Обновленная в огне: история воинской иконы святителя Николая Чудотворца

От Уфокома: В опубликованном недавно на нашем сайте материале «Волны обновлений икон в первой половине XX века» мы кратко коснулись случая обновления иконы Николая Чудотворца, случившегося в декабре 1909 года. Так как обстоятельства этого события до сих пор полны противоречивой информации, а недавно появились дополнительные материалы по этой истории, мы решили опубликовать интересное исследование аспиранта кафедры истории славянских государств факультета истории и социологии Гродненского государственного университета имени Янки Купалы Севенко А. В. Обновленная в огне: история воинской иконы святителя Николая Чудотворца // Сайт «Гродненская старина», http://grodno.ucoz.ru.

В начале XX века в городе Гродно дислоцировался крупный воинский гарнизон, насчитывавший свыше 15 тысяч человек. В то время в городе располагалось 4 пехотных полка (101-й Пермский, 102-й Вятский и 103-й Петрозаводский 26-й пехотной дивизии, а также 171-й Кобринский пехотный полк из состава 43-й пехотной дивизии), 26-я артиллерийская бригада, военный местный лазарет, 4-й саперный и 2-й кадровый обозный батальоны, крепостной пехотный батальон и другие воинские части. Военнослужащие и члены их семей играли значительную роль в религиозной жизни города. В полках и артбригадах полагалось иметь полковые походные церкви и священников, а в казармах действовали часовни и молельные комнаты. Усилиями офицеров и нижних чинов в городе был построен ряд церквей, среди которых – Александро-Невская, служившая полковым храмом 102-го пехотного Вятского полка и 26-й пехотной дивизии в целом. Вскоре после русско-японской войны 1904–1905 годов на пожертвования военнослужащих и горожан в честь воинов Гродненского гарнизона, погибших во время русско-японской войны 1904–1905 годов, была воздвигнута Свято-Покровская церковь, служившая храмом 101-го пехотного Пермского и 103-го Петрозаводского полков. В войсках имелись и свои святые реликвии, сопровождавшие их во многих боях и походах в годы Крымской, русско-турецкой, русско-японской и других войн, в которых прославились воины гарнизона. Среди реликвий были и чудотворные иконы. Историю одной из них удалось разыскать автору этих строк.

Рис. 1. Лагерь 103-го пехотного Петрозаводского полка в урочище Румлево под Гродно (фрагмент открытки начала XX века)
Рис. 1. Лагерь 103-го пехотного Петрозаводского полка в урочище Румлево под Гродно (фрагмент открытки начала XX века)
 

Недавно в одном из антикварных магазинов посчастливилось наткнуться на пожелтевший листок столетней давности, который был озаглавлен как «Достоверные сведения о чудесном обновлении иконы святителя Николая Чудотворца, положенной в огонь для сожжения 19-го декабря 1909 г., ныне находящейся в Святопокровском храме в г. Гродно». Этот листок для воинов Гродненского гарнизона выпустил полковой священник 103-го пехотного Петрозаводского полка Авксентий Федорович Туревич. На оборотной стороне документа содержалось черно-белое изображение иконы в киоте и текст молитвы святителю Николаю Чудотворцу. Листок положил начало длительным историческим поискам, которые привели в Гродненский кафедральный Свято-Покровский собор. К сожалению, описанную в старинном документе икону там обнаружить не удалось, ничего не смогли рассказать о ней и служители храма.

Пролить свет на загадочные события помогли посещающие храм гродненские старожилы, а также некоторые архивные документы, в том числе свидетельство внучки одного из очевидцев, Ларисы Владимировны Котляр-Макаровой, гродненки и прихожанки собора, родившейся в 1932 году. В нем она рассказала о семейном предании, сохраняемом потомками военнослужащего 103-го пехотного Петрозаводского полка Григория Филипповича Котляра, очевидца чудесного обновления иконы Николая Угодника. Он был жителем города Гродно, родился в 1876 году, в 1909 году служил в 103-м полку в чине фельдфебеля, впоследствии стал прапорщиком, воевал в Первую мировую...

Соединив информацию, содержащуюся в листке священника Авксентия Туревича и свидетельстве Ларисы Владимировны Котляр-Макаровой с немногочисленными скупыми воспоминания старожилов и архивными материалами, автору удалось восстановить давно минувшие события. Дело было так:

В 1909 году на кухне 9-й роты 103-го пехотного Петрозаводского полка висела небольшая икона-литография святителя Николая Чудотворца, лицевая сторона которой от сырости и пара сплошь покрылась каким-то белым налетом, образовавшим сплошную массу, закрывшую собой изображение Угодника Божия. Несмотря на всевозможные меры, принимавшиеся чинами роты к очистке иконы, сделать это оказалось невозможным. Тогда ротный командир капитан Павел Николаевич Панов приказал сжечь икону в печи как негодную к дальнейшему употреблению.

Рис. 2. Дошедшее до наших дней изображение чудотворной иконы святителя Николая (из архива автора)
Рис. 2. Дошедшее до наших дней изображение чудотворной иконы святителя Николая (из архива автора)
 

19 декабря 1909 года, во исполнение распоряжения командира, фельдфебель Григорий Котляр положил икону в топку горящей печки для сожжения. При этом произошло нечто необычайное. Спустя 10–15 минут после положения иконы в огонь Григорий увидел сияние, исходившее из печи, подбежал к ней и заметил, что на лицевой стороне иконы, обращенной к верху, бывшая на ней белая масса совершенно исчезла, а лик Угодника Божия прояснился до такой степени, что стал как бы новым. Несмотря на то, что лик был напечатан цветными красками на картоне, наклеенном на доску, огонь к нему совершенно не прикоснулся, хотя противоположная сторона доски от сильного действия огня обуглилась и сгорела почти наполовину 1.

По другим данным, обновление произошло в начале декабря, в печь икону помещал истопник Никифоров, не упоминается также и о сиянии, шедшем от печи:

Икона эта висела в батальонной кухне и от действия пара и сырости покрылась каким-то беловатым налетом, так что изображения угодника совсем уже было не видно. Заметив это, командир 9-й роты капитан П. Панов в первых числах декабря минувшего 1909 года приказал заменить эту икону другой, а старую сжечь.

Икона была снята, отнесена в ротную канцелярию и положена на книжный шкаф где и оставалась два дня. Потом фельдфебель Котляр передал ее истопнику рядовому Никифорову и велел положить в топившуюся печь, что тот и исполнил.

Спустя несколько минут после того, как икона была положена в огонь, Никифоров, заглянув в печь, увидел, что изображение на иконе совершенно прояснилось. Он поспешил вынуть икону из печи, залил горевшую нижнюю часть водой и отнес Котляру. Последний, осмотрев икону, увидел, увидел, что нижняя сторона ее сгорела более чем на половину толщины доски, а верхняя, - где было наклеено хромолитографическое изображение св. Николая, нимало не тронута огнем, и самое изображение имеет вид совершенно новый и только местами «отпузырилось» от доски.

Капитан Панов, которому Котляр доложил об этом, приказал немедленно купить киот и лампаду и повесить икону в ротной канцелярии.

Паозерский, М. Ф. Чудотворные иконы. М.: Пг. Гос. изд., 1923. С. 96-99.

Когда стало известно о случившемся, по распоряжению Высокопреосвященнейшего Михаила (Ермакова), архиепископа Гродненского и Брестского, 5 марта 1910 года (по старому стилю) было произведено формальное следствие. Его проводил настоятель Гродненского кафедрального Софийского собора, протоиерей Иоанн Корчинский, ныне известный как автор ряда книг по истории православия в Принеманье. На следствии присутствовали начальник 26-й пехотной дивизии, дислоцированной в Гродненском гарнизоне, генерал-лейтенант Михаил Никифорович Кайгородов, а также командир 103-го пехотного Петрозаводского полка полковник Михаил Павлович Алексеев и священник этого полка Авксентий Федорович Туревич. В ходе расследования случай чудесного обновления иконы Николая Чудотворца был подтвержден данными под присягой свидетельскими показаниями нижних чинов – очевидцев этого события, в первую очередь фельдфебеля Григория Филипповича Котляра, а также командира 9-й роты капитана Павла Николаевича Панова.

Вот как это событие описывается в других источниках:

Священник Туревич просил епископа разрешить перенести икону в полковую церковь, в чем поддерживал его и начальник 2-й пехотной дивизии генерал-лейтенант М. Н. Кайгоров, являвшийся лично к Михаилу и подтверживший донесение Туревича.

Михаил разрешил перенести икону без особых торжеств и поставить на жертвеннике, а кафедральному протоирею И. Корчинскому предписал произвести расследование этого чудесного происшествия.

Корчинский, пригласив в качестве депутатов о. Туревича, полкового командира полковника М. Алексеева и командира 3-го батальона подполковника Г. Дроздовского, опросил свидетелей всех и всех, желающих дать показание о событии, под присягою, а также произвел осмотр самой иконы, кухни, где она вислеа и печи в которую была положена. Затем икона была взята для осмотра в консисторию, где факт обновления ее также был установлен.

Паозерский, М. Ф. Чудотворные иконы. М.: Пг. Гос. изд., 1923. С. 96-99.

Рис. 3. Прапорщик 103-го пехотного Петрозаводского полка Григорий Филиппович Котляр, фотография сделана накануне Первой мировой войны
Рис. 3. Прапорщик 103-го пехотного Петрозаводского полка Григорий Филиппович Котляр, фотография сделана накануне Первой мировой войны
 
Рис. 4. Начальник 26-й пехотной дивизии генерал-лейтенант Михаил Никифорович Кайгородов
Рис. 4. Начальник 26-й пехотной дивизии генерал-лейтенант Михаил Никифорович Кайгородов
 

Икону препроводили в военную Свято-Покровскую церковь, которая впоследствии стала православным кафедральным собором, а в то время была местом хранения походных церквей 101-го Пермского и 103-го Петрозаводского полков. В ее стенах окормлял воинов и членов их семей священник Авксентий Туревич. Для иконы был изготовлен отдельный киот, ее поместили с правой стороны от Царских Ворот. К киоту прикрепили вышитую цветными нитками белую салфетку, содержащую краткую историю чудесного обновления иконы.

Рис. 5. Гродненская Свято-Покровская церковь (Военный Собор), открытка начала XX века
Рис. 5. Гродненская Свято-Покровская церковь (Военный Собор), открытка начала XX века
 

Информация об этом происшествии и предложение о придании этой иконе особого статуса поступило в Синод, который:

«Обсудив изложенное, - говорится в определении Синода (№ 4418 а), - Святейший Синод находит: 1) что помещение обновившейся иконы св. Николая чудотворца в церкви 103 пехотного Петрозаводсткого полка для всеобщего благоговейного чествования и поклонения, как о том просят генерал-лейтенант Кайгородов и преосвященный гродненский, является равносильным признакном сей иконы заслуживающей особливого поклонения и почитания верующих, по примеру Казнской, Смоленской и других икон Божией Матери, так как все эти, чтимые в качестве чудотворных, иконы являются орудиями, через которые Господу угодно было явить людям свои спасительные знамения, и 2) что между тем, как один только факт обновления названной иконы, не сопровождавшийся чудодейственными знамениями милости Божией к молящимся пред сею иконою людям, представляется недостаточным для того, чтобы признать эту икону нарочито чудотворною и поставить ее для преимущественного чествования и поклонения в храме».

Паозерский, М. Ф. Чудотворные иконы. М.: Пг. Гос. изд., 1923. С. 96-99.

Рис. 6. Киот чудотворной иконы святителя Николая Угодника, изготовленный в 1910 году (Фото автора)
Рис. 6. Киот чудотворной иконы святителя Николая Угодника, изготовленный в 1910 году (Фото автора)
 

Находясь в храме, однако, по воспоминаниям старожилов, икона творила чудеса исцеления, и перед ней молились многие верующие. Однако со временем, в годы Первой мировой войны и последующих после революции гонений на православную церковь, история этой чудотворной иконы, вышитая на салфетке, вместе с хранимыми в церкви реликвиями участников русско-японской войны 1904–1905 годов, была утрачена. Позже исчезла и сама икона, которая, будучи напечатанной на картоне литографией, ветхой и небольшой по размерам (11 на 16 сантиметров), для неосведомленных людей не представляла особой ценности 2.

В ходе дальнейших изысканий автора, в одном из подсобных помещений собора был обнаружен старинный киот, который, благодаря изображению с листка священника Авксентия Туревича, был отождествлен как принадлежность той чудесной иконы. Есть предложение восстановить святую реликвию, история которой была вновь обретена, при помощи аналогичной старой цветной литографии. Конечно, эта восстановленная икона, хотя и такая же старинная, даже находясь в своем первоначальном киоте, вряд ли сможет заменить чудотворную икону святителя Николая Угодника, у которой молились многие поколения верующих. Но, благодаря ней, будет жить память о событиях, произошедших в городе Гродно сто лет назад, и о наших предках - воинах Гродненского гарнизона, за души которых верующие смогут молиться у этой иконы. Возможно, вновь обретенная икона будет размещена в недавно спроектированном новом храме в честь иконы Божией Матери «Взыскание погибших», который после окончания строительства станет гарнизонным храмом и местом сохранения исторической памяти и богатых воинских традиций Принеманского края.

Примечания:

1. Письменное свидетельство о случившемся в начале 20-го века, основанное на семейном предании и предоставленное в приходской совет потомками Григория Котляра.

2. Устный опрос старожилов из числа членов приходского совета (об исцелениях и пропаже иконы). Ими же предоставлена для фотографирования рамка, найденная после моего обращения на складе при соборе после предоставления мной фотографии иконы из листка Туревича.


Александр Севенко 16.05.2011
 
 
Вторая "Необъяснимая встреча"
Мероприятия 4
Вторая "Необъяснимая встреча"
14 июня в "Белом лофте", расположенном в московском парке Сокольники, прошла вторая по счету "Необъяснимая встреча" или, говоря простым языком, общение в неформальной обстановке на заранее обговоренную с гостями "таинственную" тему. На этот раз  спикерами были координатор Проекта "Уфоком" Илья Бутов и руководитель "НОЗП" Георгий Федоровский и обсуждали они такое явление, как полтергейст.
О грустном...
НЛО и АЯ 29
О грустном...
Ранним утром 18 мая 2017 года после тяжелой продолжительной болезни в возрасте 51 год ушел из жизни Вадим Александрович Чернобров – бессменный на протяжении 20 лет руководитель и идейный вдохновитель общественного объединения "Космопоиск", которое давно уже, благодаря его усилиям, переросло в международное движение. Это скорбное известие оказалось абсолютно неожиданным для многочисленных членов объединения.