Записи о чудесах в XIX–XXI веках (по материалам исторических и фольклорных архивов Республики Беларусь)

В своих прошлых публикациях автор довольно подробно касался ряда архивных записей о чудесах на территории Беларуси и ее пограничья: обновлений [10] и мироточений [11] икон, явлений Богородицы [9: 231–267], появлений образов Святых в воде [12] и др. При этом за последние годы скопился также большой корпус текстов о возникновении чудесных образов на деревьях и нерукотворных крестов в деревьях, объявлении икон, а также различных чудесах, связанных с иконами и статуями Святых. Представление и введение в научный оборот этих, по большей части неизвестных исследователям, текстов и стало предметом нашей статьи.

Основными источниками данных послужили исторические архивы (НИАБ, НАРБ, ГАРФ), фольклорные архивы (АИИЭФ, ФФМ УНЛБФ БГУ), архивы общественных объединений (АЭИЦЯ, архив СЭТ), в том числе и неопубликованные ранее записи из архива нашего проекта (ЭПУ).

Лики на деревьях

Среди проанализированных нами документов попадается немало тех, которые посвящены возникновению образов на деревьях. Такие сообщения начинают встречаться в Беларуси как минимум с XIX века. В одном из дел НИАБ говорится о «светлости в виде огня» на сосне в лесу застенка Сумежа1 Острошицко-Городецкой волости Минской губернии, после появления которого на дереве обнаружили «что-то в виде персоны малой фигуры со сложенными в кресте на грудях руками» [22: 2, 8]. Секретарь Минской духовной консистории 19 ноября 1843 года так докладывал об этом обер-прокурору Святейшего Правительствующего Синода, Н. А. Пратасову:

Минский благочинный Протоиерей Ксаверий Шишко при рапорте в Минскую Консисторию представил таковой же Острошицкого Гродецкого Священника Иоанна Шишко от 16 сентября сего года в коем изъяснено, что во вверенном ему Гродецком приходе между Холавщизною и Боровлянами в лесу есть сухая, не грубая, но довольно высокая сосна, вблизи коей пастушки из Застенка Сумежа пасли истекшего лета скот, в числе пастухов была девица шляхтянка Кондратовичовна (от роду ей может быть 16 лет) и она Кондратовичовна на сей сосне увидела свет в виде огня и от перепуга упала на землю, и когда оную прочие пастушки спрашивали, что ей случилось, то она, показав им ту сосну, сказала, что видела на оной какое-то сияние, когда они приблизились к оной сосне, то увидели что-то в виде персоны малой фигуры со сложенными в кресте на грудях руками и сие рассказали по окружности. Народ поверил словам детей, начал прибегать с молитвами к иконе, изображенной на сей сосне. Коль скоро дошло сие до его сведения, отправился и он увидеть ту сосну вместе с приставом Стельницким и официантом Гродецкого двора, и нашли они изображение, подобное рассказываемому. Но, по его мнению, было не иное что, как порча в коре дерева или наплыв смолы, что он и бывшим на сей раз при оной сосне людям говорил, стараясь отвлечь их от заблуждения, но сие не могло исправить всех, и всякий воскресный день, хотя немного, но собирается народ и делаются малые и незначительные пожертвования [22: 8–9].

25 ноября 1843 года Минский гражданский губернатор кроме строгого следствия по этому вопросу повелел «открыть виновного, завлекающего простодушных поселян к суеверию, к пресечению которого разрешил срубить упомянутую сосну» [22: 10–11]. Как и почти во всех описанных случаях, это произошло «без всякой, впрочем, гласности, в предотвращении дальнейших неправильных толков о сем между простолюдинами» [22: 12–12 об.]. Оказалось, что пятнадцатилетняя дочь дворянина Антона Кондратовича, девица Павлина Кондратовна, с крестьянками помещика графа Тышкевича (Марцелею и Терезою Макейчиковыми) летом 1843 года пасла скот в лесу под названием Стойло. Внезапно Кондратовна «при всходе утром солнца» заметила на сухой сосне сияние, но другие, приблизившись к сосне, уже сияния не увидели. Обо всем этом Павлина рассказала своему отцу [22: 14–15].

…И когда это сделалось гласным в окружности жителям, приходили они к сосне, дабы лично видеть явление, и сказав некоторые из них, что им видится на той сосне какое-то изображение в виде Спасителя и Богоматери, то для лучшего о сем удостоверения, лазили к месту бывшего сияния, крестьяне Теофил Лихтарович, Фабиян Михалевич и Сымон Макейчик, но ничего подобного не нашли, кроме знака отертого некогда другим деревом, близ той сосны стоявшим, величиною в четверть листа бумаги, заплывшего смолою, с овальными по берегам нарослями; но народ не доверяя сему, стекался через неделю к тому месту, с незначительными приношениями, коего собрано наличных денег 1 руб. 54 ½ коп. серебром, холст в малых кусках 19 штук, волны2 2 фунта, льна 3 фунта, старый шелковый шалик3 и несколько кусков хлеба, что все принимаемо было Старостою Городецкой церкви Шихом, и сложено в Церковной Ризнице, а хлеб роздан нищим; впоследствии же, в начале осени 1843 года, народ, удостоверившись, что на той сосне нет никаких изображений, перестал приходить к оной [22: 14–15].

Это же донесение разбиралось Минским земским судом, были тщательно опрошены крестьяне, проживающие неподалеку [25: 16–21]. Увы, кроме этого пятна «никаких решительно знаков, уподобляющих какое-либо изображение фигуры или Сияния» обнаружено также не было, «кроме черт от источенных червью коры»4 [25: 23]. Данное изображение нельзя назвать иконой – это, скорее, естественный образ, который каждый воспринял в меру своей религиозности.

Сходные рассказы о появлении на деревьях изображений удается обнаружить и в наше время в студенческих фольклорных архивах. Однако в них уже не прослеживается почитания или какого-либо паломничества на место находки. Согласно данным ФФМ УНЛБФ БГУ, в Ветковском р-не Гомельской обл. такой образ был найден на яблоне или груше, а в Пуховичском – на дубе.

Мамка мне рассказывала, как, когда она еще малая росла, у неё в огороде росло дерево. Там яблоня или груша… не помню уже… А большое такое дерево было. Ствол такой, что руками не обхватить! Ну оно уже не давало ничего, да и что-то там садить не мешало. И вот, мамкин дядька, мой дед, решил спелить5 его. Как там пилили, я уже не помню, но когда ствол был срублен, и остался один пень, появился лик Богородицы! И так отчетливо было видно. Ну он соседий6 позвал, похвастаться типо. А у одного был фотоаппарат, ну тот возьми да принеси его! Ну давай они фотографироваться. И что вы думаете? На фотках так ничего и не проявилось. Просто пень, как пень! Вот так вот!7 [35: 1].
Эта самае, у нас вунь дубок расце8. Я не помню, хто яго пасадзiў, папа пасадзiў. Ужэ няма, зарасла. Дубок падразалi, сучкi, да. Такi бальшы сук срэзалi, кругленькi такi. I патом ён стаў рысунак, ну вот, глядзiш, як ужо блiзка падайдзеш, дык не вiдаць. Як здалёк, ну настаяшчая iкона9! Галава такая вот, як эта, валасы. Настаяшчая iкона, ну настаяшчая iкона! А патом каждый год ана, круглячок меньшэ, зарастае, зарастае…10 [36: 1].

Рис. 1. Ныне на месте обнаружения лика на дубе в д. Михайлово Пуховичского р-на Минской обл. уже нельзя различить какие-либо черты первоначального изображения. Фото Евгения Шапошникова, 2020 год.
Рис. 1. Ныне на месте обнаружения лика на дубе в д. Михайлово Пуховичского р-на Минской обл. уже нельзя различить какие-либо черты первоначального изображения. Фото Евгения Шапошникова, 2020 год.
 

В последние годы в СМИ все еще продолжает встречаться немалое количество таких же историй: в д. Летенец Солигорского р-на (2005 год, груша, образ Иисуса Христа/Богородицы), г. Барановичи (2007 год, сосна, образ Николая Чудотворца) [31: 4], д. Губоревичи Хойникского р-на (2012 год, вяз, образ Богородицы с младенцем, рис. 2) [6: 6], г. Микашевичи Лунинецкого р-на (2014 год, дуб, образ Божьей Матери) [32], урочище Избийский бор (неподалеку от д. Будча) Ганцевичского р-на (2014 год, береза11, образ Божьей Матери с ребенком и крест) [29: 9], д. Большие Ситцы Докшицкого р-на (2017 год, ясень, образы Иисуса Христа и Девы Марии, рис. 3) [33: 3] и др.

Рис. 2. Нерукотворный лик в д. Губоревичи Хойникского р-на. Фото www.mapala.net, 2016 год.
Рис. 2. Нерукотворный лик в д. Губоревичи Хойникского р-на. Фото www.mapala.net, 2016 год.
 
Рис. 3. Лик на спиле в д. Большие Ситцы Докшицкого р-на. Фото Светланы Сырицкой, 2017 год.
Рис. 3. Лик на спиле в д. Большие Ситцы Докшицкого р-на. Фото Светланы Сырицкой, 2017 год.
 

По информации писателя В. Киселева, «облик Иисуса Христа» стали замечать среди кроны Миколковского дуба (д. Миколки Узденского р-на), правда без каких-либо подробностей [17: 163]. До настоящего времени дуб не сохранился, хотя его еще помнят здешние старожилы. Несколько аналогичных историй мы зафиксировали и в наших экспедициях. Например, в 2010 году нам удалось побеседовать с женщиной, которая первой заметила лик на вековой сосне в частном секторе г. Барановичи12 (рис. 4). Еще в 2007 году она заметила на спиле изображение, напоминающее икону Николая Чудотворца. Спустя три года образ, хоть и потускнел, но все еще просматривался. Увидеть его приезжали сотни человек [37: № 85]. В 2017 году в Буда-Кошелевском районе Гомельской обл. мы записали от местной жительницы рассказ о появлении в д. Старая Буда на месте спила яблони какого-то рисунка «типа иконы»13 [37: № 207]. Обнаружили его примерно в 2015–2017 годах в то время, когда пилили старый колхозный сад. К сожалению, в самой Старой Буде нам уже не удалось найти никого, кто бы прояснил его дальнейшую судьбу, местные газеты о нем также ничего не сообщали.

Рис. 4. Лик на спиле ветки сосны в г. Барановичи. Фото Виктора Гайдучика, 2010 год [37: № 85].
Рис. 4. Лик на спиле ветки сосны в г. Барановичи. Фото Виктора Гайдучика, 2010 год [37: № 85].
 

В 2019 году нашей экспедиции рассказали о появлении образа на груше в садоводческом товариществе «Строитель» (в районе д. Летенец) Солигорского р-на Минской обл. Нерукотворный образ возник в 2005 году после удара молнии, при этом некоторым он напомнил Иисуса Христа, другим – Богородицу (рис. 5) [37: № 255]. Опрошенная нами в д. Ситенец женщина четко увидела именно последнюю.

[…] Дерево, оно [удар молнии] как бы снесло верхушку и вот такое, как дупло. И дупло в половину… в общем сруб. И похожае [на лик]. Мы ж ездили к тому дереву с Настей. […] Я помню вот это дерево, и как оно обрубленное. Там уже женщины полотенец навешали, там малилися ужо даже хто. Оно там немножко как обожженное. Даже кто-то ладошкой прикасался, бо видно уже… […] Там один портрет как Божей Матери, но там не видно ни головного убора, ничего. Только вот я помню ее лицо14.
Рис. 5. Лик на груше в д. Летенец Солигорского р-на. Фото Эдуарда Кидяева и Елены Дорошевич, 2005 год.
Рис. 5. Лик на груше в д. Летенец Солигорского р-на. Фото Эдуарда Кидяева и Елены Дорошевич, 2005 год.
 

В последующем участок дерева с предполагаемым изображением забрали в Минск «для специальной экспертизы». После этого его следы затерялись. О чем-то похожем, когда было непонятно, что за образ возник на спиле, рассказала нам и женщина из Мядельского р-на (речь идет о случае в д. Большие Ситцы Докшицкого р-на): «Людзi ездзiлi туды ўжо там, i ўсё. Адзiн гаворыць вiдаць, другi гаворыць – нi саўсiм»15 [37: № 261]. Интересно, что при осмотре лика на дубе в д. Михайлово Пуховичского р-на, священнослужитель также высказал мысль, что явление стало возможным из-за вероятного попадания в это дерево молнии («Што кагда-та, наверна, была ударана гразою в эта дерава»)16. И именно после удара молнии в дуб, находящийся рядом с аг. Дараганово Осиповичского р-на, у дерева отслоилась кора и образовался выжженный участок, в котором некоторые местные жители разглядели силуэт женщины в капюшоне (рис. 6). Одна из фотографий этого участка дуба ныне экспонируется в Осиповичском историко-краеведческом музее.

Рис. 6. Дуб возле аг. Дараганово Осиповичского р-на Могилевской обл. на фотографии которого увидели лик Богородицы. Фото Ильи Рудого, 2015 год.
Рис. 6. Дуб возле аг. Дараганово Осиповичского р-на Могилевской обл. на фотографии которого увидели лик Богородицы. Фото Ильи Рудого, 2015 год.
 

О появлении какого-то лика Божьей Матери на дереве в д. Блужа Пуховичского р-на Минской обл. нам рассказала Г. Г. Гулякевич. По ее словам, люди отрезали от этого места по кусочку («так усё ездзiлi атразалi круглячкi такiе»)17. Происходило это якобы в середине двухтысячных годов. Однако в самой Блуже об этом событии никто не вспомнил [37: №263].

Достаточно показательна история с возможным изображением на спиле ветки клена, которое на данный момент не признано православной церковью, но верующими интерпретировано как лик Богородицы. Странный узор возник весной 2019 года, когда облагораживали территорию Сморгонской центральной районной больницы (рис. 7). Согласно воспоминаниям Т. А. Кузнецовой, он сохранял свою форму около двух или трех недель: «Люди тут к нам подходили, которые верующие, и крестились и все. Но потом оно просто начало уходить и ушло»18. Однако указанного «срока жизни» образа оказалось мало, чтобы подтвердить его чудотворность. По мнению настоятеля сморгонской Спасо-Преображенской церкви протоиерея Анатолия Резановича, высказанному автору в частном порядке, изначально не было видно, что это действительно нерукотворный образ, и он буквально сразу же и исчез. По неофициальным данным, которые нам удалось выяснить у нескольких священников, согласно внутренней инструкции церкви, в настоящее время чудесным признаются изображения на деревьях, которые просуществовали лишь определенное время после своего появления. И сморгонский образ в эти рамки почему-то не вписался19, хотя до самого последнего времени возле дерева можно было видеть паломников.

Рис. 7. Изображение на клене на территории Сморгонской ЦРБ, появившееся в 2019 году. Фото предоставлено Т. А. Кузнецовой.
Рис. 7. Изображение на клене на территории Сморгонской ЦРБ, появившееся в 2019 году. Фото предоставлено Т. А. Кузнецовой.
 

Среди местного населения считается, что если нерукотворный лик появился на дереве, то это может подтверждать святость места и то, что там некогда могло быть некое культовое сооружение. Такое мнение зафиксировали сотрудники Центра исследований белорусской культуры, языка и литературы НАН Беларуси в отношении губоревичского вяза: «Эта сьвятое месца. Тут жа цэркаў была. Не пры вашай памяці бацюшку забралі, растралялі. А яе раскідалі. Да вайны было. [А што там ікона была ў цэркві?] Была. Нашы маткі хадзілі, што сільна сцаляла людзей. Ну дык бацюшку растралялі, а эта ўсё раскідалі» [4]. Аналогичное мнение высказывалось при появлении изображения в урочище Избийский бор возле д. Будча Ганцевичского р-на (рис. 8), а также лика Иисуса Христа на дубе в д. Михайлово Пуховичского р-на20 [5; 37: №263]. Кроме того, появление образа в Сморгони было по мнению некоторых связано с тем, что на месте, где росло дерево, ранее находился лагерь для военнопленных21.

Рис. 8. Крест и лик, проявившийся в урочище Избийский бор вблизи д. Будча Ганцевичского р-на Брестской обл. Фото Галины Строцкой, 2017 год.
Рис. 8. Крест и лик, проявившийся в урочище Избийский бор вблизи д. Будча Ганцевичского р-на Брестской обл. Фото Галины Строцкой, 2017 год.
 

Многие из таких деревьев, или даже места, где они располагались, становятся почитаемыми. Один из самых последних случаев такого рода имел место в 2017 году в д. Большие Ситцы Докшицкого р-на. Несмотря на то, что образ возник на ясене, опрошенная нами информантка называла дерево липой: «Што вот спiлiлi лiпу. Ну, таўстое дрэва, i на гэтым пнi тады тутака вот цiпа iконы, i там што-та абъяўлялася. […] I тады што – уродзе бы там зрабiлася Святое места. Гэта не так i даўна была, гэта ад сiлы года чатыры. А патом гэта – ого! Гэта зделалась Святое места, гэта ж нада нейкiх экспертаў вызываць. Гэта ж нада, каб нехта падтвярдзiў. Ну, каб нехта прыехаў глаўны. I ўсё эта замоўкла тады, зацiхла»22.

Таким образом, чаще всего нерукотворные образы появлялись на яблоне или груше – в четырех случаях, дубе – в четырех случаях23, сосне – в двух случаях, и по одному случаю появления образов на березе, ясене, вязе и клене (рис. 10). Зачастую в срубе или спиле дерева замечают образ Богородицы или Иисуса Христа (бывает, что мнения информантов об одном и том же образе расходятся, но его неизменно причисляют к Святым), но в одном случае, в местной епархии сделали неофициальный вывод, что лик больше всего напоминает изображение Николая Чудотворца. В качестве народной интерпретации случившегося часто фигурирует предположение о том, что на месте, где растет дерево с необычным изображением, раньше стояла церковь (костел, каплица, собор и т. п.) или располагался некий иной знаковый объект (кладбище, лагерь для военнопленных и т. д.). В рассказах о появлении может фигурировать какой-то важный календарный праздник (например, Радуница, Пасха и др.). Если материал о находке попадает в СМИ (республиканские или даже региональные), то такие деревья могут становиться объектом паломничества. В некоторых случаях как, например, при обнаружении лика в д. Губоревичи, Туровское епархиальное управление поначалу не признало чудо, подчеркнув, что «комментарии местных жителей о чудотворном образе Богоматери не имеют под собой исторической основы и не могут являться историческим свидетельством» [30], однако это совершенно не помешало верующим почитать необычный вяз и по сей день. И позже позиция одного из представителей епархии, епископа Стефана, посетившего место паломничества, немного смягчилась, он действительно признал, что появившийся на спиле лик напоминает образ Богородицы, но подчеркнул, что поклоняться деревьям – грех [16].

Нерукотворные кресты

Находки нерукотворных крестов на спилах деревьев больше характерны Украине, в частности, Закарпатью. До настоящего времени на территории Беларуси нам был известен лишь один подобный случай, произошедший в 2011 году. Крест был обнаружен при колке ольховых дров в д. Потаповичи Ивановского района местным жителем Николаем Николаевичем Колодичем (рис. 9). Наша экспедиция побывала в Потаповичах в 2015 году. Выяснилось, что находку передали на сохранение в д. Яечковичи, в которой находится церковь преподобномученика Афанасия Брестского [37: № 141].

Рис. 9. Нерукотворный крест, обнаруженный в ольховом полене в д. Потаповичи Ивановского р-на в 2011 году. Фото Максима Астрейко, 2015 год.
Рис. 9. Нерукотворный крест, обнаруженный в ольховом полене в д. Потаповичи Ивановского р-на в 2011 году. Фото Максима Астрейко, 2015 год.
 

Информация о втором подобном кресте обнаружилась в электронном архиве АИИЭФ, запись была сделана сотрудниками Центра исследований белорусской культуры, языка и литературы НАН Беларуси в 2018 году. Крест был найден в Кореличском р-не Гродненской обл. примерно в конце 1940-х – начале 1950-х годов [3].

А ў школе ў нас, яшчэ я хадзiла ў школу, адзiн мужчына, недалёка мужык – ён рабiў сторажам у нас у школе. I што ён дома – сек дома дровы, парэзалi дро́ва, ён сек. Як узяў палена i рассек. Як рассек палена – там крэст нарысованы! Нармальны нарысованы крэст. Ён гэты крэст прыйшоў i палажыў на покуце дома, i яго iз-за гэтага снялi з работы. У школе ён больш ужо не рабiў сторажам, но людзi хадзiлi ўсё малiлiсь. [А кто-та сказаў, што ён прынёс эты крэст?] Ён сам, прыйшоў у школу – усё рассказаў. I, гаворыць, я не смог як рассек, я не смог дальша сячы гэтае дзерава i прынёс, i на покуце… Усё хадзiлi людзi глядзець, усе малiлiся. [Ну, а якiя гэта гады былi?] Так, якiя гэта годы былi. Мо, можа якiя пяйсятыя, мо, цi сорак дзявяты... [...] [А дзе той крыж дзеўся?] Так i ляжаў, ён яго не рассякаў. Ён кажа – у мяне рука не падымаецца24 [3].

Интересно, что в исторических документах о подобных крестах на территории Беларуси никакой информации обнаружить не удалось. Возможно, таких находок было бы больше, но эта тема до настоящего времени почти не поднималась белорусскими исследователями. Остается надеяться, что публикация этого материала вызовет какой-то отклик, и нам станут известны аналогичные случаи в других регионах страны.

Рис. 10. Места обнаружения нерукотворных образов на деревьях и крестов в деревьях на территории Беларуси в XIX–XXI веках.
Рис. 10. Места обнаружения нерукотворных образов на деревьях и крестов в деревьях на территории Беларуси в XIX–XXI веках.
 

Движущиеся статуи

Об обилии чудес в XIX веке на территории Западного края Российской империи, куда относились и земли современной Беларуси, свидетельствуют, например, следующие строки из статьи, опубликованной в 1882 году: «Газетные известия все чаще и чаще приносят нам рассказы о разного рода новых чудесных явлениях: то источник целебный открылся, то стопа отразилась на камне, то на придорожном дереве объявилась икона того или другого святого, то свет виден по ночам в том или другом костеле, то свечка в церкви зажглась самопроизвольно, то волосы начинают расти на статуе Спасителя и т. п.» [28: 338]. Последнее упоминание столь для наших краев нетипично, что его хотелось бы рассмотреть подробнее.

В. Ф. Владиславлев еще в 1892 году писал о том, что «в Лепельском уезде в весьма многолюдном местечке Чашниках, находящемся в такой местности, которая соприкасается с губерниями Могилевской и Минской, существовал до 1868 г. обширный каменный костел. В 1772 г. в этом костеле поставлена была у восточной стены на возвышении резная деревянная фигура Спасителя, огромного размера. Ксендзы издавна провозгласили эту фигуру чудотворною. Вот, между прочим, об этой фигуре какие рассказывали чудеса: некая крестьянка, у которой взяли последнего сына в рекруты, пришедши в костел, со слезами пала пред фигурою Спасителя и в порыве молитвенного исступления откусила палец у ноги фигуры. В эту минуту фигура будто бы тронулась со своего места и вышла на средину костела в присутствии многочисленного народа. После богослужения она поставлена была ксендзами на прежнее место. Такое чудо могло быть истолковываемо против рекрутской повинности. Другое постоянное чудо при этой фигуре заключалось в том, что возлагавшиеся на голову этой фигуры искусственные волосы (парик) время от времени отрастали» [13: 97–98]. На поклонение этой статуе позже стало стекаться множество не только католиков, но и православных, даже из соседних губерний. Местный благочинный предложил закрыть храм, чтобы «положить конец сильно вкоренившемуся фанатизму в народе» [15: 333]. Как и многие другие авторы, транслирующие на страницы изданий мнение православной церкви, В. Ф. Владиславлев всячески пытался принизить значение чудес в католической среде. Их святыни назывались «мнимыми», а народ, который шел к ним на поклонение, – легковерным [13: 97–98; 20: 316; 28: 338–346]. Других подобных рассказов, связанных с перемещением статуй, нами на территории Беларуси не зафиксировано.

Чудеса с иконами

Как правило, при сообщении о появлении какой-либо новой иконы в XIX веке чаще употреблялись слова «мнимое» или «ложное» чудо. Именно поэтому о таких объявлениях икон почти не осталось информации: назвав явление мнимым, дело закрывали, и до каких-либо официальных изданий оно не доходило. Подстегнули появление чудес и натянутые отношения между католическим и православным духовенством. Разразилась настоящая «битва святынь», при этом православная церковь в ней очевидно проигрывала. Во-первых, отмечалось, что «из православных церквей весьма немногие имели те или другие местночтимые иконы, тогда как между римскими костелами редкий не обладал какою-либо святынею» [13: 97]. Во-вторых, многие обратили внимание на загадочный факт – стоило православной церкви заполучить эту реликвию, бывшую чудотворной «в униатских церквах и католических костелах», как она теряла свои чудотворные свойства, а поток верующих к ней мгновенно ослабевал. И это несмотря на то, что чаще всего этим реликвиям оказывали даже больше почестей, чем ранее. То же самое касалось и чудотворных мест: «дар чудотворений в прежде чудотворных местах [больше] не проявляется»25 [28: 338–346]. Так, чудотворная икона из православной церкви в Красностоке (Ружаныстоке)26 перешла «под Острые ворота в Вильну, а из других мест – в Ченстохов и т. п. сподручные места» [1: 341–342]. О том, как подобная чудотворная икона Божьей Матери после присоединения из унии к православию «кочевала» из одной церкви Демеховского прихода Речицкого уезда в другую, можно ознакомиться в одном из дел, находящихся в НИАБ [23: 1–7]. В свою очередь, православные издания, руководствовавшиеся очень строгими критериями при освидетельствовании того или иного чуда, запросто могли объявить какую-либо икону, обретенную в католической среде, «недостаточно чудотворной» или вовсе «мнимой». Как пишет М. Д. Долбилов, в римско-католической церкви подобный скепсис к удостоверению чудес возник гораздо раньше, но не принял такой крайней формы [15: 331–333]. Например, в 1878 году «Литовские епархиальные ведомости» сообщили, что «латинское духовенство» распустило слух о том, что «будто бы за пограничной чертой, отделяющей Сувалкскую губ. от Пруссии, в чистом поле, появилась Божия Матерь, окруженная тремя ангелами». Это явление увидели три маленькие девочки, пасшие скот, они же и позвали ксендза. Богоматерь, по слухам, сказала ксендзу, что оставляет вместо себя свой образ с молитвенником. Позже молитвенник был перепечатан в больших количествах и распространялся среди богомольцев. В свою очередь, «ложно-чудотворная икона», как ее назвали в газете, была помещена в новоустроенную каплицу [7: 162].

«Мнимая» явленная икона описана в одном из дел и на территории Мариямпольского уезда современной Литвы (на момент происшествия это место относилось к Кальварийскому уезду Сувалкской губернии Царства Польского). В начале июля 1885 года жандармами Кальварийского участка при объезде района были получены сведения о том, что жительница д. Рубы Наднемонской гмины Кальварийского уезда вдова Анна Жалевская, купив бумажный образ Божьей Матери, «издания, дозволенного цензурой», вставила его в рамку со стеклом и вывесила на дубе в казенном лесу под названием Пунский бор. Затем распространила слух, что в названном лесу явилась икона Божьей Матери. Местный ксендз приказал снять и принести к нему эту икону, «и икона в настоящее время находится на хранении у него и дальнейший слух о ее явлении пока не распространяется» [14: 10–10 об.]. Явление на дереве образа «Непорочного зачатия» упоминается в начале 1880-х годов и близ местечка Ширвинт27 Виленского уезда [20: 316].

В 1886 году в Августовском уезде Сувалкской губернии было зарегистрировано (и тщательно опровергнуто) очередное «мнимое чудо». В «Листке для харьковской епархии» писали, как в студеничский костел28 стали отовсюду стекаться богомольцы. Это столпотворение было вызвано «распространившимся в народе слухом, что на иконе Божией Матери, находившейся в костеле, появился свет. Ксендз Экстович, радуясь возникновению в народе веры будто бы свет на упомянутой иконе есть чудесное явление, так как от стечения богомольцев его доходы значительно увеличились, не разъяснял народу отчего именно временами появлялся свет». Но администрация, стараясь «устранить эксплуатацию религиозного чувства», выяснила, что свет вызван солнечными лучами, «которые через небольшое круглое окошко в заалтарной части костела и скважины в дощатой переборке, отделяющей эту часть от алтаря, падают на икону». Эти отверстия были заделаны досками, и свет, как указано в издании, больше не появлялся [19: 370].

Впрочем, в некоторых официальных документах также можно найти информацию и о появлении чудотворных икон. Например, в одном из дел Минской духовной консистории сказано, что в 1815 году чудотворная икона29 Божьей Матери появилась в поле в имении Савичи30 Слуцкого уезда, принадлежащем Марталу Войниловичу [24: 1]. Однако следствие по этому делу забуксовало, и в материалах дела, увы, нет результатов тщательного расследования этого происшествия на месте, которое было поручено Слуцкому нижнему земскому суду. Многократные запросы консистории в суд по поводу этого дела остались без ответа [24: 1–10]. Также сообщается и о явленной на дереве иконе Николая Чудотворца в Ухвальской волости Борисовского уезда, правда о точной дате этого события сведений нет, говорится лишь о том, что в 1865 году на этом месте была построена церковь, а до этого стояла часовня [26: 136]. В 1905 году по канцелярии Минского губернатора проходило еще одно дело о двух «явленных иконах» у д. Замогилье31 Вызнянской волости Минской губернии. Никаких подробностей их появления также не приводится, отмечается лишь, что крестьянин П. Залужский повесил их на двух крестах, к которым «собирается народ на поклонение как к чуду и приносит в жертву деньги, холст, лен, шерсть и другие крестьянские изделия». Крестьянина собирались за это привлечь к ответственности [27: 431–431 об.].

Есть сведения о появлении чудотворной иконы на сосне (рис. 11) и в одном из дел НАРБ, однако год этого события не указан: «…Около Пахомовской церкви32, Вилейского района […] стояла многолетняя сосна. Церковники распространили слухи, что на ней когда-то «появилась» икона» [21: 36–37]. Можно было бы предположить, что это событие относится еще к моменту основания церкви в 1760 году, однако согласно «Материалам по истории и географии Дисненского и Вилейского уездов Виленской губернии» церковь была основана «в честь Животворящего Креста Господня: здесь в алтаре находится весьма чтимая народом икона Спасителя» [18: 188]. В то же время известно, что на деревьях объявляются, в основном, иконы Богоматери, значит можно предположить, что речь в документе НАРБ идет о какой-то другой иконе, объявившейся позже [8: 127–140].

Рис. 11. Единственное известное на сегодняшний день изображение церкви в д. Пахомово (до 1975 года) Вилейского р-на (виден также фрагмент кладбища и сосновый лес, на одном из деревьев которого объявилась икона). Фрагмент фото из семейного архива Гур Аллы
Рис. 11. Единственное известное на сегодняшний день изображение церкви в д. Пахомово (до 1975 года) Вилейского р-на (виден также фрагмент кладбища и сосновый лес, на одном из деревьев которого объявилась икона). Фрагмент фото из семейного архива Гур Аллы Иосифовны, г. Вилейка. Фотография была случайно найдена нами в ходе подготовки материала об этой иконе [8: 139].
 

Интересные сведения о появлении иконы на осине в Столинском р-не Брестской обл. (информант не конкретизирует место, но говорит, что оно «за Дубраўкаю» т. е. за бывшим фольварком Дубровка, а ныне д. Рыбники) еще до Второй мировой войны имеются и в ФФМ УНЛБФ БГУ. Икона хоть и стала местночтимой святыней, однако до настоящего времени не сохранилась, сгорев вместе с церковью. Однако почитаемым сделалось даже само место бывшего пожарища.

Нiчого гетакого нема! Але е адно место, куды людзi з усiх сёл прыходзяць i прыязджаюць. Была некалi ў лесе, што за Дубраўкаю асiна тоўста-тоўста, угетака-о (паказвае рукамi, дыяметр на 1,5 м). Паявiласа на ёй аднекуль iкона Божае Мацi. Там людзi ўсе врэме ягады собiралi, от й убачылi яе. Рашылi завязцi яе у суседне сяло ў цэркаў. Праз некаторэ врэме iкона зноў паявiласа ў лесе. Людзi зноў завязлi ў цэркаў. А тая ж iкона зноў на той асiне паявiласа. I рашылi тады людзi на гэтым святым месце паставiць цэркаў. Пастроiлi тую цэркаў какраз на Успленне, на 28 аўгуста. З ўсяе Беларусi людзi прыяжджалi сюды, ды i нi толькi. I з Украiны прыяжджалi. Хто быў хворы – iсцалiўса. Вязлi туды грошы, украшэннi ўсякiе. Але ж як пачалася вайна, цэркаў гэта была спалена. Адны кажуць, шо яе немцы спалiлi, а другiе, шо нехта з сяла. Цяпер от на том месце адны камянi асталiса, ды яшчэ красты. Кожны год тутака збiраюцца бацюшкi з ўсiх сёл, i iдзе служба. Гэто акраз на Успленне. Людзi прыяжджаюць i цяпер сюды, моляцца i памагае ж33 [34].

Информанты сообщали нам, что иконы объявляются и в XXI веке. Например, такой уникальный рассказ о событии, датированным примерно 2008 годом, записала наша экспедиция в Воложинском р-не.

А вот тут жанчына ў нас тут была, саседка, яна цяпер у дачкi ў Маладзечыне. Дак пры немцах, як былi немцы, дак яны застаўлялi, каб за ноч выткалi палаценца, зрабiлi крэст… Вот помню, як i мама мая i ўсе бабы, за ноч жа нада было аснаваць на палатенца i выткаць яго, i крэст мужчыны рабiлi, i ранiцай павесiць гэна палатенца, i паставiць эты крэст i павесiць палатенца. I вот тут вот, на той дароге, не на нашай, пастаўлены быў крэст гэтый, у канцы пастаўлены. Дык вот, эта баба мне, ну, можа, гадоў дзесяць назад, кажа: «Я хацела да цябе icцi». Кажа, вот тут, на мяжы, там бяроза стаiць – iкона Мацеры Божай. I, кажа, як толька цёмна, гляжу ў акно, гэна iкона тутака. [Где?] Iкона, каля краста. [А где она до этого была?] Яна дома была, не было тады. I, казала, долга показавалася. Як толька, кажа, вiджу, i, кажа, вiдна-вiдна, так. А, кажа, но сказаць каму, дак нiхто не павера, я ж, кажа, не ў сне вiжу, а так, пад гэным крастом. Но, можа быць, можа, што пад крастом пад гэным… Но после не стала. Пад гэным крастом некалi немцы забiлi майго мужыка брата i яшчэ тут двух хлапцоў па сямнаццаць гадоў. Дык крывi нацякло, там, каля лесу забiлi, тады гэту кроў там закопывалi пад гэтым крастом…»34 [37: № 221].

Таким образом, найденные нами в архивах и некоторых публикациях современников отдельные отсылки к малоизвестным чудесным событиям XIX – начала XXI века (появление нерукотворных образов на деревьях и крестов в деревьях, объявление икон, а также различных чудесах, связанных с иконами и статуями) пока фрагментарны, но хотелось бы надеяться, что по мере обращения к этой теме новых исследователей и увеличения количества известных нам случаев, будет более четко локализован ареал их распространения и выделены присущие каждой из этих групп характерные черты и особенности. Хотя и разрозненные пока данные могут сложиться в будущем в единую картину проявления чудесного на территории Беларуси и ее пограничья в годы, когда эта тема была по разным причинам табуирована. Ее возрождению может помочь дальнейшая работа в архивах по данной тематике.

Примечания

1. До настоящего времени не сохранился. Последнее упоминание о нем есть как об урочище Сумежье Острошицко-Городокского района Минского округа БССР при административно-территориальном делении в 1924–1926 годах.

2. От белорусского воўны – шерсти.

3. Шарфик или шейный платок.

4. Выражаю благодарность В. С. Позднякову за ссылку на указанное дело Минского земского суда.

5. Так!

6. Так!

7. Зап. Большунова Илона в 2012 году от Катерщанина Дениса Павловича, 1998 г. р., г. Ветка Ветковского р-на Гомельской обл.

8. Речь про д. Михайлово Пуховичского р-на Минской обл.

9. По словам других жителей деревни, речь шла о лике Иисуса Христа, который был неразличим уже на следующий год (рис. 1).

10. Зап. Ковальская Ольга в 2013 году от Пенкиной Зинаиды Федоровны, 1938 г.р., г. Марьина Горка Пуховичского р-на Минской обл. (переехала в д. Михайлово Пуховичского р-на в 1956 году).

11. По информации, собранной в ходе экспедиции СЭТ в 2015 году, образ появился не на березе, а на сосне. Участникам экспедиции даже показали это дерево, но, скорее всего, в глазах информанта совместилось два события: появление образа (или иконы) Божьей Матери на сосне в прошлом и обнаружение креста и образа Божьей Матери на спиле березы в 2014 году [5].

12. Зап. Гайдучик Виктор в 2010 году от Шишковской Веры Афанасьевны, 1940 г.р., г. Барановичи Барановичского р-на Брестской обл.

13. Зап. Бутов Илья, Шапошников Евгений в 2017 году от Тихоновой Нины Ивановны, 1955 г.р., д. Смычок Буда-Кошелевского р-на Гомельской обл.

14. Зап. Бутов Илья, Гайдучик Виктор в 2019 году от Валентины (фамилию не указала), ок. 50 лет, д. Ситенец Солигорского р-на Минской обл.

15. Зап. Бутов Илья в 2020 году от Лешкевич Галины Владимировны, 1942 г. р., д. Алешки Мядельского р-на Минской обл.

16. Зап. Бутов Илья в 2020 году от Гулякевич Глафиры Гавриловны, 1933 г. р., д. Михайлово Пуховичского р-на Минской обл.

17. Зап. Бутов Илья в 2020 году от Гулякевич Глафиры Гавриловны, 1933 г. р., д. Михайлово Пуховичского р-на Минской обл.

18. Зап. Бутов Илья в 2020 году от Кузнецовой Тамары Александровны, 1963 г. р., г. Сморгонь Сморгонского р-на Гродненской обл.

19. Нам назвали один день, но образ явно существовал многократно дольше.

20. Зап. Бутов Илья в 2020 году от Пенкина Валерия Ивановича, 1937 г.р., д. Михайлово Пуховичского р-на Минской обл., родом из пос. Красный Профинтерн Ярославской обл. России.

21. Зап. Бутов Илья в 2020 году от Кузнецовой Тамары Александровны, 1963 г. р., г. Сморгонь Сморгонского р-на Гродненской обл.

22. Зап. Бутов Илья в 2020 году от Лешкевич Галины Владимировны, 1942 г. р., д. Алешки Мядельского р-на Минской обл.

23. В одном случае непонятно о каком именно образе идет речь, проступившем на самом дереве или появлявшемся в кроне дерева.

24. Зап. Володина Татьяна, Боганева Елена в 2018 году от Безмен Нины Фоминичны, 1938 г. р., д. Красное Кореличского р-на Гродненской обл.

25. Было выказано предположение о неких «загадочных лицах», которые поучают народ о том, что «чудотворные иконы могут являться и пребывать таковыми только в католических костелах и в руках ксендзов исключительно, а в силу этого, якобы канонического, правила чудотворная сила икон, перешедших в руки православных пастырей, потерялась или перешла из православных церквей в ближайшие костелы» [28: 338–346].

26. Ныне в Сокульском повяте Подляского воеводства Польши.

27. Ныне Ширвинты Ширвинтского р-на Вильнюсского уезда Литвы.

28. Располагался в д. Студеничная Августовского уезда, а ныне в Подляском воеводстве Польши.

29. В одном месте она названа как «образ пресвятыя Богородицы».

30. Ныне, вероятно, деревня в Копыльском р-не Минской обл.

31. В 1964 году переименована в д. Рассвет. Ныне на территории Октябрьского сельсовета Солигорского р-на.

32. В д. Пахомово Вилейского р-на Минской обл. Ныне церковь и деревня уничтожены при строительстве Вилейского водохранилища.

33. Зап. Шулюк Светлана в 2016 году от Буян Александра Ивановича, 1964 г. р., д. Ямное Столинского р-на Брестской обл.

34. Зап. Бутов Илья в 2018 году от Щуцкой Валентины Степановны, 1936 г. р., д. Лужаны Воложинского р-на Минской обл.

Литература

1. А. К. Продолжается ли латино-полонизация Западного края и чем она выражается в крестьянской среде / А. К. // Литовские епархиальные ведомости. – 1882. – № 41. – С. 341–342.

2. АЭИЦЯ. Экспедиция № 148 (2014 год).

3. АИИЭФэ. 2018.012.001a.001. Записи из д. Красное Кореличского р-на Гродненской обл.

4. АИИЭФ. – Ф. 23. – Оп. 12. Пра хойніцкі вяз, 2012. – Л. 1.

5. Архив СЭТ. 2015.01.45. Ганцавічы-2015.

6. Асташкевiч, I. Так хочацца цуду / I. Асташкевiч // Звязда. – 2012. – 22 мая. – С. 6.

7. Борисовский, Н. Ф. Новые попытки латинян затормозить ход православия в среде бывших униатов соседних с нами Холмско-Варшавской епархии / Н. Ф. Бориcовский // Литовские епархиальные ведомости. – 1882. – № 2. – С. 162.

8. Бутаў, I. Дзе знаходзiцца цудатворны абраз з затопленай вёскi Пахомава? / I. Бутаў // Вiлейскi павет. Гiсторыка-краязнаўчы гадавiк. – Мiнск: А. М. Янушкевiч, 2019. – Вып. 4. – С. 127–140.

9. Бутаў, I. С. Матэрыялы аб аб’яўленнях Божай Маці, Iсуса Хрыста i святых у XIX – пачатку XXI стагоддзя (па звестках гістарычных и фальклорных архіваў Беларусі, Расii і Літвы) / I. С. Бутаў // Беларускi фальклор: матэрыялы i даследаваннi. – 2020. – № 6. – С. 231–267.

10. Бутов, И. С. Ареал чудес: волны обновлений икон в ХIХ – первой половине ХХ века: монография / И. С. Бутов. – Минск: Колорград, 2018. – 168 с.

11. Бутов, И. С. Бытование нарративов об обновлении, мироточении икон и явлениях Богородицы на территории Беларуси / И. С. Бутов // Человек в социокультурном измерении. – 2020. – № 2. (в печати).

12. Бутов, И. С. Чудо на Западной Березине: забытое Святое место в Ивьевском районе Гродненской области / И. С. Бутов // Изборск и его округа: партнерство в трансграничном сотрудничестве и развитии местных территорий: мат-лы XV Междурнар. науч.-практ. конференции (Изборск, 20–21 ноября 2019 г.). (в печати).

13. Владиславлев, В. (протоиерей). Празднование благополучно совершившегося двадцатипятилетия в сане епископа высокопреосвященнейшего Саввы, архиепископа Тверского и Кашинского / Протоиерей В. Владиславлев. – 2-е изд., испр. и доп. – Тверь: Тип. Губ. правл., 1892. – [2], 196, 175 с.; 24.

14. ГАРФ. – Ф. 110. – Оп. 24. – Д. 1891. Донесения начальников жандармских управлений о распространении среди крестьян слухов о наделе их помещичьей землею, о явлении в лесу иконы Божьей Матери и т. д., 4 февраля – 25 октября 1885 года. – 15 с.

15. Долбилов, М. Д. Русский край, чужая вера: этноконфессиональная политика империи в Литве и Белоруссии при Александре II / М. Д. Долбилов. – М.: Новое Литературное Обозрение, 2010. – 999 с.

16. Древо Жизни [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://zhizn.ru/articles/show/22984. – Дата доступа: 08.02.2012.

17. Кісялёў, У. М. Пуцявінамі Наднямоння / У. М. Кісялёў. – Мінск: Полымя, 1994. – 301 c.

18. Материалы по истории и географии Дисненского и Вилейского уездов Виленской губернии / издание А. Сапунова и кн. В. Друцкого-Любецкого. – Витебск: Губернская типолитография, 1896. – 144 с.

19. Мнимое чудо в католическом костеле // Листок для Харьковской епархии. – 1886. – № 15. – С. 370.

20. Насчет явления чудесности в нашей епархии // Литовские Епархиальные ведомости. – 1882. – № 38. – С. 316.

21. НАРБ. – Ф. 951. – Оп. 4. – Д. 29. Отчетно-информационный доклад о работе уполномоченного СРПЦ по БССР Г. Ковалева за 1960 год (от 9.03.1961). – Л. 36–37.

22. НИАБ. – Ф. 136. – Оп. 1. – Д. 17860. Дело по рапорту священника Острошицко-Городецкой Свято-Духовской церкви Минского у. И. Шишко о возникновении суеверия в его приходе, 17 сентября 1843 – 4 ноября 1846 года. – 19 л.

23. НИАБ. – Ф. 136. – Оп. 1. – Д. 25321. Дело о захвате В. Солтаном «чудотворной» иконы Божией Матери из Демеховской церкви Речицкого уезда и передаче ее в римско-католический костел в д. Солтановская Рудня, 20 февраля 1854 – 4 августа 1858 года. – 27 л.

24. НИАБ. – Ф. 136. – Оп. 1. – Д. 3787. О проявившейся в дер. Савичи чудотворной иконе Божьей Матери, 23 ноября 1815 – 24 февраля 1817 года. – 10 л.

25. НИАБ. – Ф. 159. – Оп. 1. – Д. 704. По предписанию г-на Минского Гражданского Губернатора о появившемся якобы в лесу между околицами Холевщизною и Баровлянами сиянии с изображением фигуры с сложенными крестообразно руками, 27 ноября 1843 – 3 марта 1844 года. – 29 л.

26. НИАБ. – Ф. 295. – Оп. 1. – Д. 3823 в. Описание старинных памятников, находящихся в районе Ухвальской волости Борисовского уезда, б/д. – Л. 130–144 об.

27. НИАБ. – Ф. 295. – Оп. 1. – Д. 7509. Рапорт слуцкого уездного исправника о привлечении к ответственности крестьянина П. Залужского за сбор пожертвований новоявленным иконам, 14 сентября 1905 года. – Л. 431–431 об.

28. О явлениях чудесности в Западно-русском крае // Прибавление к Подольским епархиальным ведомостям. – 1883. – № 14. – С. 338–346.

29. Полесская, Ю. В Избийском Бору на березе явился лик Божьей Матери с ребенком / Ю. Полесская // Ганцавiцкi час. – 2014. – 21 ноября. – С. 9.

30. Православная церковь не признала дерево с «ликом Богородицы» чудом [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://5min.by/news/turovskaya-eparhiya-razveyala-legendu-o-proyavlenii-lika-bogorodici-pod-hoinikami. – Дата доступа: 16.05.2012.

31. Сороковик, З. Святой лик на вековой сосне? / З. Сороковик // Наш край (Барановичи). – 2008. – 28 февраля (№ 23). – С. 4.

32. Соц, О. В Микашевичах на дереве явился лик Божией Матери / О. Соц // Медиа-Полесье [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://media-polesye.by/news/v-mikashevichah-na-dereve-yavilsya-lik-bozhiey-materi-22826. – Дата доступа: 11.11.19.

33. Сырицкая, С. Чудо в Больших Ситцах / С. Сырицкая // Сельская газета. – 2017. – 19 августа. – С. 3.

34. ФФМ УНЛБФ БГУ. – Ф. 1. – Оп. 16. – П. 129. – №46. – 1 л.

35. ФФМ УНЛБФ БГУ. – Ф. 3. – Оп. 4. – П. 43. – № 9. – 1 л.

36. ФФМ УНЛБФ БГУ. – Ф. 5. – Оп. 15. – П. 68. – № 122. – 1 л.

37. ЭПУ. № 85 (2010), № 141 (2015), № 207 (2017), № 221 (2018), № 255 (2019), № 261 (2020), №262 (2020), №263 (2020).

Сокращения

АИИЭФ – архив Института искусствоведения, этнографии и фольклора им. К. Крапивы НАН Беларуси (г. Минск);

АИИЭФэ – электронный архив Института искусствоведения, этнографии и фольклора им. К. Крапивы НАН Беларуси (г. Минск);

Архив СЭТ – Архив «Студенческого этнографического товарищества» (г. Минск);

АЭИЦЯ – Архив этно-исторического центра «Явар» (г. Минск);

ГАРФ – Государственный архив Российской Федерации (г. Москва);

НАРБ – Национальный архив Республики Беларусь (г. Минск);

НИАБ – Национальный исторический архив Беларуси (г. Минск);

ФФМ УНЛБФ БГУ – Фонд фольклорных материалов учебно-научной лаборатории белорусского фольклора (г. Минск);

ЭПУ – Экспедиции проекта «Уфоком».

Доклад был прочитан 14 марта 2020 года на конференции «Таинственная Беларусь VI»


Илья Бутов 09.08.2020
 
Если у вас есть дополнительная информация по этой публикации, пишите нам на ufocom@tut.by Подписывайтесь на наш телеграмм или вайбер каналы, чтобы всегда быть в курсе событий.
 
 
Вышел сборник «Таинственная Беларусь VI»
Проекты 2
Вышел сборник «Таинственная Беларусь VI»
В конце августа вышел очередной сборник докладов конференции «Таинственная Беларусь», которую «Уфоком» проводит с 2015 года. В книге представлены доклады, посвященные различным малоисследованным аспектам этнографии, археологии, фольклористики, мифологии, этноастрономии, топонимики, сакральной географии и др.
Разряд молнии или легенда? Пересмотр загадки движущихся гробов из склепа Чейзов
Проблемное 12
Разряд молнии или легенда? Пересмотр загадки движущихся гробов из склепа Чейзов
Движущиеся гробы Барбадоса были типичным сюжетом для книг о необъяснимых явлениях на протяжении более чем столетия, и все же никто до сих пор не дал полностью удовлетворительного решения этой загадки. Бенджамин Рэдфорд утверждает, что мы могли искать не в том месте.