Международное движение "Космопоиск" в Беларуси

 
экстренное реагирование →
 

ГлавнаяПромо-материалыРазное | Несортированное → Байка о двух монастырях

Байка о двух монастырях

 

 
Монастырь за рекой
Монастырь за рекой

Что стоишь, качаясь,
Тонкая рябина,
Головой склоняясь
До самого тына?
Там, через дорогу,
За рекой широкой
Так же одиноко
Дуб стоит высокий.
Как же мне, рябине,
К дубу перебраться...

Популярная песня.

Фольклор в его традиционном виде на Руси почти полностью исчез, сметенный волной "новой жизни". Много лет прошло со дня записи последней былины, редко где можно услышать сказки, и даже старинные песни в деревнях почти не поются – их лишь изредка услышишь от тамады. Но и в "обыденных" жанрах, сохранившихся до сих пор, можно нет-нет, да и почерпнуть крупицу интереснейших сведений. Вот, например, история о двух монастырях, хранящая отголоски древних знаний по сакральной географии.

Эта история очень популярна: мне доводилось слышать ее в добром десятке городов - и везде, как правило, рассказывают о реально существующих в данной местности монастырях.

"...В нашем городе на двух противоположных берегах реки напротив друг друга стоят два монастыря - мужской и женский. Однажды монахи и монашки решили прокопать под дном реки подземный ход между монастырями чтобы там встречаться (молитвы, наверно, собирались вместе читать - уж не знаю). И прокопали. Причем женщины прокопали две трети пути, а мужчины - всего одну треть. Видимо, женщинам сильнее хотелось встретиться. Этот подземный ход и сейчас есть - высокий такой, с человеческий рост, и весь плитами выложенный".

Реже к рассказу добавляются разного рода подробности. Так, приходилось слышать варианты, где нерасторопность мужчин-монахов объясняется тем, что одновременно с подкопом под реку они вели подкоп под винную лавку... Весьма глубокомысленное, по моему мнению, дополнение.

Другой рассказчик говорил о менее веселом - он ссылался на своего деда, который, якобы, бывал в подземном ходе между монастырями и видел там множество ниш, в которых монашки замуровывали трупы младенцев, рожденных ими от любви с монахами. Но это детали, в целом же история рассказывается почти без изменений в том виде, в котором она представлена выше.

Какую же информацию можно извлечь из этой скабрезной и, казалось бы, дурацкой байки?

Прежде всего, надо заметить, что "дурацкая байка", несмотря на ее бессмысленность, не забывается народом и рассказывается повсеместно. Причем не только у нас и не только сейчас - известна, к примеру, аналогичная итальянская история, изложенная в XIV веке Боккаччо.

Можно, конечно, предположить, что байка распространилась по русским просторам из книги Боккаччо. Но, с другой стороны, целый ряд его сюжетов мы встречаем в русском фольклоре, например, в "Заветных сказках" Афанасьева. Вряд ли крестьяне середины XIX века были знакомы с "Декамероном". Так что скорее мы имеем не заимствование, а "всеобщий сюжет". На эту же проблему можно посмотреть и по-другому - даже если сюжет заимствован, все равно нельзя пройти мимо факта его популярности. Народная память выбрала именно его, хотя у Боккаччо было много рассказов и более смешных, и более скабрезных. Значит у "народной памяти" были на это свои причины.

Так или иначе, но живучесть этого сюжета отрицать нельзя.

Однако мы понимаем, что если нечто совершается часто, многими людьми и без видимых причин - значит, причины этого кроются в коллективном бессознательном. Если память упорно хранит какой-либо сюжет, значит, этот сюжет задевает некие глубинные струны человеческой души.

Так какие же "струны" задевает байка про два монастыря?

Для того, чтобы понять это, обратимся к накопленным наукой сведениям о закономерностях построения и размещения языческих святилищ. Действительно, как это и было сказано в байке, существовала особая форма сдвоенного - "мужского + женского" - святилища, которое мы условно назовем "сакральной парой". Строились таковые святилища в излучинах рек, там, где по устойчивым природным законам изгибающаяся река образует два берега - высокий и низкий (см. схему).

На высоком, "обнимающем" берегу находились места почитания мужских божеств. В наше время здесь часто можно встретить "мужские" топонимы (как правило, с сохранившейся по сей день языческой подоплекой) - например, Иванов холм, Дидово село. Особо стоит отметить топонимы, связанные с атрибутами Бога-Громовника - например, Гремячий ключ на подмосковной речке Вандиге. Существует даже легенда о том, что этот ключ образовался от удара молнии.

Другой берег - низкий, обнимаемый. Часто на этом берегу располагаются заливные луга. Названия здесь, соответственно, женские - Марьино болото, Рожин (от слова "рожать") дол, Девичье поле. Наличие такой сакральной пары часто можно определить по названиям церквей, находящихся внутри и снаружи излучин.

Для тех, кто занимается сакральной географией, не является секретом тот факт, что названия христианских церквей очень часто могут указать на то, какой языческий культ отправлялся на этом месте раньше.

Так, на заливных лугах "сакральных пар", как правило, мы встречаем храмы, посвященные Параскеве Пятнице (преемственнице Макоши) или Богородицы, а на "мужских" берегах очень часто можно увидеть храмы Иоанна Предтечи или Ильи Пророка. Предтеченские храмы ставились на местах бывших купальских празднеств, а Ильинские - на местах почитания Перуна. Такие "пары" были настолько частым явлением, что даже на территории Москвы они встречаются несколько раз. Наиболее яркие примеры: Кремль - Замоскворечье, Воробьевы горы - Девичье поле, святилища в Кунцево, Коломенском.

Каково же было сакральное наполнение такого рода капищ? Какие мистерии здесь проводились? Какие священнодействия проходили? Достаточных данных об этом, к сожалению, не сохранилось, и мы можем строить только более или менее верные предположения.

Прежде всего надо сказать, что эти святилища тесно связаны с языческими представлениями о поле и сексуальной энергии. Для углубленного понимания нужно вспомнить, как в мифологической традиции трактуется понятие реки. Река и текущая вода вообще, помимо всего прочего, символизирует собой Время.

Время течет вечно и непрерывно. Оно существует изначально, как некое свойство, которое проистекает из Бога. И потому Время является преградой, которую невозможно преодолеть (по крайней мере, в видимой нам реальности). Когда заходит речь о двух святилищах, расположенных по две стороны реки, то с символической точки зрения это означает ни что иное, как то, что они разделены согласно законам мироздания. Воля Божья была на то, чтобы они были различны и хотели, но не могли соединиться. "Но нельзя рябине к дубу перебраться"...

Биологи затрудняются ответить на вопрос: зачем и почему Природе на определенном этапе эволюции потребовалось отказаться от простого и удобного принципа бесполого размножения и перейти к громоздкому половому размножению. Как бы то ни было, но все мы, живущие, оказались, согласно Воле Божьей, поделенными на мужчин и женщин. И в этом разделении им была дана огромная сила. И эта сила проявлялась в вечном стремлении двух половин друг к другу. Мужское и женское мечтают соединиться воедино, но это соединение невозможно. Вернее, возможно, но только на мгновения. Вечного же единства достичь нельзя, потому что между двумя берегами пролегла преграда Божьей Воли, которая приказала мужскому и женскому быть раздельным.

Вряд ли кто-то станет спорить, что стремление это является одним из основных двигателей для развития человечества - причем развития не только материального, но и духовного. В стремлении двух половин друг к другу (пусть даже далеко не всегда осознанном) рождается новая Жизнь, создаются города и идеи, возникает Нечто совершенно непонятное, но, как кажется, очень важное, называемое ЛЮБОВЬ.

Сложно судить о том, что не известно в точности, но осмелюсь выдвинуть следующее предположение: в только что изложенных выше соображениях кроется один из, возможно, многих смыслов существования "сакральных пар" и ключ к пониманию их практического действия.

Мистерии, несомненно, происходившие на "сакральных парах", были основаны на сокровенной, внутренней природе людей - на основах, заложенных в них Богом. Действие мистерий проникало в человеческое бессознательное, закреплялось в нем, и продолжает пребывать там поныне. Именно поэтому людей непонятным образом будоражит незамысловатая песня про "тонкую рябину", и потому они во множестве мест рассказывают (сами толком не понимая, зачем) "дурацкую" байку о двух монастырях.

Иван БЕЛКИН

15.06.2012 

 

© 2005-2021 УфоКом, ufocom@tut.by. Перепечатка, цитирование и тиражирование возможно только при условии обязательной прямой ссылки (гиперссылки) на сайт www.ufo-com.net. УфоКом не несет ответственности за содержание рекламных объявлений.

Яндекс.Метрика
1627932952.54