Чудо на Западной Березине: малоизвестное Святое место в Ивьевском районе Гродненской области

Тысячи людей шли сюда, чтобы самим увидеть чудо

Чудо как феномен белорусской народной культуры уже давно интересует отечественных фольклористов [Боганева 2009, 83–88; Беляева 2009, 234–239; Жегало 2011, 61–63]. Однако лишь в последние годы в дискурсе о чудесах обозначились вполне определенные исследовательские направления [Бутов 2018а; Бутов 2020, 40–51]. В частности, рассматриваются новые типы и формы проявления чудесного, которые так или иначе оказывали влияние на представление местного населения о чудесах. Например, было рассмотрено влияние рассказов о самопроизвольном обновлении икон на формирование и распространение нарративов о чудесах в народной традиции белорусов в XX – начале XXI в. [Бутов 2021, С. 148–153]. Кроме рассказов об обновлениях икон, на формирование концепта чуда у белорусов оказывали и рассказы о явлениях Богородицы [Бутаў 2020, 231–267; Мартинович 2021, 21–30].

Также по теме
Религиозные психозы и различные формы суеверий получают распространение, как правило, во времена тяжелых потрясений и в кризисные моменты истории. Наиболее популярными в относительно недавнем прошлом были слухи о скором конце света, появление «пророков», открытие «святых колодцев», различные мистические видения, распространение «писем с неба» («писем счастья») и др. На одном из таких сюжетов нам бы сегодня хотелось остановиться подробнее.

Рассказы о чудесах (явлениях Богородицы, cвятых, самопроизвольном обновлении икон и т. д.) довольно широко представлены в западной части Беларуси [Бутаў 2020, 231–267; Бутов 2018а, 92–152; Бутов 2017, 16–31; Мартинович 2021, 21–30]. Однако далеко не все они, даже наиболее резонансные, приведшие к возникновению почитаемых мест и многие годы вызывавшие массовые паломничества, хоть как-то описаны в литературе. Сказалось пренебрежительное отношение к этой теме в годы господствующего атеизма и зачастую узнать о таких историях можно лишь случайно, собирая информацию по каким-либо смежным темам. Тщательное описание этих уникальных происшествий, разбор возможных причин, которые к ним привели, и их влияние на духовную картину мира как населения узколокальных территорий, так и этнографических регионов – новая и почти не поднятая белорусскими исследователями научная проблема, требующая всестороннего и углубленного изучения. Кроме того, известно, что 1920-е годы XX века явления святых в воде было крайне распространены на территории Украины, в то же время в Беларуси такие сведения до сих пор единичны.

В ходе работы с архивными документами НАРБ автору удалось узнать об одном из таких практически забытых послевоенных чудесных происшествий в Ивьевском р-не Гродненской области. Восстановить детали этого события удалось благодаря нескольким специально предпринятым проектом «Уфоком» в 2019 году экспедициям (ЭПУ, № 254, 257), материалам из поездки, организованной в 2014 году школой катехизаторов Минского духовного училища, а также помощи местных краеведов А. В. Волчка и И. А. Прокопчика.

В начале 1950-х годов Ивьевский р-н, который ранее входил в состав Молодечненской обл., неоднократно упоминался в делах Уполномоченных совета по делам РПЦ в БССР в связи с материалами о чудесах. Например, в июле 1950 года были привлечены к уголовной ответственности по статье 160 УК БССР жители с. Морино Ивьевского р-на Молодечненской обл. А. И. Абрамчик и А. Р. Карпинский якобы за то, что распустили слух о самопроизвольном обновлении иконы [НАРБ. Ф. 951. Оп. 2. Д. 26. Л. 228–229]. Кроме того, ранее нам удалось записать рассказ о подобном событии, произошедшем в д. Ковали Ивьевского р-на. Здесь, перед обновлением самой иконы, «дымок такi сiвенькi-сiвенькi пакацiўся» после чего образ просветлел1. Схожий случай имел место и в д. Заберезь того же района в конце 1950-х – начале 1960-х годов2. Кроме обновления икон в домах, в районе в эти же годы отмечались случаи восстановления проржавевших металлических фигурок Иисуса Христа на придорожных крестах [Пракопчык 1998].

Также по теме
На сегодняшний день сотни, если не тысячи, случаев феномена массового обновления икон, произошедших на территории Беларуси главным образом в первой половине XX века, практически никак не описаны в научной литературе. Нами впервые делается попытка проследить хронологию возникновения этого явления, выделить присущие феномену черты и проанализировать возможные причины этих событий.

Сразу после окончания Великой Отечественной войны в стране царил голод и разруха. Мало кто тогда обратил внимание на то, что в окрестностях нескольких небольших деревенек в Молодечненской области началось необычное паломничество к берегу реки. Из отчета Епархиального ревизора (священника Бычковского) позже стало известно, что поводом стало «присутствие в воде иконы Божией Матери в одном месте при впадении реки Береза3 в Нёман (около м. Бакшт4). Религиозно-настроенный народ массами уходил к тому месту и молился, а затем постепенно успокоился и паломничество прекратилось». Позже специальная комиссия, расследовавшая факты чудес в 1949 году, назвала эти события «предвестником» волны самопроизвольного обновления икон и крестов, которая прошла по ряду смежных районов несколькими годами позже5 [НАРБ. Ф. 4. Оп. 62. Д. 68. Л. 486–488]. Был сделан вывод о том, что «в этой местности население вообще отличается повышенной религиозной настроенностью и экзальтированностью, и, таким образом, имеется благоприятная почва для возникновения разного рода явлений религиозного характера» [ЗГАБ. Ф. 477. Оп. 1. Д. 10. Л. 1–2].

Но, как оказалось, именно это «явление религиозного характера» было описано в отчетах очень поверхностно, возможно, по отрывочным сведениям, которые удалось к тому моменту получить, либо же с целью намеренного сокрытия некоторых фактов. В частности, в результате опроса населения в д. Бакшты Ивьевского р-на, нам не удалось найти ни одного человека, кто хотя бы слышал про отголоски этого чуда, поэтому следует заключить, что локализация события изначально была указана неверно. Место впадения р. Березы в Неман тоже, как оказалось, не являлось искомым, однако возле него, на самом стыке двух районов Гродненщины, в д. Набережная Новогрудского р-на и Мильва-Березина Ивьевского р-на местные жители уже смогли более точно указать на конкретный участок на Западной Березине, которое и по сей день носит название Святое.

Также по теме
В январе 2018 года минское издательство "Колорград" выпустило монографию И. С. Бутова "Ареал чудес: волны обновлений икон в XIX – первой половине XX века". Это итог почти десятилетней работы автора по изучению территориального распределения чудес и обобщения результатов многочисленных экспедиций "Уфокома".

Существует несколько версий разной степени проработанности о том, что же именно видели жители окрестных населенных пунктов. С точки зрения автора, более релевантны сведения тех, кто непосредственно ходил «на Святое» (Г. И. Корчик, С. А. Каптилович, М. Ф. Баран), как выражаются в д. Набережная, чем тех, кто лишь слышал от других о начавшемся паломничестве (М. Ф. Дадян, Г. Л. Будник и др.). Правда имеется группа рассказов лиц, записанных местным краеведом И. А. Прокопчиком, по которым информации об их личном посещении Святого места нет (О. М. Вашкевич, В. А. Верстак) и отдельно – противоречивая информация от Н. Н. Магер. В любом случае к настоящему времени история была в значительной степени мифологизирована и приобрела некоторые элементы, частично характерные легендам-быличкам (то есть устным рассказам о чудесах и необычных происшествиях с участием божественных персонажей) и легендарным рассказам (то есть устным рассказам о реальных происшествиях, осмысленных в религиозном ключе) [Боганева 2009, 83–88; Бутов 2021, 150–151].

Большинство опрошенных сходятся во мнении, что на реке (либо на берегу над рекой) объявлялась не икона, а сама Богородица. «Я, во, не хадзiла, я ў Деляцiчах тады жыла. Але… Iйшлi людзi, усе туда i туда, ўсё. Там паявiлась Боская Матка i людзi прынеслi iкону, павесiлi там. I ўсе шлi, i адысюль людзi. Кажуць, што здавалася тамака. [А что говорили: это знамение, чудо?] Ну, як цудо паявiлася, да. На рацэ»6. Баба Стася, как ее называют в деревне, в молодости даже плавала туда на чоўне – так здесь называют небольшую лодку7: «Я так тое места точна помню. Як iдзеш, там высокi бераг, як iдзеш там нiзiна́, лаза, а на том боку абрывiсты бераг i там нейкi корч быў, там дубы раслi. […] [А видели лик или икону?] Не, лiк, Матка Боска стаяла. [Прямо на реке?] Не на раке, на беразе. На беразе над ракой»8. Эта святая как бы ходила по воде реки: «[А она прямо в воде или над водой?] У вадзе! Ана па вадзе, кажа, проста поверху. [И вот она как будто изображение? И рябь?] Ну да, кажа, вiдзелi»9.

О том, кто изначально рассказал о чуде единого мнения нет. Иногда об этом говорится без какой-либо конкретики: «Я чула, што Мацi Бож’я. Хто-та там пераходзiў дарогу i, кажа, паявiлася Матка Боска. […] Ну, казалi, што вiдзелi Матку Боску ва ўсём белым! I Матка Боска праходзiла»10. С точки зрения Г. И. Корчик, которая лично посещала Святое, – это пастухи из д. Мильва-Березина: «Яе вiдзелi с той стараны, в обшчэм, яе, гаварылi, вiдзелi пастухi. Пасвiлi кароў i вiдзелi. I рассказалi, i тады там павесiлi iкону i началi прыходзiць адаўсюль людзi»11. «[А кто про это первым рассказал?] Ну, дак вот я ж не помню. Хто-та з жэншчын […] Толькi та жанчына бачыла, больш нiхто не бачыў [Какая «та»?] А халера её ведае, забылася. [Она первая увидела?] Первая ўвiдзела, а патом сказала, пашла дадому i сказала. I началi ўжо малiцца хадзiць туды»12. «Дзе Марыся Барано́ва13 рассказывала. Эта Марыся прыснiла, што ў белых адзеждах, што Матка Боска. Яна ўжо памерла. Выдумала, што Матку Боскую там вiдзела»14. Нужно подчеркнуть, что этой точки зрения придерживаются, в основном, опрошенные нами набереженцы, а вот жители д. Мильва-Березина и Лелюки считают по-другому. Здесь распространено мнение о том, что первым видение открылось трем местным мальчикам с предположительными фамилиями Берник, Шахно и Дощечко15 [2; 11]. Якобы увидели они с товарищами эту женщину на горочке у реки: «[То есть на горочке явилась?] Ну, да. Яна на ваду спусцiлася, патом вярнулася. Назад вярнулася [Пошла по воде?] Да»16.

Рассмотрим подробнее эту версию, тем более, что и у нее также есть несколько отличающихся деталями вариантов. Особенно интересно в этом контексте поведение мальчика по фамилии Берник. М. Ф. Баран, или как ее называют в деревне, тетушка Марыся, говорит, что малолетнему визионеру в тот момент было около десяти лет, но малец по какой-то причине обложил Богородицу трехэтажным17: «Стаў маты гнуць на яе всяляк. Яна назад вярнулася, мусiць, кажа, рукой маханула i назад… [По воде?] Па вадзе»18.

Согласно другому варианту, «миловидная женщина в белом одеянии» стала периодически показываться детям у реки, и однажды, наконец, заговорила с мальчиками. Те бросились наутек, а женщина «медленно пошла по водной глади, будто поддерживала ее невидимая сила и постепенно исчезала, будто растворившись в тумане». Кто-то поверил пастушкам, а кто-то счел все детской фантазией [Пракопчык 1998]. В этой версии никак не обозначен точный локус появления женщины в белом, и она значительно беднее на детали.

Наиболее вероятно, что упомянутые мальчики действительно могли быть пастухами. Непосредственно к Святому месту примыкает бывший луг, использовавшийся для выпаса скота (ныне уже зарос лесом), который в местной микротопонимике носит название Выганчык. В. К. Анатаневич также собрала сведения о том, что с пастушками могли быть и другие дети, в частности, какая-то девочка, но проверить это пока не удалось.

Однако В. К. Антаневич пишет в работе, подготовленной для школы катехизаторов Минского духовного училища, что когда сельские детишки пасли коров, то увидели женщину, сидящую на камне19, и которая выглядела «как на иконе». Двое из ребят пошли к ней навстречу, а третий (его фамилия не называется) издали начал разговор «нелитературным» языком. После чего женщина встала и, пройдя по воде, скрылась за поворотом реки. Дети в страхе разбежались и уже дома поведали своим близким о произошедшем. Собравшимся на том месте односельчанам в тот же день на воде было явление изображения иконы «Тайная вечеря» [Антаневич 2014]. Последнее частично совпадает с описанным в НАРБ с той лишь разницей, что в документе указана икона Божьей Матери [НАРБ. Ф. 4. Оп. 62. Д. 68. Л. 486]. О появлении иконы в воде, как одном из чудес, сопровождавших дальнейшие паломничества, упоминает также и С. А. Каптилович: «I вроде бы там потом внiзу начало проявляться, в воде, как iкона»20.

Кроме появления иконы в воде, пришедших подивиться на Матку Боску ждали и другие сюрпризы. Когда М. Ф. Баран пошла туда с одной соседской женщиной, то увидела иное чудо: «Хадзiлi мы часценька. Пашлi мы з ею на тое месца i нам крыж праз усю рэчку так: прама i так во. Мы перажагналiся, пацеры згаварылi21, i ўсё прапала тады, ўсё – i крыж прапаў»22. По данным краеведа И. А. Прокопчика, собранным от О. М. Вашкевич23 и В. А. Верстака24, жителей хутора Метище и д. Лелюки Ивьевского р-на, соответственно, не единожды люди наблюдали здесь за светлым облаком, повисшим над их головами, которое меняло цвет и через некоторое время пропадало. На этой небольшой площадке у реки, по воспоминаниям местных жителей, казалось, вообще не было комаров, которые очень докучали в здешних сырых ложбинах [Пракопчык 1998].

Народ отовсюду стал приходить на новое чудотворное место: «I тамака прыходзiлi людзi здалёк, з Вiльнюса дажа прыходзiлi25», «Я была яшчэ падросткам i хадзiла з бабамi. Там была… iкона вiсела на дераве. I людей очань многа, атусюль прыходзiлi. […] Прыходзiлi, людзi адусюль хадзiлi, цэлы год»26. Люди шли, чтобы помолиться о своих родных или о счастливой службе своих сыновей или мужей в армии и т. д. Молились не только днем, но даже ночью [Пракопчык 1998].

Что интересно, немного различается описание этого места, сделанное православными и католиками. Первые уверенно говорят о том, что там на дереве была повешена икона, вторые, что был сооружен алтарь с иконой. Приносили люди кто что мог: продукты, одежду, холст и т. д. Собранные приношения сдавали в ближайшую церковь: «I складалi тамака i гэтыя [пожертвования] i неслi. Некалi ж трудна было, дак усякiя i рушнiкi, i ўсё туда неслi. У цэркаў здавалi. [А где у вас церковь?] В Деляцiчах»27.

Нужно понимать, что из-за особенностей расположения места, любопытные и жаждущие узреть нечто сверхъестественное, собирались, как с одной, так и с другой стороны реки. Жители д. Набережной сходятся во мнении, что основная масса людей приходила с противоположной от них стороны Западной Березины, но показывалась Богородица со стороны их деревни (и люди смотрели на нее с другого берега). «Дак ано не тут у нас, ано туда во, далей. На той старане… […] Iкона вiсела на дераве, яна [Богородица] на той старане – не на нашай, а на той. А паказывалася людзя́м, што яна з нашай стараны выходзiла […]. Атаўсюль прыезжалi i шлi людзi. I ўсё той стараной, с той стараны рэчкi, бо яна паказывалася на нашай старане. [А почему люди шли с той стороны?] А с той стороны нiкога не было. Там толька пастухi хадзiлi, кароўкi этыя бярэзынскiя пасвiлiся»28. В свою очередь, жители Мильвы-Березины уверены, что все явления происходили на их берегу: «[На каком берегу она появлялась, вот на вашем, на Мильве, или на том берегу?] На нашам берагу»29, «[А с какой стороны это видели: с вашей или со стороны Набережной?] З нашай стараны»30.

Местный житель из д. Мильва-Березина показывает автору Святое место. Фото Евгения Шапошникова, 2019 год.
Местный житель из д. Мильва-Березина показывает автору Святое место. Фото Евгения Шапошникова, 2019 год.
 

Толпа паломников стала всеми силами пытаться увидеть ту самую Святую, о которой было столько рассказов. Эта часть почти лишена конкретики и у каждого здесь какой-то свое личное восприятие сакрального события, но через все рассказы проходит практически единой линией то, что Богородицу видели или в воде, или на самом берегу у воды: «Вот некаторыя прыйдуць, з-за Нёмана прыедуць, а вун, кажуць, вiдаць па вадзе, у вадзе здаецца. Ужо можа каму i здавалася, я-то не бачыла. Ну, хадзiлi малiлiся i мы туды хадзiлi»31, «[А видели ее, где она была? В воде?] У воде. Што ўродзе бы ана хадзiла. […] I, в обшчэм, я была падросткам, небальшым яшчэ, тожа хадзiла з мамай. Людзей было очань многа i ўсе такiя: «А вон iдзе, iдзе, iдзе». Адны бачаць, другiя не бачаць. Усе радам во стаяць, крычаць. Бог яго знацець […] [А вы лично видели сами?] Я сама яе не вiдзела! Я там была, но я яе не вiдзела32», «Вiдзела! [Как она выглядела?] Абыкнавенная жанчына33».

Практически полное единодушие у всех рассказчиков и о том, что вода в этом месте считалась святой, ее набирали, чтобы лечиться от целого ряда заболеваний: «А людзi хадзiлi дзе хто забалее – всё ваду бралi […] Памагала людзi гаварылi. I на глаза, глаза, кажа, каму балелi»34, «Вот ракой вот набiралi ваду вот такую. Эта лiчылi – святая вода»35, «Адным памагала, а другiм – уродзе бы… Аны вадою вылечаць […] Мылiся i... неяк глазамi неяк началi [видеть]. Там яшчэ ад чаго-та памагала36», «Людзi думалi – здалося, Святое. Вот i шлi туда, у каго гора. I тою вадою ўмывалiся37».

Особняком от всех рассказов стоят сведения Н. Н. Магер (1926 г. р.). Несмотря на то, что другие жители Мильвы-Березины назвали ее как непосредственную свидетельницу не только всех вышеприведенных событий, но и появления самой Богородицы, женщина сейчас испытывает серьезные проблемы с памятью, поэтому к некоторым приведенным ей деталям нужно относиться с большой осторожностью – не наложились ли на них фрагменты других воспоминаний. Тем не менее, следовало бы привести и эти записи. Во-первых, Надежда Николаевна называет центральным элементом Святого места липу и даже само место, с ее слов, называлось, Пад Липкай: «Эта Пад Лiпкамi. Там некалi лiпа́ была i яўлялася гэтая... Святое месца. […] Там некалi яўляўся цуд, там хадзiлi, ваду святую бралi. [Там липа росла?] Там лiпа́ расла некалi. [А называли «Пад Липкай»?] Так i называлi, Пад Лiпкай»38. Во-вторых, саму Святую тоже видели в большинстве своем не в воде, а над липой: «Там лiпа́ была i на ёй усё казалi абраз вiсеў. [А видели женщину в реке, в воде?] Не, там раку баялiся, нават, блiзка падысцi патамушто бераг можа абярнуцца i саўсем загiнуць можна». […] [А женщина появлялась где?] На лiпе гэтай! Лiпа была i там вiсела на лiпе гэтай39. I яна на гэтай лiпе́ паяўлялася [Скажите, на липе она где была: сверху липы, на самой липе, сбоку?] На самым версi. На самай лiпе гэтай, дзе цвет цвiце. […] Ну, некаторыя вiдзелi, некаторыя не вiдзелi»40. Она и сама видела над липой какую-то женщину, которую назвала самой обычной, ничем особо не примечательной. С этой липы даже, как говорит Н. Н. Магер, собирали цветочки, правда, как именно их использовали не помнит: «Ну, набiралi. Хто як хацеў – хто хацеў спалiў, хто хацеў падлячыўся»41. Кроме цветочков липы якобы набирали и песок, чтобы сыпать его на больного: «Чоловек хварэў i надта доўга лячыўся, не мог, а потым яго абсыпалi i ён ўстаў»42. Приводит женщина и другие интересные подробности, которые, увы, проверить нам не представилось возможности: «[А что еще там вешали на ту липу?] Вешалi! Там i хлопчык некалi збiраў бумажкi гэтыя, дак бацюшка сказаў: вазьмi гэтых бумажкаў, я табе дам кажушок, каб ты акрыўся i цябе не прабiвала. Кажух хто адзене, ён жа крэпкi, яго не праб’е. [Ветром или на войне?] I на вайне, i ветрам, ну нiчым не праб’е»43.

Также по теме
В статье приводятся подробные сведения о так называемом Калиновском чуде, слухи о котором бытовали на территории Украины в 1923–1924 годах. На материалах украинских газет первой половины 1920-х годов показано зарождение и распространение легенды о «кровоточащем кресте», демонстрируется поступательное развитие паломничеств к кресту, также отражено место креста в «эпидемии чудес», охватившей в эти годы несколько округов Подолии.

Вызывает также вопрос: сколько лет просуществовало нововозникшее Святое место и по какой причине туда прекратились паломничества? Официальная версия о том, что народ к 1949 году уже «постепенно успокоился» вряд ли может быть воспринята всерьез, по крайней мере, без какого-то уточнения. То, что Березинская Богородица попала в поле зрения уполномоченных по делах РПЦ уже само по себе может свидетельствовать о том, что событие взяли в разработку и могли немного ускорить процесс его исчезновения. По разным данным паломничества продолжались от одного года до нескольких лет: «[А сколько оно существовало? Год, два, три?] Гадоў тры было, а потым не знаю чаму i як яго… Можа власць. Тады ж Бога не прызнавалi»44, «[А долго туда еще ходили?] Ой, долго, гадоў нескалька хадзiлi. Iдуць «на Святое», пытаюцца: «Дзе Святое?». [А как потом исчезло это место?] Оно не iсчезло, оно показалось i ўсё, болей не паказывалася»45, «[А сколько лет еще существовало это место?] А яго i цяпер называюць Святым. Людзi прыходзiлi, малiлiся, ну, хто што як мог»46.

Одна из версий гласит, что спустя какое-то время между местными жителями католического и православного вероисповедания начался спор о том, кому именно «принадлежит» это место. Каждый старался тянуть одеяло на себя, чем умело и воспользовались местные власти, сыграв на этих противоречиях [Пракопчык 1998].

Другая версия говорит о том, что в запустение Святое место пришло после следующих событий. Якобы одна атеистка из Мильвы-Березины, называют даже ее имя, Берник Мария Семеновна, воспользовалась слухами о явлении Божьей Матери в своих личных интересах. Совместно с братом повесили они икону Божьей Матери на вершину березы, наклонившейся над рекой. И иногда икона отражалась в воде, что заметившие это люди считали чудом. Тогда-то и собирался здесь народ с дарами. Однажды какие-то дети заметили в ветках березы икону и рассказали об этом родителям. Те устроили сходку, на которую не пришли только Мария Берник со своим братом – вот тут-то и появилось предположение, что «аферу» с иконой провернули именно они, чтобы завладеть дарами [Пракопчык 1998]. Интересно, что икону на дереве действительно упоминают многие рассказчики (Г. И. Корчик, М. Ф. Дадян, С. А. Каптилович и др.), но речь идет об обычной иконе, повешенной кем-то для того, чтобы подчеркнуть святость места. Также обращает на себя внимание тот факт, что у женщины, которой приписывали этот нехороший поступок, – фамилия Берник, как у мальчика, который обкладывал матом Матку Боску. Это может свидетельствовать о негативном отношении жителей деревни к этой семье (возможно, из-за ее атеистического мировоззрения) и попыткам записать на ее счет все отрицательные поступки действующих лиц этой истории.

Г. И. Корчик также рассказывает, что был запущен слух о том, что в Богородицу переодевалась какая-то женщина: «А тады яго яшчэ пакiнулi нешта i сказалi, што там вiдзелi жанчыну. Што яна ваабшчэ накрывалася простынёю i там с кустоў выходзiла. [Но, получается, видели в реке, она не могла так выходить?] У раке вiдзелi. А iшла па вадзе»47. А по сведениям А. Ф. Кривицкого на этом чуде материально нажились два человека, которые по ночам забирали «дары» себе48. Более молодое поколение чаще придерживается версии об обмане, которая была выгодна властям, а значит через своих информаторов старательно распространялась среди местных жителей: «Што людзи рассказывали? Ой, эта дажа смяшно. Прынасили дань, другие бабы приходили, бандиты, все забирали. Ну, гаварили же так. […] Там действительно то ли источник какой, то ли што… Потому что, когда ходили купаться то вот раны там, экзема и прочее-прочее, загаивается. То есть где-то там ключи какие-то бьют может со всеми минералами»49.

Таким образом, несмотря на то, что явление Богородицы на берегу Западной Березины произошло еще на памяти нынешнего поколения, оно оказалось в значительной мере мифологизировано. В рассказах информантов присутствуют все три основных локуса ее появления в Беларуси: возвышенность, камень и дерево. Стоит отметить, что видение Девы Марии детям-пастушкам – довольно распространенный сюжет различного рода преданий. Кроме наиболее известной истории, произошедшей в Фатиме с тремя девочками-визионерками, можно отметить и случай с двумя девочками из д. Яшуны Виленско-Трокского повета, которые увидели возле сосны явление Божьей Матери и Иисуса Христа [Бутов 2018б, 16–31]. Схожий рассказ записан нами и в д. Ревячка Мядельского р-на Минской обл. Там одной девочке Богородица являлась на меже между полями и деревней50. Такая символическая граница может встречаться в рассказах о явлениях святых, подчеркивая, что персонаж как бы принадлежит не нашему миру. Часто наблюдатели либо уже заранее подготовлены другими людьми, либо находятся в святом месте с определенной настроенностью на чудо. Такие рассказы об явлениях в воде, сопровождаемые чудесами, часто являются одним из своеобразных маркеров нарастающей религиозности.

Также по теме
Случай с явлением Богородицы и неких святых двум девочкам, который произошел в окрестностях г. Яшуны Виленско-Трокского повета в 1930 году, был чрезвычайно резонансным для своего времени и привлек большое количество паломников. Нами сделана попытка представить произошедшее событие с нескольких точек зрения: священника, журналистов, непосредственного их участника и ученых.

Не менее распространены в Беларуси и случаи появления икон в воде, например, в конце 20-х или начале 1930-х годов в Хотимском районе бывш. Калининского округа некий неназванный служитель культа «приумножил свои доходы, объявив святым ручеек, в воде которого таинственным образом появилась икона “богоматери”» [Алексеев 1930, 18]. Еще один такой случай в Беларуси произошел в 1954 году в д. Лешна Молодечненского района рядом с колодцем, считавшимся чудотворным [Калевіч 2006, 25–26]. Однако тема различных видений в воде гораздо старше. Еще в 1902 году М. Федоровский писал про инцидент, произошедший возле криницы в д. Лашевичи Волковысского уезда51 Гродненской губернии: «Сюда один раз пришла девушка утром воду черпать и упустила ведро с крюка, так она ловит-ловит коворотнем52, аж ударил ее в глаза блеск из колодца, она глянула, а это икона: Матка Боска с Паном Иисусом!» [Federowski 1902, 319–320]. В книге «Традыцыйная мастацкая культура беларусаў» также приводится рассказ информанта из д. Смоляница Пружанского р-на, в котором описывается явление Божьей Матери на озере Тихом: «На Цiхе озеро ездять, там, – кажэ, – выходiть Божая Матер. На Цiхом озэры. «Вот, кажэ, – я стою, i мужчына за мною стоiть, i так тонэнько сходыть... I так ясно стало на том озеры, i, – кажэ, я бачыла Божу Матер. Божа Матер вышла, ходiть. А мужчына коло менэ стоiть: “А я, – кажэ, – нiц нэ бачу!”»53 [ТМКБ 2006, 461]. Однако это место до сих пор не локализовано. Поэтому случай с появлением Богородицы на водной глади реки в Ивьевском р-не для территории современной Беларуси пока остается уникальным и единственным в своем роде.

В целом же, системное изучение и анализ нарративов о явлениях Богородицы и святых демонстрирует нам их широкую распространенность на территории Беларуси. Несомненно, что они имели свои локальные особенности, которые варьировали и видоизменялись под влиянием самых разных веяний эпохи и установок конкретного человека. В своей общей массе такие резонансные происшествия оказывали влияние на формирование концепта чуда, меняли отношение местного населения к чудесному и прочно встраивались в его культурный и религиозный код. Сравнительные исследования таких нарративов могут в дальнейшем выявить особенности белорусской традиционной культуры в региональном и общеевропейском контексте или даже в более широком контексте культур христианских народов.

Примечания

1. Зап. И. Бутов в 2016 году от Ибуть Елены Владимировны, 1938 г. р., д. Заболоть Ивьевского р-на Гродненской обл.

2. Зап. И. Бутов в 2019 году от Воронюк Нины Филипповны, 1928 г. р., Адашкович Брониславы Никодимовны, 1948 г. р., д. Заберезь Ивьевского р-на, обе родом из д. Борисовка Ивьевского р-на Гродненской обл.

3. Одно из местных названий реки Западная Березина.

4. Правильно Бакшты (совр. Ивьевский р-н Гродненской обл.).

5. Основываясь на этих данных, а также рассказах информантов, в частности, М. Ф. Баран, можно сделать вывод о том, что начало событий на р. Береза (Западная Березина) относится приблизительно к 1946–1948 годам, а уже к 1949 году оно прекратило свое существование.

6. Зап. И. Бутов, Е. Шапошников в 2019 году от Дадян Марии Филимоновны, 1926 г. р., д. Набережная Ивьевского р-на Гродненской обл.

7. По словам Н. Н. Магер, чоўн – «эта такая лодачка вузенька, маленькая».

8. Зап. И. Бутов, Е. Шапошников в 2019 году от Каптилович Станиславы Антоновны, 1928 г. р., д. Набережная Ивьевского р-на Гродненской обл.

9. Зап. И. Бутов, Е. Шапошников в 2019 году от Корчик Галины Ивановны, 1938 г. р., д. Набережная Ивьевского р-на, родом из д. Заречка Ивьевского р-на Гродненской обл.

10. Зап. И. Бутов, Е. Шапошников в 2019 году от Будник Галины Леонидовны, 1965 г. р., д. Мильва-Березина, родом из г. Екабпилс (Латвия).

11. Зап. И. Бутов, Е. Шапошников в 2019 году от Корчик Галины Ивановны, 1938 г. р., д. Набережная Ивьевского р-на, родом из д. Заречка Ивьевского р-на Гродненской обл.

12. Зап. И. Бутов, Е. Шапошников в 2019 году от Каптилович Станиславы Антоновны, 1928 г. р., д. Набережная Ивьевского р-на Гродненской обл.

13. Вероятно, речь идет о Баран Марии Францевне, 1930 г. р., жительнице д. Мильва-Березина.

14. Информант из д. Мильва-Березина, на вид около 50 лет, не пожелавший указать свое имя.

15. Зап. И. Бутов в 2019 году от Антаневич Валентины Казимировны, г. Минск, родом из д. Мильва-Березина Ивьевского р-на Гродненской обл.

16. Зап. В. Антаневич в 2014 году от Баран Марии Францевны, 1930 г. р., д. Мильва-Березина Ивьевского р-на Гродненской обл.

17. По этой причине, говорят, у него произошел конфликт с родителями, которые очень укоряли его за этот поступок – зачем он опозорил перед Богородицей жителей деревни. Правда по другой версии его родители были атеистами и сказать такого никак не могли.

18. Зап. В. Антаневич в 2014 году от Баран Марии Францевны, 1930 г. р., д. Мильва-Березина Ивьевского р-на Гродненской обл.

19. Сама В. К. Антаневич, уроженка Мильвы-Березины, уточнила, что слышала о том, что Божью Матерь видели сидящей (правда на камне или на пне, она точно не помнит) от своей мамы Чапровской Леокадии Францевны, 1933 г. р. Хотя камень часто упоминается в рассказах о явлении Богородицы (д. Засимовичи (1822), имение Куплино (1840-е), д. Пацевичи (1857), д. Лесники (1930-е), д. Долистово (1882) и др.), другие информанты о нем не говорили и ныне никаких крупных камней нет ни в реке, ни непосредственно на Святом месте.

20. Зап. И. Бутов, Е. Шапошников в 2019 году от Каптилович Станиславы Антоновны, 1928 г. р., д. Набережная Ивьевского р-на Гродненской обл.

21. Здесь, вероятно, имеется в виду ружанец (пол. różaniec) – особые четки для отсчета молитв у католиков, а также молитва, читаемая по этим четкам.

22. Зап. В. Антаневич в 2014 году от Баран Марии Францевны, 1930 г. р., д. Мильва-Березина Ивьевского р-на Гродненской обл.

23. Зап. И. Прокопчик в 1998 году от Вашкевич Ольги Максимовны, 1925 г. р., хутор Метище Ивьевского р-на Гродненской обл.

24. Зап. И. Прокопчик в 1998 году от Верстака Виктора Антоновича, 1947 г. р., д. Лелюки Ивьевского р-на Гродненской обл.

25. Зап. В. Антаневич в 2014 году от Баран Марии Францевны, 1930 г. р., д. Мильва-Березина Ивьевского р-на Гродненской обл.

26. Зап. И. Бутов, Е. Шапошников в 2019 году от Корчик Галины Ивановны, 1938 г. р., д. Набережная Ивьевского р-на, родом из д. Заречка Ивьевского р-на Гродненской обл.

27. Зап. И. Бутов, Е. Шапошников в 2019 году от Дадян Марии Филимоновны, 1926 г. р., д. Набережная Ивьевского р-на Гродненской обл.

28. Зап. И. Бутов, Е. Шапошников в 2019 году от Корчик Галины Ивановны, 1938 г. р., д. Набережная Ивьевского р-на, родом из д. Заречка Ивьевского р-на Гродненской обл.

29. Зап. И. Бутов, Е. Шапошников в 2019 году от Будник Галины Леонидовны, 1965 г. р., д. Мильва-Березина, родом из г. Екабпилс (Латвия).

30. Зап. И. Бутов в 2019 году от Магер Надежды Николаевны, 1926 г. р., д. Мильва-Березина Ивьевского р-на Гродненской обл.

31. Зап. И. Бутов, Е. Шапошников в 2019 году от Каптилович Станиславы Антоновны, 1928 г. р., д. Набережная Ивьевского р-на Гродненской обл.

32. Зап. И. Бутов, Е. Шапошников в 2019 году от Корчик Галины Ивановны, 1938 г. р., д. Набережная Ивьевского р-на, родом из д. Заречка Ивьевского р-на Гродненской обл.

33. Зап. И. Бутов в 2019 году от Магер Надежды Николаевны, 1926 г. р., д. Мильва-Березина Ивьевского р-на Гродненской обл.

34. Зап. В. Антаневич в 2014 году от Баран Марии Францевны, 1930 г. р., д. Мильва-Березина Ивьевского р-на Гродненской обл.

35. Зап. И. Бутов в 2019 году от Магер Надежды Николаевны, 1926 г. р., д. Мильва-Березина Ивьевского р-на Гродненской обл.

36. Зап. И. Бутов, Е. Шапошников в 2019 году от Корчик Галины Ивановны, 1938 г. р., д. Набережная Ивьевского р-на, родом из д. Заречка Ивьевского р-на Гродненской обл.

37. Зап. И. Бутов, Е. Шапошников в 2019 году от Дадян Марии Филимоновны, 1926 г. р., д. Набережная Ивьевского р-на Гродненской обл.

38. Зап. И. Бутов в 2019 году от Магер Надежды Николаевны, 1926 г. р., д. Мильва-Березина Ивьевского р-на Гродненской обл.

39. Возможно, речь идет про икону на дереве.

40. Зап. И. Бутов в 2019 году от Магер Надежды Николаевны, 1926 г. р., д. Мильва-Березина Ивьевского р-на Гродненской обл.

41. Там же.

42. Там же.

43. Там же.

44. Зап. И. Бутов, Е. Шапошников в 2019 году от Дадян Марии Филимоновны, 1926 г. р., д. Набережная Ивьевского р-на Гродненской обл.

45. Зап. И. Бутов, Е. Шапошников в 2019 году от Каптилович Станиславы Антоновны, 1928 г. р., д. Набережная Ивьевского р-на Гродненской обл.

46. Зап. И. Бутов, Е. Шапошников в 2019 году от Корчик Галины Ивановны, 1938 г. р., д. Набережная Ивьевского р-на, родом из д. Заречка Ивьевского р-на Гродненской обл.

47. Зап. И. Бутов, Е. Шапошников в 2019 году от Корчик Галины Ивановны, 1938 г. р., д. Набережная Ивьевского р-на, родом из д. Заречка Ивьевского р-на Гродненской обл.

48. Зап. В. Бутрим в 2019 г. от Кривицкого Антона Федоровича, 1953 г. р., г. Молодечно Молодечненского р-на Минской обл.

49. Зап. И. Бутов, Е. Шапошников в 2019 году от Веры З., 1952 г. р., д. Набережная Ивьевского р-на Гродненской обл.

50. Зап. И. Бутов в 2020 году от Апанасевич Зузанны Болеславовны, 1938 г.р., д. Алешки Мядельского р-на Минской обл.

51. Сейчас Свислочского р-на Гродненской обл.

52. Здесь имеется в виду шест, к которому прикрепляется ведро у колодца.

53. Зап. Е. Боганева в 2001 году от Севостьянчик Павлины Ивановны, 1940 г. р., д. Смоляница Пружанского р-на Брестской обл.

Список сокращений

ЗГАБ – Зональный архив г. Барановичи

НАРБ – Национальный архив Республики Беларусь

ЭПУ – Экспедиции проекта «Уфоком»

Литература

Антаневич 2014 – Антаневич, В. К. Экспедиция к месту явления Богородицы на реке Западная Березина (рукопись) / В. К. Антаневич. – Минск, 2014. – 2 с.

Боганева 2009 – Боганева, А. Жанравая спецыфіка і функцыянальныя асаблівасці вусных аповедаў пра цуды ў традыцыйнай сельскай культуры // Фалькларыстычныя даследаванні. Кантэкст. Тыпалогія. Сувязі: зб. арт. / А. Боганева. – Мінск: Бестпрынт, 2009. – Вып. 6. – С. 83–88.

Бутаў 2020 – Бутаў, I. С. Матэрыялы аб з’явах Божай Маці, Ісуса Хрыста і Святых у XIX – пачатку XXI стагоддзя (па дадзеных гістарычных і фальклорных архіваў Беларусі, Расіі і Літвы) / I. С. Бутаў // Беларускi фальклор: матэрыялы i даследаваннi. – 2020. – Вып. 6. – С. 231–267.

Бутов 2018a – Бутов, И. С. Ареал чудес: волны обновлений икон в XIX – первой половине XX века: монография / И. С. Бутов. – Минск: Колорград, 2018. – 168 с.

Бутов 2018б – Бутов, И. С. Забытое «чудо» Виленско-Трокского повета / И. С. Бутов, В. Н. Гайдучик // Сектоведение. – 2018. – Т. 7. – С. 16–31.

Бутов 2020 – Бутов, И. С. Бытование нарративов об обновлении, мироточении икон и явлениях Богородицы на территории Беларуси / И. С. Бутов // Человек в социокультурном измерении. – 2020. – № 2. – С. 40–51.

Бутов 2021 – Бутов, И. С. Влияние рассказов о самопроизвольном обновлении икон на формирование и распространение нарративов о чудесах в народной традиции белорусов в XX – начале XXI в. / И. С. Бутов // Kant. – 2021. – № 2. – С. 148–153.

ЗГАБ. Ф. 477. Оп. 1. Д. 10. Л. 1–2.

Калевіч 2006 – Калевіч, Г. Святая крыніца / Г. Калевiч // Ave Maria. – 2006. – № 9 (137). – С. 25–26.

Мартинович 2021 – Мартинович, В. А. Нарративы о явлениях Божьей Матери и святых в XIX – начале XXI в. на территории Беларуси и Прибалтики / В. А. Мартинович, И. С. Бутов // Научное мнение. – 2021. – № 7–8. – С. 21–30.

НАРБ. Ф. 4. Оп. 62. Д. 68. Л. 486–488.

НАРБ. Ф. 951. Оп. 2. Д. 26. Л. 228–229.

Пракопчык 1998 – Пракопчык, I. A. Цуд над Беразиной (рукапiс) / I. А. Пракопчык. – Ивье, 1998. – 3 с.

ТМКБ 2006 – Традыцыйная мастацкая культура беларусаў: у 6 т. / [ідэя і агульнае рэдагаванне: Т. Б. Варфаламеева]. – Т. 3: Брэсцкае Палессе / [А. М. Боганева і інш.]. – Мiнск: Выш. шк., 2006. – Кн. 2. – 863 c.

ЭПУ (№ 254, № 257).

Federowski 1902 – Federowski, M. Lud białoruski na Rusi Litewskiej: materyały do etnografii słowiańskiej zgromadzone w latach 1877–1905 : w 8 t. / M. Federowski.– Kraków; Warszawa : Państw. Wydaw. Nauk., 1897–1981. – T. II, Cz. 1. – Kraków, 1902. – P. 319–320.

Опубликовано: Бутаў, I. Цуд на Заходняй Бярэзіне: малавядомае святое месца ў Іўеўскім раёне Гродзенскай вобласці / I. Бутаў // Беларускi фальклор: матэрыялы i даследваннi. – 2022. – Вып. 9. – C. 125–138.


Илья Бутов 13.12.2022
 
Если у вас есть дополнительная информация по этой публикации, пишите нам на ufocom@tut.by Подписывайтесь на наш телеграмм канал, чтобы всегда быть в курсе событий.
 
 
Вышла новая книга об археоастрономии Беларуси и Прибалтики
Проекты 1
Вышла новая книга об археоастрономии Беларуси и Прибалтики
Новый год начался с приятных новостей – издательство «Вече» в рамках культовой серии «В поисках утраченного наследия» выпустило знаковую книгу Ильи Бутова, посвященную археоастрономии и календарно-зодиакальным артефактам Беларуси и Прибалтики – «Этюды об археоастрономии северо-запада Восточной Европы».
Дело о Дьявольском Ребенке из Рейвенсвуда
НЛО и АЯ 1
Дело о Дьявольском Ребенке из Рейвенсвуда
На окраине кладбища американского городка Рейвенсвуд стоит могильная плита, с которой связана весьма примечательная история. Любители сенсаций полагают, что это захоронение «демонического младенца», обладавшего клыками и рогами. Более того, утверждается, что ночью портрет на этом надгробии испускает жуткое свечение, а над кладбищенской лужайкой разносится бестелесный плач ребенка. Какие факты кроются за этой городской легендой?