко похожего на какое-либо древнее укрепление нам не встретилось. Конечно, зная крайне низкое качество литературы по истории нашего края, издававшейся в советское время, и массовое искажение истории в СССР, можно было легко заподозрить автора в фальсификации, что нередко встречалось, но смысл выдумывать такую странную байку был совершенно не ясен. Тема крепости на берегу моря легла в долгий ящик «непонятных дел», пока случайно не пересеклась с другим преданием, настоящим, упоминаемым еще в 19 веке.

Также по теме
В докладе археолога Л.В. Дучиц, прозвучавшего на конференции «Таинственная Беларусь», систематизированы рассказы про так называемые городища «с гудящими дырами». Эти легенды рассматриваются как воспоминания о звуках, связанных с проведением древнейших религиозных обрядов по уничтожению вредоносных сил и реминисценцией обрядов жертвоприношений.

Согласно этому преданию, когда-то давно на берегу моря стояла крепость Копорье. Та самая, что сейчас отстоит от моря на 12 км по прямой. Эта легенда оказалась настолько живучей, что до сих пор некоторые местные краеведы и фрики всерьез считают, что в средневековье море действительно подходило к крепости. Конечно, это полная ерунда. На шведских картах конца 16 века Копорье стоит там же где и сейчас. Более того, чтобы море подходило к крепости, уровень его должен быть выше современного на 100 метров (высота Копорья над уровнем моря), что ставит крест не только на таких средневековых городах как Выборг, Корела, Ниеншанц, но даже на большей части Приневской низменности и Карельского перешейка. Большая часть островов Финского залива ушла бы под воду и даже высочайший из них, Гогланд, выглядел бы архипелагом небольших островков, в которые превратились бы вершины его гор. Ничего подобного в средневековье не было, и быть не могло, и это подтверждается массой средневековых археологических находок вдоль всего побережья.

Но легенда о море, подходившем к Копорью настолько устойчива, что ближайшую деревню называли даже Гаванью. Не могло же такого сюжета возникнуть на ровном месте? Возможной разгадкой может являться одно краткое упоминание из 18 века о неких каменных руинах «на урмизском берегу», которые были не то дворцом, не то забытой небольшой крепостью. Автор этого упоминания даже приводит её название и пишет, что она была взята шведами в 1581 году. Хотя эта часть сообщения точно является искаженной информацией, ибо согласно Ливонской хронике крепость с таким названием действительно была взята шведами в 1581 году, но располагалась она на территории нынешней Эстонии. Учитывая, что уже в 18 веке никто не знал, что это такое, значит, эти предполагаемые руины явно относятся к допетровскому времени. Но и на доступных мне шведских картах здесь нет никаких укреплений, а отмечена лишь небольшая ижорская деревушка, которых вокруг было сотни.

На эту ситуацию можно посмотреть и с другой стороны, Копорье, как город, отстоит достаточно далеко от моря и вполне логично, что такой важный пункт мог быть представлен в Новгородское время на побережье в виде небольшого форпоста. Вполне возможно, он мог возникнуть после набега Александра Невского на финнов зимой 1256 года, когда новгородское войско вышло от Копорья на Балтику и, вероятнее всего, проходило по пути в Финляндию через остров Сескар. Именно месторасположение упоминаемых каменных руин находится по пути из Копорья к Сескару, и более того, если там действительно было небольшое новгородское укрепление (или таможенный пункт), то он мог контролировать практически весь Копорский залив от мыса Колганпя до мыса Устье, что исключало возможность внезапного нападения на Копорье с моря. Подобный форпост имеет смысл именно в этом месте, поскольку отсюда ближе до Копорья, чем от Колганпя или Устья, и часть пути можно пройти по рекам Систе или Капорке.

Также по теме
30–31 июля проходила комплексная разведэкспедиция на Полесье, в районе Мозыря. В числе прочих была поставлена задача – посещение окрестностей населенного пункта Скригалово и проверка слухов о возможном местонахождении там мегалитов. Информацию о них можно было назвать без преувеличения фантастической, ведь, согласно ей, это могли быть огромные каменные блоки, эдакая «мечта Мулдашева». И хотя большинство историков не придали этим сообщениям значения, мы попытались выяснить подробности на месте.

В древности нередко удаленные от моря города были «представлены» на побережье отдельными портами и иными пунктами. Не могло бы и здесь быть нечто подобное? Например, еще в 17 веке ниже Копорья, по течению реки Капорки, было две деревни – Капорицы Большие и Капорицы Малые. Судя по названиям, деревни были славянские. Если принять эту гипотезу, то она логично и взаимосвязано объясняет все нестыковки – и новгородский форпост на берегу моря, и легенду о Копорье на побережье и даже название Гаванью деревни Ивановская. Последнее вполне могло произойти в случае, если предки её жителей могли обслуживать прибрежную «гавань». Подобное в топонимике встречается нередко, например, название Красное Село не имеет местных корней и происходит от подмосковного Красного Села, откуда сюда переселяли работный люд при Петре Великом.

Таким образом, будет вполне логичным предположить, что такой локальный центр как Копорье, в новгородское время вполне мог иметь свой форпост на берегу залива, возможно, что его даже называли «гаванью». Актуальность подобного пункта вероятнее всего может быть отнесена к времени противостояния Господина Великого Новгорода со шведами, поскольку именно шведы шли сюда морем, в отличие от немцев, нападавших из Эстонии по суше. Если такой пункт и был, то он может быть отнесен к 13–14 вв., т.е. уже к шведскому завоеванию он был давно забыт и заброшен.

krepost.jpg

«Каменные руины» на берегу Копорского залива более похожи на что-то природное. Фото автора, 2023 год.

Однако если есть реальное упоминание с точной географической привязкой, то почему бы не съездить на место и не посмотреть все своими глазами? В ноябре 2023 года мы осмотрели это место. Увиденный каменный вал и нагромождение камней, на мой взгляд, скорее являются природным образованием, возможно, когда-то в какой-то мере и доработанным человеком. Пожалуй, это все, что можно сказать об этом месте на данный момент.


12.01.2024
 
Если у вас есть дополнительная информация по этой публикации, пишите нам на ufocom@tut.by Подписывайтесь на наш телеграмм канал, чтобы всегда быть в курсе событий.
 
 
Небесный проектор христианства
Аналитика 3
Небесный проектор христианства
Доминирующая на любой территории религия определяет не только жизнь людей, но и влияет на содержание небесных знамений. Даже если отбросить религиозную пропаганду и откровенные вымыслы, смотрящие в небо люди находились под влиянием того, что психолог Дмитрий Узнадзе назвал «установкой» – сформированными ожиданиями и представлениями.
Темные маяки Среднего Поволжья как информационный фантом общественного сознания
Сакральная география 1
Темные маяки Среднего Поволжья как информационный фантом общественного сознания
Начало ХХ века ознаменовалось случайной находкой на территории Самарской Луки группы каменных столбов. Обнаружение этих столбов породило множество вопросов и вновь всколыхнуло интерес к байкам о местных фантомных башнях.